Апелляционное определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 31 октября 2018 г. по делу N 10-16904/2018

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Алисова И.Ю,

судей Гапушиной И.Ю, Откина М.К,

при секретар ях Петрунине А.Ю, Волковой О.С,

с участием:

прокуроров апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Хамутовского Ф.Ф, Поддубровского К.В,

осужденного Изюмова В.Н. и его защитника- адвоката Перова А.В, предоставившего удостоверение N 15563 и ордер N 140016 от 01.06.2018,

осужденной Пахомовой Т.В. и ее защитника- адвоката Дудукчян Г.С, предоставившей удостоверение N 3563 и ордер N 5714 от 10.10.2018,

осужденной Кудашовой А.Л. и ее защитника- адвоката Амосова А.Л, предоставившего удостоверение N 909 и ордер N 566 от 10.10.2018,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению заместителя прокурора Юго-Западного административного округа г. Москвы Чехоева Г.А, апелляционными жалобами адвоката Перова А.В, осужденных Изюмова В.Н, Пахомовой Т.В, Кудашовой А.Л,

на приговор Черемушкинского районного суда города Москвы от 12 апреля 2018 года, по которому

Изюмов В

.

Н

, ***, ранее не судим ый,

осужден

по п.п. "а", "в" ч.3 ст.286 УК РФ - к лишени ю свободы на срок 5 лет с лишением права занимать в правоохранительных органах должности, связанны е с осуществлением функций представителя власти, на срок 1 (один) год;

по ч.4 ст.303 УК РФ - к лишени ю свободы на срок 3 года;

по п. "б" ч.4 ст.228.1 УК РФ - к лишени ю свободы на срок 10 лет 6 (шесть) месяцев с лишением права занимать в правоохранительных органах должности, связанны е с осуществлением функции представителя власти, сроком на 10 лет;

по ч.1 ст.30, п.п. "б", "г" ч.4 ст.228.1 УК РФ - к лишени ю свободы на срок 8 лет с лишением права занимать в правоохранительных органах должности, связанны е с осуществлением функции представителя власти, сроком на 10 лет.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Изюмову В.Н. назначено наказание в виде 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать в правоохранительных органах должности, связанны е с осуществлением функций представителя власти, сроком на 12 лет.

На основании ст.48 УК РФ Изюмов В.Н. лиш ен специального звания "старший лейтенант полиции".

Мер а пресечения в отношении Изюмова В.Н. остав лена прежней - в виде заключени под страж у.

Срок наказания исчисл ен с 12 апреля 2018 года. Зач тено в срок наказания время содержания под стражей с 27 апреля 2015 года по 11 апреля 2018 года.

Пахомов

а

Т

.

В

, ***, ранее не судим ая,

осуждена:

по п.п. "а", "в" ч.3 ст.286 УК РФ - к лишени ю свободы на срок 4 года с лишением права занимать в правоохранительных органах должности, связанны е с осуществлением функций представителя власти, на срок 1 год;

по ч.4 ст.303 УК РФ - к лишени ю свободы на срок 3 года;

На основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Пахомовой Т.В. назнач ено наказание в виде 5 лет лишения свободы с лишением права занимать в правоохранительных органах должности, связанны е с осуществлением функций представителя власти, на срок 1 год.

На основании ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным, с испытательным на сроком 5 лет.

На основании ст.48 УК РФ Пахомов а Т.В. лиш ена специального звания "лейтенант полиции".

До вступления приговора в законную силу мер а пресечения в отношении Пахомовой Т.В. остав лена прежней - в виде подписк и о невыезде и на длежащем поведении.

Кудашов

а

А

.

Л

, ***, ранее судим ая,

- 17 ноября 2008 года Черемушкинским районным судом г.Москвы по ч.3 ст.30, ч.1 ст.228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с приминением ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года; - 26 марта 2010 года Савеловским районным судом г.Москвы по ч.3 ст.30, ч.1 ст.228.1 УК РФ к 4 годам 1 месяцу лишения свободы, на основании ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 17 ноября 2008 года, в соответствии со ст.70 УК РФ назначено окончательное наказание в виде 4 л ет 2 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, освобождена 15 ноября 2013 года по отбытию срока наказания,

осуждена

по ч.5 ст.33, п.п. "а", "в" ч.3 ст.286 УК РФ - к лишени ю свободы на срок на 4 года ;

по ч.5 ст.33, ч.4 ст.303 УК РФ - к лишени ю свободы на срок 3 года.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Кудашовой А.Л. назнач ено наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мер а пресечения в отношении Кудашовой А.Л. остав лена прежней - в виде заключени под страж у.

Срок наказания Кудашовой А.Л. исчисл ен с 12 апреля 2018 года. Зач тено в срок отбывания наказания время содержания Кудашовой А.Л. под стражей с 29 сентября 2015 года по 11 апреля 2018 года.

Судьба вещественных доказательств в приговоре судом разрешена.

Заслушав доклад судьи Гапушиной И.Ю, изложившей содержание приговора, существо апелляционного представления и апелляционных жалоб, выслушав прокуроров Хамутовского Ф.Ф, Поддубровского К.В, поддержавших доводы апелляционного представления и возражавших по доводам апелляционных жалоб, выслушав осужденного Изюмова В.Н. и его защитника- адвоката Перова А.В, осужденную Пахомову Т.В. и ее защитника- адвоката Дудукчян Г.С, осужденную Кудашову А.Л. и ее защитника - адвоката Амосова А.Л, поддержавших доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

По приговору суда Изюмов В.Н. и Пахомова Т.В, каждый, признаны виновными в превышени и должностных полномочий, то есть в совершени и должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий повлекши х существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия и причинением тяжких последствий.

Они же ( Изюмов В.Н. и Пахомова Т.В. ), каждый, признаны виновными в фальсификаци и результатов оперативно-розыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-розыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления.

Кудашова А.Л. по приговору суда признана виновной в пособничеств е Изюмову В.Н. и Пахомовой Т.В. в совершении вышеназванных преступлений.

Кроме того, Изюмов В.Н. признан виновным в незаконн ом сбыт е наркотических средств, совершенн ом в административном здании с использованием своего служебного положения.

Он же, Изюмов В.Н, признан виновным в приготовлени и к незаконн ому сбыт у наркотических средств и психотропных веществ, группой лиц по предварительному сговору, совершенн ом в административном здании, с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Обстоятельства преступных действий подробно изложены в приговоре.

Заместитель прокурора Юго-Западного административного округа Чехоев Г.А. в апелляционном представлении указывает, что суд, не назначив Изюмову В.Н. и Пахомовой Т.В. ни за одно из преступлений, входящих в совокупность, дополнительное наказание, предусмотренное ст. 48 УК РФ, - лишение специального звания, назначил его по совокупности преступлений, что противоречит требованиям п. 4 и п. 5 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, ст. 69 УК РФ.

Помимо этого, Кудашова А.Л, будучи пособником преступлений, не входит в состав соисполнителей, что исключает применение к ней отягчающего наказания обстоятельства, предусмотренного п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ, - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

В связи с изложенным, прокурор просит приговор изменить:

назначить Изюмову В.Н. на основании ст. 48 УК РФ за каждое из преступлений, предусмотренных п.п "а", "в" ч.3 ст.286 УК РФ; ч.4 ст.303 УК РФ; п. "б" ч.4 ст.228.1 УК РФ; ч.1 ст.30, п.п. "б", "г" ч.4 ст.228.1 УК РФ, дополнительное наказание - лишение специального звания "старший лейтенант полиции";

назначить Пахомовой Т.В. на основании ст. 48 УК РФ за каждое из преступлений, предусмотренных п.п "а", "в" ч.3 ст.286 УК РФ; ч.4 ст.303 УК РФ, дополнительное наказание - лишение специального звания "лейтенант полиции";

исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на наличие у Кудашовой А.Л. отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ, и назначить Кудашовой А.Л. по ч.5 ст.33, п.п. "а", "в" ч.3 ст.286 УК РФ - наказание в виде лишения свободы на срок 3 лет 10 месяцев; по ч.5 ст.33, ч.4 ст.303 УК РФ - в виде лишения свободы на срок на 2 года 10 месяцев; на основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний - 4 года 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В апелляционной жалобе адвокат Перов А.В. в защиту осужденного Изюмова В.Н. полагает, что приговор основан на предположениях, судом допущены существенные нарушения уголовно - процессуального закона, неправильно применен уголовный закон, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Указывает, что в приговоре не отграничено, какие действия Изюмова образуют преступление, предусмотренное, п. "а, в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, а какие преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 303 УК РФ, одни и те же действия рассмотрены судом как идеальная совокупность, что противоречит положениям ст. 17 УК РФ.

Кроме того, в описание преступных действий по п. "а, в" ч. 3 ст. 286 УК РФ и ч. 4 ст. 303 УК РФ, судом включены действия по сбыту Мирзе наркотического средства и по приобретению и хранению наркотического средства, однако такие действия не образуют составов вышеуказанных преступлений.

Полагает, что выводы суда о непричастности М. к сбыту наркотического средства и о том, что Изюмов, Пахомова и установленное лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, совершили действия, повлекшие незаконное уголовное преследование М, основаны на недостоверных показаниях последней, а также протоколе осмотра ее персональной страницы в социальной сети "Вконтакте", содержащем сфальсифицированные сведения. Однако эти доказательства, по мнению защитника, опровергаются материалами уголовного дела N *, возбужденного в отношении М, в том числе данными в ходе его расследования показаниями Кудашовой А.Л, Л.Т.В, и З. В.О, которым судом не дано оценки в приговоре. Защитник в жалобе дает собственную оценку изученным по делу доказательствам, и полагает, то Изюмов, в ходе ОРМ в отношении М. действовал в соответствии с требованиями законодательства.

Вывод суда о примененном к М. насилии защитник находит не подтвержденным совокупностью доказательств.

Вывод суда о сбыте Изюмовым М. в помещении ОМВД по району Теплый Стан метадона основан только на показаниях М. по настоящему делу и на протоколе ее медицинского освидетельствования, однако в ходе медицинского освидетельствования М. сообщила, что употребляла героин, а состояние одурманивания установлено наркотическими средствам - морфин и долофин, при этом в показаниях, данных по уголовному делу N *, М. сообщила, что употребила метадон дома.

Выводы суда о виновности Изюмова по ч. 3 ст. 30 и п.п. "б, г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, по мнению адвоката, основан на недостоверных, недопустимых доказательствах и на предположениях. Показания М. о свертке, который она видела у Изюмова, не могут быть положены в обвинение, так как сверток, обнаруженный в помещении ОМВД, на опознание М. не предъявлялся, а предъявление фотографии этого свертка не отражено в протоколе ее допроса. Показаниям свидетелей А, Ж. и их интернет - переписке доверять нельзя, они носят предположительный характер, сверток свидетелям для опознания не предъявлялся. Кроме того судом указано, что сверток был приобретен Изюмовым не позднее 08.03.2015, но не указано, что он был приобретен в период до 22.02.2015.

Протокол личного досмотра Пахомовой, в ходе которого у нее сотрудником ОСБ изъят мобильный телефон, является недопустимым доказательством, поскольку отдельное поручение на его выемку или на проведение оперативно - розыскных мероприятий следователем не выдавалось, экспертиз, устанавливающих отсутствие монтажа или тождественность голоса, не проводилось. По этим же причинам недопустимыми являются протоколы личного досмотра Ж.и А, протоколы осмотров изъятых у них телефонов, а также протоколы осмотра аудиозаписи разговора между М. и З, М.и Л.Т.В, три диска, на которые записаны эти аудиозаписи. В судебном заседании государственный обвинитель эти записи не представил, М... Л, З. по ним не допрашивались, фоноскопических экспертиз по ним не проводилось.

Показания свидетеля Л. и З, данные в ходе предварительного расследования незаконно признаны судом допустимыми доказательствами, поскольку очные ставки между ними и Изюмовым не проводились. При первом рассмотрении дела в судебном заседании З. от показаний в ходе следствия отказалась, эти ее показания в суде не получили оценки в приговоре.

Показания потерпевшей М. защитник считает недостоверными, так как она заинтересована в привлечении осужденных к ответственности, дает эти показания по договоренности с сотрудником ОСБ М, что подтверждается отсутствием в материалах дела поручения следователя в период до 16 марта 2015 года о проведении следственных действий или на проведение оперативно - розыскных мероприятий. Показания М. защитник считает непоследовательными, противоречивыми, просит учесть, что М. ранее дважды судима за незаконные операции с наркотическими средствами, долгое время употребляла наркотики, в отношении нее проводились судебные психиатрические экспертизы, психофизиологическое не проведено из-за отсутствия сведений о том, что М. в течение года не употребляла наркотические средства. Судом не дано оценки тому, что фактически М. освобождена от уголовной ответственности за то, что дала ложные показания против осужденных.

Показаниям свидетеля М, по мнению защитника, доверять нельзя, так как они противоречивы. Изюмов многократно заявлял о фальсификации М. и Б. доказательств по делу, понуждении к даче показаний, превышении ими полномочий, избиении, но это не проверено судом и не получило оценки при постановлении приговора.

В ходе предварительного расследования нарушен порядок возбуждения, выделения и соединения уголовных дел, поскольку на момент выделения уголовного дела по п. "в" ч. 3 ст. 286, ч. 4 ст. 303 УК РФ отсутствовали доказательства непричастности М. к преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 228.1 УК РФ; дело в отношении М. было возвращено судом для соединения с настоящим делом, однако дела не были соединены; уголовное дело в отношении Пахомовой вообще не выделялось и не возбуждалось. Аналогичные нарушения допущены при выделении уголовных дел в отношении Изюмова, Д, Пахомовой и Кудашовой по ч. 1 ст. 228 УК РФ, а также уголовного дела в отношении Изюмова по п. "б" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. На момент соединения дел доказательств совершения их одними и теми же лицами отсутствовали, а значит отсутствовали основания, предусмотренные ст. 153 УПК РФ.

Защитник просит приговор отменить, уголовно дело возвратить прокурору в порядке ч. 3 ст. 389.22 УПК РФ.

Осужденный Изюмов В.Н. в апелляционной жалобе (основной и дополнительных) находит приговор незаконным и необоснованным, выводы суда, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что судом существенно нарушен уголовно - процессуальный закон, нарушен уголовный закон, приговор основан на предположениях.

Считает недопустимыми доказательствами протоколы изъятия у А. и Ж. мобильных телефонов, а также протокол осмотра этих телефонов.

Полагает, что суд необоснованно отверг показания А. в судебном заседании; показания А. следователю противоречивы, не согласуются с другими доказательствами, в том числе с показаниями М. в ходе судебного разбирательства, с детализацией соединений по его мобильному телефону.

Считает, что материалы оперативного мероприятия "оперативный эксперимент" являются недопустимыми доказательствами, поскольку А. действовал не добровольно, а в связи с оказанным на него сотрудниками ОСБ давлением; свидетель Ж. в суде подтвердил, что на А. оказывалось давление сотрудниками ОСБ. Отмечает, что в ходе ОРМ не получено доказательств того, что он или Д. угрожали А. физической расправой.

Указывает, что судья необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о предъявлении свидетелю А. для обозрения вещественного доказательства - свертка с наркотическими средствами.

Приводит в жалобе показания допрошенных судом свидетелей Б, П, Ф, А, П, С, Ч. и считает, что они, как и показания свидетелей П, С, К, подтверждают, что доступ в помещение, где одновременно расположен туалет и ксероксная и где обнаружены свертки с наркотическими средствами, имели все посетители ОМВД; показания свидетелей Б, П, К. и детализация соединений указывают, что обнаруженные 8 марта 2015 года в ОМВД наркотические средства ему (Изюмову) не принадлежат.

Полагает, что показаниям М. о примененном насилии доверять нельзя, так как телесных повреждений при помещении в СИЗО у нее не обнаружено; показаниям М.о сбыте ей Изюмовым наркотического средства доверять также нельзя, так как они противоречивы и даны после беседы с сотрудником ОСБ и с подготовленным сотрудником ОСБ содержанием. Кроме того, химическая сравнительная экспертиза установила, что метадон, выданный Кудашовой, и метадон, изъятый в ОМВД, различны по своему составу; детализация соединений доказывает, что 22.02.2015 он с Д. не созванивался, а значит в предварительный преступный сговор не вступал. Помимо этого, согласно материалам дела он в помещении ОМВД сбыл и З. наркотическое средство - героин, однако по данному факту следователем принято постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в то время как по предполагаемому сбыту М. уголовное дело возбуждено.

Полагает, что обнаружение на свертке с наркотиками в ОМВД следов рук, не принадлежащих ему, указывает на его непричастность к преступлению.

Просит приговор отменить, дело возвратить прокурору.

Осужденная Пахомова Т.В. в апелляционной жалобе находит приговор незаконным, необоснованным, выводы суда, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Выводы суда о непричастности М. к сбыту наркотического средства Кудашовой сделаны исключительно на показаниях самой М, в то время как виновность М. в указанном преступлении подтверждается составленными в отношении нее 22.02.2015 протоколами, ее собственными признательными показаниями следователю Н...

Протокол ее личного досмотра, указывает Пахомова в жалобе, в ходе которого ею добровольно выдан мобильный телефон является недопустимым доказательством, так как в материалах дела нет отдельного поручения следователя на проведение ОРМ или выемки телефона, а также в материалах дела нет сведений о совершении Пахомовой административного правонарушения, что позволяло бы сотруднику ОСБ провести личный досмотр. Кроме того, никаких экспертиз на предмет монтажа или принадлежности голоса на аудиозаписях, имеющихся в памяти телефона, не проводилось.

Осужденная просит приговор суда отменить.

Осужденная Кудашова А.Л. в апелляционной жалобе (основной и дополнительных) считает приговор незаконным, не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, назначенное наказание чрезмерно суровым.

Указывает, что судом в приговоре не разграничено какие действия образуют преступление, предусмотренное п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, а какие - преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 303 УК РФ, что не соответствует ст. 17 УК РФ.

Кроме того, указывает в жалобе, что она не является субъектом должностных преступлений; потерпевшая М.сообщила, что Кудашова не принимала участия в ее задержании, не оказывала на нее физического, психического воздействия; по делу отсутствуют доказательства, что она вступала в преступный сговор с другими осужденными, готовилась с ними к совершению преступлений и осужденными разрабатывался план преступлений. Настаивает, что не совершала вмененных ей преступлений.

Личность потерпевшей М, употребляющей наркотические средства, ранее судимой, по мнению автора жалобы, указывает на ложность ее показаний по настоящему делу. Судом необоснованно не приняты во внимание и не получили оценки в приговоре те показания М, которые были данные ею по уголовному делу, где она была привлечена в качестве обвиняемой.

Судом не была дана оценка показаниям Л. и З. на соответствие их требованиям УПК РФ.

Судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства осужденной о вызове в качестве свидетелей У. А.Н. и адвоката Г.О.П, которая представляла интересы М. по уголовному делу в отношении нее.

Полагает, что протокол осмотра интернет страницы М. в социальной сети "ВКонтакте" является недопустимым доказательством, поскольку нарушены положения ч. 2 ст. 23 Конституции Российской Федерации, ч. 1 ст. 29, ч. 1 ст. 165 УПК РФ, так как разглашено содержание переписки М. с иным лицом и право собеседника М. на тайну переписки нарушено. Кроме того, осмотр произведен способом, не исключающим фальсификацию протокола.

В ходе разбирательства по делу нарушен порядок разрешения ходатайств, исследования доказательств, назначения экспертизы, осмотра вещественных доказательств.

Считает, что причиной привлечения ее (Кудашовой) к уголовной ответственности стало желание сотрудников ОСБ УВД по ЮЗАО г. Москвы избежать собственной ответственности за содеянное в связи с поданным ею в отношении них заявлением.

Указывает, что отягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ, - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору - применено незаконно.

Оспаривает наличие опасного рецидива в своих действиях, полагает, что в ее действиях может быть признан обычный рецидив преступлений.

Просит приговор изменить, исключить из предъявленного ей обвинения квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, исключить отягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ, применить положения ст. 72 УК РФ в редакции Федерального закона N 186 от 03.07.2018.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Вывод суда первой инстанции о доказанности вины Изюмова В.Н, Пахомовой Т.В, Кудашовой А.Л. в совершении преступлений, за которые они осуждены, соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, подробно и полно приведенных в приговоре.

Так вина Изюмова В.Н, Пахомовой Т.В, Кудашовой А.Л. подтверждается:

- показаниями суду свидетеля С. П.А, инспектора по личному составу УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г. Москве, подтвердившего, что 8 марта 2015 года при проведении проверки подразделений ОМВД по району Теплый Стан г. Москвы в комнате, разделенной на туалет и помещение для ксерокопирования, обнаружен, помимо прочего, в емкости для хранения бумаги - сверток в полиэтиленовом пакете, плотно оклеенный "скотчем";

- показаниями оперуполномоченного А. Р.А, подтвердившего обнаружение в его присутствии указанного С. свертка;

- показаниями суду свидетеля М. И.В, старшего оперуполномоченного ОСБ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г. Москве, подтвердившего обнаружение указанного С. свертка, сообщившего об изъятии следователем в смежном с "ксероксной" помещении - туалете иных свертков с веществом, и показавшего, что после этого в ОСБ обратились оперуполномоченный ОМВД Ал. и его руководитель - Ж, которые сообщили о принадлежности свертка из "ксероксной" сотрудникам ОМВД Изюмову и Д... Ал.и Ж. располагали смс-перепиской, где ими назывались конкретные сотрудники ОМВД. Последним преступлением, раскрытым Изюмовым и Д. в сфере незаконного оборота наркотических средств, оказалось преступление, совершенное гражданкой М... В ходе беседы с последней в помещении следственного изолятора ему стало известно, что к месту задержания она была приглашена Кудашовой для продажи ей (М.) наркотика, на этой встрече М. была задержана за сбыт наркотического средства, которого не совершала, материалы ОРМ были сфальсифицированы задерживавшими ее сотрудниками полиции, сообщать об этом она побоялась, так как эти сотрудники полиции пользовались авторитетом в кругу лиц, употребляющих наркотические средства. Кроме того, свидетель показал, что были установлены Л. и З, указанные в материалах ОРМ как представители общественности, доставлены к следователю. Спустя некоторое время были получены сведения, что к Л. и З. поступают предложениях об изменении показаний, данных следователю. Разговоры об этих фактах он записал на диктофон своего мобильного телефона и предоставил эти записи следователю;

- показаниями М. М.Ш. в качестве свидетеля и потерпевшей по настоящему делу, где она сообщает, что после ее задержания, в помещении ОМВД, Изюмов положил перед ней сверток, обмотанный "скотчем", и угрожал, что она сядет в тюрьму за этот сверток. Кроме того, М. сообщила о своем знакомстве с Кудашовой, приобретении у Кудашовой наркотических средств, о том как та убедила ее что продаст вечером 22 февраля 2015 года ей героин, назвала место встречи, прибыв на которое попросила подержать в руках ключи и денежную купюру, после чего к ней (М.) подбежали Изюмов и Д, с ним была Пахомова, применили к ней насилие, повалили на землю, а затем отвели в рядом находящееся здание. Изюмов привел туда З... Далее ее доставили в отдел полиции. Там она, опасаясь, что ее обвинят в более тяжком преступлении, согласилась на требования Изюмова и Д. подписать какие-то документы. Никакого личного досмотра при ее задержании не проводилось. После подписания документов Изюмов принес ей наркотик, так как у нее была ломка. Употребив этот наркотик, она поняла, что это метадон. Затем ее возили на медосвидетельствование. Вечером следующего дня к ней пришла следователь. Следователю она боялась сказать правду, понимая, что она наркоманка и ей никто не поверит, но, когда к ней пришел сотрудник ОСБ и показал фотографию того свертка, который она видела у Изюмова, показал фотографии Изюмова и Пахомовой, она решиларассказать правду;

- показаниями свидетеля А. Н.В. в ходе предварительного расследования, изученными судом в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, где он подтверждает, что в ночь с 22 на 23 февраля 2015 года, когда он являлся дежурным оперуполномоченным, он видел в руках у Изюмова увесистый сверток, обмотанный "скотчем", о котором пришедший вместе с Изюмовым Д. пояснил, что сверток изъят у задержанной "сбытчицы", которую они доставили в отдел, внутри свертка наркотики. Далее свидетель видел, как в тот день Изюмов с этим свертком зашел в помещение, где расположены ксероксная и туалет, вышел из этого помещения уже без свертка. В тот же день Д. передал ему рапорт и материал проведенного ОРМ, однако этот сверток в рамках материала не изымался и к нему приобщен не был. После обнаружения уже 8 марта 2015 года этого свертка в помещении ОМВД, как показал свидетель, он 9 марта 2015 года сообщил своему непосредственному начальнику Ж, что видел этот сверток у Изюмова; 10 марта 2015 года - спросил у Изюмова, почему принесенный им в ночь с 22 на 23 февраля 2015 года пакет был изъят 8 марта 2015 года. Изюмов на это посоветовал никому об этом не сообщать, чтобы ему (А.) не иметь личных проблем. Далее, по совету Ж, он с имеющейся информацией обратился в ОСБ;

- показаниями суду свидетеля Ж, являвшегося заместителем начальника полиции по оперативной работе - начальником ОУР ОМВД России по району Теплый Стан г. Москвы, подтвердившего приведенные выше показания свидетеля Алексеева о сообщенных ему А. сведениях, принятом решении обратиться в ОСБ;

- заявлением А. Н.В. начальнику УВД от 11.03.2015 о поступающих ему от Д. а Д.В. и Изюмова В.Н. угрозах физической расправы в случае разглашения информации о принадлежности им свертка, изъятого 08.03.2015;

- протоколами личного досмотра А. и Ж, об изъятии у них принадлежащих им мобильных телефонов;

- протоколами осмотра следователем С. В.А. указанных мобильных телефонов, где в приложении "В." обнаружены текстовые сообщения, в которых А. в ночь с 8 на 9 марта 2015 года сообщает Ж, что "видел как В. сам принес этот пакет после последнего сбыта, в ночь, когда он (А.) был дежурным оперуполномоченным";

- протоколами осмотров места происшествия, в ходе которых 8 марта 2015 года в помещении ОМВД по району Теплый Стан обнаружены и изъяты в помещении "ксероксной", в том числе, сверток в полиэтиленовом пакете, плотно оклеенный прозрачной липкой лентой, а в смежном с "ксероксной" помещении, туалете, - несколько пакетиков с веществом;

- справкой об исследовании и заключением эксперта, установивших, что во всех изъятых свертках находятся запрещенные вещества, либо наркотические, либо психотропные, их вид и масса в справке и заключении отражены;

- протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого М. М.Ш. подтвердила сведения, сообщенные ею в ходе допросов по настоящему уголовному делу;

- протоколом медицинского освидетельствования, согласно которому 23 февраля 2015 года в 15 час 15 мин. перед помещением М. в изолятор временного содержания у нее установлено состояния опьянения, вызванное наркотическими средствами (морфин, долофин);

- материалами уголовного дела, возбужденного в отношении М. М.Ш, из которых следует, что дело возбуждено 23.02.2015 в 18 час. 00 мин. по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, по факту покушения М. на сбыт Кудашовой наркотического средства метадон (фенадон, долофин) массой 0,11 г. Следователю были переданы результаты ОРМ: постановление о проведении ОРМ, составленное оперуполномоченным Д. протокол личного досмотра Кудашовой, выдачи ей денежных средств, затем протокол личного досмотра Кудашовой и изъятия у нее пачки из-под сигарет со свертком с веществом, протокол личного досмотра М. М.Ш. и изъятия у нее денежных средств. Все протоколы составлены 22.02.2015 оперуполномоченным Пахомовой, понятыми в них указаны З. В.О. и Л. Т.В.;

- показаниями свидетеля Л. Т.В, изученными судом в порядке п.1 ч.2 ст.281 УПК РФ, где та подтверждает показания М. М.Ш. и утверждает, что 22 февраля 2015 года в качестве представителя общественности при проведении оперативно-розыскных мероприятий не участвовала, подписала необходимые Изюмову документы, по просьбе знакомого, с которым совместно распивала спиртные напитки и который ее привел к Изюмову, а также в связи с тем, что была сильно пьяна;

- показаниями свидетеля З. В.О, изученными судом в порядке п.5 ч.2 ст.281 УПК РФ, в которых она подтверждает показания М.М.Ш. и сообщает, что в оперативно-розыскных мероприятиях, проводимых сотрудниками ОМВД России по району Теплый Стан г.Москвы 22 февраля 2015 года, не участвовала, подписала документы, предоставленные ей Изюмовым, так как тот обещал ей за это наркотики;

- показаниями суду свидетеля А. И.Н, на период рассматриваемых событий заместителя начальника отдела - начальник полиции, в подчинении которого находился, в том числе, и отделение уголовного розыска, подтвердившего, что 22 февраля 2015 года Изюмов находился на рабочем месте, ему была поручена проверка по заявлению Кудашовой в отношении М.;

- показаниями суду свидетеля Т. О.В, на период рассматриваемых событий старшего оперуполномоченного ОВД ОСБ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г.Москве, где она сообщает, что на следующий день после того как она доставляла оперуполномоченную Пахомову на допрос к следователю, Пахомова самостоятельно явилась в ОСБ и добровольно выдала собственный мобильный телефон, на который записала ее с Изюмовым и Д. беседу, где последние обсуждают с ней способы уклонения от уголовной ответственности, выстраивают общую линию поведения. В присутствии понятых диктофонная запись на мобильном телефоне Пахомовой была прослушана, Пахомова пояснила какой голос, кому из участников беседы принадлежит;

- протоколом личного досмотра Пахомовой об изъятии у нее принадлежащего ей мобильного телефона,

- протоколом осмотра указанного мобильного телефона, с аудиозаписью разговора, о котором сообщила свидетель Т.;

- постановлением следователя от 24.10.2015 о прекращении в связи с отсутствием в деянии состава преступления уголовного дела N 51630, возбужденного 23.02.2015 СО ОМВД России по району Теплый Стан г.Москвы в отношении М.М.Ш. (т.3 л.д.169-174);

- протоколами осмотра CD-дисков с информацией о соединениях Кудашовой, Изюмова, Д, Пахомовой, Л, З, из которых следует, что в момент, указанный в протоколах ОРМ как период разъяснения прав, личных досмотров Кудашовой и М.- понятые Л. и З. отсутствовали как в отделе полиции, так и на месте задержания М. (т.5 л.д.163-167, т.5 л.д.150-162);

- иными приведенными в приговоре доказательствами, в том числе: свидетельскими показаниями личного состава ОМВД, подтверждающими факт обнаружения и изъятия в помещениях ОМВД 8 марта 2015 года свертков с запрещенными к обороту веществами; показаниями суду свидетеля С. Б.Е. и копией графика проверки ИЛС УВД по ЮЗАО подразделений, которые подтверждают полномочия инспектора С. на проведение проверки ОМВД России по району Теплый Стан г.Москвы 08 марта 2015 года; выписками из приказа

начальника УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г.Москве и должностными инструкциями оперуполномоченного и старшего оперуполномоченного, подтверждающими право Изюмова, Пахомовой, Д. на занимаемых ими должностях осуществлять оперативно-служебную деятельность по выявлению, пресечению и раскрытию преступлений; протоколом осмотра переписки М. в социальной сети "В" с Кудашовой, в ходе которой обсуждается передача Кудашовой наркотических средств М, но не наоборот; протоколами осмотра СД-дисков с предоставленными М аудиозаписями его телефонных бесед с Л и З, в которых последнее сообщают о поступающих предложениях изменить данные Л. и З. следователю показания; иными, положенными в основу приговора доказательствами, содержание которых согласуется с содержанием доказательств, изложенных выше.

Доводы апелляционных жалоб о недостоверности показаний М, недостоверности показаний свидетеля А. следователю, о недопустимости ряда доказательств, о недостаточности доказательств для вывода о доказанности вины осужденных были предметом судебной проверки при постановлении приговора, и обоснованно признаны судом несостоятельными. Судом выяснены все обстоятельства, указанные в ст. 73 УПК РФ, необходимые для правильного разрешения дела по существу, каждое доказательство судом оценено на предмет его относимости, допустимости, достоверности в соответствии требованиям ст. 87, 88 УПК РФ, а вся совокупность доказательств - на предмет достаточности. Суд указал мотивы, по которым он принимает одни доказательства и отвергает другие. Выводы суда с достаточной полнотой мотивированы, основаны на анализе всех изученных в ходе судебного следствия доказательств. Судебная коллегия находит выводы суда обоснованными, соответствующими тем фактическим обстоятельствам, которые установлены судом в ходе исследования доказательств по делу.

Так судом справедливо, вопреки мнению авторов апелляционных жалоб, показания свидетеля А, данные им в ходе предварительного расследования, признаны достоверными, а его показания суду и объяснения адвокату Матвеевой - отвергнуты как недостоверные. Утверждения А. суду и адвокату Матвеевой об оказанном на него сотрудниками ОСБ психологическом давлении являются голословными и опровергаются характером тех сведений, которые А. сообщил в ходе предварительного расследования, а также опровергаются протоколами осмотра мобильных телефонов его и Ж, показаниями последнего в судебном заседании и в ходе предварительного расследования. Из материалов дела следует, что уголовное дело по факту обнаружения наркотических средств в ОМВД возбуждено 08.03.2015 в 23 час. 00 мин, спустя всего 3 часа А. направил Ж. смс-сообщение, где сообщил, что видел этот обнаруженный с наркотиками сверток у Изюмова в руках ранее. В момент написания А. этого сообщения следователем еще не дано ни одного отдельного поручения начальнику ОСБ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г..Москве на сбор доказательств по делу, сотрудники ОСБ сбор доказательств еще не проводили и не имели возможности оказать на А. давление, убедив его написать это смс - сообщение. Далее, как это усматривается из материалов дела, 11 марта 2015 года А. обратился в ОСБ с заявлением о высказанных в его адрес Изюмовым и Д. угрозах физической расправы в случае разглашения известных ему об их противоправных действиях сведений (т.4 л.д. 38), в этот же день он на основании отдельного поручения следователя допрошен оперуполномоченным ОСБ Б. (т. 5 л.д. 31-34), где подробно изложил обстоятельства, при которых этот сверток видел, сообщил такие детали произошедшего, которые до этого момента не были известны ни следователю, ни органу дознания. Эти сведения А. подтверждал вплоть до допроса следователем 15 июня 2015 года (т. 4 л.д. 8-9), отказался от них только 26 октября 2015 года, давая объяснения адвокату Матвеевой.

При этом по смыслу ст. 86 УПК РФ адвокат не вправе опрашивать лиц уже допрошенных следователем по делу. Вопреки утверждениям осужденного Изюмова в апелляционной жалобе, свидетель Ж, не сообщал суду о том, что был очевидцем оказанного на А. давления сотрудниками ОСБ, говорил лишь, что слышал о нем от А... Свидетель Ж. отрицал, что вел смс-переписку с А. по указанию сотрудников ОСБ. Изложенное в своей совокупности и с учетом отсутствия доказательств о наличии у А. поводов для оговора Изюмова, со всей очевидностью свидетельствует о достоверности показаний свидетеля А. в ходе предварительного расследования, как это правильно указано судом в приговоре.

То обстоятельство, что в ходе проведенного сотрудниками ОСБ по заявлению А. от 11 марта 2015 года оперативно-розыскного мероприятия "оперативный эксперимент", когда А. был проведен телефонный разговор с Д, где последний не высказал угроз А, а равно не сообщил сведений, изобличающих соучастников, - не свидетельствует, вопреки мнению осужденного Изюмова, о недостоверности показаний А, положенных в основу приговора. Напротив, участие А. в этом мероприятии свидетельствует о его желании обезопасить себя от высказанных ему Изюмовым угрозах, то есть подтверждает достоверность тех сведений, которые А. сообщил следователю и которые приняты судом.

Судебная коллегия, несмотря на утверждения адвоката Перова и осужденного Изюмова в апелляционных жалобах, согласна с мнением суда первой инстанции о допустимости протоколов осмотра мобильных телефонов А. и Ж, как по приведенным в приговоре судом мотивам, так и в связи со следующим. В материалах уголовного дела имеется отдельное поручение органу дознания от 10 марта 2015 года (т. 10 л.д. 1-2), которое органом дознания получено в этот же день и позволяло провести личные досмотры А. и Ж. 10 марта 2015 года, в ходе которых были изъяты мобильные телефоны. Опечатка в рапорте оперуполномоченного Б. В.В. (т. 4 л.д. 11) на одну цифру номера отдельного поручения не может свидетельствовать об отсутствии этого отдельного поручения, выданного начальнику ОСБ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г. Москве следователем СЧ СУ этого же УВД С. В.А. Других отдельных поручений, переданных органу дознания 10 марта 2015 года, материалы дела не содержат. Изъятые мобильные телефоны начальником ОСБ направлены начальнику СУ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г. Москве 11 марта 2015 года, после чего осмотрены следователем С. В.А. Допрошенный судом апелляционной инстанции следователь С. В.А. подтвердил, что осмотры телефонов им проводились после их получения следственным управлением, то есть 11 марта 2015 года, а указание в протоколах осмотра на их проведение 10 марта 2015 года является технической ошибкой.

Показания свидетелей защиты, в том числе, Б, П, Ф, С, как и все иные полученные по делу показания свидетелей защиты и свидетелей обвинения по обстоятельствам осмотра, обнаружения, возможного нахождения изъятого свертка с наркотическими средствами в "ксероксной" ОМВД, судом подробно в приговоре проанализированы в совокупности с иными представленными по делу доказательствами. На основании этого анализа, несмотря на мнение осужденного Изюмова, судом сделан правильный вывод, что особенности использования помещения, где расположен ксерокс, при условии, что посетители и доставляемые в ОМВД лица досматриваются на входе в ОМВД, задержанные перемещаются по ОМВД в сопровождении сотрудников полиции, а показания П. объективно ничем не подтверждены, - не опровергают факта размещения свертков с запрещенными веществами Изюмовым, не опровергают иные обстоятельства по этому эпизоду преступной деятельности Изюмова. Кроме того, Судебная коллегия полагает, что исследованное по ходатайству адвоката Перова в ходе апелляционного разбирательства вещественное доказательство - сд-диск с записью информации о соединениях Изюмова за 6-8 марта 2015 года также не опровергает вывода суда о виновности Изюмова по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 30 и "б, г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Из принятых судом показаний свидетеля Алексеева, следует, что наркотические средства в помещении ксероксной были размещены Изюмовым ранее 6 марта 2015 года, при доставлении М. в ОМВД 22 февраля 2015 года.

Судебная коллегия, вопреки мнению авторов апелляционных жалоб, соглашается с мотивированными выводами суда первой инстанции о достоверности показаний потерпевшей М. по настоящему делу. Сторона защиты в жалобах фактически предлагает отвергнуть показания М. лишь в связи с тем, что она допускает немедицинское употребление наркотических средств и ранее судима. Однако такая оценка показаний противоречит требованиям закона, в то время как проведенная судом оценка показаний М. основана на анализе совокупности доказательств, подтверждающих показания М. по настоящему уголовному делу. Принятые судом показания М. подтверждаются показаниями свидетелей Л. и З. в ходе предварительного расследования, где они сообщают, что, будучи указанными в качестве понятых в материалах ОРМ, якобы проведенного в отношении М, в действительности участие в ОРМ не принимали. Принятые судом показания Л. и З. в свою очередь подтверждаются: протоколами осмотра информации о соединениях по их абонентским номерам и устройствам, из которых следует, что в момент подготовки и проведения в отношении М. ОРМ, Л. и З. рядом с сотрудниками полиции не находились; показаниями свидетеля М. о записанных им на собственный мобильный телефон телефонных разговорах с Л. и З. - сожителем З, где те сообщили о поступивших соответственно Л. и З. просьбах от лиц, действующих в интересах обвиняемых, об изменении показаний, данных следователю; протоколами осмотра CD-R дисков с записями этих разговоров. Проведение фоноскопической экспертизы по названным записям, на чем настаивает адвокат Перов, не вызывается необходимостью, и в связи со смертью Л. и невозможностью установить местопребывание З. - не представляется возможным.

Несмотря на отсутствие между Л, З. и осужденными очных ставок, суд, вопреки мнению адвоката Перова, правильно не нашел препятствий для оглашения их показаний в ходе следствия. Показания Л. оглашены на основании п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, в связи с чем запрет, установленный ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, на оглашение показаний Л. не распространяется. Свидетель З. была допрошена с участием сторон в судебном заседании при первоначальном рассмотрении дела, когда дело было возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, то есть сторонам была предоставлена возможность в предыдущих стадиях производства по делу оспорить показания З, предусмотренным законом способ ом. В этой связи на показания З. в ходе следствия, запрет на оглашение показаний свидетеля, установленный ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, также не распространяется. Утверждения адвоката Перова в жалобе о том, что показания З.й в судебном заседании не получили оценки в приговоре противоречат содержанию приговора, где такая оценка сдержится в томе 23 на листе дела 182. С мотивированными выводами суда о достоверности положенных в основу приговора показаний Л. и З. Судебная коллегия согласна, они сделаны на основании анализа всех изученных судом доказательств, являются правильными.

Показания свидетеля П, данные им в судебном заседании при первоначальном рассмотрении уголовного дела (т. 15 л.д. 223-228), изученные в суде апелляционной инстанции по ходатайству адвоката Перова, Судебная коллегия признает недостоверными, поскольку П, будучи тем лицом, которое побудило Л. участвовать в фальсификации материалов оперативно - розыскного мероприятия в отношении М, заинтересован дать недостоверные показания, и кроме того, показания П, опровергаются показаниями свидетеля Л, признанными судом первой инстанции и Судебной коллегией достоверными.

Ссылки адвоката Перова в апелляционной жалобе на отсутствие в материалах уголовного дела отдельного поручения в адрес сотрудников ОСБ М. на проведение допроса М. в условиях следственного изолятора, указание осужденного Изюмова на искусственное создание М. протокола этого допроса не свидетельствуют о незаконности приговора, так как названный протокол допроса (т. 4 л.д. 117-119) согласно протоколу судебного заседания, судом не исследовался, и соответственно не включен судом в перечень доказательств вины осужденных. В основу приговора судом положены показания М, данные следователю, в производстве которого находилось настоящее уголовное дело. Положенные в основу приговора показания М. и следователем, и судом проверены в установленном уголовно - процессуальным законом порядке.

Факт применения Изюмовым, Пахомовой и лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, насилия к М. при ее незаконном задержании, изученными судом доказательствами установлен, оснований сомневаться в достоверности показаний М. не имеется, о чем Судебной коллегией указано выше. Отсутствие у М. телесных повреждений, зафиксированных медицинскими работниками или медицинскими экспертами, не свидетельствует о недостоверности показаний потерпевшей, из которых следует, что в результате примененного соучастниками насилия она телесных повреждений не получила, но испытала физическую боль, что и признано судом доказанным по делу.

Судебная коллегия не соглашается с адвокатом Перовым, настаивающим на недоказанности вины Изюмова в сбыте метадона М. в ходе фальсификации результатов оперативно - розыскной деятельности. Показания М, данные по уголовному делу, возбужденному на основании сфальсифицированых материалов оперативно - розыскной деятельности, не могут быть признаны достоверными, как на том настаивают адвокат Перов и осужденные в апелляционных жалобах. Выводы суда в указанной части, как уже отмечено Судебной коллегией, являются обоснованными. Пояснения М. в ходе медицинского свидетельствования, на что обращает внимание защитник в жалобе, когда она, как установлено экспертами, находилась в состоянии наркотического опьянения, не опровергают показаний М. в качестве свидетеля и потерпевшей по настоящему уголовному делу, когда она была предупреждена об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний по ст. 307, 308 УК РФ, и подробно сообщила как, когда, для чего и в связи с чем Изюмов передал ей метадон, который она употребила в помещении ОМВД. Обнаружение в биологических средах М. метадона, соответствует выводу врачей в протоколе медосвидетельствования о наличии состояния опьянения, вызванного, в том числе, наркотическим средством долофин, что является еще одним наименованием метадона, как это следует из постановления Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 N 1002.

Исследованное судом первой инстанции заключение химической экспертизы, согласно которому метадон, выданный Кудашовой, и метадон, изъятый в ОМВД 8 марта 2015 года, различны по количественному и качественному составу, - не исключает, вопреки мнению осужденного Изюмова, его виновность в сбыте М. метадона с целью облегчить фальсификацию материалов оперативно-розыскного мероприятия. Не исключает виновность Изюмова по ч. 1 ст. 30 и п. "б, г" 228.1 УК РФ и исследование специалиста (т. 1 л.д. 176-181), установившего, что след руки, изъятый в ходе осмотра места происшествия на стекле копировального аппарата в помещении "ксероксной" не принадлежит Изюмову (т. 1 л.д. 113-127). Невозбуждение следователем уголовного дела в связи с показаниями З, сообщившей, что за подписание документов ОРМ в отношении Мирзы, Изюмов передал ей (Зе.) героин, не ставит, вопреки мнению осужденного Изюмова, под сомнение доказанность вины Изюмова в сбыте М. метадона. Отсутствие между Д. и Изюмовым телефонных соединений 22 февраля 2015 года, как об этом указано в жалобе Изюмова, не свидетельствует об отсутствии между соучастниками предварительной договоренности на совместное совершение преступлений.

Допустимость протокола осмотра персональной страницы М. в социальной сети "Вконтакте" (vk.com), на которой содержится переписка М.и Кудашовой судом также проверена при постановлении приговора, выводы суда являются правильными, утверждения стороны защиты о фальсификации названного доказательства никакими доказательствами не подтверждены. Положения ч. 2 ст. 23 Конституции Российской Федерации, ч. 1 ст. 29, ч. 1 ст. 165 УПК РФ, в ходе осмотра, вопреки утверждениям осужденной Кудашовой, не нарушены. При согласии пользователя интернет ресурса на его осмотр, судебное решение не требуется.

Описательно - мотивировочная часть приговора, вопреки доводам адвоката Перова и осужденной Кудашовой, содержит описание каждого из преступных деяний, признанных судом доказанными, позволяет правильно определить место, время, способ их совершения, форму вины, мотивы, цели и последствия каждого из преступлений, то есть соответствует требованиям п. 1 ст. 307 УПК РФ. В частности время совершения Изюмовым преступления предусмотренного ч. 1 ст. 30 и п. "б, г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, которое является оконченным в момент обнаружения наркотических средств 8 марта 2015 года, судом установлено и указано в приговоре верно, соответствует существу предъявленного обвинения, изложенного в постановлении о привлечении Изюмова в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении. Указание в приговоре на период приобретения этого наркотического средства не позднее 8 марта 2015 года, не свидетельствует об отсутствии в приговоре времени совершения преступления, и не противоречит содержанию доказательств, изученных в судебном заседании.

Оснований для признания недопустимым протокола личного досмотра Пахомовой, когда у нее оперуполномоченным ОСБ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г.Москве Т. О.В. был изъят ее мобильный телефон, не имеется, несмотря на позицию адвоката Перова и осужденной Пахомовой в жалобах. Судом обоснованно указано в приговоре на получение этого доказательства без нарушений требований уголовно - процессуального закона. Вопреки мнению авторов жалоб, материалы уголовного дела содержат (т. 10 л.д. 1-2) отдельное поручение на проведение сотрудниками ОСБ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г.Москве комплекса оперативно-розыскных мероприятий, которое позволяло органу дознания осуществлять сбор доказательств по настоящему делу, позволяло провести личный досмотр Пахомовой. Проведение в отношении аудиозаписи, содержащейся в памяти изъятого у Пахомовой мобильного телефона, фоноскопической экспертизы не вызывается необходимостью, поскольку Пахомова, оспаривая допустимость этого доказательства, вместе с тем не оспаривает его достоверность и не отрицает, что производила на мобильный телефон запись разговора, состоявшегося между ней, Изюмовым и Д...

Утверждения адвоката Перова в апелляционной жалобе об отсутствии судебной оценки показаний Изюмова о фальсификации материалов уголовного дела оперуполномоченным ОСБ М.и Б, противоречат содержанию приговора, где показания М. и Б, а также проведенные ими по поручению следователя оперативно - розыскные и следственные действия судом подробно проанализированы и им дана надлежащая оценка. Кроме того, в ходе предварительного расследования дважды проводилась доследственная проверка в отношении оперуполномоченных.М и Б. и следователя СУ по ЮЗАО ГСУ СК России по г. Москве П. О.В, и единожды - в отношении оперуполномоченного Т... По итогам обоих проверок в действиях должностных лиц признаков преступлений не обнаружено (т. 7 л.д. 213-224, т. 21 л.д. 206-226). Из постановления следователя ГСУ СК России по городу Москве К.о Е.М. от 08.02.2018 следует, что указанные должностные лица не оказывали в ходе расследования уголовного дела никакого давления на Кудашову, З.Л. Пахомову, Изюмова (т. 21 л.д. 206-226). Кроме того, Изюмов никогда не давал по делу признательных показаний, правильная оценка которых требовала бы проверки, в том числе следственным путем, обстоятельств их получения с целью исключить применение недозволенных методов ведения расследования.

Из материалов дела следует, что обо всех преступлениях, за совершение которых осуждены Изюмов, Пахомова и Кудашова, возбуждены уголовные дела, которые соединены в одно производство. Нарушений требований уголовно - процессуального закона при возбуждении уголовных дел, их соединении, органом расследования, вопреки мнению адвоката Перова, не допущено. Закон не содержит запрета на возбуждение уголовного дела одновременно с выделением из другого уголовного дела соответствующих материалов, а определение наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления, потребовавших в частности возбуждения уголовного дела по п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, ч. 4 ст. 303 УК РФ, отнесено законодателем к полномочиям следователя, принимающего решение о возбуждении дела. Несогласие адвоката Перова с выводами следователя не свидетельствует о неверности этих выводов. На момент возбуждения всех уголовных дел у следователя имелись и поводы и основания для их возбуждения. Тот факт, что уголовное дело в отношении М, возвращенное судом прокурору для соединения с настоящим делом, с ним не было соединено, а прекращено за отсутствием в действиях М. состава преступления, - не свидетельствует о незаконном уголовном преследовании осужденных и не нарушает их право на защиту, поскольку доказательства по прекращенному делу были исследованы судом с участием сторон в ходе судебного следствия по настоящему делу.

Судебное разбирательство проведено судом в строгом соответствии с требованиями уголовно - процессуального закона. Все заявленные сторонами ходатайства, вопреки мнению осужденных Изюмова и Кудашовой в апелляционных жалобах, судом обсуждены с участием сторон в судебном заседании, по ним приняты мотивированные решения, которые судебная коллегия находит убедительными, соответствующими закону и материалам дела. При проведении судебного разбирательства принципы уголовного судопроизводства судом первой инстанции соблюдены. Судом были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, были приняты все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон. Нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Таким образом, фактические обстоятельства уголовного дела судом установлены на основании надлежащих доказательств, рассмотренных в судебном заседании, поэтому квалификация действий Изюмова и Пахомовой по п.п "а", "в" ч.3 ст.286 УК РФ, ч.4 ст.303 УК РФ, Изюмова, кроме того, по п. "б" ч.4 ст.228.1 УК РФ, ч.1 ст.30, п.п. "б", "г" ч.4 ст.228.1 УК РФ, Кудашовой по ч.5 ст.33, п.п. "а", "в" ч.3 ст.286 УК РФ, ч.5 ст.33, ч.4 ст.303 УК РФ, является правильной.

Наказание назначено осужденн ым в соответствии с требованиями ст.6, 60 УК РФ, с учетом всех обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, с учетом данных о личности осужденн ых, влияния наказания на их исправление и на условия жизни их сем ей.

Все сведения о личности осужденных, которые положительно их характеризуют и были установлены при рассмотрении дела, судом первой инстанции учтены при назначении наказания.

В частности обстоятельствами, смягчающих наказание Изюмова, признаны: наличие на иждивении малолетнего ребенка, родителей - пенсионеров, отца, имеющего хроническое заболевание, бабушки - инвалида 2 группы, положительн ые характеристики по месту жительства и месту службы, благодарност и по службе, а также длительное содержание под стражей в условиях следственного изолятора до постановления приговора, положительные характеристики администраци ей СИЗО.

Обстоятельствами, смягчающи ми наказание Пахомовой, признаны: наличие на иждивении * малолетних детей, бабушки - инвалида, положительн ые характеристики по месту жительства и месту службы.

Обстоятельствами, смягчающи ми наказание Кудашовой признаны: наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, дочери - инвалида детства, бабушки - инвалида, положительн ая характеристик а по месту жительства, наличие хронических заболеваний, а также длительное содержание под стражей в условиях следственного изолятора до постановления приговора.

Обстоятельств, которые бы требовали своего признания смягчающими, но не были таковыми признаны судом первой инстанции, Судебной коллегией не установлено.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание каждого осужденного по преступлениям, предусмотренным ст.ст.286 и 303 УК РФ, судом признано совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. Однако в соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. В силу ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями). Таким образом, преступную группу образуют лишь соисполнители, а иные соучастники, в том числе пособник, которым являлась Кудашова, группу лиц непосредственно совершивших преступление, не образуют. В этой связи, законных оснований для признания в действиях Кудашовой отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ, не имеется, указание на наличие этого отягчающего обстоятельства должно быть исключено из приговора, а назначенное Кудашовой наказание за каждое из преступлений смягчено, на что правильно указано в апелляционном представлении и апелляционной жалобе осужденной Кудашовой.

Несмотря на позицию Кудашовой в жалобе, наличие опасного рецидива в ее действиях судом определено верно и правильно, в связи с этим, установлено отягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Судом в приговоре приведены мотивы, по которым Изюмову и Пахомовой необходимо назначить дополнительное наказание в виде лишения права занимать в правоохранительных органах должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также на основании ст.48 УК РФ - необходимо лишить их специальных званий. Вместе с тем, и это правильно указано в апелляционном представлении, дополнительное наказание, предусмотренное ст. 48 УК РФ, может быть назначено по совокупности преступлений только в случае назначения этого наказания хотя бы за одно из преступлений, входящих в совокупность. Обратное противоречит требованиям п. 4 и п. 5 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, ст. 69 УК РФ. В этой связи Судебная коллегия полагает необходимым назначить Изюмову за совершение преступления, предусмотренного п.п. "а, в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, дополнительное наказание в виде лишения специального звания "старший лейтенант полиции". Оснований для назначения Пахомовой дополнительного наказания в виде лишения специального звания "лейтенант полиции", как об этом просит прокурор, Судебная коллегия не находит, поскольку на период постановления приговора Пахомовой было присвоено другое специальное звание, а именно "старший лейтенант полиции" (т. 10 л.д. 96), которого она по приговору суда не лишена. В этой связи из резолютивной части приговора необходимо исключить указание на лишение Пахомовой Т.В. на основании ст. 48 УК РФ специального звания "лейтенант полиции".

Суд с достаточной полнотой мотивировал свои выводы о возможности исправления осужденных Изюмова и Кудашовой только в условиях реального отбывания наказания, невозможности применения к их наказанию положений ст. 64, 73 УК РФ, необходимости применения к основному наказанию Пахомовой положений ст. 73 УК РФ. Кроме того, суд мотивировал свое мнение об отсутствии оснований для изменения категории преступлений. Судебная коллегия с позицией суда первой инстанции согласна. Правильно определен судом и вид исправительного учреждения, в котором Изюмов и Кудашова должны отбывать наказание в виде лишения свободы.

В связи со вступлением в законную силу Федерального закона от 03 июля 2018 года N 186-ФЗ, которым внесены изменения в ст. 72 УК РФ, улучшающие положение осужденной Кудашовой, в резолютивной части приговора на основании ст. 10 УК РФ следует указать о зачете, в соответствие с п. "б" ч.3.1 ст. 72 УК РФ, в срок лишения свободы, времени содержания Кудашовой под стражей до дня вступления приговора в законную силу в период с 29 сентября 2015 года по 31 октября 2018 года из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, с учетом положений, предусмотренных ч.3.3 ст. 72 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Черемушкинского районного суда г. Москвы от 12 апреля 2018 года в отношении

Изюмов

а,

Кудашов

ой,

Пахомов

ой изменить.

На основании ст. 48 УК РФ

Изюмову за совершение преступления, предусмотренного п.п. "а, в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, назначить дополнительное наказание в виде лишения специального звания "старший лейтенант полиции".

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ

Изюмову, путём частичного сложения наказаний, назначенных за совершение преступлений, предусмотренных п.п "а", "в" ч.3 ст.286 УК РФ, ч.4 ст.303 УК РФ, п. "б" ч.4 ст.228.1 УК РФ, ч.1 ст.30, п.п. "б", "г" ч.4 ст.228.1 УК РФ, назначить наказание в виде лишения свободы на срок 12 (двенадцать) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах, связанных с осуществлением функций представителя власти, сроком на 12 (двенадцать) лет, и с лишением специального звания "старший лейтенант полиции".

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на признание в качестве обстоятельства, отягчающего наказание

Кудашовой, предусмотренного п. "в" ч.1 ст.63 УК РФ, - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Смягчить

Кудашовой наказание в виде лишения свободы:

- по ч.5 ст.33, п.п. "а", "в" ч.3 ст.286 УК РФ - до 3 лет 10 месяцев,

- по ч.5 ст.33, ч.4 ст.303 УК РФ - до 2 лет 10 месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, путём частичного сложения назначенных наказаний

Кудашовой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 10 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Зачесть в срок лишения свободы

Кудашовой время содержания под стражей до вступления приговора в законную силу в период с 29 сентября 2015 года по 31 октября 2018 года (включительно) из расчета 1 день за полтора дня лишения свободы, в соответствии с требованиями ч. 3.1 ст. 72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 3 июля 2018 года N 186-ФЗ), с учетом положений, предусмотренных ч. 3.3 ст. 72 УК РФ.

Исключить из резолютивной части приговора указание на лишение Пахомовой Т.В. на основании ст. 48 УК РФ специального звания "лейтенант полиции".

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, апелляционное представление, апелляционную жалобу Кудашовой А.Л. - удовлетворить частично, апелляционны е жалоб ы адвоката Перова А.В, осужденных Изюмова В.Н, Пахомовой Т.В. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.