Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 25 декабря 2017 г. N Ф06-27743/17 по делу N А72-2025/2017

 

г. Казань

 

25 декабря 2017 г.

Дело N А72-2025/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 21 декабря 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 25 декабря 2017 года.

 

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Мухаметшина Р.Р.,

судей Егоровой М.В., Хабибуллина Л.Ф.,

при участии представителей:

об общества с ограниченной ответственностью "Симбирский мельник" - Тихонова Ю.А., доверенность от 25.01.2017 N 1,

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Ульяновской области - Немцовой Н.В., доверенность от 27.02.2017 N 03-11/01148,

в отсутствие:

иных лиц - извещены надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Симбирский мельник",

на решение Арбитражного суда Ульяновской области от 18.08.2017 (судья Пиотровская Ю.Г.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2017 (председательствующий судья Драгоценнова И.С., судьи Попова Е.Г., Семушкин В.С.)

по делу N А72-2025/2017

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Симбирский мельник", г. Ульяновск (ИНН: 7321032416, ОГРН: 1027301055539) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Ульяновской области, Ульяновская область, р.п. Ишеевка, (ИНН: 7321308255, ОГРН: 1047300819851) с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Самарской области, Самарская область, с. Красный Яр, о признании недействительным решения от 06.12.2016 N 10-08/14222,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Симбирский мельник" (далее - ООО "Симбирский мельник", общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Ульяновской области (далее - инспекция, налоговый орган, ответчик) с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Самарской области (далее - третье лицо), о признании недействительным решения от 06.12.2016 N 10-08/14222 в части доначисления налога на прибыль в сумме 245 760 руб. (соответствующие пени и штраф по статье 122 НК РФ, в том числе: - федеральный бюджет - 24 576 руб. (1 228 800 х 2%), бюджет субъекта РФ - 221 184 руб. (1 228 800 х 18%), НДС в сумме 2 384 748 руб. (соответствующие пени и штраф по статье 122 НК РФ), в том числе 1 квартале 2013 года - 346 745 руб., 3 квартале 2014 года - 26 273 руб., 4 квартал 2014 года - 975 462 руб., 1 квартал 2015 года - 844 111 руб., 4 квартал 2015 года - 192 157 руб., снизить штрафные санкции по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации ( далее - НК РФ) в 100 раз.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 18.08.2017, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2017, в удовлетворении заявленных требований общества отказано в полном объеме

ООО "Симбирский мельник", не согласившись с вынесенными судебными актами, обратилось в кассационную инстанцию с жалобой, в которой просит об отмене решения арбитражного суда и постановления апелляционной инстанции, полагая, что судами неправильно применены нормы материального права.

Налоговый орган, в представленном в порядке статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отзыве на кассационную жалобу просит решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставить без изменения, считает их законными и обоснованными.

Изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом норм материального права и соблюдение норм процессуального права, а также соответствие выводов суда имеющимся в материалах дела доказательствам, Арбитражный суд Поволжского округа не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, по результатам выездной налоговым органом составлен акт ООО "Симбирский мельник" от 25.10.2016 N 10-08/1361, и с учетом возражений налогоплательщика вынесено решение от 06.12.2016 N 10-08/14222 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением заявителю доначислен налог на прибыль в сумме 386 585 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 2 384 748 руб., пени в сумме 521 974,69 руб.

Кроме того, налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия), в виде штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора) в общей сумме 171 000,63 руб.

Налогоплательщик не согласился с решением налогового органа и обратился с апелляционной жалобой в вышестоящий налоговый орган - Управление Федеральной налоговой службы Российской Федерации по Ульяновской области (далее - Управление).

Решением Управления от 09.02.2017 N 07-07/01870 решение инспекции по апелляционной жалобе налогоплательщика оставлено без изменения.

Изложенные обстоятельства послужили основанием для обращения налогоплательщика в Арбитражный суд Ульяновской области с соответствующим заявлением.

Суды первой и апелляционной инстанции при рассмотрении дела, исходя из анализа исследованных доказательств, имеющихся в материалах дела, и установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств, пришли к выводу об отказе в удовлетворении заявленных обществом требований при этом суды исходили из следующего.

Согласно положениям главы 21 НК РФ право налогоплательщика на налоговый вычет непосредственно связано с уплатой налога на добавленную стоимость при приобретении им товаров (работ, услуг), то есть с наличием хозяйственной операции по реализации поставщиком товаров (работ, услуг) - объекта налогообложения.

В соответствии с главой 25 НК РФ налогоплательщик вправе уменьшить полученные им доходы на сумму произведенных расходов. При этом материальные расходы также связаны с операциями по реализации товаров (работ, услуг).

Следовательно, для признания за налогоплательщиком права на вычеты по НДС требуется подтверждение факта совершения реальных хозяйственных операций по реализации товаров (работ, услуг).

Исходя из постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53) налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Таким образом, в целях подтверждения обоснованности налоговой выгоды должна быть установлена их объективная предметная взаимосвязь с фактами и результатами реальной предпринимательской и иной экономической деятельности, что служит основанием для вывода о достоверности представленных документов.

В пункте 1 вышеуказанного постановления прямо указывается, что основанием к отказу в признании налоговой выгоды обоснованной является, в том числе, недостоверность сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком документах.

Требования о достоверности учёта хозяйственных операций содержатся в законодательстве о бухгалтерском учёте и в НК РФ, установившем правила ведения налогового учёта (статья 1 пункт 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учёте", статья 313 НК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Как следует из оспариваемого решения, налоговым органом в ходе проверки установлено занижение заявителем налоговой базы по налогу на прибыль, в результате необоснованного включения во внереализационные расходы просроченной дебиторской задолженности ООО "Ладья" в размере 1 228 000 руб. за 2014 год.

Согласно подпункту 2 пункта 2 статьи 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва.

В соответствии с пунктом 2 статьи 266 Кодекса безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Таким образом, дебиторская задолженность признается безнадежной, т.е. нереальной ко взысканию, и списывается в том отчетном (налоговом) периоде, в котором произошло любое из следующих событий: истек срок исковой давности; организация - должник ликвидирована; судебный пристав - исполнитель вынес постановление об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного листа взыскателю в связи с невозможностью взыскания; обязательства прекращены из-за непреодолимых обстоятельств либо актом госоргана.

В соответствии с пунктом 1 статьи 272 НК РФ расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты.

Основными целями инвентаризации расчетов являются выявление дебиторской задолженности организации для сопоставления с данными бухгалтерского учета. Сроки и периодичность инвентаризации отражаются в учетной политике организации.

Как следует из материалов дела, сроки проведения инвентаризации расчетов ООО "Симбирский мельник" указаны в учетной политике.

В соответствии с пунктом 3 "Порядка проведения инвентаризации" приказа от 31.12.2012 N 39 "Об учетной политике на 2013 год", приказа от 31.12.2013 N 33 "Об учетной политике на 2014 год" инвентаризация материалов, товарных запасов и расчетов ООО "Симбирский мельник" производится на начало каждого квартала.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.06.2010 N 1574/10, пункт 1 статьи 272 НК РФ не предоставляет налогоплательщику права на произвольный выбор налогового периода, в котором в состав внереализационных расходов включается безнадежная ко взысканию задолженность, поскольку налогоплательщик, проводя по состоянию на последнюю дату отчетного (налогового) периода инвентаризацию, по ее итогам должен определить сумму дебиторской задолженности, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные к взысканию, и произвести их списание.

Если при этом документы, необходимые для признания долга безнадежным и его списания, появились у налогоплательщика позже (не в периоде истечения срока исковой давности), то ему следует представить уточненную налоговую декларацию по налогу на прибыль организаций за тот отчетный (налоговый) период, в котором истек срок исковой давности.

Следовательно, налогоплательщик должен внести изменения в налоговую декларацию по налогу на прибыль организаций того отчетного (налогового) периода, в котором возникла безнадежная задолженность, в момент, когда он получит все необходимые документы, подтверждающие, что такая задолженность может быть признана безнадежной в соответствии с положениями статьи 266 НК РФ.

Налогоплательщику необходимо документально подтвердить, что неприменение статьи 272 НК РФ отражение расходов в ненадлежащем налоговом периоде связано с обнаружением ошибки, которая обнаружена в заявленном периоде.

ООО "Симбирский мельник", в обоснование списания задолженности за 2014 год в ходе проверки представлен приказ от 31.12.2014 N 43 о проведении инвентаризации, акт инвентаризации расчетов по состоянию на 31.12.2014, справка о списании дебиторской задолженности, согласно которой списана дебиторская задолженность ООО "Ладья" (сумма задолженности 1 228 800 руб., задолженность образовалась с 2010 года).

Общество представило постановление об окончании исполнительного производства от 27.04.2010 отдела судебных приставов Красноярского района УФССП по Самарской области. Исполнительный документ возвращен заявителю по тем основаниям, что должник находится в стадии ликвидации, получено свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ о формировании ликвидационной комиссии и назначении ликвидатора.

На основании определения Арбитражного суда Самарской области от 19.04.2012 по делу N А55-24657/2010 о завершении конкурсного производства 17.07.2012 в Единый государственный реестр юридических лиц регистрирующим органом - третьим лицом по делу внесена запись о прекращении деятельности юридического лица - ООО "Ладья".

При указанных обстоятельствах, суды правомерно пришли к выводу, что заявителем, в нарушение пункта 1 статьи 252, пункта 2 статьи 266 НК РФ, просроченная дебиторская задолженность в 2014 год списана неправомерно.

С учетом того, что в 2012 году в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о прекращении деятельности ООО "Ладья" заявитель должен был перевести сумму дебиторской задолженности по данной организации в разряд безнадежных долгов и включить ее в состав внереализационных расходов в 2012 году.

При этом судами отмечено, что заявитель имел возможность получить своевременно информацию о завершении конкурсного производства и о ликвидации должника.

Порядок списания дебиторской задолженности установлен пунктом 77 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, утвержденного приказом Министерства финансов РФ от 29.07.1998 N 34н, в соответствии с которым дебиторская задолженность, по которой истек срок исковой давности, другие нереальные для взыскания долги списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации и относятся, соответственно, на счет средств резерва сомнительных долгов либо на финансовые результаты коммерческой организации.

Порядок признания расходов при методе начисления предусматривает, что расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом периоде), к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты (пункт 1 статьи 272 Кодекса).

Проведение инвентаризации обязательно, в том числе перед составлением годовой бухгалтерской отчетности.

При этом все хозяйственные операции и результаты инвентаризации подлежат своевременной регистрации на счетах бухгалтерского учета без каких-либо пропусков или изъятий.

Таким образом, налогоплательщик, проводя по состоянию на последнюю дату отчетного (налогового) периода инвентаризацию, по ее итогам должен определить сумму дебиторской задолженности, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные к взысканию, и произвести их списание.

Момент списания во внереализационные расходы безнадежных долгов возникает в том налоговом периоде, когда наступили обстоятельства, с которыми налоговое законодательство связывает право на уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму безнадежных долгов.

Судами обоснованно отмечено, что в рассматриваемом случае - это период исключения юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц в связи с ликвидацией.

При указанных обстоятельствах, суды правомерно пришли к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований в указанной части.

Как следует из материалов дела основанием для вынесения обжалуемого решения, также послужили выводы налогового органа о неправомерном предъявлении обществом к вычету НДС в сумме 2 384 748 руб. (2013 год - 346 745 руб.; 2014 год - 1 001 735 руб.; 2015 год -1 036 268 рублей) по контрагентам ООО "Камрат" (ИНН 7309003948), ООО "Агрорус" (ИНН 7309005416), ООО "Агросервис" (ИНН 6319154750).

Из материалов дела следует, что налоговым органом в ходе проверки также были установлены в отношении контрагентов совокупность обстоятельств и признаков недобросовестности и отсутствия реальных хозяйственных операций: минимальная численность контрагентов; уклонение должностных лиц контрагентов от законно установленных обязанностей - представление документов, подтверждающих взаимоотношения с ООО "Симбирский мельник", отсутствие контрагентов по месту регистрации, а также необходимых условий для достижения результатов соответствующей финансово-экономической деятельности (отсутствие управленческого и технического персонала, основных средств, складских помещений, транспортных средств); по расчетным счетам организаций отсутствуют платежи, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности (за электроэнергию, коммунальные платежи, канцелярские принадлежности и др.); налоги уплачиваются в "минимальном" размере, не сопоставимом с суммами "доходов", полученных согласно анализу выписки банка по расчетному счету, и др.

