Постановление Европейского Суда по правам человека от 9 июня 2005 г. Дело "Вохмина (Vokhmina) против Российской Федерации" (жалоба N 26384/02) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Вохмина (Vokhmina)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 26384/02)


Постановление Суда


Страсбург, 9 июня 2005 г.


По делу "Вохмина против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

X.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Ф. Тюлькенс,

П. Лоренсена,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 19 мая 2005 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 26384/02), поданной в Европейский Суд 30 мая 2002 г. против Российской Федерации гражданкой России Раисой Евдокимовной Вохминой (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.

3. 30 октября 2003 г. Европейский Суд решил коммуницировать часть жалобы, касающейся длительности судебного разбирательства, властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


4. Заявитель родилась в 1937 году и проживает в г. Москве.

5. 26 марта 1999 г. заявитель приобрела в собственность земельный участок и дачный домик в г. Мичуринске Тамбовской области.

6. 13 января 2000 г. лицо, помогавшее заявителю приобрести собственность, подал исковое заявление в Мичуринский городской суд Тамбовской области с требованием вернуть ей долг в размере 1000 долларов США.

7. 24 апреля 2000 г. Мичуринский городской суд Тамбовской области отказал в удовлетворении искового заявления.

8. 29 мая 2000 г. судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда отменила судебное решение от 24 апреля 2000 г. и направила дело на новое рассмотрение в Мичуринский районный суд Тамбовской области.

9. 7 сентября 2000 г. заявитель обратилась в Мичуринский городской суд Тамбовской области с ходатайством о передаче дела на рассмотрение в Перовский районный суд г. Москвы.

10. 15 сентября 2000 г. Мичуринский городской суд Тамбовской области удовлетворил ходатайство заявителя и направил дело в Перовский районный суд г. Москвы для рассмотрения по существу. 15 ноября 2000 г. истец обжаловал определение Мичуринского городского суда Тамбовской области о передаче дела на рассмотрение в Перовский районный суд г. Москвы.

11. 14 декабря 2000 г. Мичуринский городской суд Тамбовской области попросил Перовский районный суд г. Москвы подтвердить получение материалов дела. 25 декабря 2000 г. и 15 февраля 2001 г. Мичуринский городской суд Тамбовской области запросил Перовский районный суд г. Москвы вернуть материалы дела для рассмотрения жалобы истца на определение от 15 сентября 2000 г. 21 февраля 2001 г. Перовский районный суд г. Москвы дал ответ, согласно которому он не мог вернуть материалы дела, поскольку данное дело не было зарегистрировано в период 2000 - 2001 года. 2 апреля 2001 г. Мичуринский городской суд Тамбовской области повторил свой запрос. 7 мая 2001 г. Перовский районный суд г. Москвы вернул дело в Мичуринский городской суд Тамбовской области.

12. Своим постановлением от 12 июля 2001 г. президиум Тамбовского областного суда по протесту председателя Тамбовского областного суда отменил в порядке надзора определение Мичуринского городского суда Тамбовской области от 15 сентября 2000 г. о передаче дела на рассмотрение в Перовский районный суд г. Москвы на том основании, inter alia, что истец не был надлежащим образом уведомлен о судебном заседании от 15 сентября 2000 г.

13. По утверждению властей Российской Федерации, Мичуринским городским судом Тамбовской области было назначено два судебных заседания - на 28 августа и 13 сентября 2001 г., но заявитель не явилась ни на одно из них. Не ясно, назначались ли эти судебные заседания для рассмотрения дела по существу или суд рассматривал лишь процессуальные вопросы.

14. 28 января 2002 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев протест, принесенный заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации, вынесла определение в порядке надзора, которым отменила постановление президиума Тамбовского областного суда от 12 июля 2001 г. на том основании, что заявитель не была надлежащим образом уведомлена о судебном заседании, и направила дело на новое рассмотрение в президиум Тамбовского областного суда.

15. 21 марта 2002 г. постановлением президиума Тамбовского областного суда определение Мичуринского городского суда Тамбовской области от 15 сентября 2000 г. было отменено.

16. 25 апреля 2002 г. заявитель направила в Мичуринский городской суд Тамбовской области ходатайство о передаче дела на рассмотрение в Перовский районный суд г. Москвы.

17. В сентябре 2002 года заявитель подала жалобу Председателю Верховного Суда Российской Федерации с просьбой принести протест на постановление президиума Тамбовского областного суда от 21 марта 2002 г. 19 февраля 2003 г. Верховный Суд Российской Федерации вернул без рассмотрения жалобу заявителя, поскольку ею не был соблюден ряд процессуальных требований.

18. Два судебных заседания были назначены Мичуринским городским судом Тамбовской области на 15 и 22 августа 2003 г. Ни на одно из судебных заседаний стороны не явились. На последнем из указанных судебных заседаний суд вынес определение об оставлении искового заявления без рассмотрения. Данное определение обжаловано не было.


Право


I. Предполагаемое нарушение Пункта 1 Статьи 6 Конвенции


19. Заявитель жаловалась на то, что судебное разбирательство по ее делу было чрезмерно длительным. Европейский Суд рассмотрит данную часть жалобы с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции, который гласит:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на ... разбирательство дела в разумный срок ... судом ...".


20. Период времени, который следует учитывать, начался 13 января 2000 г. и закончился 22 августа 2003 г. Таким образом, он длится три года, семь месяцев и девять дней.


А. Приемлемость


21. Власти Российской Федерации не привели доводов по этому вопросу.

22. Европейский Суд отметил, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Иных оснований для объявления ее неприемлемой не установлено. Таким образом, данная часть жалобы объявляется приемлемой.


В. По существу


23. Власти Российской Федерации не привели доводов по этому вопросу.

24. Заявитель утверждала, что дело не было особенно сложным и что, таким образом, судебное разбирательство по нему было неразумно длительным.

25. Европейский Суд напомнил, что разумность срока судебного разбирательства должна рассматриваться в свете обстоятельств дела и с учетом критериев, установленных прецедентной практикой Европейского Суда, в частности сложности дела, действий заявителя и соответствующих органов власти и важности рассматриваемого в рамках дела вопроса для заявителя (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII, §43).


(а) Сложность дела


26. Европейский Суд отметил, что дело не было особенно сложным для вынесения по нему решения по существу. Соответственно, Европейский Суд счел, что общий период времени в три года, семь месяцев и девять дней не может сам по себе считаться удовлетворяющим требованию "разумного срока" пункта 1 статьи 6 Конвенции.


(b) Действия заявителя


27. Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не представили каких-либо доводов по существу жалобы. В изложении фактов, представленных властями Российской Федерации, указывается, что заявитель не явился на судебные заседания 28 августа и 13 сентября 2001 г. и 15 и 22 августа 2003 г. Это не оспаривалось заявителем. Однако относительно судебных заседаний от 28 августа и 13 сентября 2001 г. нет никаких доказательств того, что на эти дни были назначены судебные заседания для рассмотрения дела по существу. В любом случае, нет никаких указаний на то, что судебные заседания переносились по причине неявки заявителя на судебные заседания или что эти неявки каким-либо образом способствовали затягиванию судебного разбирательства. Что касается судебного заседания от 15 августа 2003 г., когда на судебное заседание не явились обе стороны, хотя, как представляется, это судебное заседание было назначено непосредственно для рассмотрения дела по существу, то также нет никаких доказательств того, что судебное заседание было перенесено по причине неявки заявителя. 22 августа 2003 г. судебное разбирательство было завершено. Соответственно, Европейский Суд не имеет оснований для установления того, что заявитель несет ответственность за какие-либо задержки в ходе судебного разбирательства.


(с) Действия национальных органов


28. Европейский Суд установил, что в течение трех лет, двух месяцев и 24 дней, а именно с 29 мая 2000 г. по 22 августа 2003 г. судебное разбирательство по делу не проводилось. Национальным судам потребовалось более полутора лет, чтобы вынести решение о передаче дела из одного суда в другой. После того как ходатайство о передаче дела в другой суд было сначала удовлетворено определением от 15 сентября 2000 г., это судебное решение было отменено в порядке надзора почти год спустя 12 июля 2001 г. в связи с неуведомлением судом ответчика о судебном заседании, на котором был решен вопрос о передаче дела в другой суд. Данное постановление суда надзорной инстанции также было отменено в порядке надзора шесть месяцев спустя в связи с неуведомлением судом заявителя о судебном заседании от 12 июля 2001 г. В результате нового рассмотрения судебное решение от 15 сентября 2000 г. было снова отменено 21 марта 2001 г. Далее Европейский Суд отметил, что в период бездеятельности судов в течение более восьми месяцев - с 20 сентября 2000 г. по 28 мая 2001 г. - не могли определить нахождение материалов дела.

29. Следовательно, указанные выше задержки были вызваны неоднократным процессуальным бездействием национальных судов.


(d) Вывод


30. При отсутствии объяснений длительности судебного разбирательства по делу заявителя, Европейский Суд пришел к выводу, что она не соответствует требованию "разумного срока". Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции


А. Приемлемость жалобы


31. Заявитель утверждала, что ее дело в соответствии с национальным законодательством должно было быть рассмотрено Перовским районным судом г. Москвы, поскольку она проживала в этом районе согласно территориальной подсудности. Европейский Суд рассмотрит данную часть жалобы в свете пункта 1 статьи 6 Конвенции.

32. Европейский Суд напомнил, что статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое судебное разбирательство судом, созданным на основании закона. Конвенция как таковая не гарантирует право на рассмотрение дела конкретным судом. Европейский Суд отметил, что Мичуринский городской суд Тамбовской области принял к рассмотрению исковое заявление к заявителю в соответствии с положениями о юрисдикции законодательства Российской Федерации. Ничто не свидетельствует о том, данный суд не был "судом, созданным на основании закона", или что судебное разбирательство не было "справедливым" по смыслу статьи 6 Конвенции.

33. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


III. Применение Статьи 41 Конвенции


34. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


35. Заявитель потребовала присудить ей 5000 евро в качестве компенсации морального вреда. Она утверждала, что она являлась пенсионеркой с ежемесячным доходом в размере 50 евро и что необоснованно длительное судебное разбирательство неблагоприятным образом оказало на нее влияние.

36. Власти Российской Федерации сочли такие требования чрезмерными и необоснованными.

37. Принимая во внимание суть нарушения в данном деле и результат судебного разбирательства в национальных судах, исходя из принципа справедливости, Европейский Суд счел, что само установление нарушения представляет собой достаточную справедливую компенсацию морального вреда, причиненного заявителю, если заявителю вообще таковой был причинен.


В. Судебные расходы и издержки


38. Заявитель не предъявила требований в отношении судебных расходов и издержек, понесенных в национальных судах и в Европейском Суде.

39. Соответственно, Европейский Суд не присудил заявителю компенсацию в связи с этим.


На этих основаниях Суд:


1) единогласно объявил часть жалобы, касающуюся длительности судебного разбирательства, приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2) постановил четырьмя голосами к трем, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) единогласно постановил, что само установление нарушения представляет собой достаточную справедливую компенсацию морального вреда, причиненного заявителю;

4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 9 июня 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис


В соответствии с пунктом 2 статьи 45 Конвенции и пунктом 2 правила 74 Регламента Европейского Суда к настоящему Постановлению прилагается особое мнение судей Х.Л. Розакиса, Н. Ваич и С. Ботучаровой.



Х.Л.Р.



С.Н.


Особое мнение судей Х.Л. Розакиса, Н. Ваич и С. Ботучаровой


Мы голосовали против установления нарушения в настоящем деле, несмотря на процессуальное недоразумение, которое привело к задержкам в ходе судебного разбирательства. Причины, по которым мы отклонились от мнения большинства, следующие:

а) Хотя, по общему признанию, национальные власти ответственны за ряд задержек, выявленных в ходе разбирательства в национальных судах, тем не менее за некоторые из них несет ответственность заявитель, в частности по причине неявок на несколько судебных заседаний.

b) Спор в национальных судах возник в результате требования, предъявленного посредником, помогавшим заявителю приобрести земельный участок, о выплате ему заявителем долга в размере 1000 долларов США. В виду сути предмета данного судебного разбирательства мы полагаем, что заявителю не был причинен какой-либо стресс по причине длительности судебного разбирательства.

Принимая во внимание вместе все эти элементы, равно как и результат судебного разбирательства, мы не можем прийти к выводу о том, что имело место нарушение Конвенции в настоящем деле.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 9 июня 2005 г. Дело "Вохмина (Vokhmina) против Российской Федерации" (жалоба N 26384/02) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 1/2006.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.