Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 июня 2015 г. N Ф04-18551/15 по делу N А27-6566/2014

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 июня 2015 г. N Ф04-18551/15 по делу N А27-6566/2014

 

г. Тюмень

 

3 июня 2015 г.

Дело N А27-6566/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 27 мая 2015 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 03 июня 2015 года.

 

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Буровой А.А.

судей Кокшарова А.А.

Поликарпова Е.В.

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств видеоконференц-связи помощником судьи Нигматулиной А.Ю. рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Кемеровской области и открытого акционерного общества "СУЭК-Кузбасс" на решение от 16.09.2014 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Семенычева Е.И.) и постановление от 22.01.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Марченко Н.В., Бородулина И.И., Музыкантова М.Х.) по делу N А27-6566/2014 по заявлению открытого акционерного общества "СУЭК-Кузбасс" (652507, Кемеровская область, г. Ленинск-Кузнецкий, ул. Васильева, 1, ОГРН 1074212001368, ИНН 4212024138) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N1 по Кемеровской области (650024, г. Кемерово, ул. Глинки, 19; ОГРН 1044205091435, ИНН 4205035918) о признании недействительным решения.

В заседании участвовали представители:

от открытого акционерного общества "СУЭК-Кузбасс" - Карцев Н.В. по доверенности N 1/917 от 25.12.2014, Назаренко Т.Е. по доверенности N 1/817 от 18.12.2014, Колотова И.А. по доверенности N 1/521 от 10.11.2014.

Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Кемеровской области (судья Команич Е.А.) в заседании участвовали представители:

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Кемеровской области - Ларькова П.А. по доверенности от 12.01.2015 N 03-22/2, Коростелева И.А. по доверенности от 09.12.2014 N 03-22/39, Коваленок Н.А. по доверенности от 14.05.2015 N 03-22/37.

Суд установил:

открытое акционерного общества "СУЭК-Кузбасс" (далее - ОАО "СУЭК-Кузбасс", Общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения от 13.12.2013 N 16 Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Кемеровской области (далее - Инспекция, налоговый орган) о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части:

- доначисления и предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций за 2010-2011 годы в общей сумме 73 505 974 руб., исчисления и предложения уплатить соответствующие суммы пени и штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового Кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ);

- доначисления и предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) за 2010-2011 годы в общей сумме 18 956 172 руб., исчисления и предложения уплатить соответствующие суммы пени и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ;

- доначисления и предложения уплатить недоимку по налогу на добычу полезных ископаемых (далее - НДПИ) за 2010-2011 годы в общей сумме 149 039 597 руб., исчисления и предложения уплатить соответствующие суммы пени и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ;

- доначисления и предложения уплатить недоимку по налогу на имущество организаций за 2010-2011 годы в общей сумме 375 267 руб., исчисления и предложения уплатить пени в сумме 16 666,21 руб. и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ в сумме 75 053,40 руб.;

- доначисления и предложения перечислить налог на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) за 2010 год в сумме 218 504 руб. из доходов налогоплательщиков при очередной выплате дохода в денежной форме с учетом положений пункта 6 статьи 226 НК РФ;

- исчисления и предложения уплатить пени по НДФЛ в сумме 7 650,29 руб. и штрафа по статье 123 НК РФ в сумме 2 154 руб.;

- привлечения к налоговой ответственности за непредставление в установленный срок налоговым агентом в налоговые органы сведения о доходах физических лиц, предусмотренной пунктом 1 статьи 126 НК РФ, в виде взыскания штрафа в размере 14 400 руб.;

- предложения при невозможности удержания налога в течение одного месяца после вынесения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения представить в налоговый орган сведения о невозможности удержания налога на форме N 2-НДФЛ;

- предложения в течение одного месяца после вступления в силу решения представить в налоговый орган уточненные сведения по форме N 2-НДФЛ на физических лиц, которым по результатам проверки был произведен перерасчет налоговой базы и суммы налога за те налоговые периоды, за которые сведения о доходах уже были представлены в налоговый орган налоговым агентом;

- предложения в месячный срок после вступления в силу решения представить в налоговый орган сведения по форме N 2-НДФЛ на физических лиц, по которым был произведен перерасчет налоговой базы и суммы налога за те налоговые периоды, за которые сведения о доходах уже были представлены в налоговый орган налоговым агентом;

- доначисления и предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций за 2010-2011 годы в общей сумме 30 200 896,20 руб., исчисления и предложения уплатить соответствующие суммы пени и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ без увеличения в нарушение пункта 1 статьи 264 НК РФ расходной части налога на прибыль организаций за 2010-2011 годы на сумму доначисленных проведенной проверкой налогов в общей сумме 151 004 481 руб.

Решением от 16.09.2014 Арбитражного суда Кемеровской области заявленные требования удовлетворены частично. Решение Инспекции о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 13.12.2013 N 16 признано недействительным в части доначисления НДПИ в размере 1 831 921 руб., исчисления соответствующих сумм пени и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ; в части доначисления и предложения уплатить недоимку по НДФЛ за 2010 год в сумме 218 504 руб.; в части доначисления налога на прибыль в размере 15 339 966 руб. по эпизоду, связанному с применением налогоплательщиком положений статьи 275.1 НК РФ, а также в части доначисления налога на прибыль организаций без учета доначисленных в ходе выездной налоговой проверки сумм налога на имущество и сумм НДПИ, соответствующих сумм пени и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ. В удовлетворении остальной части требований заявителю отказано.

Постановлением от 22.01.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с судебными актами, Общество и Инспекция обратились в суд с кассационными жалобами.

Общество в кассационной жалобе, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит отменить решение и постановление в части отказа в удовлетворении заявленных требований и принять по делу новый судебный акт.

В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на нарушение судами норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит отменить решение и постановление в части признания незаконным решения Инспекции от 13.12.2013 N 16.

В письменных отзывах на кассационные жалобы каждая из сторон с приведенными доводами противной стороны не согласилась.

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка ОАО "СУЭК-Кузбасс", по результатам которой составлен акт от 04.06.2013 N 16 и принято решение от 13.12.2013 N 16 о привлечении Общества к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафа в размере 6 303 078,58 руб. в связи с неуплатой налога на прибыль, в виде штрафа в размере 3 121 401 руб. в связи с неуплатой НДС, в виде штрафа в размере 9 557 976 руб. в связи с неуплатой НДПИ, в виде штрафа в размере 116 532 руб. в связи с неуплатой налога на имущество; к ответственности, предусмотренной статьей 123 НК РФ в виде штрафа в размере 19 937,20 руб. за неправомерное неудержание и неперечисление НДФЛ, в виде штрафа в размере 1 011 285,80 руб., 46 066,40 руб. за неправомерное неперечисление НДФЛ в установленный НК РФ срок; к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 126 НК РФ, в виде штрафа в размере 52 000 руб. за непредставление в установленный срок налоговым агентом сведений.

Решением Обществу предложено уплатить доначисленные суммы налога на прибыль - 74 067 341 руб., НДС - 18 956 172 руб., НДПИ - 150 421 821 руб., налога на имущество - 582 660 руб., НДФЛ - 218 504 руб., пени в общей сумме 21 871 127,49 руб., предложено удержать неудержанный налог и перечислить в бюджет или письменно сообщить налоговому органу о невозможности удержать налог в сумме 80 463 руб., произвести перерасчет налоговой базы и суммы НДФЛ, удержать доначисленные суммы НДФЛ непосредственно из доходов налогоплательщика при очередной выплате дохода в денежной форме, с учетом положений пункта 4 статьи 226 НК РФ, при невозможности удержания налога в течение одного месяца после вынесения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения представить в налоговый орган сведения о невозможности удержания налога по форме N 2-НДФЛ, перечислить в бюджетную систему Российской Федерации удержанную из доходов налогоплательщика доначисленную сумму НДФЛ отдельным платежным поручением в сроки, указанные в пункте 6 статьи 226 НК РФ, в месячный срок после вступления в силу решения представить в налоговый орган сведения по форме N 2-НДФЛ на физических лиц, по которым был произведен перерасчет налоговой базы и суммы налога за те налоговые периоды, за которые сведения о доходах уже были представлены в налоговый орган налоговым агентом.

Решением от 24.03.2014 N 142 Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области решение Инспекции от 13.12.2013 N 16 отменено в части доначисления налога на прибыль в сумме 555 497 руб. за 2010 год, штрафа в сумме 99 989,50 руб., налога на имущество за 2010 год в сумме 78 529 руб. и за 2011 год в сумме 112 605 руб., пени в сумме 8 517,79 руб., штрафа в сумме 38 226,80 руб., привлечения к ответственности по статье 123 НК РФ в виде штрафа в размере 1 057 352,20 руб. и пени в общей сумме 150 544 руб., в остальной части решение оставлено без изменения.

Указанные обстоятельства явились основанием для обращения заявителя в арбитражный суд с настоящим требованием.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Проверив законность судебных актов в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив доводы жалоб, отзывов на них, заслушав представителей сторон, кассационная инстанция не находит оснований для их удовлетворения.

По кассационной жалобе Общества.

Основанием доначисления налога на прибыль (пункт 1.2 решения) послужил вывод налогового органа о занижении налогоплательщиком налоговой базы в результате включения в состав косвенных расходов в 2011 году капитальных вложений в виде амортизационной премии в отношении основных средств, дата начала амортизации которых приходится на январь 2012 года.

В кассационной жалобе налогоплательщик указывает на то, что нормы НК РФ не содержат никаких особых условий применения права на амортизационную премию для налогоплательщиков, приобретающих основные средства в лизинг, - лизингополучателей. Поэтому налогоплательщики - лизингополучатели вправе воспользоваться положениями абзаца 2 пункта 9 статьи 258 НК РФ при принятии лизингового имущества к учету, включив единовременно в состав расходов соответствующего отчетного (налогового) периода по налогу на прибыль расходы в виде 10% (30%) первоначальной стоимости лизингового имущества.

Отказывая в удовлетворении требований заявителя по данному эпизоду, суды обеих инстанций, руководствуясь положениями статей 252, 253, 256, 258, 259, 264, 270 НК РФ, Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)", во взаимосвязи с представленными доказательствами, пришли к выводу о неправомерном отнесении Обществом в 2011 году в состав косвенных расходов 53 410 519 руб. амортизационной премии по основным средствам, полученным в лизинг.

Кассационная инстанция полагает, что вывод судов по данному эпизоду соответствуют нормам материального права и обстоятельствам, изложенным в материалах дела.

Как установлено судами, ОАО "СУЭК-Кузбасс" (лизингополучатель) в 2011 году заключило четыре договора с ОАО "СУЭК" (лизингодатель), в соответствии с которыми приобрело во временное владение и пользование имущество: экскаватор гусеничный, гидравлический KOMATSU РС2000-8, инвентарный номер 1100-800000056490-0000 (договор лизинга от 28.12.2010 N СУЭК-10/981Ф); экскаватор гусеничный HITACHIEX1900-6-ВН, инвентарный номер 1100-800000055136-0000 (договор лизинга от 08.02.2011 N СУЭК-11/74Ф); бульдозер колесный КОМАТSUWD600-3, инвентарный номер 1100-800000054714-0000 (договор лизинга от 18.02.2011 N СУЭК-11/295Ф); бульдозер колесный KOMATSUWD600-3, инвентарный номер 1100-800000054715-0000 (договор лизинга от 18.02.2011 N СУЭК-11/295Ф).

Срок лизинга составляет 48 месяцев, считая, с даты подписания акта приема-передачи имущества в лизинг (пункт 3.1 договоров лизинга). Право собственности на имущество принадлежит лизингодателю (ОАО "СУЭК") и приобретается на условиях договора поставки. Лизинговое имущество учитывается на балансе лизингополучателя (ОАО "СУЭК-Кузбасс").

Согласно пункту 5.3 договоров лизинга в течение 10 рабочих дней по истечении срока лизинга либо с даты последнего лизингового платежа, стороны должны согласовать выкупную стоимость имущества для последующей передачи имущества в собственность лизингополучателя.

Соглашением "О выкупе предмета лизинга лизингополучателем и расторжении договора лизинга" от 01.12.2011, заключенным заявителем с ОАО "СУЭК", установлена выкупная стоимость лизингового имущества.

Из содержания договоров лизинга, соглашения от 01.12.2011 следует, что на момент получения лизингового имущества по договорам лизинга у Общества (лизингополучателя) отсутствовали сведения о выкупной цене предметов лизинга.

Подпунктом 10 пункта 1 статьи 264 НК РФ предусмотрено, что в случае, если имущество, полученное по договору лизинга, учитывается у лизингополучателя, расходами, учитываемыми у лизингополучателя признаются лизинговые платежи за вычетом суммы амортизации по этому имуществу, начисленной в соответствии со статьей 259 НК РФ, то есть налогоплательщиком могут быть отнесены в расходы все суммы лизинговых платежей, уменьшенные на суммы амортизации (так как амортизация является самостоятельным расходом для целей применения норм НК РФ).

Вместе с тем, как правомерно отметили суды обеих инстанций, для того, чтобы воспользоваться заявленным в учетной политике организации для целей налогообложения правом на применение амортизационной премии, налогоплательщику необходимо произвести затраты на капитальные вложения в объекты основных средств. При этом следует учитывать, что затратами на капитальное вложение могут быть только затраты на выплату выкупной стоимости объекта основных средств, так как лизинговые платежи являются самостоятельными расходами при уменьшении налоговой базы по налогу на прибыль на основании подпункта 10 пункта 1 статьи 264 НК РФ.

Учитывая вышеназванные нормы права и принимая во внимание, что налогоплательщик на момент ввода объекта в эксплуатацию не понес расходов на приобретение предмета лизинга, так как выкупная стоимость объекта не только не погашена, но и не согласована сторонами сделки, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о неправомерном отнесении Обществом в 2011 году в состав косвенных расходов амортизационной премии по основным средствам, полученным в лизинг.

Доводы заявителя со ссылкой на статьи НК РФ отклоняются судом кассационной инстанции как основанные на неверном толковании норм права.

Довод заявителя о том, что Общество в спорный период не уменьшало налогооблагаемую базу по налогу на прибыль на затраты в виде сумм лизинговых платежей, следовательно, отсутствует двойной учет расходов, судом кассационной инстанции отклоняется, поскольку реализация данного права зависит от волеизъявления самого налогоплательщика.

При изложенных обстоятельствах кассационная жалоба Общества по данному эпизоду удовлетворению не подлежит.

Основанием доначисления налога на прибыль (пункт 1.7 решения) послужил вывод налогового органа о завышении расходов в результате включения в состав затрат на оплату труда выплат единовременного пособия работникам, обладающим правом на пенсионное обеспечение, рассчитанное в размере 15% среднемесячного заработка за каждый год работы в угольной промышленности, единовременного пособия из расчета 20% среднего заработка за последний год работы за каждый процент утраты трудоспособности, дополнительной компенсации женщинам, находящимся в частично оплачиваемом отпуске по уходу за ребенком до достижения полутора лет и дополнительном отпуске без сохранения заработной платы до достижения возраста трех лет ежемесячно в размере минимальной оплаты труда.

В кассационной жалобе Общество указывает на то, что спорные выплаты произведены налогоплательщиком в соответствии с требованиями законодательства, предусмотрены Федеральным отраслевым соглашением по угольной промышленности Российской Федерации на 2010-2012 годы и коллективным договором, являются экономически обоснованными и подлежат включению в состав расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль организаций.

Кассационная инстанция считает, что суды первой и апелляционной инстанций, исходя из установленных по делу обстоятельств, руководствуясь положениями статей 225, 252, 255 НК РФ, статей 135, 191 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), пришли к обоснованному выводу о том, что указанные выплаты не отвечают требованиям статьи 255 НК РФ и не подлежат включению в состав расходов на оплату труда, поскольку не связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей, не являются компенсирующими или стимулирующими, не зависят от результатов труда работников Общества, не включены в систему оплаты труда.

Довод Общества о том, что спорные выплаты подлежат включению в состав расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль организации, судом кассационной инстанции отклоняется как основанный на ошибочном толковании норм трудового и налогового законодательства.

При принятии обжалуемых актов, суды обеих инстанций правомерно исходили из того, что расходы, связанные со стимулирующими выплатами и компенсациями работникам организации, осуществляемые на основании трудового договора, коллективного договора, локального нормативного акта могут быть учтены в составе расходов для целей налогообложения прибыли только при условии, что такие расходы соответствуют требованиям статьи 252 НК РФ, то есть должны быть связаны непосредственно с выполнением работниками своих трудовых обязанностей в рамках трудовых отношений.

При этом судами установлено, что спорные выплаты относятся к социальным гарантиям и компенсациям и не являются выплатами стимулирующего характера, поскольку не связаны с производственными результатами работников, выплачиваются не в связи с достижением работником каких-либо производственных результатов, профессионального мастерства, высоких достижений в труде, а в связи с наступлением не зависящего от них события - нахождения в отпуске по уходу за ребенком либо достижения пенсионного возраста и получения права на пенсионное обеспечение, либо утратой трудоспособности, следовательно, не должны учитываться при исчислении налога на прибыль организаций в составе расходов на оплату труда.

Установленные судами обстоятельства в кассационной жалобе не опровергнуты.

Не принимается судом кассационной инстанции также довод Общества о том, что понесенные Обществом затраты в связи с осуществлением выплаты единовременного пособия из расчета 20% среднемесячного заработка за последний год работы за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности должны быть отнесены в состав расходов, принимаемых для целей исчисления налога на прибыль, на основании подпункта 13 пункта 1 статьи 265 НК РФ, поскольку Общество в силу действующего законодательства, локальных нормативных актов обязано компенсировать своим работникам как ущерб, нанесенный их здоровью, так и моральный вред, соответственно, расходы, связанные с возмещением работнику причиненного вреда, являются обязательными и обоснованными для Общества.

Согласно статьи 184 ТК РФ при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

Подпунктом 13 пункта 1 статьи 265 НК РФ к внереализационным расходам относятся расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба.

Выплаченные Обществом единовременные пособия из расчета 20% среднемесячного заработка за последний год работы за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности хотя и обусловлены увечьем или профессиональным заболеванием, однако компенсацией причиненного вреда здоровью, выплата которой предусмотрена статьей 184 ТК РФ, не являются, и, соответственно, не могут учитываться в целях налогообложения по основаниям, предусмотренным подпунктом 13 пункта 1 статьи 265 НК РФ.

Доводы кассационной жалобы по указанному эпизоду повторяют позицию Общества по делу, не опровергают выводов судов первой и апелляционной инстанций, направлены на переоценку уже исследованных и оцененных судами обстоятельств и материалов дела.

Основанием доначисления налога на прибыль и НДС по пунктам 2.2.1, 2.2.2, 2.2.3 решения Инспекции послужил вывод налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по финансово-хозяйственным отношениям с ООО "Энергокомплект", ООО "КСК", ООО "ТД Проммашзавод", ООО "ТД Лира", ООО "Эверест".

В кассационной жалобе Общество указывает на то, что в ходе проверки был представлен полный пакет документов, подтверждающий реальность хозяйственных операций по взаимоотношениям с указанными контрагентами; Общество при выборе всех контрагентов проявило должную степень осмотрительности и осторожности; налоговым органом не представлены доказательства, свидетельствующие об осведомленности заявителя о подписании первичных документов неустановленными лицами; действующее законодательство не предусматривает наличие товарно-транспортной накладной в качестве условия для применения вычета по НДС.

Как следует из материалов дела, Обществом в подтверждение правомерности заявленных расходов и вычетов по контрагентам ООО "Энергокомплект", ООО "КСК", ООО "ТД Проммашзавод", ООО "ТД Лира" представлены договоры поставки, счета-фактуры, товарные накладные; по контрагенту ООО "Эверест" - договор оказания услуг по перевозке грузов, счета-фактуры, акт, путевые листы.

Суды, поддерживая выводы Инспекции о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды, исходили из следующего:

- спорные контрагенты не имеют необходимого управленческого и технического персонала, основных средств, транспортных средств и другого имущества; сведения о доходах, выплаченных физическим лицам, организациями не предоставлялись;

- контрагенты по юридическому адресу не находятся;

- учредители и руководители ООО "Энергокомплект" - Сын-Хир (Масаман) К.С., ООО "КСК" - Юрьев М.А., ООО "Эверест" - Ключко Т.С., будучи допрошенными в ходе налоговой проверки в качестве свидетелей, отрицали свою причастность к деятельности соответствующих организаций, что согласуется с результатами почерковедческих экспертиз, согласно которым подписи от имени Сын-Хира К.С., Юрьева М.А., Ключко Т.С. в оригиналах документов контрагентов выполнены не указанными лицами, а другими лицами;

- учредитель и руководитель ООО "ТД Проммашзавод", ООО "ТД Лира" Фризорген А.Ф. умер в апреле 2011 года, тогда как в счетах-фактурах, датированных 2 и 3 кварталами 2011 года, в графе "расшифровка подписи" указана фамилия Фризоргена А.Ф.; согласно заключениям эксперта от 22.07.2013 N 13/1/214, от 09.08.2013 N 13/1/221 от 30.07.2013 N 13/1/220 при предварительном исследовании копий документов по ряду документов установлены признаки монтажа реквизитов; договоры, счета-фактуры, датированные 2010-2011 годами, спецификации выполнены разными лицами, не Фризоргеном А.В.;

- в подтверждение доставки самовывозом товарно-материальных ценностей (далее - ТМЦ), приобретенных у ООО "Энергокомплект", ООО "КСК", товарно-транспортные накладные, журнал учета движения путевых листов, заявителем не представлены;

- движение денежных средств по расчетным счетам контрагентов носит транзитный характер; перечисление контрагентами денежных средств на приобретение ТМЦ, в последующем реализуемых в адрес заявителя, не установлено;

- показания работников Общества - Рогулева А.Г., Рогулева Р.А., Федяева Ю.В., Мареева С.Ю., Беличенко И.Н. свидетельствуют о том, что заявителем полномочия лиц, выступающих от имени спорных контрагентов, не проверялись;

- по взаимоотношениям с ООО "Эверест" установлено, что документы от имени ООО "Эверест" подписаны директором Сбоевым С.Г., вместе с тем из показаний учредителя организации Ключко Т.С. следует, что на должность директора никого не назначала, Сбоева С.Г. не знает, доверенностей не выдавала;

- транспортные средства на праве собственности у ООО "Эверест" не зарегистрированы, анализ расчетного счета не подтверждает аренды транспортных средств, движение денежных средств по расчетному счету носит транзитный характер;

- собственники транспортных средств, указанных в путевых листах, отрицают факт договорных отношений с ООО "Эверест", а также перевозку угля ОАО "СУЭК-Кузбасс";

- не представлены товарно-транспортные накладные на грузовые перевозки; установлено расхождение объема вывезенного угля по путевым листам со сведениями, отраженными в форме УПД-19, протоколов отвесов; путевые листы заполнены также в дни, когда сведения о перемещении угля в справках не отражены; в отдельных путевых листах проставлен штамп с реквизитами ООО "Эверест", от руки подписано ООО "Техснабтранс"; не заполнены пункты погрузки и разгрузки; нечитаемы государственные номера; отсутствуют фамилии водителей; отсутствует наименование груза, количество, расстояние.

Исследовав и оценив представленные сторонами доказательства в совокупности с обстоятельствами, установленными Инспекцией в ходе проверки в отношении контрагентов в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не опровергнутые налогоплательщиком в порядке статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также учитывая наличие противоречий между сведениями, содержащимися в представленных документах, принимая во внимание заключения почерковедческих экспертиз, показания свидетелей (номинальных руководителей организаций, собственников автотранспорта, указанных в путевых листах, работников Общества), учитывая те обстоятельства, что контрагенты не обладали необходимыми условиями и средствами для достижения результата экономической деятельности в силу отсутствия у них управленческого и технического персонала, основных средств, суды первой и апелляционной инстанций пришли к верному выводу о недостоверности информации, содержащейся в представленных Обществом первичных документах по факту осуществления хозяйственных операций (сделок) налогоплательщика со спорными контрагентами, отсутствии реальных взаимоотношений между заявленными участниками сделок, и, следовательно, получении Обществом необоснованной налоговой выгоды в виде завышения налоговых вычетов по НДС и завышения расходов при исчислении налога на прибыль по спорным сделкам.

Учитывая, что Обществом не представлено доказательств того, что при заключении сделок с контрагентами были проверены полномочия лиц, от имени которых заключались договоры, подписывались первичные документы, производились конкретные действия по исполнению договора, не подтверждены соответствующими доказательствами критерии выбора поставщиков товара и услуг, которые проводились именно в период заключения сделок, кассационная инстанция поддерживает выводы судов об отсутствии со стороны налогоплательщика в рассматриваемой ситуации достаточной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов для совершения хозяйственных операций.

Кассационная инстанция поддерживает выводы судов, отклонивших доводы Общества о необходимости применения при исчислении налога на прибыль рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам, поскольку правоприменительная практика, установленная постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.07.2012 N 2341/12, касается лишь тех случаев, где реальность хозяйственных операций не вызывает сомнений, а в рассматриваемом деле судом не установлен факт осуществления реальной хозяйственной деятельности Общества с заявленными им контрагентами; обстоятельства дела N А71-13079/2010, по которому принято указанное постановление Президиума N 2341/12, и обстоятельства настоящего дела различны. Таким образом, суды обеих инстанций правомерно и обоснованно сделали вывод о невозможности применения указанной правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела.

Довод Общества о предоставлении всех необходимых документов, подтверждающих расходы, отклоняется судом кассационной инстанции в связи с тем, что представление налогоплательщиком всех необходимых документов в соответствии с требованиями налогового законодательства в обоснование налоговой выгоды само по себе не может являться безусловным доказательством наличия реальных хозяйственных операций без обеспечения достоверности сведений, содержащихся в указанных документах.

Вместе с тем, налоговым органом представлена достаточная совокупность доказательств, подтверждающая тот факт, что документы, представленные налогоплательщиком, содержат недостоверную информацию.

Оценивая довод Общества о реальном перечислении денежных средств на расчетные счета контрагентов, отражение Обществом операций с указанными контрагентами в бухгалтерском и налоговом учете, суды правильно указали, что сам по себе факт перечисления заявителем денежных средств на расчетный счет контрагентов при отсутствии реальных хозяйственных операций не свидетельствует о несении расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль и применении налоговых вычетов. Кроме того, судами установлено, что перечисление денежных средств носило транзитный характер, денежные средства были перечислены организациям, имеющим признаки "фирм-однодневок", и в дальнейшем обналичивались через банкоматы; из документов, на которые ссылается заявитель, невозможно установить, от каких контрагентов был приобретен товар, который передан в производство.

Доводы Общества о том, что ему не могло быть известно о недостоверности содержащихся в первичных бухгалтерских документах сведений в отношении лиц, подписавших эти документы; об отсутствии у налогоплательщика обязанности проверять действительное местонахождение контрагентов, кассационная инстанция не принимает во внимание, поскольку согласно статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской деятельностью является осуществляемая на свой риск деятельность, и, не воспользовавшись своим правом обеспечить документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых налогоплательщик, в свою очередь, претендует на право получения налоговой выгоды, Общество несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.

В рассматриваемом случае Общество не представило доказательств, которые бы с бесспорностью подтверждали отсутствие в его действиях признаков недобросовестности и направленности его деятельности на получение необоснованной налоговой выгоды.

Ссылка заявителя на судебную практику не может быть принята во внимание, поскольку судами учитываются обстоятельства, присущие каждому конкретному делу и основанные на доказательствах, представленных участвующими в деле лицами.

Суд кассационной инстанции считает, что выводы судов подтверждены материалами дела и основаны на установленных по делу фактических обстоятельствах, получивших надлежащую оценку в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Основания для отмены или изменения судебных актов по данному эпизоду отсутствуют.

Основанием доначисления НДС (пункт 3 решения) послужил вывод налогового органа о нарушении налогоплательщиком норм НК РФ (пункта 1 статьи 146, пункта 4 статьи 170, пунктов 1, 2 статьи 171) в результате предъявления к вычету сумм налога по операциям, не подлежащих налогообложению.

Общество в кассационной жалобе указывает на то, что доля расходов с 01.01.2010 по 31.12.2011 санатория - профилактория по отношению к расходам Общества на производство и реализацию составляет менее 5%, в связи с чем Общество имеет право все полученные суммы НДС принять к вычету в соответствии с порядком, предусмотренным статьей 172 НК РФ; налоговый орган не проверил факт наличия у данной производственной единицы облагаемой НДС деятельности; позиция судов в части данного эпизода противоречит позициям Минфина и Федеральной налоговой службы России, которые сводятся к тому, что расчет сумм НДС осуществляется в целом по юридическом лицу, а не по отдельным его участкам.

Суд кассационной инстанции считает, что суды обеих инстанций, руководствуясь положениями статей 170, 171, 172 НК РФ, пришли к верному выводу о том, что поскольку в данном случае спор идет в отношении сумм НДС по приобретенным услугам, используемым только для неподлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения) операций, к которым не подлежат применению правила, установленные абзацем 9 пункта 4 статьи 170 НК РФ, то данные суммы налога в соответствии с положениями пункта 2 статьи 170 НК РФ подлежат учету в стоимости соответствующих услуг.

Формулируя указанный вывод, суды обосновано исходили из того, что налоговым органом установлен факт прямого предназначения товаров (работ, услуг) для санатория-профилактория, следовательно, суммы НДС, предъявленные ОАО "СУЭК-Кузбасс" при приобретении товаров, выполнении работ, оказании услуг по санаторию-профилакторию должны учитываться в соответствии с положениями пункта 2 статьи 170 НК РФ.

Выводы судов соответствуют нормам действующего законодательства.

Оценка норм упомянутых статей НК РФ и анализ иных положений главы 21 НК РФ позволяют сделать вывод о том, что законом установлен критерий, в соответствии с которым суммы НДС, включенные в цену приобретенных товаров (работ, услуг), налогоплательщик либо предъявляет к налоговому вычету, либо включает в состав расходов при исчислении налога на прибыль. Таким критерием является характер использования приобретенных товаров (работ, услуг), а именно: используются они для совершения операций, подлежащих обложению НДС, или для операций, не подлежащих обложению названным налогом (освобождаемых от налогообложения).

Это означает, что налогоплательщик имеет право заявить к вычету суммы НДС, предъявленные продавцами при приобретении товаров (работ, услуг), только в случае использования таких товаров (работ, услуг) для операций, подлежащих обложению данным налогом.

Судами установлено, что в ходе проверки по требованию налогового органа Обществом были представлены документы, из которых следовало, что в проверяемый период подразделение Общества санаторий-профилакторий Полысаевский осуществляло операции по реализации путевок и курсовок на санаторно-курортное лечение, то есть операции, не подлежащие налогообложению (освобожденные от налогообложения) в соответствии с подпунктом 18 пункта 3 статьи 149 НК РФ.

Принимая во внимание положения пунктов 1, 2 и 4 статьи 170 НК РФ, а также установленный судами факт приобретения товаров (работ, услуг) для осуществления операций, не подлежащих обложению НДС, Общество не вправе было заявлять к налоговому вычету суммы данного налога.

Довод налогоплательщика о том, что указанное подразделение осуществляло и облагаемую НДС деятельность, судом кассационной инстанции не принимается, поскольку документально не подтвержден.

Довод Общества об обязанности Инспекции увеличить расходную часть по налогу на прибыль на сумму начисленного НДС судом кассационной инстанции отклоняется, поскольку соответствующего требования в части оспаривания решения налогового органа по данному основанию Обществом не заявлялось и не было предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Ссылка заявителя на письмо Министерства финансов Российской Федерации от 05.03.2015 N 03-07-11/11550 не опровергает выводы судов.

Доводы Общества, указанные в кассационной жалобе, не принимаются судом кассационной инстанции как основанные на ошибочном толковании норм права.

Основанием доначисления НДПИ (пункт 4.2 решения) послужил вывод налогового органа о неполной уплате налога в результате занижения стоимости единицы добытого полезного ископаемого. В ходе судебного разбирательства, согласившись с заявителем в части наличия арифметической ошибки, налоговым органом был произведен перерасчет налога, сумма налога к доначислению уменьшена на 1 831 921 руб. и составила 147 207 676 руб.

В кассационной жалобе Общество указывает на то, что произведенный налоговым органом расчет НДПИ является неправомерным, поскольку противоречит нормам НК РФ и произведен с применением не соответствующих друг другу показателей. В то время как используемый налогоплательщиком расчет - корректен и определяет реальную цену единицы добытого угля.

Суд кассационной инстанции считает, что арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, признавая правомерным доначисление заявителю НДПИ в сумме 147 207 676 руб., соответствующих сумм пени и штрафа, приняли законные и обоснованные судебные акты. Кассационная инстанция поддерживает выводы судов, в связи с чем отклоняет доводы кассационной жалобы, при этом исходит из следующего.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 336 НК РФ объектом обложения НДПИ признаются полезные ископаемые, добытые из недр на территории Российской Федерации на участке недр, предоставленном налогоплательщику в пользование в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно статьям 338, 340 НК РФ налоговая база определяется налогоплательщиком самостоятельно в отношении каждого добытого полезного ископаемого как произведение количества добытого полезного ископаемого, определяемого в соответствии со статьей 339 НК РФ, и стоимости единицы добытого полезного ископаемого.

В силу пункта 2 статьи 339 НК РФ количество добытого полезного ископаемого определяется прямым (посредством применения измерительных средств и устройств) или косвенным (расчетно, по данным о содержании добытого полезного ископаемого в извлекаемом из недр (отходов, потерь) минеральном сырье) методом, если иное не предусмотрено настоящей статьей. При этом, если налогоплательщик применяет прямой метод определения количества добытого полезного ископаемого, количество добытого полезного ископаемого определяется с учетом фактических потерь полезного ископаемого.

Согласно утвержденной учетной политике Общество определяло количество добытых полезных ископаемых прямым методом, в связи с чем, в силу пункта 3 статьи 339 НК РФ количество добытого полезного ископаемого правомерно определено с учетом фактических потерь полезного ископаемого.

Судами установлено, что налогоплательщик в уточненных налоговых декларациях по НДПИ за 2010 и 2011 годы количество добытого полезного ископаемого отразил по "чистым угольным пачкам"; в строке "количество реализованного добытого полезного ископаемого" указал количество реализованного добытого полезного ископаемого по данным статистического учета, то есть без пересчета в "чистые угольные пачки".

Инструкцией по расчету промышленных запасов, определению и учету потерь угля (сланца) в недрах при добыче Министерства топлива и энергетики Российской Федерации, утвержденной первым заместителем Министра топлива и энергетики Российской Федерации 11.03.1996 (далее - Инструкция), определен порядок определения добытого полезного ископаемого.

Пунктом 1.12 Инструкции установлено, что добыча и потери, составляющие погашенные запасы, определяются маркшейдерской и геологическими службами по "чистым угольным пачкам" из запасов, указанных в пункте 1.1 Инструкции. Пунктом 1.5 Инструкции также предусмотрено, что весь учет запасов, добычи, потерь ведется по "чистым угольным пачкам".

Принимая во внимание вышеизложенное, арбитражные суды пришли к обоснованному выводу о том, что если количество добытых полезных ископаемых определяется налогоплательщиком по "чистым угольным пачкам", то и стоимость единицы добытого полезного ископаемого в соответствии со статьей 340 НК РФ должна рассчитываться в сопоставимых показателях (применительно к "чистой угольной пачке"), поскольку в силу указанной нормы права стоимость единицы добытого полезного ископаемого рассчитывается как отношение выручки от реализации добытого полезного ископаемого, определяемой в соответствии с данной нормой, к количеству реализованного добытого полезного ископаемого.

Поскольку при расчете налога Общество использовало несопоставимые показатели: количество добытого полезного ископаемого исчислено в "чистой угольной пачке", а стоимость единицы добытого полезного ископаемого - как частное от деления выручки от реализации рядового угля на количество реализованного рядового угля, определение налоговым органом налоговой базы исходя из стоимости реализации единицы рядового угля (добытого полезного ископаемого) в сопоставимом показателе к "чистой угольной пачке" судебными инстанциями признано правомерным.

Оценивая довод налогоплательщика о том, что способ перерасчета налоговым органом выбран неверно, суды обеих инстанций, проанализировав представленные сторонами расчеты, исходили из того, что перерасчет налоговым органом произведен с учетом процентного отношения засоренности по сведениям, отраженным самим Обществом, что свидетельствует о том, что Инспекцией применена методика, которую применил заявитель при определении количества добытого полезного ископаемого при пересчете в "чистые угольные пачки".

Произведенный налоговым органом расчет НДПИ за проверяемый период судами проверен и признан верным с учетом арифметической ошибки.

Выводы судов основаны на полном, всестороннем и объективном исследовании материалов дела и не противоречат им.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что выводы судов, положенные в основу оспариваемых судебных актов, нарушают действующие нормы права, не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства в кассационной инстанции.

Все возражения, изложенные в кассационной жалобе, были предметом исследования судов предыдущих инстанций и получили надлежащую оценку.

При данных обстоятельствах кассационная жалоба Общества удовлетворению не подлежит.

По кассационной жалобе Инспекции.

Основанием доначисления налога на прибыль (пункт 1.3 решения) явился вывод налогового органа о неправомерности включения налогоплательщиком в состав косвенных расходов затрат на ремонт санатория - профилактория шахты "Полысаевская" в размере 76 699 829 руб.

Инспекция в кассационной жалобе указывает на то, что в нарушение положений статьи 275.1 НК РФ налогоплательщиком не представлены какие - либо утвержденные органами местного самоуправления нормативы; для определения статуса ОАО "СУЭК-Кузбасс" как градообразующего предприятия следует исходить из численности работников ОАО "СУЭК-Кузбасс" на территории г. Полысаево и численности работающего населения соответствующего населённого пункта; стоимость путевок ОАО "СУЭК-Кузбасс" не соответствует стоимости путевок аналогичных специализированных предприятий, следовательно, ОАО "СУЭК-Кузбасс" не соблюдено одно из условий, предусмотренных статьёй 275.1 НК РФ, соответственно у налогоплательщика отсутствует право на включение в состав расходов текущего периода указанных убытков от деятельности санатория-профилактория "Полысаевский".

Удовлетворяя заявленные требования и признавая решение налогового органа недействительным по данному эпизоду, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что налогоплательщик является градообразующим предприятием, которым в том числе соблюдены предусмотренные статьей 275.1 НК РФ условия признания в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, убытков, полученных в результате использования объектов обслуживающих производств и хозяйств.

Суд кассационной инстанции, оставляя без изменения судебные акты в указанной части, исходит из установленных судами обстоятельств дела и следующих норм материального права.

Статья 275.1 НК РФ регламентирует особенности определения налоговой базы налогоплательщиками, в состав которых входят подразделения, осуществляющие деятельность, связанную с использованием объектов обслуживающих производств и хозяйств (это подсобные хозяйства, объекты жилищно-коммунального хозяйства, социально-культурной сферы, учебно-курсовые комбинаты и иные аналогичные хозяйства, производства и службы, осуществляющие реализацию товаров, работ, услуг как своим работникам, так и сторонним лицам). Согласно данной статье такие налогоплательщики определяют налоговую базу по указанной деятельности отдельно от налоговой базы по иным видам деятельности. В абзаце же десятом данной статьи содержатся специальные нормы, закрепляющие порядок признания для цели налогообложения расходов (убытков), понесенных градообразующими организациями в связи с указанной деятельностью. Таким образом, в статье 275.1 НК РФ установлены два различных порядка признания для целей налогообложения расходов (убытков), понесенных в связи с деятельностью, связанной с использованием объектов обслуживающих производств и хозяйств.

Судами правомерно отмечено, что в соответствии с положениями абзацев 5 - 9 статьи 275.1 НК РФ право на принятие к уменьшению убытка, полученного от деятельности обслуживающих производств и хозяйств, возникает у налогоплательщика независимо от наличия или отсутствия статуса градообразующей организации. Различие в признании такого убытка организациями, обладающими и не обладающими статусом градообразующих, состоит лишь в порядке признания этого убытка для целей исчисления налога на прибыль, но не в его факте.

Отклоняя довод Инспекции о том, что Общество не являлось в спорный период градообразующим предприятием, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статьи 169 Федерального закона Российской Федерации от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", согласно которым градообразующими организациями признаются юридические лица, численность работников которых составляет не менее 25 процентов численности работающего населения соответствующего населенного пункта, а также иные организации, численность которых превышает пять тысяч человек, обоснованно исходили из того, что Общество в 2010 году имело численность работников 11 586 человек, в 2011 году - 12 104 работников, что составляло не менее 25 процентов численности работающего населения соответствующего населенного пункта (как г. Полысаево, так и г. Ленинск-Кузнецка), следовательно, заявитель имел статус градообразующего предприятия.

Поскольку в соответствии со статьей 246 НК РФ налогоплательщиками по налогу на прибыль признаются российские организации, следовательно, расчет процентного соотношения работников организации к численности работающего населения населенного пункта должен производиться исходя из общего количества работников организации с учетом обособленных подразделений к численности работающего населения того населенного пункта, в котором расположен объект обслуживающих производств и хозяйств.

Исследовав и оценив представленные сторонами доказательства, принимая во внимание, что Общество в спорный период относилось к числу градообразующих организаций; налоговым органом не представлено нормативного обоснования исчисления численности только по подразделению и доказательств наличия нормативов на содержание аналогичных хозяйств, утвержденных органами местного самоуправления по месту нахождения подразделения; анализ соответствия стоимости аналогичных услуг, оказываемых специализированными организациями, осуществляющими аналогичную деятельность, проведен Инспекцией некорректно, суды обеих инстанций пришли к верному выводу о несоответствии оспариваемого решения налогового органа в указанной части требованиям налогового законодательства.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба Инспекции по данному эпизоду удовлетворению не подлежит.

По пункту 5.7 решения налогового органа.

Налоговый орган пришел к выводу о том, что Общество осуществляло несвоевременное перечисление сумм НДФЛ с фактически полученного физическими лицами дохода.

В кассационной жалобе Инспекция указывает на то, что налоговые агенты, имеющие обособленные подразделения, обязаны перечислять исчисленные суммы налога как по месту своего нахождения, так и по месту нахождения своего обособленного подразделения, при этом сумма налога, подлежащая уплате в бюджет по месту нахождения обособленного подразделения, определяется исходя из суммы дохода, подлежащего налогообложению, начисляемого и выплачиваемого работникам этих подразделений; указание в решении налогового органа на предложение Обществу уплатить недоимку по НДФЛ без учета имеющейся на момент вынесения решения переплаты по этому налогу не является нарушением прав Общества; суды первой и апелляционной инстанции не применили нормы права, подлежащие применению в данном деле.

Удовлетворяя требования заявителя по данному эпизоду, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 13, 24, 44, 45 НК РФ, во взаимосвязи с представленными доказательствами, пришли к выводу о неправомерном доначислении и предложении налогового органа перечислить удержанные суммы НДФЛ в размере 218 504 рублей в бюджет по месту нахождения обособленного подразделения ОАО "СУЭК-Кузбасс", поскольку НДФЛ, являясь федеральным налогом, был перечислен в федеральный бюджет в установленный законом срок, указание налогоплательщиком не того кода ОКАТО хотя и явилось нарушением порядка перечисления в бюджет НДФЛ, но не привело к образованию налоговой недоимки.

Формулируя указанный вывод, суды обоснованно исходили из следующего:

- согласно положениям статьи 45 НК РФ только два вида неправильного указания при заполнении платежного поручения приводят к возникновению недоимки: неправильное указание номера счета Федерального казначейства и (или) наименования банка получателя;

- в соответствии с положениями пункта 4 статьи 24, пункта 1 и подпункта 1 пункта 3 статьи 44, пункта 2 статьи 45 НК РФ обязанность налогового агента считается исполненной с момента предъявления в банк платежного поручения на перечисление налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогового агента;

- НДФЛ в соответствии со статьей 13 НК РФ относится к числу федеральных налогов, следовательно, счет органа федерального казначейства для перечисления денежных средств для уплаты данного налога одинаков как для перечислений в бюджет по месту головной организации, так и по месту нахождения обособленного подразделения;

- межбюджетное перераспределение налога федеральным казначейством не влияет на исполнение обязанности налогового агента по уплате налога, при этом поступление денежных средств строго по назначению достигается путем правильного межбюджетного распределения средств органами федерального казначейства.

Учитывая, что в платежных документах счет Федерального казначейства указан правильно и сумма налога, удержанная Обществом с доходов, выплаченных сотрудникам обособленного и головного подразделений, находящихся на территории муниципальных образований, поступила в бюджетную систему Российской Федерации, суд кассационной инстанции поддерживает выводы судов и не находит оснований для удовлетворения жалобы налогового органа в указанной части.

По вопросу неправомерности доначисления налога на прибыль без учета доначисленных сумм налога на имущество и НДПИ.

Инспекция в кассационной жалобе указывает, что нормы статей 264, 283 НК РФ не содержат указания на обязанность налоговых органов по корректировке налоговых обязательств за налогоплательщика; выводы судов не соответствуют нормам материального права.

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя требования заявителя в указанной части, пришли к выводу, что налоговый орган, доначислив налог на имущество и НДПИ, должен был уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль на доначисленные суммы этих налогов и скорректировать налоговую базу по налогу на прибыль за 2010 и 2011 годы, то есть определить налоговую базу по налогу на прибыль организаций с учетом как доходов, так и расходов.

Выводы суда первой инстанции и апелляционного суда являются правомерными и соответствуют обстоятельствам дела.

В соответствии со статьей 30 НК РФ налоговые органы составляют единую централизованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) в бюджетную систему Российской Федерации налогов и сборов.

Из системного толкования статей 21, 32, 78, 82, 89 НК РФ следует, что в обязанности налогового органа входит не только выявление фактов неуплаты налогов налогоплательщиками и взыскание этих налогов, но и выявление излишней уплаты налогов, и сообщение об этом налогоплательщику.

Размер дополнительно начисленных Инспекцией по результатам проверки сумм по налогу на прибыль должен соответствовать действительным налоговым обязательствам налогоплательщика, которые определяются на основании всех положений главы 25 НК РФ, в том числе упомянутым выше пунктом 1 статьи 264 НК РФ.

При этом непредставление уточненных налоговых деклараций не освобождает налоговый орган от обязанности учесть доначисленные налоги при определении налоговой базы по налогу на прибыль.

В данном случае, исчислив налог на прибыль по результатам выездной проверки без учета расходов (дополнительно начисленных сумм налогов), налоговый орган нарушил положения статьи 247, пункта 1 статьи 274 НК РФ, поскольку прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Довод налогового органа о том, что для целей налогообложения суммы налога на имущество и НДПИ Общество имело право учесть в составе расходов только если бы оно самостоятельно и своевременно исчислило и уплатило их в бюджет, противоречит положениям налогового законодательства.

Поскольку по результатам выездной налоговой проверки Инспекция доначислила Обществу налог на имущество и НДПИ, ей следовало учесть суммы доначисленных налогов в составе расходов по налогу на прибыль, то есть определить реальные налоговые обязательства Общества. Иное определение налоговых обязательств проверяемого налогоплательщика противоречит принципу полноты и всесторонности выездной налоговой проверки.

Ссылки Инспекции на судебную практику в подтверждение своих доводов кассационной инстанцией не принимаются, поскольку в каждом конкретном случае суд устанавливает фактические обстоятельства дела и применяет нормы права к установленным обстоятельствам, с учетом представленных доказательств.

Доводы налогового органа, изложенные в кассационной жалобе, отклоняются судом кассационной инстанции, поскольку не являются основанием к отмене или изменению судебных актов и направлены на переоценку выводов судов первой и апелляционной инстанций.

Судом кассационной инстанции не установлено нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов в порядке статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба Инспекции удовлетворению не подлежит.

Согласно подпунктам 3, 12 пункта 1 статьи 333.21 НК РФ, пункту 34 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46 "О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах" при обжаловании судебных актов в кассационном порядке по делам о признании ненормативного правового акта недействительным и о признании решений и действий (бездействия) государственных органов незаконными государственная пошлина для юридических лиц составляет 1 500 рублей.

В соответствии со статьей 104 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.40 НК РФ Обществу следует возвратить из федерального бюджета 1 500 рублей государственной пошлины, излишне уплаченной по платежному поручению от 13.03.2015 N 16592.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 16.09.2014 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 22.01.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу А27-6566/2014 оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Возвратить открытому акционерному обществу "СУЭК-Кузбасс" из федерального бюджета 1 500 рублей государственной пошлины, излишне уплаченной по платежному поручению от 13.03.2015 N 16592.

Выдать справку на возврат государственной пошлины.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

А.А. Бурова

 

Судьи

А.А. Кокшаров
Е.В. Поликарпов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Размер дополнительно начисленных Инспекцией по результатам проверки сумм по налогу на прибыль должен соответствовать действительным налоговым обязательствам налогоплательщика, которые определяются на основании всех положений главы 25 НК РФ, в том числе упомянутым выше пунктом 1 статьи 264 НК РФ.

При этом непредставление уточненных налоговых деклараций не освобождает налоговый орган от обязанности учесть доначисленные налоги при определении налоговой базы по налогу на прибыль.

В данном случае, исчислив налог на прибыль по результатам выездной проверки без учета расходов (дополнительно начисленных сумм налогов), налоговый орган нарушил положения статьи 247, пункта 1 статьи 274 НК РФ, поскольку прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

...

Согласно подпунктам 3, 12 пункта 1 статьи 333.21 НК РФ, пункту 34 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46 "О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах" при обжаловании судебных актов в кассационном порядке по делам о признании ненормативного правового акта недействительным и о признании решений и действий (бездействия) государственных органов незаконными государственная пошлина для юридических лиц составляет 1 500 рублей.

...

решение от 16.09.2014 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 22.01.2015 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу А27-6566/2014 оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения."