Постановление Европейского Суда по правам человека от 6 октября 2005 г. Дело "Шиляев (Shilyayev) против Российской Федерации" (жалоба N 9647/02) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Шиляев (Shilyayev)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 9647/02)


Постановление Суда


Страсбург, 6 октября 2005 г.


По делу "Шиляев против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

X.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

П. Лоренсена,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Кесады, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая 15 сентября 2005 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 9647/02), поданной 7 февраля 2002 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином Российской Федерации Шиляевым Александром Анатольевичем (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.

3. 16 марта 2004 г. Европейский Суд решил коммуницировать властям Российской Федерации жалобу заявителя на длительное неисполнение решений судов Российской Федерации от 20 июля и от 11 сентября 2001 г. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу. В этом отношении Европейский Суд решил отклонить просьбу властей Российской Федерации прекратить применение пункта 3 статьи 29 Конвенции.


Факты


I. Обстоятельства дела


4. Заявитель - гражданин Российской Федерации, 1959 года рождения, в настоящее время проживает в Пермской области.


1. Вынесенный заявителю приговор и его последующая отмена


5. 24 октября 1997 г. судебная коллегия по уголовным делам Пермского областного суда в качестве суда первой инстанции приговорила заявителя к девятнадцати годам лишения свободы за убийство и изнасилование. 19 февраля 1998 г. Верховный Суд Российской Федерации оставил приговор без изменения, и он вступил в силу.

6. 20 января 1999 г. Пермский областной суд отменил приговор по вновь открывшимся обстоятельствам, и передал дело в прокуратуру для проведения дополнительного расследования. 8 февраля 1999 г. органы прокуратуры сняли с заявителя все обвинения.


2. Иск о возмещении ущерба, предъявленный к властям Российской Федерации


7. Заявитель подал иск к властям Российской Федерации о возмещении ущерба за незаконное осуждение и содержание под стражей в течение двадцати месяцев.

8. 20 июля 2001 г. Лысьвенский городской суд Пермской области удовлетворил исковые требования заявителя. Лысьвенский городской суд Пермской области принял во внимание обстоятельства уголовного производства по делу заявителя и его осуждение, включая общую продолжительность пребывания под стражей, которая составляла один год, восемь месяцев и двадцать один день, и связанные с этим последствия, такие как внутренняя тревога, страдания и чувство одиночества. В пользу заявителя была взыскана сумма в возмещение ущерба в размере 70 000 рублей (приблизительно 2740 евро), которая должна была быть выплачена Министерством финансов Российской Федерации.

9. 11 сентября 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Пермского областного суда оставила данное решение без изменения, и оно вступило в силу.


3. Исполнительное производство


10. В неустановленный день заявитель получил исполнительный лист и направил его вместе с необходимыми документами в службу судебных приставов. Служба судебных приставов письмами от 30 марта и от 21 мая 2001 г. отказала заявителю в возбуждении исполнительного производства и возвратила ему исполнительные документы. В письме службы судебных приставов, в частности, отмечалось, что в соответствии с действующим законодательством исполнительные листы по решениям, где ответчиком являются власти Российской Федерации, должны направляться непосредственно в Министерство финансов Российской Федерации (см. ниже раздел "Применимое национальное законодательство").

11. Заявитель обратился в Министерство финансов Российской Федерации с требованием об исполнении судебного решения. 13 ноября 2001 г. исполнительные документы были получены Министерством финансов Российской Федерации, где было установлено, что в исполнительном листе были неправильно указаны адрес и данные должника. Письмом от 2 июня 2002 г. Министерство финансов Российской Федерации возвратило исполнительные документы заявителю.

12. Получив в Лысьвенском городском суде Пермской области исполнительный лист с внесенными изменениями, заявитель 3 октября 2002 г. повторно направил исполнительные документы в Министерство финансов Российской Федерации, где они были получены 11 октября 2002 г. Письмом от 4 июня 2003 г. Министерство финансов Российской Федерации вновь проинформировало заявителя о том, что новый исполнительный лист был также недействительным, поскольку в нем не был указан срок подачи к исполнению, и возвратило ему документы.

13. 20 июня 2003 г. заявитель направил исправленные документы ответчику, и 15 октября 2003 г. Министерство финансов Российской Федерации перечислило заявителю денежные средства в соответствии с судебными решениями от 20 июля и от 11 сентября 2001 г.


II. Применимое национальное законодательство


1. Компенсация за незаконное осуждение


14. На основании статей 151 и 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации "вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, возмещается за счет казны Российской Федерации... в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом".


2. Исполнительное производство


15. Статьей 9 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" предусмотрено, что "в постановлении о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель устанавливает срок для добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, который не может превышать пяти дней со дня возбуждения исполнительного производства, и уведомляет должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении установленного срока...".

