Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21 июня 2016 г. N Ф09-3709/15 по делу N А76-21239/2014

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21 июня 2016 г. N Ф09-3709/15 по делу N А76-21239/2014

 

Екатеринбург

 

21 июня 2016 г.

Дело N А76-21239/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20 июня 2016 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 21 июня 2016 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Кравцовой Е.А.,

судей Черкезова Е.О., Гавриленко О.Л.

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы индивидуального предпринимателя Сильвачинского Вячеслава Викторовича (далее - предприниматель Сильвачинский В.В., налогоплательщик), Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 20 по Челябинской области (далее - налоговый орган, инспекция) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 11.12.2015 по делу N А76-21239/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2016 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

инспекции - Латыпова З.С. (доверенность от 26.02.2016 N 03-05/01522), Ежова Е.В. (доверенность от 11.01.2016 N 03-15/0004ДСП);

предпринимателя Сильвачинского В.В. - Кулешов Н.В. (доверенность от 25.12.2013);

индивидуального предпринимателя Сильвачинской Оксаны Юрьевны (далее - предприниматель Сильвачинская О.Ю.) - Кулешов Н.В. (доверенность от 25.12.2013);

индивидуального предпринимателя Бочко Надежды Егоровны (далее- предприниматель Бочко Н.Е.) - Кулешов Н.В. (доверенность от 25.12.2013).

Предприниматель Сильвачинский В.В. обратился в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к инспекции о признании недействительным решения от 06.05.2014 N 11 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (далее - решение инспекции).

Решением суда от 04.12.2014 заявленные требования удовлетворены, признано недействительным решение инспекции.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.03.2015 решение суда оставлено без изменения.

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 24.06.2015 решение суда и постановление суда отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Челябинской области.

Определением суда от 30.09.2015 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена предприниматель Сильвачинская О.Ю.

Решением суда от 11.12.2015 (судья Кунышева Н.А.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2016 (судьи Бояршинова Е.В., Костин В.Ю., Малышев М.Б.) решение суда отменено в части. Признано недействительным решение инспекции в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 1 081 575 руб., налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 1 622 908 руб., начисления соответствующих пеней, взыскания штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс). В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе предприниматель Сильвачинский В.В. просит обжалуемые судебные акты отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Заявитель жалобы указывает, что инспекцией не добыто достаточных и неопровержимых доказательств применения схемы "дробления бизнеса" для целей неправомерного использования упрощенной системы налогообложения (далее - УСНО).

В кассационной жалобе инспекция просит постановление суда отменить и оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на неправильное применение норм материального права.

Налоговый орган указывает на неприменение судом апелляционной инстанции п. 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.05.2014 N 33 "О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость". В счетах-фактурах и иных документах имело место прямое указание на то, что установленная цена не включает в себя сумму НДС, в связи с чем инспекция правомерно не применила расчетный метод (п. 4 ст. 164 Кодекса).

Проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке, предусмотренном ст. 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции оснований для их отмены не находит.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка предпринимателя Сильвачинского В.В. за период с 01.01.2010 по 18.09.2013, по итогам которой составлен акт от 26.11.2013 N 20 и вынесено решение, которым налогоплательщику предложено уплатить НДФЛ в сумме 2 902 468 руб., НДС в сумме 2 001 541 руб., соответствующие пени и штраф, предусмотренный п. 1 ст. 122 Кодекса, а также уменьшить НДС за II квартал 2010 г., предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах, на 42 340 руб.

Основанием для доначисления сумм вышеуказанных сумм НДС, НДФЛ, послужили следующие обстоятельства, свидетельствующие о неправомерном применении предпринимателем Сильвачинским В.В. упрощенной системы налогообложения.

В ходе налоговой проверки инспекцией установлено, что налогоплательщиком, применяющим общую систему налогообложения, с целью уменьшения налоговых обязательств применена схема минимизации налоговых обязательств путем дробления бизнеса и распределения доходов между ним и взаимозависимыми лицами: предпринимателями Сильвачинской О.Ю. (жена), Бочко Н.Е. (теща), находящихся на УСНО. Указанные лица лишь формально осуществляли финансово-хозяйственную деятельность, фактически оптовая торговля продуктами производилась одним хозяйствующим субъектом предпринимателем Сильвачинским В.В.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области от 30.07.2014 N 16-07/002354 решение инспекции в данной части оставлено без изменения.

Не согласившись с решением инспекции, предприниматель Сильвачинский В.В. обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

При рассмотрении настоящего спора суды пришли к выводу о правомерности позиции налогового органа.

В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление) под налоговой выгодой понимается, в частности, применение упрощенной системы налогообложения.

В силу действия принципа презумпции добросовестности налогоплательщиков предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В соответствии с п. 9 постановления установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Если главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или экономической деятельности.

Как видно из материалов дела, в проверяемом периоде предприниматель Сильвачинский В.В. осуществлял оптовую торговлю продуктами питания.

Вместе с тем инспекцией в соответствии со ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 101 Кодекса представлены доказательства получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (уменьшение налоговых обязательств по НДС и НДФЛ) путем формального привлечения предпринимателей Сильвачинской О.Ю. и Бочко Н.Е. в качестве поставщиков молочной продукции и использования расчетных счетов и реквизитов данных предпринимателей для создания фиктивного документооборота в отсутствие реального осуществления указанными предпринимателями самостоятельной хозяйственной деятельности.

Предприниматели Сильвачинский В.В., Сильвачинская О.Ю., Бочко Н.Е. приобретали молочную продукцию у одних и тех же поставщиков; расчетные счеты обслуживались в одном банке; список IP адресов клиента совпадают, расчеты с поставщиками и покупателями производились с одного IP адреса одним лицом - Сильвачинской О.Ю.; денежные средства с расчетных счетов перечислялись с назначением платежа "погашение кредита за ИП Сильвачинскую О.Ю., за ИП Сильвачинского В.В.", по "договорам о совместной деятельности". Кроме того, у предпринимателей Бочко Н.Е. и Сильвачинской О.Ю. расходы по найму помещений, транспорта, трудовых ресурсов и привлечению сторонних организаций для осуществления оптовых поставок молочной продукции отсутствовали. Расходы по содержанию грузовых машин, осуществляющих доставку молочной продукции, нес налогоплательщик.

В ходе допросов предприниматели Сильвачинская О.Ю., Бочко Н.Е. подтвердили свое участие в схеме "дробления бизнеса": Сильвачинская О.Ю. (дочь Бочко Н.Е.) осуществляла ведение учета трех предпринимателей, производила расчеты с поставщиками и покупателями, формально перераспределяя доходы и расходы между ними; Бочко Н.Е. самостоятельно предпринимательской деятельностью не занималась, документы ей приносили на подпись дочь и зять.

При таких обстоятельствах суды, полно и всесторонне исследовав и оценив все представленные сторонами доказательства в их совокупности с учетом ст.71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к правомерному выводу о том, что между указанными предпринимателями отсутствует реальное разделение деятельности, создана схема минимизации налоговых обязательств по НДС и НДФЛ путем "дробления бизнеса".

Доводы кассационной жалобы налогоплательщика не опровергают выводы судов, изложенные в обжалуемых судебных актах, и по существу направлены на переоценку принятых судом доказательств и установленных судом обстоятельств дела, что недопустимо в силу требований, предусмотренных ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Отменяя решение суда первой инстанции частично, и корректируя суммы доначисленных налогов в сторону уменьшения, суд апелляционной инстанции исходил из того, что методика определения размера НДС путем "накручивания" применено инспекцией неверно. По мнению суда апелляционной инстанции, в рассматриваемом случае следовало применить расчетный метод, установленный п. 4 ст. 164 Кодекса.

В свою очередь, инспекция настаивает на правильности определения ею размера доначисленного НДС, поскольку счета-фактуры, выставленные предпринимателями Сильвачинской О.Ю. и Бочко Н.Е., содержали прямое указание на невключение в цену НДС.

Между тем основания для принятия настоящих доводов налогового органа не имеется в связи со следующим.

Пунктом 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30.05.2014 N "О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость" по смыслу положений п. 1 и 4 ст. 168 Кодекса сумма налога, предъявляемая покупателю при реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав, должна быть учтена при определении окончательного размера указанной в договоре цены и выделена в расчетных и первичных учетных документах, счетах-фактурах отдельной строкой. При этом бремя обеспечения выполнения этих требований лежит на продавце как налогоплательщике, обязанном учесть такую операцию по реализации при формировании налоговой базы и исчислении подлежащего уплате в бюджет налога по итогам соответствующего налогового периода.

В связи с этим, если в договоре нет прямого указания на то, что установленная в нем цена не включает в себя сумму налога и иное не следует из обстоятельств, предшествующих заключению договора, или прочих условий договора, судам надлежит исходить из того, что предъявляемая покупателю продавцом сумма налога выделяется последним из указанной в договоре цены, для чего определяется расчетным методом (п.4 ст. 164 Кодекса).

Принимая во внимание изложенное, учитывая, что обязанность доказывания правомерности решения о привлечении к налоговой ответственности возлагается на налоговый орган, последний в случае неприменения расчетного метода определения налогового обязательства по НДС должен надлежащим образом фиксировать соответствующие обстоятельства в акте проверки и решении о привлечении к налоговой ответственности.

Однако ни акт проверки, ни оспариваемое решение инспекции не содержат каких-либо сведений о том, каким образом определялась цена реализации продуктов питания предпринимателями Сильвачинской О.Ю. и Бочко Н.Е. Данные о том, что цена не включала в себя НДС со ссылками на соответствующие подтверждающие документы нарушение ст. 100,101 Кодекса отсутствуют.

При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции, толкуя все сомнения в пользу налогоплательщика, не находит оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции, применившего расчетный метод определения налогового обязательства по НДС.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене обжалуемого судебного акта, не выявлено.

Государственная пошлина, излишне уплаченная предпринимателем Сильвачинским В.В.при подаче кассационной жалобы, подлежит возврату на основании подп. 1 п. 1 ст. 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2016 по делу N А76-21239/2014 Арбитражного суда Челябинской области оставить без изменения, кассационные жалобы индивидуального предпринимателя Сильвачинского Вячеслава Викторовича, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 20 по Челябинской области - без удовлетворения.

Возвратить из федерального бюджета индивидуальному предпринимателю Сильвачинскому Вячеславу Викторовичу 2850 руб. государственной пошлины, излишне уплаченной по чеку-ордеру от 05.05.2016.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

Е.А. Кравцова

 

Судьи

Е.О. Черкезов
О.Л. Гавриленко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Пунктом 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30.05.2014 N "О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость" по смыслу положений п. 1 и 4 ст. 168 Кодекса сумма налога, предъявляемая покупателю при реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав, должна быть учтена при определении окончательного размера указанной в договоре цены и выделена в расчетных и первичных учетных документах, счетах-фактурах отдельной строкой. При этом бремя обеспечения выполнения этих требований лежит на продавце как налогоплательщике, обязанном учесть такую операцию по реализации при формировании налоговой базы и исчислении подлежащего уплате в бюджет налога по итогам соответствующего налогового периода.

В связи с этим, если в договоре нет прямого указания на то, что установленная в нем цена не включает в себя сумму налога и иное не следует из обстоятельств, предшествующих заключению договора, или прочих условий договора, судам надлежит исходить из того, что предъявляемая покупателю продавцом сумма налога выделяется последним из указанной в договоре цены, для чего определяется расчетным методом (п.4 ст. 164 Кодекса).

Принимая во внимание изложенное, учитывая, что обязанность доказывания правомерности решения о привлечении к налоговой ответственности возлагается на налоговый орган, последний в случае неприменения расчетного метода определения налогового обязательства по НДС должен надлежащим образом фиксировать соответствующие обстоятельства в акте проверки и решении о привлечении к налоговой ответственности.

Однако ни акт проверки, ни оспариваемое решение инспекции не содержат каких-либо сведений о том, каким образом определялась цена реализации продуктов питания предпринимателями Сильвачинской О.Ю. и Бочко Н.Е. Данные о том, что цена не включала в себя НДС со ссылками на соответствующие подтверждающие документы нарушение ст. 100,101 Кодекса отсутствуют."