Косадо Кока (Casado Coca) против Испании. Решение Европейского Суда по правам человека от 24 февраля 1994 г.

Косадо Кока (Casado Coca) против Испании


Судебное решение от 24 февраля 1994 г.


Краткое неофициальное изложение обстоятельств дела


А. Основные факты


В 1979 г. заявитель начал заниматься юридической практикой в Барселоне; он регулярно помещал в ряде местных газет объявления, рекламируя свою практику, и направлял письма в различные коммерческие организации, предлагая свои услуги. Совет коллегии адвокатов Барселоны привлек его к дисциплинарной ответственности по нескольким обвинениям, разбирательство по которым закончилось в 1981 г., и ему было вынесено несколько замечаний и предупреждений.

С октября 1982 г. в информационном бюллетене Ассоциации жителей и владельцев недвижимости в Валлдореитх (Барселона) было опубликовано объявление заявителя, где он коротко сообщал свое имя, после чего шло слово "адвокат", адрес и телефонный номер конторы. 5 апреля 1983 г. Совет коллегии адвокатов вынес г-ну Касадо Кока серьезное предупреждение, которое было подтверждено 3 июня Национальным советом коллегии адвокатов.

Заявитель обратился в административный суд, утверждая, что имело место нарушение статьи 20 Конституции страны (свобода слова). 11 мая 1987 г. Административный суд Барселоны вынес решение не в его пользу, а 23 сентября 1988 г. Верховный Суд отклонил его жалобу по вопросам права.

Он направил жалобу в процедуре ампаро в Конституционный Суд, который 17 апреля 1989 г. объявил, что статья 20 Конституции не распространяется на рекламные объявления.


B. Разбирательство в Комиссии по правам человека


В жалобе, поданной в Комиссию 25 мая 1989 г., заявитель утверждал, что нарушено право на свободу слова в свете статьи 10 Конвенции. Жалоба была объявлена частично приемлемой 2 декабря 1991 г.

Попытавшись безуспешно добиться мирового соглашения, Комиссия приняла 1 декабря 1992 доклад, в котором установила факты и выразила мнение, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции (девятью голосами против девяти, голос председательствующего оказался решающим).


Извлечение из судебного решения


Вопросы права


Утверждение о нарушении статьи 10


32. Г-н Касадо Кока жаловался на наложенные на него 6 апреля 1983 г. Советом коллегии адвокатов Барселоны дисциплинарные взыскания за публикацию объявления о своей практике в нескольких номерах местного бюллетеня новостей. Он ссылался на статью 10 Конвенции, которая предусматривает:

"1. Каждый человек имеет право на свободу выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые установлены законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия".


А. Применимость статьи 10 Конвенции


33. Правительство оспаривало применимость статьи 10. Оно утверждало, что объявления заявителя не несли никакой информации коммерческого характера, а были чисто рекламными. Он оплатил их с единственной целью получить больше клиентов. Реклама как таковая не входит в сферу действия свободы слова; реклама служит не общественному интересу, а частным интересам заинтересованных лиц. Применять гарантии статьи 10 к рекламе против Бельгии от 23 ноября 1983 г. Серия А, т. 70, с. 15, п. 29 in fine,

34. Согласно заявителю, информация, содержавшаяся в его объявлениях, в действительности была предназначена для широкой публики; она обеспечила увеличение притока клиентов, а значит, публика посчитала ее необходимой и полезной. Более того, реклама является общим понятием, включающим несколько видов информации в зависимости от политического или коммерческого содержания или передаваемых с ее помощью идей. Кроме того, защита прав человека не обязательно должна служить публичному интересу; она может служить и частным интересам.

35. Суд прежде всего отмечает, что статья 10 гарантирует свободу слова "всем". В ней не проводится различия в зависимости от преследуемой ею цели - будет ли это извлечение прибыли или нет (см. mutatis mutandis решение по делу "Аутроник АГ" против Швейцарии от 22 мая 1990 г. Серия А, т. 178, с. 23, п. 47), иной подход мог бы привести к нарушению статьи 14.

В своем решении по делу Бартольд против Федеративной Республики Германии от 25 марта 1983 г. (Серия А, т. 90, с. 20-21, п. 42). Суд оставил открытым вопрос, подпадает ли коммерческая реклама как таковая в сферу действия гарантий статьи 10, но своими последующими решениями выработал устоявшуюся судебную практику, согласно которой статья 10 применима не только к определенному типу информации и идей, особенно политического характера (см. решение по делу "Маркт интерн Верлаг ГмбХ" и Клаус Бирман против Федеративной Республики Германии от 20 ноября 1989 г. Серия А, т. 165, с. 17, п. 26), но также к художественному самовыражению (см. решение по делу Мюллер и другие против Швейцарии от 24 мая 1988 г. Серия А, т. 133, с. 19, п. 27), к информации коммерческого характера (см. вышеупомянутое решение по делу "Маркт интерн Верлаг ГмбХ" и Клауса Бирмана) и даже, как справедливо указала Комиссия, - к легкой музыке и коммерческим объявлениям, транслируемым по кабелю (см. решение по делу "Гроппера радио АГ" и другие против Швейцарии от 28 марта 1990 г. Серия А, т. 173, с. 22, п. 54-55).

36. В данном деле спорные объявления содержали лишь имя, профессию, адрес и телефонный номер заявителя. Они, очевидно, были опубликованы с целью рекламы, но вместе с тем они давали лицам, нуждающимся в правовой помощи, полезную для них информацию, которая, по всей видимости, облегчала им доступ к правосудию.

37. Поэтому статья 10 подлежит применению.


B. Соблюдение требований статьи 10


1. Имело ли место вмешательство "публичных властей"


38. Согласно Правительству, если вмешательство и имело место, то оно исходило не от "государственных органов" в смысле п. 1 статьи 10. Письменные предупреждения Совета коллегии адвокатов Барселоны (см. п. 10 выше) можно считать внутренними санкциями, наложенными на г-на Касадо Кока его коллегами. Испанское государство лишь утвердило Королевским декретом, устав, выработанный самими членами коллегии, статья 31 которого запрещает профессиональную рекламу (см. п. 22 выше).

39. Суд, так же как заявитель и Комиссия, отмечает, однако, что, согласно статье 1 Закона 1974 г. о профессиональных объединениях, они являются корпорациями публичного права (см. п. 20 выше). Применительно к коллегиям адвокатов данная особенность правового статуса усиливается их целью служения общественному интересу путем оказания свободной и надлежащей правовой помощи в сочетании с государственным контролем за осуществлением юридической практики и соблюдением норм профессиональной этики (см. в отношении коллегий адвокатов решение по делу Ван дер Мюсселе против Бельгии от 23 ноября 1983 г. Серия А, т. 70, с. 15, п. 29 in fine, и решение по делу Х против Бельгии от 30 ноября 1987 г. Серия А, т. 127-B, с. 27-28, п. 24-29; см. также mutatis mutandis в отношении медицинских ассоциаций решение по делу Ле Конта, Ван Левена и Де Мейера от 23 июня 1981 г. Серия А, т. 43, с. 26-27, п. 64). Оспариваемое решение было принято в соответствии с нормами, применяемыми к членам коллегии адвокатов Барселоны, и оно могло быть обжаловано в компетентные суды (см. п. 22 выше). Эти суды, равно как и Конституционный Суд, - все они государственные учреждения - подтвердили правильность применения санкции (см. п. 12, 13 и 15 выше). Раз это так, то налицо все разумные основания полагать, что произошло вмешательство "публичных властей" в осуществление г-ном Касадо Кока свободы распространять информацию.


2. Было ли вмешательство оправданным


40. Такое вмешательство не противоречит статье 10, если только оно "предусмотрено законом", преследует правомерную цель в соответствии со статьей 10 п. 2 и "необходимо в демократическом обществе" для достижения названной цели (см., в частности, решение по делу Торгеир Торгеирсон против Исландии от 25 июня 1992 г. Серия А, т. 239, с. 25, п. 56).


(а) "Предусмотрено законом"


41. Заявитель утверждал, что обжалуемая им санкция утратила свою законодательную основу. Закон 1974 г. лишился юридической силы после вступления в действие Конституции 1978 г., в соответствии с которой все противоречащие ей ранее принятые нормы отменяются (см. п. 19 выше). Так как устав Коллегии адвокатов Испании был принят во исполнение указанного Закона, то его постигла та же участь.

42. Правительство и Комиссия настаивали на том, что применение дисциплинарных мер основывалось на запрете членам коллегии адвокатов заниматься рекламой своей деятельности в соответствии со статьей 31 устава Коллегии адвокатов Испании, уставом Коллегии адвокатов Барселоны и решениями ее совета (см. п. 22, 24 и 25 выше).

43. Толкование и применение внутреннего законодательства возлагаются прежде всего на национальные государственные органы, особенно суды (см. inter alia вышеупомянутое решение по делу Торгеир Торгеирсон против Исландии. Серия А, т. 239, с. 25, п. 58). Жалоба заявителя в Верховный Суд была основана на том, что был нарушен принцип, согласно которому установить, что является правонарушением, и предусмотреть санкцию за него может только законодательный акт. Верховный Суд, отклонив жалобу, сослался на практику Конституционного Суда (см. п. 13 и 18 выше). Суд считает такой подход разумным, так же как и данное Конституционным Судом в решении от 17 апреля 1989 толкование статьи 20 Конституции (см. п. 15 и 16 выше). Короче говоря, вмешательство было "предусмотрено законом".


(b) Правомерная цель


44. Правительство и Комиссия полагают, что в целом главной целью запрета членам коллегии адвокатов рекламировать свою профессиональную деятельность является "защита прав других лиц", в частности прав общественности и других членов коллегии. Правительство также указало, что реклама всегда считалась несовместимой с достоинством профессии, уважением к коллегам и интересами широкой публики.

45. С точки зрения заявителя, мнение Комиссии применимо только к случаям, когда реклама носит сопоставительный характер или не соответствует действительности, но не тогда, когда объявление просто дает информацию об адвокатской практике. Оспариваемый запрет создает неравенство между теми членами коллегии, которые практикуют самостоятельно, и теми, кто практикует, являясь одновременно гражданскими служащими или университетскими преподавателями. Для первых реклама служит единственным возможным средством сообщить о себе потенциальным клиентам, тогда как положение последних предоставляет им большие возможности заявить о себе. Кроме того, этот запрет не распространяется на крупные юридические консалтинговые фирмы, действующие на международном уровне, или на страховые компании, которые также предлагают юридическую помощь. Таким образом, запрет в отношении практикующих независимых юристов выступает инструментом охраны интересов некоторых привилегированных членов профессии.

46. У Суда нет оснований сомневаться, что обжалуемые правила коллегии адвокатов были предназначены для защиты интересов широкой публики, обеспечивая одновременно уважение к членам профессии. В этой связи следует принимать во внимание особый характер адвокатской профессии; в своем качестве слуг правосудия адвокаты пользуются исключительным правом участия в суде и иммунитетом от судебного преследования за свои выступления в зале суда; их поведение должно быть поэтому скромным, честным и достойным. Ограничения на рекламу традиционно оправдывались ссылкой на эти особые черты. В случае с рассматриваемым решением ничто не указывает на то, что намерение Совета коллегии адвокатов в то время не соответствовало признанной цели законодательства. Более того, факты, на которые ссылается г-н Касадо Кока, относятся прежде всего к способу применения законодательства, о котором идет речь, а следовательно, относятся к оценке необходимости применения указанной дисциплинарной меры.


(c) "Необходимо в демократическом обществе"


47. Заявитель утверждал, что обжалуемое взыскание не было "необходимо в демократическом обществе", т. к. оно представляло собой несоразмерное вмешательство в его право распространять коммерческую информацию, право, которое гарантировано членам коллегии адвокатов, так же как и другим гражданам, в соответствии со статьей 10.

48. Правительство полагало, что оспариваемые нормы устава Коллегии адвокатов Испании отражают концепцию профессионального статуса слуг правосудия, которой придерживаются сами члены коллегии адвокатов. В 1982 г. практика всех европейских коллегий адвокатов была аналогичной, хотя впоследствии было отмечено некоторое ослабление жесткости этих правил. В любом случае, наложенное на г-на Касадо Кока взыскание носило почти символический характер. Фактически оно порицало повторное использование рекламы г-ном Касадо Кока, который уже получал предупреждения и замечания в связи с объявлениями, которые он размещал в некоторых газетах в рубрике "различная реклама" и в разосланных им ряду компаний письмах (см. п. 7 и 8 выше). С учетом этого, а также принимая во внимание, что речь идет о свободе слова применительно к коммерции, Правительство настаивало, что национальные власти должны обладать в этой связи значительной свободой усмотрения.

49. С точки зрения Комиссии, запрет членам коллегии адвокатов использовать практически любую рекламу представляется чрезмерным и плохо совместимым со свободой распространять информацию и сопутствующим правом ее получать. В объявлении заявителя помещались сведения совершенно нейтрального характера (его имя, род занятий, адрес конторы и номер телефона), и они не содержали информации, которая бы не соответствовала действительности или была бы оскорбительной для его коллег адвокатов. Поэтому он был вправе распространять такую информацию точно так же, как его потенциальные клиенты имели право ее получать.

50. Согласно практике, выработанной Судом, государства - участники Конвенции пользуются определенной свободой усмотрения при оценке необходимости того или иного вида вмешательства, но это усмотрение подлежит контролю со стороны институтов Совета Европы как в отношении соответствующих норм, так и решений по их применению (см. inter alia решение по делу "Маркт интерн Верлаг ГмбХ" и Клауса Бирмана. Серия А, т. 165, с. 20, п. 33). Подобная свобода усмотрения особенно существенна в сложной и переменчивой области недобросовестной конкуренции (там же). Это же верно и применительно к рекламе. Таким образом, в нынешнем случае задача Суда ограничивается тем, чтобы установить, насколько в принципе оправданными были меры, принятые на национальном уровне, и их соразмерность (см. inter alia там же, а также вышеупомянутое решение по делу Бартольда. Серия А, т. 90, с. 25, п. 55).

51. Реклама является одним из способов сообщить о свойствах предлагаемых товаров и услуг. Тем не менее в некоторых случаях она может быть подвергнута ограничениям, в особенности для того, чтобы предотвратить недобросовестную конкуренцию или появление недостоверной либо вводящей в заблуждение рекламы. В определенных условиях публикация даже объективной, правдивой рекламы может быть ограничена для того, чтобы обеспечить уважение прав других лиц или в связи с особыми обстоятельствами определенных видов деятельности и профессиональных занятий. Однако любые подобные ограничения должны тщательно анализироваться Судом, который призван взглянуть на оспариваемое взыскание в свете всего дела в целом (см. mutatis mutandis указанное решение по делу "Маркт интерн Верлаг ГмбХ" и Клауса Бирмана. Серия А, т. 165, с. 20, п. 34).

52. Г-н Касадо Кока получил 6 апреля 1983 г. письменное предупреждение от Совета коллегии адвокатов Барселоны за нарушение им запрета на помещение профессиональной рекламы (см. п. 10 и 22 выше). Подтверждая правильность применения взыскания, Совет национальной коллегии адвокатов установил, что объявления, о которых идет речь, с учетом их характера выходят за пределы, установленные соответствующими правилами Коллегии адвокатов Барселоны; Административный суд Барселоны привел те же доводы в обоснование своего решения (см. п. 11, 12, 24 и 25 выше) отметив, что эти правила допускали использование рекламы в некоторых случаях - а именно, когда адвокатская практика только создается или когда поменялся членский состав, адрес или телефон - и при определенных условиях (см. п. 25 выше). Таким образом, запрет не был абсолютным.

53. Заявитель и Комиссия утверждали, что некоторые коммерческие предприятия, такие, как страховые компании, не подвергаются ограничениям в отношении рекламы своих юридических услуг.

54. По мнению Суда, страховые компании нельзя сравнивать с членами коллегии адвокатов, занимающимися самостоятельной практикой, чей особый статус отводит им центральное место в системе отправления правосудия в качестве посредников между публикой и судами. Это объясняет ограничения, налагаемые на поведение членов коллегии адвокатов, а также полномочия по контролю и надзору за их соблюдением, возложенные на советы коллегий адвокатов.

Тем не менее правила, которыми должны руководствоваться члены профессиональной корпорации, в частности в области рекламы, различны в разных странах в зависимости от их культурных традиций. Более того, в большинстве государств - участников Конвенции, включая Испанию, на протяжении некоторого времени существовала тенденция к ослаблению строгости этих правил вследствие происходивших перемен и, в частности, возрастания роли средств массовой информации. Правительство цитировало примеры из Кодекса деонтологии адвокатов Европейского Сообщества (Страсбург, 28 октября 1988 г.) и резолюции Конференции коллегий адвокатов стран Европы (Краков, 24 мая 1991 г.); поддерживая принцип запрета рекламы, эти документы вместе с тем разрешали членам коллегии адвокатов выступать в средствах массовой информации, заявлять о себе и участвовать в обсуждении вопросов общественной жизни. В соответствии с этими руководящими указаниями, Совет коллегий адвокатов Каталонии издал (4 июля 1991 г.) новые правила относительно рекламы, разрешающие распространение писем или статей, в том числе и в прессе (см. п. 28 выше). Недавно Правительство начало изучение проекта нового устава Коллегии адвокатов Испании (см. п. 23 выше), который предполагает несколько большую свободу в данной сфере.

55. Широкий спектр правил поведения и различия в темпах перемен, происходящих в государствах - членах Совета Европы, указывает на сложность проблемы. Благодаря прямым непрерывным контактам со своими членами руководство коллегии адвокатов и суды страны находятся в лучшем положении, чем международный суд, чтобы определить, как в данный период времени найти равновесие между различными интересами, а именно требованиями надлежащего отправления правосудия, достоинством профессии, правом каждого получать информацию об оказываемой юридической помощи и предоставлением членам коллегии адвокатов возможности рекламировать свою адвокатскую практику.

56. В свете вышесказанного Суд пришел к выводу, что в рассматриваемый период времени - 1982-1983 гг. - реакция соответствующих властей не может считаться несоразмерной преследуемой цели.

57. Отсюда следует, что нарушения статьи 10 не установлено.


По этим основаниям Суд


1. Постановил единогласно, что статья 10 подлежит применению в настоящем деле;

2. Постановил семью голосами против двух, что ее нарушение места не имело.


Совершено на английском и французском языках и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 24 февраля 1994 г.


Марк-Андре Эйссен                                           Рольф Риссдал
Грефье                                                      Председатель

В соответствии со статьей 51 п. 2 Конвенции и статьей 53 п. 2 Регламента Суда к настоящему решению прилагается совместное особое мнение судей.


Совместное особое мнение судей Тора Вильялмсона и Палм


Мы согласны с большинством Палаты в том, что статья 10 применима к данному случаю, что имело место вмешательство, которое было предусмотрено законом и преследовало правомерную цель.

Однако, что касается необходимости вмешательства, мы согласны с тем, что было сказано в п. 54-65 доклада Комиссии. Соответственно, мы полагаем, что нарушение статьи 10 Конвенции имело место.



Косадо Кока (Casado Coca) против Испании. Решение Европейского Суда по правам человека от 24 февраля 1994 г.


Текст решения опубликован в сборнике "Европейский Суд по правам человека. Избранные решения": В 2 т. - М.: Издательство НОРМА, 2000.


Текст решения представлен в СПС Гарант на основании контракта с Советом Европы


См. информацию об исполнении настоящего решения


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.