На основании анализа движения денежных средств по расчётным счетам указанных контрагентов налоговым органом установлено, у данных организаций отсутствовали расходы на оплату заработной платы, коммунальных услуг, на аренду складских помещений, а так же иные расходы, необходимые для осуществления реальной предпринимательской деятельности. При отсутствии персонала и иных условий, необходимых для полноценного осуществления предпринимательской деятельности, по расчётным счетам контрагентов заявителя отражены значительные обороты денежных средств, которые обезналичивались через банковские карты.

В подтверждение заявленных вычетов заявителем в ходе проверки в налоговый орган представлены следующие документы по взаимоотношениям с контрагентами: договора, счета-фактуры, товарные накладные.

По взаимоотношениям с ООО "Камрат", заявителем также представлен журнал регистрации взвешивания грузов на автомобильных весах (форма ЗПП-28), журналы регистрации лабораторных анализов среднесуточных проб при приеме зерна.

Вместе с тем, номера накладных, указанных в журнале регистрации взвешивания грузов на автомобильных весах не соответствуют номерам накладных, представленным налогоплательщиком.

Товарно-транспортные накладные, подтверждающие доставку зерна, заявителем не представлены.

Анализ выписки по расчетным счетам ООО "Камрат" показал, что основные поставщики зерна в адрес заявителя: ИП Дементьев А.И.; ИП Буинцев А.В.; ООО "Агро - Партнер"; ООО Агрофирма "Тетюшское", КФХ Безрукова П.А.; ИП Софронов В.В.; ООО "Смышляевское"; ООО "Вальдиватское", которые не являются плательщиками НДС, применяют специальные режимы налогообложения (ЕНВД, УСНО).

Денежные средства, поступившие на расчетный счет ООО "Камрат", обналичивались путем перечисления на пластиковые карты физических лиц.

По вопросу перечисления денежных средств на пластиковые карты физических лиц с расчетного счета ООО "Камрат", Исмаилов Р.Н. и учредитель ООО "Камрат" Камаев М.Ш. в ходе допроса также пояснили, что с расчетного счета организации в 2015 году перечислялись денежные средства физическим лицам в счет погашения заемных средств по договорам займа

Вместе с там, поступление денежных средств в виде займа на расчетный счет ООО "Камрат" отсутствует.

Анализ движения по расчетному счету ООО "Агрорус" показал, что организация не имела возможности провести операцию по реализации зерна в адрес ООО "Симбирский мельник" в период с 12.10.2015 по 16.10.2015, так как на момент совершения сделки не располагало зерном, первые операции на расчетном счете произведены с 23.10.2015 - предоплата за зерно.

В товарно-транспортных накладных, представленных налогоплательщиком не указан номер товарно-транспортной накладной, не заполнена строка организация - владелец автотранспорта, государственный номерной знак автомобиля заполнен частично, не заполнена строка Заказчик (плательщик), строки отпуск разрешил, "сдал, принял", цена и сумма товара.

Кроме того, во всех представленных товарно-транспортных накладных не заполнены оборотные листы, в связи с чем, невозможно установить сведения о погрузочно-разгрузочных работах, не указано время (прибытие, убытие) автомобиля под погрузку (разгрузку), более того, не указан тоннаж автомобилей и такие обязательные реквизиты, подлежащие проставлению в накладных, как зачетная масса продукции, качество (сортность, засоренность, влажность и т.п.), расстояние перевозки, количество мест и т.д.

Документы от имени ООО "Камрат" ООО "Агрорус" подписаны директором организации Исмаиловым Р.Н. Документы от имени ООО "Агросервис" подписаны учредителем организации Киндюхиным И.Н., который имеет статус массовый учредитель, директор ООО "Агросервис" - Белоножкина Л.Н. также имеет статус "массовый" директор.

По требованию налогового органа контрагентами документы не представлены.

Директор ООО "Симбирский Мельник" Хайруллин Р.Г. пояснил, что поставщики привозили товарные накладные на приход зерна, доставленные автомобильным транспортом, вместо товарно-транспортных накладных, в частности, от ООО "Камрат", и поэтому на учет зерно принимали по этим документам. Директор также пояснил, что для проверки деловой репутации, добросовестности поставщиков запрашивали учредительные документы и сертификаты соответствия.

Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций.

В целях подтверждения обоснованности налоговой выгоды должна быть установлена их объективная предметная взаимосвязь с фактами и результатами реальной предпринимательской и иной экономической деятельности, что служит основанием для вывода о достоверности представленных документов.

Таким образом, документы, представленные заявителем по вышеуказанным контрагентам, в совокупности с имеющимися доказательствами недобросовестности указывают на отсутствие реальной хозяйственной деятельности контрагентов, а также на отсутствие реальных хозяйственных операций данных организаций с заявителем.

Общество не доказало, что им были предприняты все зависящие от него меры по проверке правоспособности и порядочности спорных контрагентов.

Любая деятельность юридического лица, не имеющего законного учредителя и, как следствие, легитимно назначенных органов управления, заведомо противна основам правопорядка, так как подрывает основы хозяйственного оборота и предпринимательской деятельности. С учетом позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 10.04.2008 N 22 (абзац 3 пункта 2), все сделки, совершенные таким лицом, являются ничтожными.

Налогоплательщик, не воспользовавшийся своим правом обеспечить документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых он, в свою очередь, претендует на получение налоговых льгот, налоговых вычетов или иного уменьшения налогооблагаемой базы, несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.

Оформление операций с вышеуказанными контрагентами в бухгалтерском учете налогоплательщика не свидетельствует об их реальности, а подтверждает лишь выполнение обязанностей по формальному учету хозяйственных операций.

Ссылка ООО "Симбирский мельник" на то, что реальность поставок подтверждается представленными в материалы дела журналами въезда на территорию общества автомашин с зерном поставщиков, журналами весового контроля, карточками анализа зерна правомерно отклонена судамии, поскольку допустимых и достаточных доказательств осуществления поставок именно названными контрагентами суду не представлено.

Суд, отклоняя довод ООО "Симбирский мельник" о получении пакета учредительных документов контрагентов, а также проверке контрагентов на сайте ФНС России, правомерно исходил из того, что сам по себе факт получения этих документов не может рассматриваться как проявление достаточной степени осмотрительности при выборе контрагента, а информация о регистрации контрагента в качестве юридического лица и постановке его на учет в налоговом органе носит справочный характер и не характеризует контрагента как добросовестного, надежного и стабильного участника хозяйственных взаимоотношений.

Довод заявителя о том, что если покупатель заказчиком перевозки не является, действующий порядок не предусматривает обязательного наличия ТТН у получателя груза (покупателя), так же был исследован судами и признан не состоятельным, что нашло отражение в судебных актах.

При этом судами отмечено, что из пунктов 6, 7 Порядка учета зерна, утвержденный приказом Государственной хлебной инспекции при Правительстве России от 08.04.2002 N 29 "Об утверждении порядка учета зерна и продуктов его переработки" следует, что все хозяйственные операции с зерном и продуктами его переработки оформляются документами, которые должны быть составлены в момент совершения хозяйственной операции, а если это не представляется возможным - непосредственно по ее окончании. Эти документы являются первичными учетными документами, на основании которых ведется количественно-качественный учет.

Приказом Госхлебинспекции N 29 установлена форма товарно-транспортной накладной (межотраслевая форма N СП-31), применяемая для учета хозяйственных операций по перевозке зерна и продуктов его переработки, которая выписывается в 4 экземплярах: один остается у отправителя, а три выдаются водителю транспортного средства. В пункте назначения в накладной проставляется фактически принятая физическая масса и качество продукции (сортность, засоренность, влажность и т.п.), цена единицы товара и общая сумма.

Один экземпляр оформленной накладной остается в пункте назначения, а два подписанных экземпляра возвращаются водителю. При возвращении водитель отдает поставщику один экземпляр накладной для подтверждения сдачи продукции, а другой экземпляр служит в качестве отчета о выполненной работе.

При этом обязанность по составлению товаросопроводительных документов возлагается на грузоотправителя.

Таким образом, применительно к деятельности, связанной с оборотом хлебопродуктов, действующим законодательством установлены специальные требования к оформлению соответствующих хозяйственных операций и первичных учетных документов, подтверждающих их совершение.

При указанных обстоятельствах, суды правомерно пришли к выводу, что товарно-транспортная накладная, является обязательным документом, подтверждающим, в данном случае, перевозку зерна. Этими же документами должно подтверждаться и право на налоговые вычеты в целях налогообложения.

Судами установлено, что товарно-транспортные накладные, подтверждающие факт доставки зерна ООО "Камрат", ООО "Агросервис" в адрес ООО "Симбирский мельник", не представлены, товарно-транспортные накладные ООО "Агрорус" содержат недостоверные и противоречивые сведения.

Таким образом, суды правомерно пришли к выводу, что установленные в ходе проверки факты, свидетельствуют о создании схемы, направленной на необоснованное предъявление НДС к вычету в результате создания формального документооборота операций по приобретению зерна у ООО "Камрат", ООО "Агрорус", ООО "Агросервис", в то время как реальные поставщики зерна - лица, не являющие плательщиками НДС, поскольку применяют специальные режимы налогообложения.

Совокупностью доказательств, представленных по настоящему делу, реальность хозяйственных операций ООО "Симбирский мельник" с контрагентами не подтверждается.

Суды первой и апелляционной инстанция, исходя из анализа исследованных доказательств, имеющихся в материалах дела, и установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств, правомерно пришли к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований в указанной части.

При этом из материалов дела следует, что при вынесении решения налоговым органом учтены обстоятельства, смягчающие ответственность налогоплательщика, размер штрафа снижен в 4 раза.

Суды в свою очередь, руководствуясь пунктами 1, 3 статьи 112 НК РФ, пунктом 3 статьи 114 НК РФ, пунктом 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации", правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 15.07.1999 N 11-П, пришли к выводу об отсутствии не учтенных и не оцененных смягчающих обстоятельств и отказали в снижении штрафных санкций.

Поскольку право установления и оценки обстоятельств, смягчающих ответственность, в соответствии с пунктом 3 статьи 112 Кодекса, принадлежит суду первой и апелляционной инстанций, у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия по переоценке указанных обстоятельств.

Таким образом, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов в указанной части соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи, с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу судебных актов в обжалуемой части, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Кассационная жалоба не содержат доводов, опровергающих сделанные судами выводы. Доводы кассационной жалобы были предметом исследования судов первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая правовая оценка. В соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная инстанция не имеет полномочий исследовать и устанавливать новые обстоятельства дела, а также не вправе переоценивать доказательства, которые были предметом исследования в суде первой и апелляционной инстанций.

Иных выводов, основанных на доказательственной базе, опровергающих установленные судом обстоятельства и выводы, в кассационной жалобе не приведено.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют правовые основания для отмены судебных актов.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ульяновской области от 18.08.2017 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2017 по делу N А72-2025/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Р.Р. Мухаметшин

 

Судьи

М.В. Егорова
Л.Ф. Хабибуллин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Любая деятельность юридического лица, не имеющего законного учредителя и, как следствие, легитимно назначенных органов управления, заведомо противна основам правопорядка, так как подрывает основы хозяйственного оборота и предпринимательской деятельности. С учетом позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 10.04.2008 N 22 (абзац 3 пункта 2), все сделки, совершенные таким лицом, являются ничтожными.

...

Суды в свою очередь, руководствуясь пунктами 1, 3 статьи 112 НК РФ, пунктом 3 статьи 114 НК РФ, пунктом 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации", правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 15.07.1999 N 11-П, пришли к выводу об отсутствии не учтенных и не оцененных смягчающих обстоятельств и отказали в снижении штрафных санкций."