Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 июля 2005 г. Дело "ОАО "Росэлтранс" (Roseltrans) против Российской Федерации" (жалоба N 60974/00) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "ОАО "Росэлтранс" (Roseltrans)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 60974/00)


Постановление Суда


Страсбург, 21 июля 2005 г.


По делу "Росэлтранс" против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тюлькенс,

П. Лоренсена,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера, судей,

а также при участии С. Кесады, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 30 июня 2005 г.,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 60974/00), поданной в Европейский Суд 14 августа 2000 г. против Российской Федерации открытым акционерным обществом "Российский электротранспорт", или "Росэлтранс" (далее - компания-заявитель), в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы компании-заявителя в Европейском Суде представлял А.А. Павлов, юрист из г. Москвы. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Компания-заявитель, в частности, утверждала, что вынесенное в ее пользу судебное решение было отменено в результате пересмотра его в порядке надзора, что нарушило положения пункта 1 статьи 6 Конвенции.

4. Жалоба была передана на рассмотрение в Первую секцию Европейского Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В рамках указанной Секции в соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда для рассмотрения данного дела была образована Палата (пункт 1 статьи 27 Конвенции).

5. Решением от 27 мая 2004 г. Европейский Суд объявил жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.

6. Компания-заявитель и власти Российской Федерации представили свои доводы по существу дела (пункт 1 правила 59 Регламента Суда). После проведения консультаций со сторонами Председатель Палаты Европейского Суда принял решение не проводить устных слушаний по существу дела (пункт 3 in fine правила 59 Регламента Суда), стороны представили письменные возражения на доводы друг друга.

7. 1 ноября 2004 г. Европейский Суд изменил состав своих секций (пункт 1 правила 25 Регламента Суда). Данная жалоба была передана на рассмотрение в Первую секцию в новом составе (пункт 1 правила 52 Регламента Суда).


Факты


A. Обстоятельства дела


8. Заявитель - открытое акционерное общество, зарегистрированное в Российской Федерации, было учреждено в 1994 году Государственным комитетом Российской Федерации по управлению государственным имуществом (далее - Госкомимущество России) на основании Указа Президента Российской Федерации и Постановления Правительства Российской Федерации с намерением объединить акции российских предприятий, производящих электрооборудование для железной дороги. Уставный капитал компании-заявителя был сформирован из государственной собственности. Впоследствии держателями акций компании-заявителя становились некоторые физические и частные юридические лица.

9. 14 ноября 1995 г. в соответствии с Указом Президента Российской Федерации Госкомимущество России издал распоряжение о ликвидации компании-заявителя и назначении ликвидационной комиссии.

10. Компания-заявитель, интересы которой представлял ее генеральный директор, присоединилась к судебному разбирательству, начатому по заявлению одного из акционеров, поданному им в Люблинский районный суд г. Москвы о признании недействительным распоряжения Госкомимущества от 14 ноября 1995 г. и ряда последующих за ним распоряжений.

11. Компания-заявитель ходатайствовала перед судом о наложении запрета на ликвидацию до вынесения соответствующего судебного решения, а также о лишении ликвидационной комиссии ее полномочий. 29 октября 1998 г. Люблинский районный суд г. Москвы удовлетворил заявленное ходатайство и запретил ликвидационной комиссии представлять интересы компании-заявителя в судебном производстве.

12. 17 мая 2000 г. Люблинский районный суд г. Москвы вынес решение в пользу компании-заявителя и ее соистцов. Суд установил, что решение о ликвидации компании-заявителя должно было быть принято на общем собрании акционеров общества. Распоряжение Госкомимущества России, который являлся держателем менее 50 процентов акций, противоречило требованиям закона. Суд признал недействительным распоряжение от 14 ноября 1995 г., а также принятые впоследствии распоряжения и обязал Министерство Российской Федерации по управлению государственным имуществом* (далее - Мингосимущество России) отменить их. Мингосимущество России не обжаловало указанное судебное решение, и оно вступило в силу 28 мая 2000 г.

13. Некоторое время спустя Мингосимущество России обратилось с надзорной жалобой в прокуратуру г. Москвы. 10 апреля 2001 г. прокурор г. Москвы принес протест в порядке надзора на судебное решение от 17 мая 2000 г., требуя его отмены.

14. 10 мая 2001 г. президиум Московского городского суда в составе пяти судей пересмотрел дело в порядке надзора на основании протеста прокурора. Судом были заслушаны доводы исполняющего обязанности прокурора г. Москвы в обоснование своего протеста. Компания-заявитель не присутствовала в судебном заседании ввиду того, что она не была извещена о его проведении.