16. В соответствии со статьей 13 указанного Федерального закона, "исполнительные действия должны быть совершены и требования, содержащиеся в исполнительном документе, исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа".

17. В соответствии с пунктами 1 - 4 постановления Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2001 г. N 143 "Об утверждении правил исполнения требований исполнительных листов и судебных приказов судебных органов о взыскании средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета", действовавшее на момент событий, взыскатель должен обращаться с заявлением в территориальный орган Федерального казначейства по месту открытия должником лицевого счета.

18. В течение пяти дней после обращения взыскателя территориальный орган Федерального казначейства (далее - казначейство) рассматривает полученное заявление и прилагающиеся к нему исполнительные документы. По результатам рассмотрения казначейство либо принимает обращение о взыскании денежных средств, в этом случае оно уведомляет должника об исполнительном листе, принуждая его исполнить соответствующие решения суда (пункты 7 - 12 постановления), либо отклоняет заявление в связи с несоблюдением взыскателем установленного законом порядка (пункт 5). В этом случае казначейство возвращает взыскателю документы в установленный срок. "При неисполнении должником в течение 2 месяцев со дня поступления исполнительного документа в территориальный орган Федерального казначейства требований, содержащихся в исполнительном документе... территориальные органы Федерального казначейства приостанавливают в установленном порядке осуществление операций по расходованию средств с соответствующих лицевых счетов должника до момента устранения нарушения" (пункт 3).


Право


I. Предполагаемое нарушение Статьи 5 Конвенции и Статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции


19. Заявитель жаловался на то, что присужденная 20 июля 2001 г. компенсация была недостаточной. Он ссылался на статью 5 Конвенции и статью 3 Протокола N 7 к Конвенции, которые в части, применимой к настоящему делу, гласят:


Пункт 5 статьи 5 Конвенции


"Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию".


Статья 3 Протокола N 7 к Конвенции


"Если какое-либо лицо на основании окончательного приговора было осуждено за совершение уголовного преступления, а вынесенный ему приговор впоследствии был отменен, или оно было помиловано на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка, то лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию согласно закону или существующей практике соответствующего государства, если только не будет доказано, что ранее неизвестное обстоятельство не было своевременно обнаружено полностью или частично по его вине".


20. Европейский Суд напомнил, что вышеуказанные положения предусматривают право на компенсацию лицам, лишенным свободы в нарушение одного из пунктов статьи 5 Конвенции (см. Решение Европейской Комиссии по делу "Солдюк против Турции" (Solduk v. Turkey) от 16 апреля 1998 г., жалоба N 31789/96), а также право на компенсацию за судебную ошибку, когда заявитель был признан виновным в совершении преступления окончательным решением суда и подвергся соответствующему наказанию (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Наков против Македонии" (Nakov v. Macedonia) от 24 октября 2002 г., жалоба N 68286/01). Положения Конвенции, однако, не препятствуют Договаривающимся Государствам присуждать компенсацию в зависимости от возможности пострадавшего лица доказать наличие вреда, причиненного ему соответствующим нарушением; Конвенция также не устанавливает каких-либо определенных размеров компенсации (см. Постановление Европейского Суда по делу "Вассинк против Нидерландов" (Wassink v. the Netherlands) от 27 сентября 1990 г., Series A, N 185-A, §38 и Решение Европейской Комиссии по делу "Камбер против Соединенного Королевства" (Cumber v. United Kingdom) от 27 ноября 1996 г., жалоба N 28779/95).

21. Из представленных документов Европейский Суд установил, что власти Российской Федерации признали судебную ошибку в уголовном деле заявителя. Приговор заявителю от 24 октября 1997 г., оставленный в силе Верховным Судом Российской Федерации при кассационном рассмотрении дела 19 февраля 1998 г., впоследствии был отменен как незаконный. Заявителю в связи с этим была присуждена сумма в размере 70 000 рублей (приблизительно 2740 евро) в качестве возмещения ущерба. Данная компенсация не представляется произвольной или необоснованной, поскольку суды двух инстанций тщательно изучили все имеющие отношение к делу аспекты индивидуального положения заявителя, включая характер предъявленных ему обвинений, общую длительность его содержания под стражей и последствия этого и пришли к обоснованным заключениям в отношении размера компенсации. Заявитель имел возможность принимать участие в данном процессе, и размер компенсации не представляется несоответствующим даже во внутригосударственном понимании.

22. Принимая во внимание указанное выше, Европейский Суд счел, что данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Следовательно, она должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение Пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


23. Заявитель жалуется на тот факт, что несвоевременное исполнение решения от 20 июля 2001 г. нарушило его права, гарантированные Конвенцией. Европейский Суд рассмотрит данную часть жалобы в свете пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые в части, применимой в настоящем деле, гласят:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях...имеет право на справедливое...разбирательство дела...судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


А. Приемлемость


24. Власти Российской Федерации представили два возражения против признания жалобы приемлемой. Во-первых, власти утверждали, что в соответствии с законодательством Российской Федерации заявитель мог требовать исполнения вынесенного в его пользу судебного решения от соответствующего территориального органа Федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации, а также обращаться в связи с этим в службу судебных приставов. В соответствии с утверждениями властей Российской Федерации в первом случае предусмотрено добровольное исполнение решения, в то время как во втором случае власти Российской Федерации должны были бы исполнить его в принудительном порядке. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель обратился только за добровольным исполнением судебного решения и не воспользовался возможностью принудительного исполнения. Соответственно, власти Российской Федерации предложили отклонить жалобу на основании неисчерпания заявителем всех средств правовой защиты на внутригосударственном уровне. Во-вторых, власти Российской Федерации утверждали, что рассматриваемое решение уже исполнено и что заявитель более не является жертвой предполагаемых нарушений.

25. Заявитель не согласился с обоими возражениями и подтвердил доводы своей жалобы.

26. В отношении первого возражения Европейский Суд счел, что даже предположив, что в соответствии с пунктом 1 статьи 35 Конвенции заявитель должен был обратиться в службу судебных приставов для исполнения вынесенного по его делу судебного решения, из материалов дела ясно видно, что он так и поступил, и ему было отказано в его требовании двумя письмами от 30 марта и 21 мая 2001 г. соответственно. Следовательно, данное возражение должно быть отклонено.

27. Что касается второго возражения властей Российской Федерации, Европейский Суд напомнил, что "решение или мера, принятые в пользу заявителя, в принципе не являются достаточными для того, чтобы лишить его статуса "жертвы", за исключением тех случаев, когда национальные власти признают, определенно или по существу, наличие нарушения ими Конвенции, которое они затем устраняют" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Амюур против Франции" (Amuur v. France) от 25 июня 1996 г., Reports of Judgements and Decisions 1996-III, р. 846, §36; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Далбан против Румынии" (Dalban v. Romania), жалоба N 28114/95, ECHR 1999-VI, §44, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Ротару против Румынии" (Rotaru v. Romania), жалоба N 28341/95, ECHR 2000-V, §35). Только после выполнения данных условий можно говорить о выполнении всех вспомогательных функций охранительного механизма Конвенции в целях прекращения рассмотрения жалобы (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Йенсен и Расмуссен против Дании" (Jensen and Rasmussen v. Denmark) от 20 марта 2003 г., жалоба N 52620/99).

28. Сам тот факт, что власти Российской Федерации исполнили решение со значительной задержкой, не может рассматриваться в данном деле в качестве автоматически лишающего заявителя статуса жертвы в соответствии с Конвенцией. Европейский Суд, таким образом, не смог прийти к заключению, что власти Российской Федерации или какие-либо другие внутригосударственные органы признали утверждаемые заявителем нарушения и исправили их, и таким образом лишили его статуса жертвы (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Петрушко против России" (Petrushko v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 36494/02, §16).

29. Европейский Суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд также отметил, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, данная часть жалобы должна быть объявлена приемлемой.


В. Существо жалобы


30. Власти Российской Федерации не оспаривали юридической силы рассматриваемого судебного решения и признали, что органы государственной власти Российской Федерации были обязаны исполнить его. Они не представили каких-либо оправдывающих обстоятельств неисполнения данного решения.

31. Заявитель подтвердил свои требования.


Пункт 1 статьи 6 Конвенции


32. Европейский Суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право подачи в суд любого иска в отношении его гражданских прав и обязанностей; таким образом претворяется в жизнь "право на правосудие", одним из аспектов которого является право доступа в суд, то есть право возбуждать гражданское производство в суде. Однако данное право было бы иллюзорным, если бы внутригосударственное законодательство Договаривающегося Государства позволяло окончательному, имеющему обязательную силу судебному решению оставаться неисполненным в ущерб одной из сторон. Было бы немыслимо, если бы пункт 1 статьи 6 Конвенции должен был детально описывать процессуальные гарантии, предоставляющиеся тяжущимся сторонам справедливое, открытое и быстрое судебное разбирательство, не обеспечивая при этом исполнение судебных решений; в этом случае толкование статьи 6 Конвенции таким образом, что она касается исключительно доступа в суд и справедливого судебного производства скорее всего привело бы к возникновению ситуаций, несовместимых с принципом нормы права, который Договаривающиеся государства приняли на себя обязательство уважать при ратификации Конвенции. Исполнение решения, вынесенного любым судом, должно, таким образом, рассматриваться как неотъемлемая часть "судебного разбирательства" для целей статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, §34 и Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-II, р. 510, §40).

33. Европейский Суд далее отметил, что несвоевременное исполнение судебного решения может быть обосновано наличием определенных обстоятельств, но отсрочка в исполнении решения не должна вредить сущности права, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Заявителю не должны чиниться препятствия в извлечении выгоды из удовлетворения его иска на основании предполагаемых финансовых трудностей, испытываемых властями Российской Федерации (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", §35).

34. Возвращаясь к обстоятельствам данного дела, Европейский Суд отметил, что решение от 20 июля 2001 г. не исполнялось в течение двух лет, одного месяца и четырех дней - с 11 сентября 2001 г., когда решение вступило в силу, до 15 октября 2003 г., когда подлежащая выплате сумма была получена заявителем. Действительно, Министерство финансов Российской Федерации дважды на официальных основаниях отклоняло требования заявителя о выплате причитающейся ему суммы. Европейский Суд отмечает, однако, что каждый раз причиной отказа было несоответствие формальным требованиям исполнительного листа, выданного судом Российской Федерации, и сложно представить, каким образом могут - и могут ли вообще - имевшие вследствие этого задержки быть вменены в вину заявителя. Даже предположив, что оба отказа имели место по вине самого заявителя, Министерству финансов Российской Федерации понадобилось шесть месяцев, девятнадцать дней и семь месяцев и двадцать четыре дня соответственно, чтобы ответить на запросы заявителя. Данные задержки отражают невероятное пренебрежение по отношению к соответствующим положениям законодательства Российской Федерации (см. выше §18), в соответствии с которыми Министерство финансов Российской Федерации должно рассматривать заявления и отвечать на них в течение пяти дней. Власти Российской Федерации не смогли представить каких-либо объяснений, оправдывающих подобные действия Министерства финансов Российской Федерации.

35. Принимая во внимание вышесказанное, Европейский Суд пришел к выводу, что власти Российской Федерации лишили положения пункта 1 статьи 6 Конвенции их полезного смысла вследствие непринятия в течение столь длительного периода времени необходимых мер для исполнения окончательного судебного решения по данному делу.

36. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


37.  Европейский Суд вновь напомнил, что "требование" может пониматься как "собственность" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть юридически реализовано (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", §40, и Постановление Европейского Суда по делу "Греческие нефтеперерабатывающие заводы "Стран" и Стратис Андреадис против Греции" (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series A, N  301-B, р. 84, §59). Судебное решение от 20 июля 2001 г. обеспечило заявителя требованием, которое может быть юридически реализовано, оно стало окончательным, поскольку не было далее обжаловано в обычном порядке, и в отношении него было возбуждено исполнительное производство. Следовательно, невозможность для заявителя добиться исполнения указанного судебного решения в течение значительного периода времени является нарушением его права на свободное владение своей собственностью, как это изложено в первом предложении пункта 1 статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

38. Не исполнив вышеуказанного судебного решения, власти Российской Федерации лишили заявителя возможности получить полагающуюся ему денежную сумму. Власти Российской Федерации не представили каких-либо обоснований подобных своих действий.

39. Соответственно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


III. Применение Статьи 41 Конвенции


40. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


41. Заявитель потребовал справедливую компенсацию в размере 100 000 евро.

42. Власти Российской Федерации сочли такие требования необоснованными и чрезмерными.

43. Европейский Суд не усмотрел какой-либо причинно-следственной связи между выявленным нарушением и чрезмерной суммой компенсации за предполагаемое причинение вреда; таким образом, он отклоняет данное требование. Вместе с тем, Европейский Суд признал, что заявитель испытал душевные страдания вследствие несвоевременного исполнения властями Российской Федерации вышеуказанного судебного решения и присуждает заявителю 3000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму любого налога, который может быть начислен на эту сумму.


B. Расходы и издержки


44. Заявитель не представил каких-либо требований в этом отношении.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


45. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях Суд единогласно:


1) объявил приемлемой жалобу в части, касающейся длительного неисполнения судебного решения от 20 июля 2001 г., а остальную часть жалобы неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил:

(a) что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 3000 (три тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда в пересчете на российские рубли по курсу, действующему на день выплаты, а также сумму любого налога, который может быть начислен на эту сумму;

(b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 6 октября 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.


Заместитель Секретаря Секции Суда

Сантьяго Кесада


Председатель Палаты

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 6 октября 2005 г. Дело "Шиляев (Shilyayev) против Российской Федерации" (жалоба N 9647/02) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2006.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение