Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 7 сентября 2007 г. N А55-16781/06 Дело о признании частично недействительным ненормативного акта налогового органа передано на новое рассмотрение, так как для выяснения правомерности получения по внутреннему сублизингу оборудования и уменьшения заявителем на суммы соответствующих сублизинговых платежей налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, следует истребовать у заявителя договор передачи по внутреннему лизингу оборудования вместе со всеми дополнительными соглашениями и приложениями, исследовать их условия (включая сроки заключения) применительно к условиям договора внутреннего сублизинга и дать им надлежащую правовую оценку (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа
от 7 сентября 2007 г. N А55-16781/06
(извлечение)

ГАРАНТ:

См. также Постановление ФАС ПО от 18 апреля 2008 г. N А55-16781/06


7 сентября 2007 года (дата изготовления текста постановления в полном объеме)

Резолютивная часть постановления объявлена 5 сентября 2007 года

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области,

на решение Арбитражного суда Самарской области от 26.02.2007 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2007 по делу N А55-16781/06,

по заявлению открытого акционерного общества "КуйбышевАзот", г.Тольятти к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области о признании частично недействительным решения,

установил:

Открытое акционерное общество "КуйбышевАзот" (далее - заявитель) обратилось в арбитражный суд с заявлением, с учетом уточнения требований в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области (далее - ответчик) от 25.07.2006 г. N 10-42/621/01-11/11173, в части начисления к уплате в бюджет за 2004 год налога на прибыль в сумме 7825092 руб., начисления пени по ст.75 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 1611726 руб. 39 коп. и взыскания штрафа в сумме 1565018 руб. на основании п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации, начисления к уплате в бюджет налога на добавленную стоимость (далее - НДС) за 2004-2005 годы в сумме 11915278 руб., пени по ст.75 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 1982559 руб. 63 коп. и взыскания штрафа в сумме 2383055 руб. на основании п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 26.02.2007, оставленным без изменений постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2007, требования заявителя удовлетворены в полном объеме.

В кассационной жалобе ответчик с принятыми по делу судебными актами не согласился, просил их отменить, полагая, что судами неправильно применены нормы Налогового кодекса Российской Федерации, предусматривающие исключение расходов из налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и применение налоговых вычетов по НДС.

В отзыве на кассационную жалобу заявитель с доводами, отраженными в последней, не согласился по основаниям, изложенным в тексте оспоренных по делу судебных актов.

В судебном заседании кассационной инстанции 29.08.2007 представители заявителя Лучкина Н.Н., действующая по доверенности N 367 от 26.12.2006, и Коростелева С.Л., действующая по доверенности N 73 от 16.04.2007, поддержали свою позицию, обозначенную в отзыве на кассационную жалобу.

Ответчик, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного разбирательства в кассационной инстанции, 29.08.2007 явку своего представителя не обеспечил.

В порядке статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации был объявлен перерыв: с 29.08.2007 до 9 часов 25 минут 05.09.2007, по окончании которого судебное разбирательство было продолжено.

Правильность применения обеими судебными инстанциями при разрешении настоящего спора норм материального и процессуального права проверена Федеральным арбитражным судом Поволжского округа в порядке, предусмотренном статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и сделан вывод о наличии оснований для частичной отмены вынесенных по делу судебных актов с направлением дела (в отмененной части) на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области, исходя из следующего.

Пункт 2.1.1.2 решения ответчика, по налогу на прибыль.

Налоговый орган считает, что в нарушение п.1 и п.4 ст.40 Налогового кодекса РФ организацией для целей налогообложения принята цена, не соответствующая уровню рыночных цен на идентичные товары данного периода, а именно:

По цене 1,636 руб. за кг и по цене 2 руб. 20 коп. за 1 кг, что составляет отклонение более чем на 20 процентов в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным товарам в пределах непродолжительного периода времени.

Установлено занижение дохода в сумме 488903 руб. Данное нарушение подтверждено справкой от ООО "Колос" о ценах реализации.

Однако, согласно п.11 ст.40 Налогового кодекса РФ для определения рыночной цены сделки могут быть использованы только официальные источники информации о рыночных ценах на товары, работы и услуги и биржевые котировки.

Официальной рассматривается информация, опубликованная в официальных изданиях уполномоченных госорганов в частности, органов, уполномоченных в области статистики, ценообразования.

Кроме того, рыночная цена на продукцию определяется в соответствии с Федеральным законом от 29.07.98 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", оценщиком получившем лицензию в установленном порядке.

В данном случае в качестве официального источника налоговый орган использовал справку ООО "Колос" о ценах реализации, что противоречит норме вышеуказанной статьи.

Кроме того, право контроля за ценами со стороны налогового органа возникает в случае отклонения более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам в пределах непродолжительного периода времени (ст.40 п.2 Налогового кодекса Российской Федерации).

Сделка по реализации пшеницы фуражной у промежуточного склада ОАО "КуйбышевАзот" носила разовый характер, поскольку основной деятельностью склада является реализация азотных удобрений.

Следовательно основанием для контроля за ценой со стороны налогового органа не было.

Согласно п.2.1.3.3 налоговый орган считает, что ОАО "КуйбышевАзот" неправомерно уменьшило налоговую базу по налогу на прибыль на сумму аудиторских расходов по составлении бухгалтерской отчетности.

При этом налоговый орган мотивирует данный вывод тем, что для всех организаций могут быть включены в расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, затраты на аудиторские услуги только в том случае, если данные расходы соответствуют требованиям инструкций о порядке заполнения форм годовой отчетности, утвержденных Минфином России.

Организации, для которых такими инструкциями не предусмотрено составление бухгалтерской отчетности, исходя из требований Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО), могут составлять бухгалтерскую отчетность по международным стандартам в инициативном, т.е. в добровольном порядке при этом расходы организации по оплате услуг по аудиту и составлению бухгалтерской отчетности не учитываются в целях налогообложения по налогу на прибыль.

Однако, в соответствии с п.1 ст.252 Налогового кодекса Российской Федерации для целей налогообложения прибыли налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст.270 Налогового кодекса Российской Федерации).

Согласно п.п.17 п.1 ст.264 Налогового кодекса Российской Федерации к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы организации на аудиторские услуги.

Налоговый кодекс РФ не содержит положений, согласно которым отнесению на расходы подлежат только затраты на проведение обязательного аудита.

О возможности отнесения расходов на добровольный аудит к расходам, признаваемых в целях налогообложения прибыли, говорится также в письме Минфина России от 06.06.06 г. N 03-11-04/3/283.

При решении вопроса о правомерности отнесения расходов на аудиторские услуги к затратам организации, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль заявитель исходил из определения соответствия оказанных услуг понятию аудиторских, экономической оправданности, оценка которых выражена в денежной форме, производственного характера (расходы связаны с производственной деятельностью, направленной на получение дохода), документального подтверждения, расходы по своему экономическому содержанию являются необходимым элементом хозяйственной деятельности предприятия.

Что касается экономической обоснованности этих расходов, то ОАО "КуйбышевАзот" имеет стратегическую программу развития, направленную, в том числе, на реконструкцию существующих производств, что имеет своей целью повышение эффективности производства за счет следующих факторов:

1. расширение объемов производства и достижения максимальной эффективности за счет оптимального масштаба производства;

2. снижение удельных норм расходов;

Для достижения этих целей необходимы большие объемы денежных ресурсов и обеспечения сроков заимствований не менее 5-7 лет.

В 2002 году ставки по кредитам банков составляли в среднем 17%, годовые кредиты были доступны под 19%, при этом кредиты более года были недоступны. В 2003 году компания решает выйти на рынок публичных заимствований и размещает облигации, ставка по которым была установлена на уровне 12% годовых на годовой срок. Как результат этого, Сбербанк снижает ставки по своим кредитам до уровня 11-15% годовых в зависимости от срока заимствований. При этом максимальный срок, на который можно привлечь деньги в Сбербанке, не превышает 3-х лет, что неприемлемо для предприятий химической отрасли в части окупаемости инвестиционных проектов. Опыт работы с инвесторами доказал, что стоимость заемных ресурсов напрямую зависит от нескольких факторов:

1) корпоративная прозрачность;

2) максимальная операционная и финансовая понятность и как следствие доверие инвестора к предоставляемой отчетности;

3) положительная кредитная история, в частности публичная история;

4) оценка компании и доверие к ней со стороны признанных международных инвесторов или рейтинговых агентств.

Заявителем было принято решение о сотрудничестве с одним из крупнейших мировых инвесторов, с Международной Финансовой Корпорацией (далее - МФК). К тому моменту КуйбышевАзот уже принимал участие в проекте МФК по улучшению корпоративного управления на предприятии. В 2003 году мы начали работу по привлечению финансирования. Помимо очевидного экономического эффекта, целью данного сотрудничества являлось также стремление продемонстрировать сообществу международных и российских инвесторов, что общество соответствуем международным стандартам ведения бизнеса и готовы им следовать, и что уровень инвестиционного риска в отношении нашей компании минимален.

Достигнув именно этой цели, заявитель мог рассчитывать на снижение стоимости заимствований, то есть расходов и увеличение их сроков, как в текущем периоде, так и в перспективе.

На то время МФК не предоставляла финансирования ни одному предприятию из перерабатывающей отрасли Российской Федерации. Одним из требований МФК и условием предоставления кредита являлась финансовая отчетность по МСФО, аудированная одной из компаний "Большой Четверки", а также тщательный анализ всех аспектов деятельности предприятия.

На дату подписания Мандатного письма ориентировочная стоимость этого кредита была LIBOR (1,5%) + 4%, то есть 5,5% сроком на шесть лет. Экономическая целесообразность очевидна. Для сравнения, ставка российских банков, в частности Сбербанка по трехлетнему кредиту в валюте составляла 12% годовых.

С того момента, как было анонсировано совместное сотрудничество с МФК, предприятию удалось добиться значительного снижения процентных ставок по своим кредитам. Результатом совместной работы с МФК, а также благодаря наличию аудированной отчетности по МСФО, предприятие получило снижение ставок до 8% по годовым заимствованиям и до 8,4% по двухлетним. Демонстрируя инвесторам понятность своего бизнеса и предоставляя финансовую отчетность по МСФО, аудит которой был осуществлен одной из 4-х крупнейших и надежнейших аудиторских фирм PricewaterhouseCoopers, заявитель смог разместить второй выпуск облигаций под очень низкую ставку - 8,8% - сроком на пять лет. Для сравнения, компании того же размера и уровня кредитного риска, без аудированной отчетности по МСФО, имеют возможность привлечь деньги на более короткий срок (до 3-х лет) под более высокую ставку (к примеру, облигации Салаватнефтеоргсинтез имеют трехлетнюю оферту, причем ставка купонов находится на уровне 10%).

По самым консервативным расчетам, исходя из среднегодового размера ссудной задолженности и достигнутой разницы в ставках, полученный эффект от сотрудничества с МФК и PricewaterhouseCoopers составил: В 2003 году - 60 миллионов рублей в год, в 2004 году - 90 миллионов рублей в год, в 2005 году - 80 миллионов рублей в год.

Именно доступ к международному длительному и недорогому финансированию позволяет компании успешно структурировать свой долговой портфель, снижая процентную нагрузку, удлиняя сроки погашения, и привлекать новых инвесторов, демонстрирую хорошее кредитное качество. При этом, необходимо еще раз отметить, что этот доступ возможен лишь при наличии финансовой отчетности по МСФО, аудиторами которой должна выступать одна из компаний Большой Четверки (то есть, KPMG, Deloitte&Touche, PricewaterhouseCoopers, Ernst&Young). Условия PricewaterhouseCoopers оказались наиболее приемлемыми для заявителя (в частности, факт того, что офис этой компании расположен в одном с заявителем городе, позволил значительно снизить затраты на персонал).

Кроме того, наглядным свидетельством правильности выбранной стратегии являются следующие факты:

1. Рост объемов производства капролактама в 2003 году по сравнению с 2002 9,6%, в 2004 по сравнению с 2003 - 15,5%, 2005 год в сравнении с 2004 - 6,5%. Рост за весь этот период составил 34,8%.

2. Выручка от реализации продукции за указанный период утроена

3. Чистая прибыль выросла с 315 миллионов рублей в 2002 году, до 1,6 миллиардов рублей в 2005, то есть, увеличена более чем в пять раз. (Соответственно, налог на прибыль вырос в 6,4 раза).

Таким образом, расходы были произведены с целью снижения затрат по процентам за кредиты и эта цель была достигнута, то есть расходы обусловлены целью получения дохода, затраты на аудит по МСФО экономически обоснованы, документально подтверждены, а так как, расходами в целях гл.25 Кодекса, признаются любые затраты, не поименованные в ст.270 Кодекса, при условии их соответствия критериям, изложенным в п.1 ст.252 Кодекса, то расходы на аудиторские услуги в сумме 378816 рублей признаны заявителем расходами для целей налогообложения прибыли правомерно.

По п.2.1.3.5 налоговый орган считает, что ОАО "КуйбышевАзот" неправомерно отнесло командировочные расходы к прочим расходам связанным с производством и реализацией (ст.264 Налогового кодекса Российской Федерации), что привело к занижению налоговой базы по налогу на прибыль на 93243 руб., так как затраты по командировке в Германию по вопросу реконструкции агрегата аммиака носят капитальный характер, увеличивают стоимость оборудования и уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль через начисление амортизации.

Однако, в соответствии с пунктом 2 статьи 257 Налогового кодекса Российской Федерации первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.

Налоговым Кодексом определены работы, относящиеся к достройке, дооборудованию, модернизации, реконструкции, техническому перевооружению.

В целях определения налогооблагаемой прибыли к реконструкции относится переустройство существующих объектов основных средств, связанное с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей и осуществляемое по проекту реконструкции основных средств в целях увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

Сумма, на которую изменяют первоначальную стоимость основных средств, вводимых после реконструкции, в целях налогообложения должна быть документально подтверждена: договором подряда, актом выполненных работ по форме КС-2 (капитальный характер работ), актом приемки законченных работ по форме N ОС-3 "Акт о приеме-сдаче отремонтированных, реконструированных, модернизированных объектов основных средств".

Таким образом, перечень расходов, влияющих на изменение первоначальной стоимости основных средств, закрыт и не предусматривает включение в них дополнительных расходов, прямо не связанных с выполнением основных работ по реконструкции объектов, например, командировочных расходов. Нормы признания командировочных расходов в целях налогообложения прибыли определены законодателем в пп.12 п.1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации.

Следовательно, затраты по командировке с целью проведения технических переговоров по вопросу реконструкции крупнотоннажного агрегата аммиака не могут носить капитальный характер и изменять стоимость оборудования, так как они не относятся к работам по реконструкции объекта, определенных Кодексом.

Таким образом, расходы по проведению переговоров в сумме 93243 рубля приняты заявителем правомерно как расходы текущей производственной деятельности, признаваемые в целях налогообложения согласно п.п.12 п.1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации.

По п.2.1.3.6 налоговый орган считает, что ОАО "КуйбышевАзот" в нарушение п.1 ст.257 Налогового кодекса Российской Федерации, п.5 ст.270 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы по налогу на прибыль на расходы, связанные с производством и реализацией, неправомерно отнесло затраты по приобретению амортизируемого имущества. Для целей налогообложения прибыли расходы лизингополучателя в виде выкупной цены предмета лизинга при переходе права собственности являются затратами на приобретение амортизируемого имущества и на основании п.5 ст.270 Налогового кодекса Российской Федерации не учитываются при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль. Размер необоснованно отнесенных затрат - 3002585 руб.

Однако, согласно ст.28 Федерального закона от 29.10.98 г. N 164 - ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" в состав платежей, которые лизингополучатель перечисляет лизингодателю, может входить:

- возмещение затрат лизингодателя;

- доход лизингодателя;

- выкупная цена имущества (если по договору лизинга имущество переходит в собственность лизингополучателя).

Налоговый Кодекс не дает такой детализации, как Закон о лизинге.

Глава 25 Налогового кодекса РФ разрешает относить на расходы весь лизинговый платеж без каких-либо изъятий. В то же время Налоговый кодекс не расшифровывает, что следует понимать под лизинговым платежом. А согласно п.1 ст.11 Налогового кодекса РФ институты, понятия и термины гражданского и других областей законодательства, используемые в Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих целях, если иное не предусмотрено Кодексом. Следовательно, определяя возможность включения лизингового платежа в расходы, связанные с производством и реализацией, налогоплательщик должен руководствоваться тем понятием лизингового платежа, которые приведено в Законе о лизине.

По договору лизинга с ЗАО "Петролизинг-менеджмент" заявитель включал лизинговые платежи в прочие расходы, связанные с производством и реализацией руководствуясь нормами законодательства: в силу подпункта 10 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации лизинговые платежи относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией. В соответствии с подпунктом 3 пункта 7 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации датой осуществления расходов в виде лизинговых платежей за принятое в лизинг имущество считается дата расчетов согласно условиям договора или дата предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для произведения расчетов, либо последний день отчетного (налогового) периода.

При этом законодательство не устанавливает уменьшения лизинговых платежей на выкупную стоимость в случае дальнейшего выкупа предмета лизинга Подпунктом 10 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено лишь уменьшение суммы лизинговых платежей, относимых к прочим расходам, на суммы начисленной амортизации только в случае учета лизингового имущества на балансе лизингополучателя.

Данный вывод подтверждается письмами Министерства финансов РФ, на которое возложены полномочия давать письменные разъяснения по вопросам применения законодательства РФ о налогах и сборах (статья 34.2 Налогового кодекса Российской Федерации). В письмах Минфина России от 30.07.2004 г. N 03-03-08/117 и от 26.10.2004 г. N 03-03-01/4/15, от 24.05.2005 г. N 03-03-01-04/1/288 говорится о том, что для лизингополучателя выкупная цена - это плата в денежной оценке за приобретение амортизируемого основного средства (предмета лизинга). Приобретение имущества должно осуществляться за счет капитальных затрат лизингополучателя и не может быть списано лизингополучателем в качестве расходов, учитываемых для целей налогообложения прибыли. Однако в Письмах Минфина России уточнено, что это касается ситуаций, когда предмет лизинга находится на балансе лизингополучателя.

В письме Минфина России от 31.05.2004 г. N 04-02-05/3/43 также указано, что при рассмотрении вопроса о налогообложении лизинговых платежей необходимо учитывать, у какой из сторон по договору числится на балансе предмет лизинга.

В настоящем случае предметы лизинга учитывается на балансе лизингодателя. Исходя из вышеприведенного видно, что в ситуации, когда предмет лизинга находится на балансе лизингодателя, выкупная цена учитывается в порядке, отличном от того, который приведен в Письмах Минфина России от 30.07.2004 г. N 03-03-08/117 и от 26.10.2004 г. N 03-03-01/4/15, от 24.05.2005 г. N 03-03-01-04/1/ 288, то есть выкупную стоимость лизингополучатель может списывать на текущие расходы вместе с остальной частью лизингового платежа. Таким образом, не учитывая у себя на балансе лизинговое имущество в течение действия договора лизинга, заявитель правомерно отнес сумму 1125223 рублей лизинговых платежей к прочим расходам полностью в тех отчетных периодах, в которых производилась уплата лизинговых платежей.

Налоговым органом не признана вся сумма лизинговых платежей по договору лизинга с ООО "Деталекс" N 0042/3 от 14.04.2003 г. в связи с тем, что "в договоре отсутствует выкупная стоимость оборудования (затраты на приобретение оборудования без учета услуг по лизингу), поэтому выделить ее в общей сумме лизинговых платежей не представляется возможным".

В договоре лизинга с ООО "Деталекс" N 0042/3 от 14.04.2003 г. дважды оговаривается выкупная стоимость предмета лизинга со ссылкой на приложение N 2 к настоящему договору:

пп.4.2 пункта 4 "График погашения лизинговых платежей и выплаты остаточной (выкупной) стоимости автомобилей указан в приложении N 2",

пп.6.3 пункта 6 "право собственности на предмет лизинга переходит к Лизингополучателю по истечении срока действия настоящего договора, при условии выплаты Суммы договора - всех лизинговых платежей, и остаточной стоимости (выкупной цены) предмета лизинга, оговоренной в Приложении N 2 к настоящему Договору ". В приложении N 2 к настоящему договору четко определен график лизинговых платежей: сумма лизингового платежа, сумма НДС, лизинговый платеж с НДС, отдельно указана сумма остаточной (выкупной) стоимости включая НДС, итого сумма договора, в т.ч. НДС, что подтверждается договором лизинга и приложением к нему.

В проверяемом периоде заявителем производилась оплата лизинговых платежей согласно графика лизинговых платежей, расходы правомерно относились к прочим расходам, связанным с производством и реализацией. Согласно п.п.6.3 договора в связи с выполнением обязательств по договору и истечением срока действия договора лизинга нами в мае 2006 г. перечислена выкупная стоимость предмета лизинга - платежное поручение N 5565 от 18.05.2006 г., приобретенное имущество включено в состав амортизируемого имущества.

Таким образом, заявитель правомерно отнес сумму 938113 рублей лизинговых платежей к прочим расходам полностью в тех отчетных периодах, в которых производилась уплата лизинговых платежей.

Налоговым органом не признана вся сумма лизинговых платежей по договору лизинга с ООО "Дюнген" N 0042/4 от 29.04.2003 г. в связи с тем, что "в договоре отсутствует выкупная стоимость оборудования (затраты на приобретение оборудования без учета услуг по лизингу), поэтому выделить ее в общей сумме лизинговых платежей не представляется возможным".

В договоре лизинга с ООО "Дюнген" N 0042/3 от 14.04.2003 г. дважды оговаривается выкупная стоимость предмета лизинга со ссылкой на приложение N 2 к настоящему договору:

пп.4.2 пункта 4 "График погашения лизинговых платежей и выплаты остаточной (выкупной) стоимости автомобилей указан в приложении N 2",

пп.6.3 пункта 6 "право собственности на предмет лизинга переходит к Лизингополучателю по истечении срока действия настоящего договора, при условии выплаты Суммы договора - всех лизинговых платежей, и остаточной стоимости (выкупной цены) предмета лизинга, оговоренной в Приложении N 2 к настоящему Договору". В приложении N 2 четко определен график лизинговых платежей: сумма лизингового платежа, сумма НДС, лизинговый платеж с НДС, отдельно указана сумма остаточной (выкупной) стоимости включая НДС, итого сумма договора, в т.ч. НДС, что подтверждается договором лизинга и приложением к нему.

В проверяемом периоде заявителем производилась оплата лизинговых платежей согласно графика лизинговых платежей, расходы правомерно относились к прочим расходам, связанным с производством и реализацией. Согласно пп.6.3 договора в связи с выполнением обязательств по договору и истечением срока действия договора лизинга нами в мае 2006 г. перечислена выкупная стоимость предмета лизинга - платежное поручение N 6144 от 30.05.2006 г., приобретенное имущество включено в состав амортизируемого имущества.

Таким образом, заявитель правомерно отнес сумму 939249 рублей лизинговых платежей к прочим расходам полностью в тех отчетных периодах, в которых производилась уплата лизинговых платежей.

Налоговый орган считает, что ОАО "КуйбышевАзот" в нарушение ст.265 Налогового кодекса Российской Федерации необоснованно включило в состав внереализационных расходов дебиторскую задолженность в размере 2959718 руб., из них: по ООО "Электрофинресурс" в сумме 26129 руб. по причине отсутствия документа, подтверждающего факт исключения должника из реестра юридических лиц; по ООО "Газагро" в сумме 2933589 руб. не представлены доказательства истечения срока исковой давности.

Однако, в соответствии с п.2 ст.265 Налогового кодекса Российской Федерации безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Таким образом, для признания долга безнадежным и отнесения его ко внереализационным расходам достаточно истечения срока исковой давности и документального его подтверждения (статья 252 Налогового кодекса Российской Федерации).

В статье 265 Налогового кодекса Российской Федерации не говорится, на основании каких документов долг может быть признан безнадежным. Поэтому при списании в расходы сумм безнадежного долга, по которому истек срок исковой давности, подтверждающими документами могут быть первичные учетные документы, на основании которых ведется бухгалтерский учет (Федеральный закон от 21.11.96 г. N 129-ФЗ).

По ООО "Электрофинресурс" срок исковой давности истек (задолженность возникла 30.09.2001, а списана в сентябре 2004 года), документальное подтверждение долга подтверждено ответчиком в акте выездной налоговой проверки: акт инвентаризации расчетов с покупателями N 1 от 30.09.2004 г., приказ руководителя предприятия N 680 от 30.09.2004 г. "О списании дебиторской и кредиторской задолженности", квитанции о приеме груза, платежное требование N 337 от 19.12.2001 г.

На основании вышеизложенного долг, по которому истек срок исковой давности, в сумме 26129 рублей включен заявителем в расходы правомерно в соответствии со статьей 265 Налогового кодекса Российской Федерации.

Также является ошибочным вывод ответчика о том, что поскольку установить срок истечения исковой давности не представляется возможным, постольку он начинается с момента просрочки долга, который устанавливается, исходя из условий договора или дополнительных соглашений к нему, то в декабре 2004 года сумма долга в размере 2959718 рублей по ООО "Газагро" неправомерно списана на расходы, учитываемые в целях налогообложения прибыли.

Нормами Налогового кодекса документ, который является основанием для отчета срока исковой давности не определен. Согласно статье 486 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после его передачи. Значит, если договор купли-продажи или дополнительное соглашение к нему не было заключено в письменной форме, а фактическая отгрузка товара проходит по накладным, то покупатель обязан оплатить полученный товар сразу же после его получения. Отгрузка минудобрений в адрес ООО "Газагро" производилась заявителем в феврале-апреле 2001 года, что подтверждается железнодорожными накладными. Следовательно, имея накладные на отгрузку товара и используя правило статьи 486 Гражданского кодекса Российской Федерации, вполне можно определить дату возникновения дебиторской задолженности.

В соответствии со статьей 314 Гражданского кодекса Российской Федерации товар должен быть оплачен в разумный срок после возникновения обязательств. Обязательство, не исполненное в разумный срок, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении. Платежные требования на оплату были предъявлены в период с февраля по апрель 2001 года. На основании вышеизложенного срок исковой давности (три года) истекает в мае 2004 года.

На основании вышеизложенного, долг, по которому истек срок исковой давности, в сумме 2933589 рублей включен заявителем в расходы правомерно в соответствии со статьей 265 Налогового кодекса Российской Федерации.

Пунктом 2.2.1 налоговым органом частично доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 135672 рубля с суммы дебиторской задолженности ООО "ТОАЗ", списанной на убытки предприятия в соответствии с приказом генерального директора от 31.12.2004 г. N 939 в декабре 2004 г.

Налог на добавленную стоимость исчислен и уплачен заявителем со всей суммы дебиторской задолженности ООО "ТОАЗ" в размере 350618,63 руб., что подтверждается выпиской из книги продаж за декабрь 2004 г.

Относительно пункта 2.2.2.1.

В соответствии с п.п.4 п.2 ст.146 Налогового кодекса РФ не признается объектом налогообложения выполнение работ (оказание услуг) органами, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, в рамках выполнения возложенных на них исключительных полномочий в определенной сфере деятельности в случае, если обязанность выполнения указанных работ (оказание услуг) установлена законодательством РФ, законодательством субъектов РФ, актами местного самоуправления.

В соответствии с п.п.17 п.2 ст.149 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит налогообложению реализация услуг, оказываемых уполномоченными на то органами, за которые взимается госпошлина.

В проверяемом периоде в соответствии с заключенным договорами МУП "Инвентаризатор" выполняло услуги для ОАО "КуйбышевАзот" по выдаче справок по форме 11 для регпалаты, по постановке на учет объектов и другие виды услуг, за которые взимается госпошлина.

ООО "Равновесие" по договорам возмездного оказания услуг осуществляло государственную регистрацию права собственности на объекты недвижимости в Самарской областной регистрационной палаты.

ООО "Альбатрос" по договорам возмездного оказания услуг осуществляло государственную регистрацию в Самарской регпалате права собственности на объекты недвижимости и постановку на кадастровый учет земельных участков.

Налоговый орган услуги вышеуказанных организаций квалифицирует, как услуги, оказываемые органами, входящими в систему органов государственной власти и считает возмещенный ОАО "КуйбышевАзот" НДС неправомерным.

При этом ответчиком не учтено, что не признается объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость выполнение работ (оказание услуг) органами, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, в рамках выполнения возложенных на них исключительных полномочий в определенной сфере деятельности в случае, если обязанность выполнения указанных работ (оказания услуг) установлена законодательством РФ, законодательством субъектов РФ, актами местного самоуправления (п.п.4 п.2 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации). То есть обязательность выполнение указанных работ (оказанных услуг) должна быть прямо установлена законодательством РФ, законодательством субъектов РФ, актами местного самоуправления. Если же выполнение таких работ (оказание услуг) осуществляется не самими предприятиями, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, а организациями, находящимися в их ведении, правовых оснований для освобождения от НДС нет (Письмо ФНС РФ от 19.10.05 г. N ММ-6-03/886@).

По данному вопросу заявитель был направлен запрос в МП "Инвентаризатор" и получен ответ.

МП "Инвентаризатор" является коммерческой организацией, работы, выполняемые им, не имеют исключительного характера, и, что он является плательщиком налога на добавленную стоимость, счета-фактуры выставляются в соответствии со статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации и Постановлением Правительства РФ N 914 от 02.12.2000 г.

Так как, НДС, полученный от заявителя МП "Инвентаризатором" уплачен в бюджет, то заявитель при наличии оплаты услуг, счета-фактуры, оформленного в соответствии с законодательством о применении услуг в деятельности, признаваемой объектом налогообложения, имеет право на вычет НДС предъявленного поставщиками и подрядчиками (статья 172 Налогового кодекса Российской Федерации). К оформлению счетов-фактур претензий у ответчика нет.

На основании вышеизложенного вычет НДС в сумме 380284,11 руб. является правомерным.

Относительно пункта 2.2.2.2.

Не признается объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость выполнение работ (оказание услуг) органами, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, в рамках выполнения возложенных на них исключительных полномочий в определенной сфере деятельности в случае, если обязанность выполнения указанных работ (оказания услуг) установлена законодательством РФ, законодательством субъектов РФ, актами местного самоуправления (п.п.4 п.2 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации). То есть обязательность выполнения указанных работ (оказанных услуг) должна быть прямо установлена законодательством РФ, законодательством субъектов РФ, актами местного самоуправления. Если же выполнение таких работ (оказание услуг) осуществляется не самими предприятиями, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, а организациями, находящимися в их ведении, правовых оснований для освобождения от НДС нет (Письмо ФНС РФ от 19.10.05 г. N ММ-6-03/886@).

ООО "Равновесие" является коммерческой организацией, работы, выполняемые им, не имеют исключительного характера, оно является плательщиком налога на добавленную стоимость, счета-фактуры выставляются в соответствии со статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации и Постановлением Правительства РФ N 914 от 02.12.2000 г.

В соответствии с заключенными договорами возмездного оказания услуг б/н от 01.08.2003 г, б/н от 15.03.2004 г. ООО "Равновесие" оказывало следующие услуги, связанные с подготовкой документов государственной регистрации права собственности объектов недвижимости:

- организация выездов специалистов МП "Инвентаризатор" для осмотра и обмера объектов недвижимости на территории ОАО "Куйбышевазот" с предоставлением транспорта,

- подготовка пакета документов для присвоения объектам недвижимости адресов в Мэрии г.Тольятти,

- передача документов и получение подтверждения о постановке объектов недвижимости на технический учет в МП "Инвентаризатор",

- заказ и получение в МП "Инвентаризатор" справок Ф-11,

- подготовка пакета документов для государственной регистрации и сдача их в Регистрационную палату, получение свидетельств о праве собственности.

Заявителем на основании актов выполненных работ, предъявленных счетов-фактур в которых НДС выделен отдельной строкой, производилась оплата оказанных вышеперечисленных услуг.

Госпошлина за регистрацию объектов недвижимости, а также за услуги, оказываемые органами, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, в рамках выполнения возложенных на них исключительных полномочий оплачивались нами дополнительно на соответствующие счета.

Так как ООО "Равновесие" не является тем органом, на который возложены исключительные полномочия выполнения оказанных заявителю услуг, то сумма НДС ООО "Равновесие" выделена правомерно, следовательно, сумма НДС в размере 456035,81 рублей принята к вычету правомерно.

Относительно пункта 2.2.2.3 по ООО "Альбатрос" аналогично ситуации по ООО "Равновесие".

Не признается объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость выполнение работ (оказание услуг) органами, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, в рамках выполнения возложенных на них исключительных полномочий в определенной сфере деятельности в случае, если обязанность выполнения указанных работ (оказания услуг) установлена законодательством РФ, законодательством субъектов РФ, актами местного самоуправления (пп.4 п.2 статьи 146 НК РФ). То есть обязательность выполнение указанных работ (оказанных услуг) должна быть прямо установлена законодательством РФ, законодательством субъектов РФ, актами местного самоуправления. Если же выполнение таких работ (оказание услуг) осуществляется не самими предприятиями, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, а организациями, находящимися в их ведении, правовых оснований для освобождения от НДС нет (Письмо ФНС РФ от 19.10.05 г. N ММ-6-03/886R).

ГАРАНТ:

По-видимому, в предыдущем абзаце допущена опечатка. Имеется в виду Письмо ФНС РФ от 19 октября 2005 года N ММ-6-03/886@


ООО "Альбатрос" является коммерческой организацией, работы, выполняемые им, не имеют исключительного характера, он является плательщиком налога на добавленную стоимость, счета-фактуры выставляются в соответствии со статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации и Постановлением Правительства РФ N 914 от 02.12.2000 г.

В соответствии с заключенными договорами возмездного оказания услуг б/н от 01.08.2003 г, б/н от 15.03.2004 г. ООО "Альбатрос" оказывало услуги, связанные с подготовкой документов государственной регистрации права собственности объектов недвижимости: организацию выездов специалистов МП "Инвентаризатор" для осмотра и обмера объектов недвижимости на территории ОАО "Куйбышевазот" с предоставлением транспорта, подготовку пакета документов для присвоения объектам недвижимости адресов в Мэрии г.Тольятти, передачу документов и получение подтверждения о постановке объектов недвижимости на технический учет в МП "Инвентаризатор", заказ и получение в МП "Инвентаризатор" справок Ф-11, подготовку пакета документов для государственной регистрации и сдачу их в Регистрационную палату, получение свидетельств о праве собственности. Заявителем на основании актов выполненных работ, предъявленных счетов-фактур в которых НДС выделен отдельной строкой, производилась оплата оказанных вышеперечисленных услуг.

Госпошлина за регистрацию объектов недвижимости, а также за услуги, оказываемые органами, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, в рамках выполнения возложенных на них исключительных полномочий оплачивались заявителем дополнительно на соответствующие счета.

Так как ООО "Альбатрос" не является тем органом, на который возложены исключительные полномочия выполнения оказанных заявителю услуг, то сумма НДС ООО "Альбатрос" выделена правомерно, следовательно, сумма НДС в размере 243964,19 рублей принята к вычету также правомерно.

По пункту 2.2.3 налоговый орган считает, что ОАО "КуйбышевАзот" необоснованно включило в затраты, связанные с производством и соответственно неправомерно произвело вычет налога на добавленную стоимость с суммы аудиторских расходов по составлению бухгалтерской отчетности исходя из требований Международных стандартов финансовой отчетности. Сумма неправомерного вычета составила 1245355 руб. 54 коп.

Данный вывод ответчика опровергается доводами, изложенными по пункту 2.1.3.3.

По пункту 2.2.4.1 налоговый орган исходя из того, что в договоре лизинга с ЗАО "Петролизинг-менеджмент" от 05.07.2002 г. не указана выкупная цена предмета лизинга, считает, что всю сумму лизинговых платежей следует рассматривать как расход, направленный на приобретение права собственности на предмет лизинга, являющийся амортизируемым имуществом, включаемый в первоначальную стоимость амортизируемого имущества после перехода права собственности на него к лизингополучателю.

На основании этого делает вывод, что вычет сумм НДС должен производиться в полном объеме после принятия на учет данных средств.

Данный вывод инспекции является ошибочным, поскольку, во-первых, вычет сумм НДС производится согласно пункту 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации в случае приобретения товаров (работ, услуг) для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость, во-вторых, в соответствии с пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации вычеты НДС производятся налогоплательщиками этого налога на основании счетов-фактур, полученных от продавцов товаров, работ, услуг, приобретенных для осуществления операций, подлежащих налогообложению, также на основании документов, подтверждающих уплату сумм налога, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг).

Так как предмет лизинга (транспортные средства) фактически используется в деятельности, операции по которой признаются объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость, имеются в наличии счета-фактуры и произведена оплата лизинговых платежей, то нами выполнены все условия по применению вычета НДС.

Таким образом, суммы НДС, уплачиваемые лизингополучателем лизингодателю по договору лизинга, подлежат вычету в полном объеме в тех налоговых периодах, в которых производится уплата лизинговых платежей при соблюдении условий, предусмотренных вышеназванным пунктом 2 статьи 171 НК РФ, и в порядке, установленном статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации, независимо от указания в договоре выкупной стоимости оборудования отдельной строкой. Такой вывод изложен в письме Министерства финансов РФ от 09.11.05 N 03-03-04/1/348, копия письма направлена в Управление налогообложения прибыли (дохода) ФНС России.

Следовательно вычет НДС в сумме 202540,14 рублей применен заявителем правомерно.

По пункту 2.2.4.2 налоговый орган считает, что в договоре лизинга с ООО "Деталекс" N 0042/3 от 14.04.2003 г. не указана выкупная цена предмета лизинга, считает, что всю сумму лизинговых платежей следует рассматривать как расход, направленный на приобретение права собственности на предмет лизинга, являющийся амортизируемым имуществом, включаемый в первоначальную стоимость амортизируемого имущества после перехода права собственности на него к лизингополучателю.

На основании этого делает вывод, что вычет сумм НДС должен производиться в полном объеме после принятия на учет данных средств.

Данный вывод является ошибочным, так как сумма выкупной стоимости выделена отдельной строкой. Налог на добавленную стоимость предъявлен нами к вычету с сумм лизинговых платежей. В проверяемый период оплата выкупной стоимости по данному договору не производилась. Выкуп имущества и принятие его на учет в качестве основных средств заявитель произвел в мае 2006 г. по истечению срока действия договора.

На основании вышеизложенного, вычет НДС в сумме 310847,96 рублей применен заявителем правомерно.

По пункту 2.2.4.3 налоговый орган, исходя из того, что в договоре лизинга с ООО "Дюнген" N 0042/4 от 29.04.2003 г. не указана выкупная цена предмета лизинга, считает, что всю сумму лизинговых платежей следует рассматривать как расход, направленный на приобретение права собственности на предмет лизинга, являющийся амортизируемым имуществом, включаемый в первоначальную стоимость амортизируемого имущества после перехода права собственности на него к лизингополучателю.

На основании этого делает вывод, что вычет сумм НДС должен производиться в полном объеме после принятия на учет данных средств.

С данным выводом нельзя согласиться, так как сумма выкупной стоимости выделена отдельной строкой. Налог на добавленную стоимость предъявлен к вычету с сумм лизинговых платежей. В проверяемый период оплата выкупной стоимости по данному договору не производилась. Выкуп имущества и принятие его на учет в качестве основных средств произведен в мае 2006 г. по истечению срока действия договора.

На основании вышеизложенного, вычет НДС в сумме 323501,79 рублей применен заявителем правомерно.

По пункту 2.2.8 в ходе проведения выездной налоговой проверки и в соответствии с планом мероприятий Управления ФНС России по Самарской области по устранению нарушений и недостатков, выявленных аудиторской проверкой внутреннего аудита, проведенной Межрегиональной Инспекцией ФНС России по Северо-Западному федеральному округу и на основании заключения отдела камеральных проверок N 2 МИ ФНС России N 2 по Самарской области о выявленных нарушениях по ОАО "КуйбышевАзот" в акт выездной налоговой проверки включен результат: в связи с нарушением п.2 ст.169 Налогового кодекса Российской Федерации неправомерно принят к вычету НДС по счетам-фактурам N 1 от 04.10.04 г., N 19 от 01.10.04 г., 1259 от 19.09.04 г., N 1164 от 25.08.04 г. в размере 655000 руб. (октябрь 2004 г.).

С указанной суммой в 655000 рублей согласиться нельзя, так как отсутствуют заключение аудиторской проверки, уведомление налогового органа и заключение отдела камеральных проверок ИФНС России N 2 по Самарской области о каких-либо допущенных заявителем нарушениях в октябре 2004 года, нам не понятно какие нарушения имеются в указанных счетах-фактурах и как получилась сумма налога на добавленную стоимость в размере 655000 рублей. Налог на добавленную стоимость в заявленной обществом сумме 106010,47 рублей принят в октябре 2004 г. правомерно, что подтверждается счет-фактурой N 19 от 01.10.04 г., счет-фактурой N 1259 от 19.09.04 г., счет-фактурой N 1164 от 25.08.04 г., оформленными в соответствии со статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

Счет-фактура N 1 от 04.10.04 г. в книге покупок за октябрь 2004 г. не зарегистрирована, к вычету по ней налог на добавленную стоимость в октябре 2004 г. обществом не заявлялся. Книга покупок за октябрь 2004 г. предоставлена в ИФНС по сроку 20.11.2004 г.

Что касается эпизода, связанного с получением по внутреннему сублизингу автоматизированного электрогенерирующего комплекса мощностью 6 МВТ (АЭК 6000) и уменьшением заявителем на суммы соответствующих сублизинговых платежей налогооблагаемой базы по налогу на прибыль за 2004 год и НДС за 2004-2005 годы (пункты 2.1.3.7 и 2.2.5 решения налогового органа), то в указанной части принятые по делу судебные акты подлежат отмене с направлением дела (в отмененной части) на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области по следующим основаниям.

Опровергая довод налогового органа о невозможности передачи имущества в сублизинг сроком на 30 лет в условиях, когда по договору лизинга это имущество было получено на срок 3 года 4 месяца, заявитель сослался на дополнительное соглашение от 22.11.2005 к договору внутреннего лизинга движимого имущества N 22025 от 30.05.2002 между ЗАО НПВП "Турбокон (лизингодатель) и ООО "Самара-Турбокон" (лизингополучатель), в соответствии с которым срок лизинга был установлен также в 30 лет, начиная с 01.01.2004 (л.д.82, том 3).

Вместе с тем, как усматривается из пункта 1.1 договора внутреннего сублизинга от 12.08.2002 N 4, лизингодателем по договору лизинга с ООО "Самара-Турбокон" в отношении передачи турбины и энергосберегающей технологии действительно является ЗАО НПВП "Турбокон", г.Калуга, а в отношении передачи генератора - ООО "Самарагазкомплект". Однако договор лизинга между ООО "Самара-Турбокон" и ООО "Самарагазкомплект" (по генератору) в материалах дела отсутствует также, как и договор лизинга N 22025 от 30.05.2002 между ООО "Самара-Турбокон" и ЗАО НПВП "Турбокон", г.Калуга (по турбине и энергосберегающей технологии).

Согласно пунктам 1, 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, а также - относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В связи с этим Арбитражному суду Самарской области при новом рассмотрении данного дела (в отмененной части) следует истребовать у заявителя либо непосредственно у ЗАО НПВП "Турбокон", г.Калуга и ООО "Самарагазкомплект" договор (или договоры) передачи ООО "Самара-Турбокон" по внутреннему лизингу турбины и энергосберегающей технологии, и - генератора вместе со всеми дополнительными соглашениями и приложениями, исследовать их условия (включая сроки заключения) применительно к условиям договора внутреннего сублизинга N 4 от 12.08.2002, и, дав им надлежащую правовую оценку, - вынести по делу законный и обоснованный судебный акт (в указанной части).

На основании вышеизложенного, руководствуясь статьями 102, 110, 287-289, 319 (пункт 2) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановил:

Решение Арбитражного суда Самарской области от 26.02.2007 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2007 по делу N А55-16781/06 в части признания недействительным решения межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области от 25.07.2006 г. N 10-42/621/01-11/11173 по доначислению налога на прибыль за 2004 год, НДС за 2004-2005 годы, пеней и штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации по ним по эпизоду, связанному с получением ОАО "КуйбышевАзот" по внутреннему сублизингу автоматизированного электрогенерирующего комплекса мощностью 6 МВТ (АЭК 6000) и уменьшением на соответствующие суммы сублизинговых платежей налогооблагаемой базы по налогу на прибыль за 2004 год и НДС за 2004-2005 годы (пункты 2.1.3.7 и 2.2.5 решения налогового органа) - отменить, кассационную жалобу удовлетворить частично.

Передать дело (в отмененной части) на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области.

В остальной части принятые по делу судебные акты оставить без изменений.

Взыскать с межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области в доход федерального бюджета 300 рублей государственной пошлины по кассационной жалобе.

Поручить суду первой инстанции выдать исполнительный лист.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.



Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 7 сентября 2007 г. N А55-16781/06


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Поволжского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника


Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.