15. Ссылаясь на исход судебного разбирательства по делу в 1997-1999 годах в различных судах Российской Федерации, президиум Московского городского суда указал, что Госкомимущество России являлось единственным держателем акций компании-заявителя в указанный период. Следовательно, он имел право принимать решение о ликвидации компании-заявителя в соответствии с нормами материального права. Генеральный директор не имел права инициировать судебное разбирательство от имени компании-заявителя, поскольку его полномочия были прекращены распоряжениями Госкомимущества России, действие которых оспаривалось. Районный суд должен был обеспечить участие ликвидационной комиссии в судебном разбирательстве. Результатом того что это не было сделано, стала невозможность установить все обстоятельства дела, имевшие значение для всестороннего рассмотрения дела.

16. Президиум Московского городского суда удовлетворил протест прокурора, отменил судебное решение от 17 мая 2000 г. и направил дело на новое рассмотрение в Люблинский районный суд г. Москвы в другом составе.

17. Компании-заявителю не были вручены ни копия протеста прокурора, ни копия постановления от 10 мая 2001 г. Она узнала об их вынесении в октябре 2001 г.

18. Впоследствии указанное дело было передано по подсудности в Арбитражный суд г. Москвы, где было рассмотрено 25 марта 2003 г. Суд признал то обстоятельство, что исковое заявление было подано генеральным директором от лица компании-заявителя, совместимым с уставом компании-заявителя. Генеральный директор компании-заявителя не был освобожден от занимаемой им должности в соответствии с установленным порядком. Данный спор возник в связи с ликвидацией компании-заявителя и касался, в частности, законности назначения ликвидационной комиссии. При указанных условиях компания-заявитель не могла быть лишена права на обращение в суд, а ее исковое заявление подлежало обязательному рассмотрению. Кроме того, суд отметил, что в связи с тем что Госкомимущество России являлось не единственным держателем акций компании-заявителя, законодательство Российской Федерации не предоставляло ему полномочий принимать решение о ликвидации компании в одностороннем порядке.

19. 25 марта 2003 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования компании-заявителя и других соистцов по делу. Он признал недействительными распоряжение от 14 ноября 1995 г. и иные распоряжения, последовавшие за ним, и обязал Мингосимущество России отменить их. Мингосимущество России не обжаловало указанное решение, и оно вступило в законную силу 25 апреля 2003 г.


II. Применимое национальное законодательство


20. В Постановлении Европейского Суда по делу "Рябых против России" перечисляются нормы законодательства Российской Федерации, регулирующие пересмотр судебных решений в порядке надзора (см. Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против России" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, ECHR 2003-IX, §§31 - 42). Указанные положения также применимы к данному делу.

Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 года, действовавший в рассматриваемое время, предусматривал следующий порядок вступления в силу судебных решений:


"Статья 208. Вступление решения суда в законную силу


Решение суда вступает в законную силу по истечении срока на кассационное обжалование и опротестование, если оно не было обжаловано или опротестовано. В случае принесения кассационной жалобы или кассационного протеста решение, если оно не отменено, вступает в законную силу по рассмотрении дела вышестоящим судом...".


Единственным оставшимся способом обжалования судебного решения является его пересмотр в порядке надзора, который подразумевает право судов возобновлять производства по делам, рассмотрение которых завершилось вынесением решения, вступившим в законную силу.


"Статья 319. Решения, определения и постановления, которые могут быть пересмотрены в порядке надзора


Вступившие в законную силу решения, определения и постановления всех судов РСФСР могут быть пересмотрены в порядке судебного надзора по протестам должностных лиц, перечисленных в статье 320 настоящего Кодекса".


Полномочия должностных лиц по принесению протеста зависели от их должности и территориальной юрисдикции:


"Статья 320. Лица, имеющие право принесения протеста


Протесты вправе приносить:

1) Генеральный прокурор СССР - на решения, определения и постановления любого суда РСФСР;

2) Председатель Верховного Суда СССР - на постановления Президиума, а также на решения и определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР, действующей в качестве суда первой инстанции;

3) заместители Генерального прокурора СССР - на решения, определения и постановления любого суда РСФСР, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда РСФСР;

4) заместители Председателя Верховного Суда СССР - на решения и определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РСФСР, действующей в качестве суда первой инстанции;

5) Прокурор РСФСР, Председатель Верховного Суда РСФСР и их заместители - на решения, определения и постановления любого суда РСФСР, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда РСФСР;

6) Председатель Верховного суда автономной республики, краевого, областного, городского суда, суда автономной области и суда автономного округа, прокурор автономной республики, края, области, города, автономной области и автономного округа - на решения и определения районных (городских) народных судов и определения судебных коллегий по гражданским делам соответственно Верховного суда автономной республики, краевого, областного, городского суда, суда автономной области и суда автономного округа, рассматривавших дело в кассационном порядке".


Полномочия по принесению протеста носили дискреционный характер, то есть решение о принесении протеста или отказе в его принесении полностью зависело от усмотрения должностного лица.

В соответствии со статьей 322 Гражданского процессуального кодекса РСФСР должностные лица, указанные в статье 320 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, были вправе при определенных условиях истребовать гражданское дело для разрешения вопроса о наличии оснований для принесения протеста в порядке надзора.

Статья 323 Гражданского процессуального кодекса РСФСР наделяла соответствующих должностных лиц правом приостанавливать исполнение соответствующих решений, определений и постановлений до окончания производства в порядке надзора.

Статья 324 Гражданского процессуального кодекса РСФСР предусматривала, что должностное лицо должно было составить протест и направить его вместе с делом в соответствующий суд. Протест направлялся в суд с копиями по числу лиц, участвующих в деле.

В соответствии со статьей 325 Гражданского процессуального кодекса РСФСР:


"Сторонам ... направляются копии протеста, принесенного по их делу. В необходимых случаях стороны ... извещаются о времени и месте рассмотрения дела.

Копии протеста лицам, участвующим в деле, направляются судом. Суд назначает время рассмотрения дела с таким расчетом, чтобы лица, участвующие в деле, имели возможность представить письменные объяснения на протест и дополнительные материалы".


В соответствии со статьей 328 Гражданского процессуального кодекса РСФСР дело по протесту на вступившее в силу решение суда рассматривалось в судебном заседании. Стороны давали свои объяснения после доклада дела соответствующим судьей.

Суды, рассматривающие дела по протестам в порядке надзора обладали широкими полномочиями в отношении решения, вступившего в законную силу:


"Статья 329. Полномочия суда, рассматривающего дело в порядке надзора


Суд, рассмотрев дело в порядке надзора, своим определением или постановлением вправе:

1) оставить решение, определение или постановление без изменения, а протест - без удовлетворения;

2) отменить решение, определение или постановление полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой или второй инстанции;

3) отменить решение, определение или постановление полностью или в части и прекратить производство по делу либо оставить заявление без рассмотрения;

4) оставить в силе одно из ранее вынесенных по делу решений, определений или постановлений;

5) отменить либо изменить решение суда первой, второй или надзорной инстанций и вынести новое решение, не передавая дела на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права".


Основаниями отмены судебного постановления, вступившего в законную силу, являлись:


"Статья 330. Основания к отмене судебных постановлений в надзорном порядке


1) неправильное применение или толкование норм материального права;

2) существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда..."

Законодательство Российской Федерации не ограничивало принесение протеста каким-либо периодом, и в принципе протест мог быть принесен в любое время после вступления решения суда в законную силу. того, как решение суда стало окончательным".


Право


I. Предполагаемое нарушение Пункта 1 Статьи 6 Конвенции


21. Компания-заявитель, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, утверждала, что постановлением президиума Московского городского суда было отменено вынесенное в ее пользу решение Люблинского районного суда г. Москвы от 17 мая 2000 г. Она также указала, что разбирательство по делу в президиуме Московского городского суда было несправедливым в части, касающейся вынесения постановления в отсутствии заявителя, и того, что она была лишена возможности представить свои возражения на доводы, изложенные прокурором в протесте на решение суда первой инстанции. Пункт 1 статьи 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела ... судом...".


22. Власти Российской Федерации указали, что президиум Московского городского суда отменил судебное решение, вынесенное в пользу компании-заявителя, и направил дело на новое рассмотрение ввиду неверного применения норм материального права и существенного нарушения норм процессуального права, что в полной мере соответствовало требованиям статьи 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

23. Компания-заявитель подтвердила свои требования. Она указала, в частности, что разбирательство по делу в президиуме Московского городского суда не соответствовало принципу состязательности судебного процесса и что постановление суда надзорной инстанции нарушило нормы законодательства Российской Федерации.


A. Производство в суде надзорной инстанции: материально-правовые вопросы


24. Европейский Суд напомнил, что право на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное пунктом 1 статьи 6 Конвенции должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, которая в соответствующей части объявляет верховенство права частью общего наследия Договаривающихся Сторон. Одним из основополагающих проявлений верховенства права является принцип правовой определенности, который предполагает, в частности, что если суд окончательно разрешил спор, его решение не должно подвергаться сомнению (см. Постановление Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania), жалоба N 28342/95, ECHR 1999-VII, § 61).

25. Пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право на обращение в суд или трибунал с любым требованием, касающимся его гражданских прав и обязанностей. Таким образом реализуется "право на суд", одним из аспектов которого является право на доступ к суду, подразумевающее право на обращение в суд с гражданско-правовым вопросом. При этом данное право было бы иллюзорным, если правовая система Договаривающейся Стороны допускала бы то, что вступившее в законную силу, обязательное судебное решение оставалось недействующим в ущерб интересов одной из сторон. Трудно представить, чтобы пункт 1 статьи 6 Конвенции, подробно оговаривающий процессуальные гарантии сторон - справедливое, публичное судебное разбирательство по делу в разумный срок, - не гарантировал бы исполнение судебных решений; толкование статьи 6 Конвенции только применительно к доступу к суду и проведению судебного разбирательства скорее всего приведет к ситуациям, несовместимым с принципом верховенства права, который Договаривающиеся Стороны при ратификации Конвенции обязались соблюдать (см. Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports 1997-II, pp. 510 - 511, §40).

26. Европейский Суд установил нарушение принципа правовой определенности, а также права на суд в деле "Рябых против России", где вступившее в законную и силу и подлежащее исполнению судебное решение было отменено судом надзорной инстанции в связи с неверным применением норм права в результате принесения протеста председателем суда субъекта Российской Федерации, чье право на принесение подобных протестов не было ограничено никакими временными рамками, поэтому судебные решения могли быть обжалованы в любое время без ограничения (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§51 - 58).

27. В данном деле пересмотр в порядке надзора судебного решения от 17 мая 2000 г., которое вступило в законную силу и являлось обязательным на основании статьи 208 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, имел место в результате принесения протеста прокурором г. Москвы, который не являлся стороной в деле. Прокурор воспользовался своим полномочием, предусмотренным статьями 319 и 320 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, которое не ограничивалось никакими временными рамками. Постановлением от 10 мая 2001 г. президиум Московского городского суда отменил судебное решение от 17 мая 2000 г. и направил дело на новое рассмотрение по основаниям, представлявшим собой его позицию по существу спора, которой не придерживались другие суды, в чьем производстве находилось данное дело (см. выше § 12, 18 и 19). В результате нового рассмотрения дела требования компании-заявителя были удовлетворены решением Арбитражного суда г. Москвы от 25 марта 2003 г. При этом более года и десяти месяцев после отмены вступившего в законную силу решения от 17 мая 2000 г. компания-заявитель вынуждена была претерпевать правовую неопределенность

28. Европейский Суд не установил оснований, чтобы отступить в данном деле от указанного выше постановления по делу "Рябых против Российской Федерации". Он пришел к выводу, что отмена вступившего в силу судебного решения от 17 мая 2000 г. в результате надзорного производства нарушила положения пункта 1 статьи 6 Конвенции.


B. Производство в суде надзорной инстанции: процессуально-правовые вопросы


29. Принимая во внимание жалобу на процессуальные нарушения, допущенные в ходе разбирательства по делу в президиуме Московского городского суда, Европейский Суд, сделав вывод о том, что сам факт пересмотра дела в порядке надзора нарушил право компании-заявителя на суд, не счел необходимым в рассмотрении вопроса о том, были ли соблюдены в ходе пересмотра процессуальные гарантии, предусмотренные статьей 6 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", § 59).


II. Применение Статьи 41 Конвенции


30. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


31. Европейский Суд отметил, что в соответствии с правилом 60 Регламента Суда любое требование о выплате "справедливой компенсации" представляется в письменной форме с приложением соответствующих подтверждающих документов или квитанций, "в противном случае Палата вправе отказать в удовлетворении требования полностью или частично".

32. 2 июня 2004 г. после объявления жалобы частично приемлемой Европейский Суд предложил компании-заявителю представить свои требования по "справедливой компенсации" к 20 сентября 2004 г. В установленный срок названные требования представлены не были.

33. При указанных обстоятельствах Европейский Суд решил не присуждать компенсацию, предусмотренную статьей 41 Конвенции.


На этих основаниях Суд единогласно:


1) постановил, что в настоящем деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

2) решил не присуждать компенсацию, предусмотренную статьей 41 Конвенции.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 21 июля 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.


Заместитель Секретаря Секции Суда

Сантьяго Кесада


Председатель Палаты

Христос Розакис


______________________________

* Правопреемник Госкомимущества России. - Прим. переводчика.



Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 июля 2005 г. Дело "ОАО "Росэлтранс" (Roseltrans) против Российской Федерации" (жалоба N 60974/00) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2006.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение