Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 июня 2007 г. Дело "Найденков (Naydenkov) против Российской Федерации" (жалоба N 43282/02) (Первая Cекция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Cекция)


Дело "Найденков (Naydenkov)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 43282/02)


Постановление Суда


Страсбург, 7 июня 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Cекция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 15 мая 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 43282/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Михаилом Игоревичем Найденковым (далее - заявитель) 30 сентября 2002 г. Интересы заявителя были представлены К. П. Краковским - адвокатом, практикующим в г. Ростове-на-Дону.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 4 февраля 2004 г. Европейский Суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалобы заявителя. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.


Факты


I. Обстоятельства дела


4. Заявитель, 1966 года рождения, проживает в г. Таганроге Ростовской области.

5. В 1980-х годах заявитель принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, в связи с чем, начиная с конца 1990-х годов, заявителю выплачиваются суммы компенсации в возмещение вреда.


A. Первое судебное разбирательство


6. 1 декабря 1998 г. Таганрогский городской суд Ростовской области удовлетворил требования заявителя о взыскании в его пользу задолженности по возмещению вреда и обязал Управление социального обеспечения и защиты населения г. Таганрога выплачивать заявителю 1 850 рублей 55 копеек (примерно 69 евро) ежемесячно и выплатить ему 32 457 рублей (примерно 1 210 евро) единовременно. Данное судебное решение вступило в силу 17 апреля 1999 г. Денежные суммы, причитавшиеся заявителю в соответствии с судебным решением от 1 декабря 1998 г., были выплачены ему в полном объеме 8 мая 2002 г.


B. Второе судебное разбирательство


7. Решением Таганрогского городского суда Ростовской области от 4 октября 1999 г. было удовлетворено требование заявителя о выплате задолженности по возмещению вреда здоровью и на Управление социального обеспечения и защиты населения г. Таганрога была возложена обязанность выплачивать заявителю 1 850 рублей 55 копеек (примерно 69 евро) ежемесячно и выплатить 85 650 рублей (примерно 3 172 евро) единовременно.

8. По-видимому, названное судебное решение не было обжаловано сторонами и вступило в законную силу 14 октября 1999 г. Соответствующие денежные средства были выплачены заявителю в полном объеме 8 мая 2002 г.


C. Третье судебное разбирательство


9. 29 августа 2000 г. Таганрогский городской суд Ростовской области рассмотрел и удовлетворил требование заявителя об индексации Управлением социального обеспечения и защиты населения г. Таганрога выплат в возмещение вреда здоровью в соответствии с минимальным размером оплаты труда с применением коэффициента 1,581. Из материалов дела не следует, что стороны обжаловали судебное решение от 29 августа 2000 г., и 8 сентября 2000 г. оно вступило в законную силу. По-видимому, должник не был согласен с судебным решением, в связи с чем отказался его исполнять.

10. 6 марта 2003 г. президиум Ростовского областного суда, рассмотрев дело по протесту председателя Ростовского областного суда, принесенному в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РСФСР, который в применимой к данному делу части действовал до 30 июня 2003 г., отменил в порядке надзора решение Таганрогского городского суда Ростовской области от 29 августа 2000 г. и направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение в связи с существенным нарушением норм материального права.

11. По-видимому, 5 мая 2003 г. суды Российской Федерации повторно рассмотрели дело и отказали в удовлетворении требований заявителя. Соответствующее судебное решение вступило в законную силу 30 июня 2003 г.


D. Четвертое судебное разбирательство


12. 5 декабря 2002 г. Таганрогский городской суд Ростовской области рассмотрел и удовлетворил требование заявителя о взыскании задолженности сумм возмещения вреда в связи с задержкой исполнения решения Таганрогского городского суда Ростовской области от 29 августа 2000 г.

13. Городской суд возложил на Управление социального обеспечения и защиты населения г. Таганрога обязанность выплатить заявителю 39 446 рублей 93 копейки (примерно 1 240 евро) единовременно и 8 007 рублей 74 копейки (примерно 251 евро) ежемесячно, начиная с 1 января 2003 г. Определением Таганрогского городского суда Ростовской области от 29 января 2003 г. были внесены исправления в решение того же суда от 5 декабря 2002 года. 19 февраля 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда оставила решение от 5 декабря 2002 г. без изменений.

14. В результате внесения исправлений в судебное решение от 5 декабря 2002 г. Управление социального обеспечения и защиты населения г. Таганрога было обязано единовременно выплатить заявителю 43 102 рубля 62 копейки (примерно 1 353 евро) и ежемесячно 8 086 рублей 95 копеек (примерно 253 евро).

15. Из материалов дела следует, что дело заявителя было пересмотрено, а решение Таганрогского городского суда Ростовской области от 5 декабря 2002 г. отменено определением того же суда от 10 октября 2003 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. Суд пришел к выводу, что отмена судебного решения от 29 августа 2000 г. представляет собой вновь открывшееся обстоятельство, и, соответственно, отменил судебное решение от 5 декабря 2002 г. Впоследствии Таганрогский городской суд Ростовской области отказал в удовлетворении требований заявителя.


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с длительным неисполнением судебных решений, вынесенных
в пользу заявителя


16. Заявитель утверждал, что длительное неисполнение решений Таганрогского городского суда Ростовской области от 1 декабря 1998 г. и 4 октября 1999 г. нарушило его права, гарантированные пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и право на беспрепятственное пользование имуществом, гарантированное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Названные статьи в части, применимой к данному делу, предусматривают:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.".


A. Приемлемость жалобы


17. Власти Российской Федерации признали, что имела место задержка в исполнении судебных решений, вынесенных в пользу заявителя, однако отметили, что заявитель более не является "жертвой", поскольку соответствующие судебные решения были исполнены. Власти Российской Федерации утверждали, что заявителю было предложено заключить мировое соглашение, но он отказался.

18. Заявитель подтвердил свои жалобы.

19. Европейский Суд отмечает, что сам факт отказа заявителя от заключения мирового соглашения не может служить основанием для признания его жалобы неприемлемой. Что касается предполагаемой утраты заявителем статуса "жертвы", Европейский Суд напоминает, что "решение или мера, принятые в пользу заявителя, не являются в принципе достаточными для того, чтобы лишить ее или его статуса "жертвы", если только власти государства-ответчика не признают прямо или по сути факт нарушения Конвенции и не предоставят в связи с этим компенсацию (см. Постановление Европейского Суда по делу "Амюур против Франции" (Amuur v. France) от 25 июня 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-III, p. 846, § 36; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Далбан против Румынии" (Dalban v. Romania), жалоба N 28114/95, § 44, ECHR 1999-VI; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Ротару против Румынии" (Rotaru v. Romania), жалоба N 28341/95, § 35, ECHR 2000-V). Только при выполнении названных условий субсидиарный характер защитного механизма Конвенции препятствует рассмотрению жалобы (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Йенсен и Расмуссен против Дании" (Jensen and Rasmussen v. Denmark) от 20 марта 2003 г., жалоба N 52620/99).

20. В данном деле Европейский Суд отмечает, что сам по себе тот факт, что власти Российской Федерации исполнили судебные решения по прошествии значительного периода времени, не может рассматриваться как автоматически лишающий заявителя статуса "жертвы" в соответствии с Конвенцией. Власти государства-ответчика не признали, что права заявителя, гарантированные Конвенцией, были необоснованно ограничены неисполнением судебного решения, и вплоть до настоящего момента заявителю вопреки прецедентной практике Европейского Суда не была предложена компенсация за задержку исполнения решений (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Петрушко против Российской Федерации" (Petrushko v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 36494/02, § 16* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 9/2005.)).

21. Соответственно, Европейский Суд отклоняет довод властей Российской Федерации об утрате заявителем статуса "жертвы".

22. Европейский Суд отмечает, что жалобы заявителя не являются явно необоснованными по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что они не являются неприемлемыми по иным основаниям. Следовательно, они должны быть объявлены приемлемыми.


B. Существо жалобы


23. Доводы сторон по существу жалобы схожи с доводами относительно ее приемлемости.

24. Европейский Суд отмечает, что решение Таганрогского городского суда Ростовской области от 1 декабря 1998 г. вступило в силу 17 апреля 1999 г. и оставалось неисполненным до 8 мая 2002 г., то есть три года и двадцать два дня. Он также отмечает, что решение Таганрогского городского суда Ростовской области от 4 октября 1999 г. вступило в силу 14 октября 1999 г. и оставалось неисполненным до 8 мая 2002 г., то есть два года шесть месяцев и двадцать четыре дня.

25. Европейский Суд устанавливал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции во многих делах, которые касались тех же вопросов, которые возникли в данном деле (см. среди прочих Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 9/2006.); и более поздние, например, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Петрушко против Российской Федерации" или Постановление Европейского Суда по делу "Познахирина против Российской Федерации" (Poznakhirina v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 25964/02* (*Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда за 2002 год".)).

26. Изучив представленные материалы, Европейский Суд отмечает, что властями Российской Федерации не было названо ни одного факта или довода, которые смогли бы убедить его прийти к иному заключению в данном деле. Принимая во внимание свою прецедентную практику по данному вопросу, Европейский Суд полагает, что, не исполняя в течение существенного периода вступившие в законную силу судебные решения, принятые в пользу заявителя, власти Российской Федерации воспрепятствовали ему в получении средств, на которые он имел право в соответствии со вступившими в силу и подлежащими обязательному исполнению судебными решениями.

27. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 Конвенции в связи с отменой судебных решений, вынесенных в пользу заявителя


28. Заявитель утверждал, что отмена в порядке надзора решения Таганрогского городского суда Ростовской области от 29 августа 2000 г. и последующая отмена решения указанного суда от 5 декабря 2002 г. нарушили его право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и право на беспрепятственное пользование своим имуществом, предусмотренное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.


A. Приемлемость жалобы


29. Власти Российской Федерации утверждали, что 6 марта 2003 г. президиум Ростовского областного суда действовал в соответствии с нормами материального и процессуального права Российской Федерации и отменил судебные решения в ходе третьего судебного разбирательства, поскольку суд первой инстанции ошибочно истолковал положения материального права. Власти Российской Федерации настаивали, что надзорный протест был принесен с тем, чтобы исправить судебную ошибку и, следовательно, предотвратить нарушение прав и законных интересов третьих лиц. Что касается решения Таганрогского городского суда Ростовской области от 5 декабря 2002 г., власти Российской Федерации утверждали, что его отмена была обоснована необходимостью учета решения, принятого в результате пересмотра дела в порядке надзора 6 марта 2003 г. Следовательно, жалоба заявителя является необоснованной.

30. Заявитель оспорил замечания властей Российской Федерации и подтвердил свои первоначальные жалобы.

31. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


32. Доводы сторон по существу жалобы аналогичны тем, которые касаются ее приемлемости.


1. Пункт 1 статьи 6 Конвенции


33. Во-первых, Европейский Суд отмечает, что споры, касающиеся задолженности властей государства-ответчика перед заявителем, носят имущественный характер и, бесспорно, касаются гражданского права по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции.

34. Европейский Суд отмечает, что в данном деле возникают вопросы, совместима ли процедура по пересмотру дела в порядке надзора, допускающая отмену вступившего в силу судебного решения, с положениями статьи 6 Конвенции, и, в частности, учитывая фактические обстоятельства данного дела, имело ли место нарушение принципа правовой определенности.

35. Европейский Суд полагает, что данное дело аналогично упоминавшемуся выше делу "Рябых против Российской Федерации", в Постановлении по которому в части, применимой к настоящему делу, предусмотрено:


"51. ...Европейский Суд напомнил, что право на судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, в которой, в соответствующей ее части, верховенство права признается частью общего наследия Договаривающихся Государств. Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы принятое судами окончательное решение не могло бы быть оспорено...

54. Европейский Суд отметил, что пересмотр судебного постановления... в порядке надзора был инициирован председателем Белгородского областного суда, который не являлся стороной в судебном разбирательстве... Как и в ситуации, связанной с правом Румынии в деле "Брумареску против Румынии", осуществление председателем областного суда этого полномочия не было ограничено во времени, так что судебные Постановления могли быть оспорены на протяжении неопределенного срока.

55. Европейский Суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому в случае спора о его гражданских правах и обязанностях право на разбирательство дела судом. Таким образом, это положение закрепляет право на "разбирательство дела судом", в котором право на доступ к правосудию, то есть право на подачу в суд иска по гражданским делам, составляет лишь один из аспектов. Однако это право было бы иллюзорным, если бы в правовой системе Договаривающейся Стороны было бы закреплено, что окончательное, имеющее обязательную юридическую силу судебное Постановление являлось бы недействующим в ущерб одной из сторон. Немыслимо, чтобы пункт 1 статьи 6 Конвенции, детально описывая процессуальные гарантии, предоставляемые сторонам в справедливом, публичном и безотлагательном судебном процессе, не защищал бы процесс приведения судебных постановлений в исполнение; толкование статьи 6 Конвенции как касающееся исключительно доступа к правосудию и процесса судопроизводства, вероятно, привело бы к ситуации, несовместимой с принципом господства права, который Договаривающиеся Государства обязались соблюдать, когда ратифицировали Конвенцию (см. Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997II, р. 510, § 40).

56. Европейский Суд полагает, что право стороны в процессе на судебное разбирательство также было бы иллюзорным, если в правовой системе Договаривающегося Государства было бы закреплено, что окончательное, имеющее обязательную юридическую силу судебное Постановление может быть отменено вышестоящим судом по заявлению государственного должностного лица".


36. Более того, в Постановлении по делу ""Совтрансавто Холдинг" против Украины" (Sovtransavto Holding v. Ukraine), жалоба N 48553/99, § 77, ECHR 2002-VII, Европейский Суд по данному вопросу отметил следующее:


"...судебные системы, допускающие процедуру принесения возражения (протеста) и, следовательно, риск повторной отмены вступивших в законную силу судебных решений, что имело место в данном деле, являются сами по себе несовместимыми с принципом правовой определенности - одного из основополагающих аспектов принципа господства права по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции, истолкованного в свете Постановления Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии"...".


37. Возвращаясь к обстоятельствам данного дела, Европейский Суд отмечает, что решениями от 29 августа 2000 г. и 5 декабря 2002 г. Таганрогский городской суд Ростовской области удовлетворил требования заявителя о взыскании сумм задолженности по возмещению вреда и присудил ему денежные средства. После вступления судебного решения от 29 августа 2000 г. в законную силу председатель Ростовского областного суда принес на него надзорный протест. 6 марта 2003 г. президиум Ростовского областного суда отменил судебное решение от 29 августа 2000 г. в связи с ошибочным применением норм материального права. В результате рассмотрения требований заявителя Таганрогский городской суд Ростовской области оставил их без удовлетворения как необоснованные. Поскольку решение Таганрогского городского суда Ростовской области от 5 декабря 2000 г. было основано на выводах, приведенных в решении того же суда от 29 августа 2000 г., названный суд отменил 10 октября 2003 г. судебное решение от 5 декабря 2000 г. в связи со вновь открывшимися обстоятельствами и в итоге оставил требования заявителя без удовлетворения.

38. Принимая во внимание обстоятельства данного дела, Европейский Суд не усматривает оснований для того, чтобы отклоняться от приведенных выше выводов, и полагает, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с отменой вступивших в законную силу и имеющих обязательную юридическую силу судебных решений, принятых в деле заявителя.


2. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


39. Во-первых, Европейский Суд напоминает, что Конвенция не гарантирует как таковое право на получение пенсии или иных социальных выплат в определенном объеме (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Аунола против Финляндии" (Aunola v. Finland) от 15 марта 2001 г., жалоба N 30517/96). Тем не менее "требование", даже касающееся выплаты пенсии или иных социальных пособий, может представлять собой "имущество" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, если было в достаточной степени установлено, что оно может быть исполнено (см. Постановление Европейского Суда по делу "Нефтеперегонные заводы "Стрэн" против Греции" (Stran Greek Refineries v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series A, N 301, § 59).

40. Решение Таганрогского городского суда Ростовской области от 29 августа 2000 г. предоставило заявителю обеспеченное правовой санкцией требование на получение возмещения вреда в увеличенном объеме, проиндексированное в соответствии с минимальным размером оплаты труда с применением коэффициента 1,581. Решением от 5 декабря 2002 г. Таганрогский городской суд Ростовской области присудил заявителю 43 102 рубля 62 копейки в качестве единовременной выплаты и 8 086 рублей 95 копеек, подлежащие выплате ежемесячно.

41. Европейский Суд приходит к выводу, что Постановление президиума Ростовского областного суда от 6 марта 2003 г. и последующее судебное разбирательство, лишающее смысла судебное решение от 29 августа 2000 г., а также определение Таганрогского городского суда Ростовской области от 10 октября 2003 г. и последующее судебное разбирательство, лишающее смысла решение того же суда от 5 декабря 2002 г., представляют собой вмешательство в право заявителя на беспрепятственное пользование имуществом, гарантированное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania), жалоба N 28342/95, § 74, ECHR 1999-VII, и Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, §§ 38-39)* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2005.).

42. Несмотря на то, что Европейский Суд допускает, что принятые меры были законными и, возможно, преследовали общественные интересы, их совместимость с требованием соразмерности сомнительна.

43. Действительно пересчет социального пособия и его уменьшение как таковые не нарушают статью 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Решение Европейского Суда по делу "Скоркиевич против Польши" (Skorkiewicz v Poland) от 1 июня 1998 г., жалоба N 39860/98). Тем не менее придание пересчету обратной силы таким образом, что размер присужденных средств, которые уже были перечислены заявителю (или существует задержка в их перечислении), уменьшается, возлагает на заявителя личное и чрезмерное бремя и, следовательно, является несовместимым со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. В связи с этим Европейский Суд обращает внимание на упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации", где он отметил:


"40. ...Интересы общества, по общему признанию, могут включать в себя эффективную и скоординированную схему государственных пенсий, ради которой государство может корректировать свое законодательство.

41. Однако возможный публичный интерес государства в обеспечении единообразного применения Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в РСФСР" не должен приводить к ретроспективному перерасчету ранее присужденной денежной суммы. Европейский Суд счел, что, лишив заявителя права на получение пенсии в размере, установленном в окончательном судебном решении, государство нарушило справедливый баланс между рассматриваемыми интересами (см., mutatis mutandis* (*Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями, внеся необходимые изменения (прим. переводчика).), Постановление Европейского Суда по делу "Компания "Прессос Компаниа Навьера С.А." против Бельгии" (Pressos Compania Naviera S.A. v. Belgium) от 20 ноября 1995 г., Series А, N 332, § 43)".


44. Европейский Суд не усматривает оснований для того, чтобы отклоняться от своих выводов, приведенных в названном Постановлении, и полагает, что в данном деле также имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


III. Применение статьи 41 Конвенции


45. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


46. Заявитель требовал 184 264 рубля 14 копеек (примерно 5 330 евро) в качестве возмещения материального ущерба и 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

47. Власти Российской Федерации полагали, что требования заявителя являются чрезмерными и необоснованными. Они не представили конкретных комментариев относительно расчета предполагаемых имущественных убытков заявителя.

48. Что касается нарушения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отменой принятых в пользу заявителя судебных решений, Европейский Суд полагает разумным присудить заявителю 184 264 рубля 14 копеек, как сумму, которую бы получил заявитель, если судебные решения от 29 августа 2000 г. и 5 декабря 2002 г. не были бы отменены, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на указанную сумму.

49. Что касается компенсации морального вреда, Европейский Суд полагает, что заявителю был причинен некоторый моральный вред в результате установленных нарушений, который не может быть компенсирован самим фактом признания нарушения. Учитывая принцип справедливости, как того требует статья 41 Конвенции, Европейский Суд присуждает заявителю 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на указанную сумму.


B. Судебные расходы и издержки


50. Заявитель требовал 5 000 рублей (примерно 145 евро) в возмещение судебных расходов и издержек.

51. Власти не представили своих замечаний в связи с данным требованием.

52. Принимая во внимание имеющуюся в его распоряжении информацию, а также с учетом замечаний властей Российской Федерации Европейский Суд счел разумным присудить заявителю 5 000 рублей в возмещение судебных расходов и издержек.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


53. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу заявителя приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с длительным неисполнением решений Таганрогского городского суда Ростовской области от 1 декабря 1998 г. и 4 октября 1999 г.;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отменой решений Таганрогского городского суда Ростовской области от 29 августа 2000 г. и 5 декабря 2002 г. в порядке надзора;

4) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие денежные суммы:

(i) 184 264 рубля 14 копеек (сто восемьдесят четыре тысячи двести шестьдесят четыре рубля четырнадцать копеек) в возмещение материального ущерба;

(ii) 3 000 евро (три тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие выплате в рублях по курсу, который будет установлен на день выплаты;

(iii) 5 000 рублей (пять тысяч рублей) в возмещение судебных расходов и издержек;

(iv) сумму любых налогов, подлежащих начислению на названные суммы;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 7 июня 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 июня 2007 г. Дело "Найденков (Naydenkov) против Российской Федерации" (жалоба N 43282/02) (Первая Cекция)


Постановление вступило в силу 24 сентября 2007 г.


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.