Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28 сентября 2017 г. N Ф02-4560/17 по делу N А19-8769/2016

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28 сентября 2017 г. N Ф02-4560/17 по делу N А19-8769/2016

 

город Иркутск

 

28 сентября 2017 г.

Дело N А19-8769/2016

 

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Первушиной М. А.,

судей: Бандурова Д.Н., Бурковой О.Н.,

при участии в судебном заседании представителей Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области, Республике Бурятия и Забайкальском крае Тарнуевой В.В. (доверенность от 10.04.2017), закрытого акционерного общества "Майрта" Дмитриева Е.В. (доверенность от 15.07.2015),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу истца- Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области, Республике Бурятия и Забайкальском крае на решение Арбитражного суда Иркутской области от 07 ноября 2016 года по делу N А19-8769/2016, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 25 мая 2017 года по тому же делу (суд первой инстанции: Серова Е.В., суд апелляционной инстанции: Капустина Л.В., Бушуева Е.М., Юдин С.И.),

установил:

Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области (далее - Управление, истец) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с исковым заявлением к закрытому акционерному обществу "Маирта" (ОГРН 1023801548858, ИНН 3811067770, г.Иркутск, далее - ЗАО "Маирта", общество, ответчик) с требованием об обязании освободить незаконно занятый земельный участок с кадастровым номером 38:36:000031:1164, расположенный по адресу: г.Иркутск, ул. Булавина, 1, путем сноса шести кирпичных девятиэтажных домов.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральное казенное учреждение "Исправительная колония N 6 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Иркутской области", Служба государственного строительного надзора Иркутской области, администрация города Иркутска, Служба государственного жилищного надзора Иркутской области.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 07 ноября 2016 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 25 мая 2017 года, в удовлетворении исковых требований отказано.

Управление, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратилось в Арбитражный суд Восточно - Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит решение от 07 ноября 2016 года и постановление суда апелляционной инстанции от 25 мая 2017 года отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права, и принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.

Из кассационной жалобы следует, что девятиэтажные дома, о сносе которых заявил истец, являются самовольными постройками, строительство которых выполнил именно ответчик. Суды сделали неверный вывод о пропуске истцом срока исковой давности.

Отзывы администрации г.Иркутска, ЗАО "Маирта", Федерального казенного учреждения "Исправительная колония N 6 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний в Иркутской области" на кассационную жалобу судом округа не принимаются во внимание как направленные в нарушение части 1 статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

До рассмотрения жалобы по существу Межрегиональным территориальным управлением Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области, Республике Бурятия и Забайкальском крае заявлено ходатайство о производстве замены истца на его процессуального правопреемника, связи с тем, что Территориальное управление Федерального агентства по государственным имуществом в Иркутской области реорганизовано путем присоединения к нему ТУ Росимущества в Республике Бурятия и ТУ Росимущества в Забайкальском крае переименовано в Межрегиональное территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области, Республике Бурятия и Забайкальском крае.

Согласно части 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены ли в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Суд кассационной инстанции, рассмотрев данное ходатайство, считает его подлежащим удовлетворению.

Иные лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом (информация в сети "Интернет" на сайте суда- fasvso.arbitr.ru и в информационной системе "Картотека арбитражных дел" - kad.arbitr.ru), однако своих представителей в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не направили, в связи с чем кассационная жалоба рассматривается в их отсутствие.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Иркутской области и Четвертого арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судом первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Арбитражный суд Восточно - Сибирского округа приходит к выводу о необоснованности доводов кассационной жалобы и отсутствии оснований для ее удовлетворения.

Как следует из материалов дела, Российской Федерации на праве собственности принадлежит земельный участок общей площадью 7522 кв. м, с кадастровым номером 38:36:000031:1164, расположенный в г. Иркутске, ул. Булавина, 1, с разрешенным использованием - для эксплуатации мебельного салона и оздоровительного комплекса, что подтверждено данными свидетельства о государственной регистрации права от 28.08.2008 N 889148, кадастрового паспорта земельного участка (выписки из государственного кадастра недвижимости) от 18.08.2011 N 3800/601/11-73475.

На указанном земельном участке были размещены принадлежавшие Российской Федерации оздоровительный комплекс и мебельный салон, что следует из свидетельств о государственной регистрации права от 08.08.2008 N 865856, 868691. Оздоровительный комплекс и мебельный салон были переданы ФКУ "Исправительная колония N 6 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Иркутской области на праве оперативного управления, что подтверждается свидетельствами о государственной регистрации права от 27.07.2011N 550934 и от 28.07.2011 N 552801.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Иркутской области от 28 мая 2014 года по делу N А19-14111/2013 установлено, что шесть кирпичных девятиэтажных жилых домов, находящихся по предварительно присвоенным адресам:

г. Иркутск, ул. Булавина, 10/1, 10/2, 10/3, 10/4, 10/5, 10/6, расположенные в границах принадлежащего на праве собственности Российской Федерации земельного участка общей площадью 7 522 кв. м с кадастровым номером 38:36:000031:1164, расположенного в г. Иркутске, ул. Булавина, 1, с разрешенным использованием - для эксплуатации мебельного салона и оздоровительного комплекса построены обществом как генподрядчиком по заказу застройщика -ФКУ "Исправительная колония N 6 Главного управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Иркутской области". Установив, что жилые дома возведены на земельном участке, не отведенном для их строительства и не предоставленном ответчику на праве постоянного бессрочного пользования, в отсутствие необходимых разрешений на строительство, предусмотренных статьей 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации, признал их самовольной постройкой. Вместе с тем, отказывая в удовлетворении заявленных требований Управления со ссылкой на статьи 195, 196, 199, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд исходили из пропуска истцом срока исковой давности, о применении которого заявил ответчик.

В настоящем деле, ссылаясь на то, что общество построило шесть жилых домов, представляющих собой объекты самовольного строительства, Управление обратилось в арбитражный суд с настоящим исковым требованием.

Арбитражный суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что общество является ненадлежащим ответчик по требованиям Управления, поскольку не является застройщиком многоэтажных жилых домов, ими не владеет.

Четвертый арбитражный апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.

В силу статьи 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Исходя из содержания изложенных норм права и правовой позиции, сформулированной в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", при предъявлении негаторного иска владельцу необходимо подтвердить свое право на имущество, доказать факт нарушения права, не связанного с лишением владения, и незаконность действий ответчика.

Между тем, вопреки требованиям части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец не предоставил в материалы дела доказательств указанным обстоятельствам.

Самовольной постройкой в силу пункта 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Пунктом 2 указанной статьи предусмотрено, что лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности, и оно не вправе распоряжаться этой постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет.

Согласно разъяснениям, изложенным в абзаце втором пункта 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.02010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 10/22) собственник земельного участка, субъект иного вещного права на земельный участок, его законный владелец либо лицо, права и законные интересы которого нарушает сохранение самовольной постройки, вправе обратиться в суд с иском о сносе самовольной постройки.

В пункте 24 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 разъяснено, что по смыслу абзаца 2 пункта 2 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, осуществившее самовольное строительство. При создании самовольной постройки с привлечением подрядчиков ответчиком является заказчик как лицо, по заданию которого была осуществлена самовольная постройка. В случае нахождения самовольной постройки во владении лица, не осуществлявшего самовольного строительства, ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, которое стало бы собственником, если бы постройка не являлась самовольной.

Таким образом, надлежащими ответчиками по иску о сносе самовольной постройки могут быть лица, осуществившие строительство, фактический владелец самовольной постройки, а также лицо, которое зарегистрировало свое право собственности на данную постройку.

Как установлено судами и следует из материалов дела, ответчик не владеет спорными шестью кирпичными девятиэтажными жилыми домами. То обстоятельство, что ЗАО "Маирта" выполнило строительство домов по заказу ФКУ "Исправительная колония N 6 Главного управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Иркутской области" не свидетельствуют о том, что права собственника земельного участка, на котором осуществлено строительство домов, нарушены обществом. В рассмотренном случае лицом, осуществившим самовольное строительство, является ФКУ "Исправительная колония N 6 Главного управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Иркутской области". Данный факт установлен вступившими в законную силу судебными актами, приятыми по делу N А19-14111/2013, которое в соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеет преюдициальное значение.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанции пришли к правильному выводу, что ЗАО "Маирта" является ненадлежащим ответчиком по делу.

Кроме того, поскольку требование Управления об освобождении земельного участка от самовольной постройки заявлено в отсутствие фактического владения со стороны ответчика земельным участком, занятым спорными объектами недвижимости, ответчик вправе защищаться от предъявленных требований сроком исковой давности, что следует из правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 6 Информационного письма от 09.10.2010 N 143.

Статьей 11 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что защита нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляется в судебном порядке.

В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется способами, предусмотренными законом, право выбора способа защиты принадлежит истцу.

В силу абзаца 3 статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации одним из способов защиты является восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Согласно статье 60 Земельного кодекса Российской Федерации нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях самовольного занятия земельного участка, в том числе путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (статья 301 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 305 Гражданского кодекса Российской Федерации, права, предусмотренные статьями 301-304 Гражданского кодекса Российской Федерации, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.

Согласно статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

В силу статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В пункте 6 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2010 N 143 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что поскольку истец, считающий себя собственником спорного земельного участка, фактически им не владеет, вопрос о правомерности возведения без его согласия спорной постройки мог быть разрешен либо при рассмотрении виндикационного иска, либо после удовлетворения такого иска. Следовательно, если подобное нарушение права собственника или иного законного владельца земельного участка соединено с лишением владения, то требование о сносе постройки, созданной без согласия истца, может быть предъявлено лишь в пределах срока исковой давности по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения (статья 301 ГК РФ).

При этом, исходя из конституционно-правового смысла норм об исковой давности, изложенного в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 3 октября 2006 года N 439-О, от 21 декабря 2006 года N 576-О, от 20 ноября 2008 года, от 28 мая 2009 года N 595-О-О, установление сроков исковой давности (т.е. срока для защиты интересов лица, права которого нарушены), а также последствий его пропуска обусловлено необходимостью обеспечить стабильность гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

В пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 февраля 1995 года N 2/1 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указывается, что заявление стороны в споре о применении срока исковой давности, является основанием к отказу в иске при условии, что оно сделано на любой стадии процесса до вынесения решения судом первой инстанции и пропуск указанного срока подтвержден материалами дела. При этом необходимо учитывать, что заявление о применении срока исковой давности не препятствует рассмотрению заявления истца-гражданина о признании уважительной причины пропуска срока исковой давности и его восстановлении, которое суд вправе удовлетворить при доказанности обстоятельств, указанных в статье 205 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. Судам следует иметь в виду, что срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином-предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 года N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 года N18 "О некоторых вопросах, связанных с применением Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Как установлено арбитражным судом в ходе рассмотрения дела N А19-14111/2013, в адресованном начальнику ГУФСИН России по Иркутской области письме от 27.09.10 N ПФ-13/13516, Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области указывает на то, что материалами проверки, проводимой Прокуратурой Свердловского района г. Иркутска, представленной в ТУ Росимущества в Иркутской области письмом от 01.12.09 N 2-04/09 установлено, что на земельном участке с кадастровым номером 38:36:000031:1164, расположенном по адресу: г. Иркутск, ул. Булавина, дом 1, площадью 7522 кв. м., с разрешенным использованием: для эксплуатации мебельного салона и оздоровительного комплекса, произведен снос указанных объектов и осуществляется строительство объектов капитального строительства "Группы жилых домов в Свердловском районе г. Иркутске по ул. Булавина" без получения соответствующего разрешения на строительство.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу, что истцу о строительстве группы жилых домов на земельном участке с кадастровым номером 38:36:000031:1164 было известно не позднее 01.12.2009.

Кроме того, истец о строительстве жилых домов должен был знать в силу своих полномочий.

Суд, учитывая заявление ответчика о пропуске срока исковой давности, пришел к обоснованному выводу, что на момент обращения истца с настоящим иском в суд (01.06.2016) срок исковой давности истек, что является основанием для отказа в иске в силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах, суды обоснованно отказали в удовлетворении заявленных истцом исковых требований.

Доводы кассационной жалобы фактически направлены на переоценку установленных при рассмотрении дела судом первой и апелляционной инстанций обстоятельств, что в силу требований статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации недопустимо в суде кассационной инстанции, поэтому Арбитражным судом Восточно-Сибирского округа указанные доводы не могут быть приняты во внимание.

Нарушение норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, не установлено.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно - Сибирского округа приходит к выводу о том, решение Арбитражного суда Иркутской области от 07 ноября 2016 года по делу N А19-8769/2016 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 25 мая 2017 года по тому же делу основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 07 ноября 2016 года по делу N А19-8769/2016, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 25 мая 2017 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьёй 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

М.А. Первушина

 

Судьи

Д.Н. Бандуров
О.Н. Буркова

 

"В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 года N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 года N18 "О некоторых вопросах, связанных с применением Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

...

Суд, учитывая заявление ответчика о пропуске срока исковой давности, пришел к обоснованному выводу, что на момент обращения истца с настоящим иском в суд (01.06.2016) срок исковой давности истек, что является основанием для отказа в иске в силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации."