Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 16 июня 2020 г. N Ф06-61258/20 по делу N А12-45815/2018

 

г. Казань

 

16 июня 2020 г.

Дело N А12-45815/2018

 

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Мельниковой Н.Ю.,

судей Топорова А.В., Сабирова М.М.,

в отсутствие лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Строймонолит"

на постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.02.2020 (председательствующий судья Жаткина С.А., судьи Борисова Т.С., Волкова Т.В.)

по делу N А12-45815/2018

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Строймонолит" (ОГРН 1127747278262, ИНН 7715947586) к акционерному обществу "Запприкаспийгеофизика" (ОГРН 1023402974066, ИНН 3443040181), с участием третьих лиц: Инспекции Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Волгограда, Межрегионального управления Федеральной службы по финансовому мониторингу по Южному федеральному округу, общества с ограниченной ответственностью "Ичерский", общества с ограниченной ответственностью "Юганский 13", о взыскании вексельного долга,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Строймонолит" (далее - ООО"Строймонолит", истец, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к акционерному обществу "Запприкаспийгеофизика" (далее - АО "Запприкаспийгеофизика", ответчик) о взыскании вексельного долга в сумме 385 629 558 руб. 57 коп.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 11.04.2019 по делу N А12-45815/2018 взыскан с АО "Запприкаспийгеофизика" в пользу ООО "Строймонолит" вексельный долг в сумме 385 629 558 руб. 57 коп.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.02.2020 решение Арбитражного суда Волгоградской области от 11.04.2019 отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

Арбитражный суд апелляционной инстанции рассмотрел дело по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции.

В целях проверки наличия или отсутствия признаков недобросовестного поведения участников сделки (мнимости и притворности сделок), а также для правовой оценки соблюдения ими положений Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступных путем, и финансированию терроризма" судом апелляционной инстанции привлечено к участию в настоящем деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора: Межрегиональное управление Федеральной службы по финансовому мониторингу по Южному федеральному округу.

Не согласившись с постановлением арбитражного апелляционного суда, ООО "Строймонолит" обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемый судебный акт отменить, оставить в силе решение арбитражного суда по основаниям, изложенным в жалобе.

Арбитражным судом Поволжского округа на основании статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) в судебном заседании 11.06.2020 объявлялся перерыв до 08 часов 50 минут 16.06.2020.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в соответствии с пунктом 1 статьи 286 АПК РФ правильность применения судом апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, суд округа приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы ввиду следующего.

Арбитражным судом апелляционной инстанции установлено, что 17.05.2016 между ООО "Юганский 13" (Заказчик) и ответчиком (Подрядчик) заключен договор N ЗПГ/ЮГ13-2016, по условиям которого Заказчик поручает и оплачивает, а Подрядчик обязуется выполнить сейсморазведочные работы на Нижнекиренском лицензионном участке.

В соответствии с пунктом 2.1 договора стоимость работ составляет 748 687 294,44 руб.

Как указал истец, 28.06.2016 Заказчик перечислил ответчику авансовый платеж в сумме 748 687 294,44 руб., а ответчик выполнил работы на сумму 362 557 735,87 руб., что подтверждается актом от 30.09.2016 N 1.

04.09.2017 между ООО "Юганский 13" (Цедент) и ООО "Ичерский" (цессионарий) заключен договор уступки права требования N ЮГ13/ИЧ-Ц-СМ, по условиям которого цедент передает, а цессионарий принимает права требования цедента суммы неотработанного по договору от 17.05.2016 N ЗПГ/ЮГ13-2016 аванса 386 129 558,57 руб. к АО "Запприкаспийгеофизика".

АО "Запприкаспийгеофизика" в этот же день выдал ООО "Ичерский" по соглашению об отступном простой вексель от 04.09.20 N ЗПГ-001/17 17, номинальной стоимостью 385 629 558,57 руб., сроком платежа 04.09.2018.

04.09.2017 данный вексель ООО "Ичерский" индоссировало ООО "Строймонолит" в качестве оплаты за полученное от последнего право требования по договору цессии от 04.09.2017 на общую сумму 4 284 755 841 руб.

04.09.2018 истец передал, а ответчик получил подлинник простого векселя N ЗПГ-001/17, что подтверждается актом о предъявлении векселя к оплате от 04.09.2018 (с учетом акта об исправлении опечатки от 25.10.2018).

10.09.2018 истец направил ответчику требование о погашении векселя, в ответ на которое ответчик в письме от 25.09.2018 предложил предоставить ему рассрочку сроком до 2021 года.

Данные обстоятельства послужили основанием для обращения истца в суд с настоящим иском.

Согласно статье 815 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) в случаях, когда в соответствии с соглашением сторон заемщиком выдан вексель, удостоверяющий ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы, отношения сторон по векселю регулируются законом о переводном и простом векселе.

С момента выдачи векселя правила настоящего параграфа могут применяться к этим отношениям постольку, поскольку они не противоречат закону о переводном и простом векселе.

В силу статьи 142 ГК РФ осуществление прав по векселю возможно только при его предъявлении.

В силу статьи 1 Федерального закона от 11.03.1997 N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" на территории Российской Федерации применяется Положение о переводном и простом векселе, утвержденное постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341 (далее - Положение о векселе).

Согласно статьям 43, 48 и 77 Положения о векселе, векселедержатель при наступлении срока платежа и неполучении платежа вправе обратить свой иск против индоссантов, векселедателя и других обязанных лиц и требовать взыскания вексельной суммы, процентов, в размере шести, со дня срока платежа, издержки по протесту, пени, в размере трех процентов, со дня срока платежа.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 9 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.12.2000 N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" (далее - Постановление N 33/14), следует, что законный векселедержатель не обязан доказывать существование и действительность своих прав, они предполагаются существующими и действительными. Бремя доказывания обратного лежит на вексельном должнике.

В связи с абстрактным и безусловным характером вексельного обязательства по общему правилу при предъявлении требования об оплате векселя не требуется подтверждения оснований обязательства. В то же время сознательные действия векселедержателя, направленные на причинение ущерба должнику (например, осведомленность в момент приобретения векселя о недействительности или об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи векселя; получение векселя в результате обмана или кражи или осведомленность об этих обстоятельствах) освобождают лицо, обязанное по векселю, от платежа (пункт 17 Положения о векселе, пункт 15 Постановления N 33/14).

Согласно пункту 15 Постановления N 33/14 в случае предъявления требования об оплате векселя лицо, обязанное по векселю, не вправе отказаться от исполнения со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо его недействительность, кроме случаев, определенных статьей 17 Положения о векселе.

Исходя из статьи 17 Положения о векселе лицо, к которому предъявлен иск по векселю, вправе ссылаться на возражения, проистекающие из его личных отношений с законным векселедержателем, предъявившим данное исковое требование.

На свои личные отношения к иным лицам, в том числе к предшествующим векселедержателям, должник вправе ссылаться лишь в том случае, когда векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику, то есть если он знал об отсутствии законных оснований к выдаче (передаче) векселя до или во время его приобретения.

Наличие указанных обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности держателя векселя, доказывается лицом, к которому предъявлен иск.

Лицо, обязанное по векселю, освобождается от платежа, если докажет, что предъявивший требования кредитор знал или должен был знать в момент приобретения векселя о недействительности или об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя, либо получил вексель в результате обмана или кражи, либо участвовал в обмане в отношении этого векселя или его краже, либо знал или должен был знать об этих обстоятельствах до или в момент приобретения векселя.

При применении статьи 17 Положения о векселе следует исходить из того, что "личными отношениями" лица, к которому предъявлено требование по векселю, с иными участниками отношений по векселю являются все отношения с ними, основанные на юридических фактах, ссылка на которые или опровержение которых заставили бы их обосновывать свое притязание иначе, чем путем ссылки на порядок, предусмотренный статьей 16 Положения о векселе.

К личным относятся отношения по сделке между конкретными сторонами либо наличие обманных действий со стороны держателя векселя, направленных на получение подписи данного обязанного лица, а также иные отношения, известные лицам, между которыми возник спор об исполнении вексельного обязательства.

Согласно статьями 1, 75, 77 Положения о простом и переводном векселе, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341 "О введении в действие Положения о переводном и простом векселе" законный векселедержатель не обязан доказывать существование и действительность своих прав, они предполагаются существующими и действительными, поэтому в силу абстрактности вексельного обязательства при предъявлении требований, основанных на векселе, суд не обязан исследовать, в силу каких правовых оснований и обязательств был выдан вексель.

При этом в абстрактном обязательстве кредитор не обязан доказывать наличие основания требования. Но если должник доказал отсутствие основания вексельного обязательства и известность этого факта кредитору по связывающей их гражданско-правовой сделке, оснований для взыскания средств по векселю не имеется (пункт 9 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.07.1997 N 18 "Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте").

Между тем, в отношении истца и ответчика возбуждены дела о несостоятельности (банкротстве), введены соответствующие процедуры несостоятельности (банкротства), пассивного поведения ответчика, в целях соблюдения прав иных кредиторов, к данному арбитражному делу подлежат применению повышенные стандарты доказывания. В связи с чем, в соответствии с пунктом 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 заявитель должен привести доводы и представить доказательства, подтверждающие основание получения векселей, поскольку гражданским законодательством закреплен принцип возмездного перехода материальных ценностей.

Применительно к вексельному обязательству это означает, что взамен обязательства выплатить деньги по векселю векселедатель должен получить материальную ценность. Если же принимать вексель как самостоятельное основание для возникновения обязательства, то он превращается в обещание подарить деньги, а выплата по векселю является дарением денег, что недопустимо гражданским законодательством.

Таким образом, если установлено отсутствие основания для вексельного обязательства, оснований для взыскания средств по векселю не имеется (пункт 9 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.07.1997 N 18 "Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте").

Из правовой позиции, определенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.02.2011 N 13603/10, следует, что при разрешении указанной категории споров заинтересованному лицу необходимо представить доказательства, подтверждающие реальность совершенных с векселями сделок, в том числе подтвердить факт существования обязательств, в связи с которыми были выданы векселя; предоставить доказательства, подтверждающие реальность сделки между первоначальным векселедержателем и последующим векселедержателем, в результате которой, последний приобрел право требования по ценным бумагам. Не могут быть признаны обоснованными по результатам исследования арбитражным судом обстоятельств, связанных с приобретением вексельных прав, вексельные требования в силу пункта 17 Положения о переводном и простом векселе, если векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику или кредиторам несостоятельного должника в период, предшествовавший возбуждению дела о банкротстве должника, ради включения его требования как векселедержателя в реестр требований кредиторов, получения денежных средств из конкурсной массы должника и оказания существенного влияния на решения, принимаемые собранием кредиторов должника, и соответственно на ход дела о банкротстве.

Кроме того, как разъяснено в абз. 5 пункта 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 33 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 04.12.2000, лицо, обязанное по векселю, освобождается от платежа, если докажет, что предъявивший требования кредитор знал или должен был знать в момент приобретения векселя о недействительности или об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя.

Таким образом, как указывалось ранее, в соответствии с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в вышеуказанном постановлении, при рассмотрении обоснованности требования кредитора, основанного на векселях, к числу обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, помимо установления формального соответствия векселя требованиям законодательства к его форме и содержанию, относится также обязательное исследование обстоятельств, связанных с выдачей векселей и приобретением кредитором прав требования по векселю как ценной бумаге.

Вопрос об отсутствии вексельного требования у недобросовестного векселедержателя не может быть предметом самостоятельного искового требования заинтересованного лица, а подлежит разрешению в рамках рассмотрения спора о взыскании вексельного долга (или применительно к банкротству - при установлении требования вексельного кредитора).

Соответственно, в предмет доказывания по настоящему спору входят обстоятельства, связанные с наличием между кредитором и векселедателями правоотношений, явившихся основанием для выдачи соответствующих векселей.

Таким образом, для разрешения указанной категории споров заинтересованному лицу, то есть векселедержателю, необходимо представить доказательства, подтверждающие реальность совершенных с векселями сделок, в том числе подтвердить факт существования обязательств, в связи с которыми были выданы векселя; предоставить доказательства, подтверждающие реальность сделки между первоначальным векселедержателем и векселедателями, в результате которой последний приобрел право требования по ценным бумагам.

Из анализа приведённых правовых норм следует, что независимо от того в каком деле рассматривается спор о взыскании вексельного долга - в деле о банкротстве или в исковом производстве, суду надлежит дать оценку факту существования самого вексельного обязательства, тем более, когда как истец, так и ответчик в момент возникновения такого обязательства находились в преддверии банкротства.

Оценив обстоятельства выдачи спорного векселя и возникновения у истца прав векселедержателя, арбитражный суд апелляционной инстанции исследовал и установил следующее обстоятельства.

Как усматривается из материалов дела и указывалось выше, 17.05.2016 между ООО "Юганский 13" (Заказчик) и АО "Запприкаспийгеофизика" (Подрядчик) заключен договор N ЗПГ/ЮГ13-2016, по условиям которого Заказчик поручает и оплачивает, а Подрядчик обязуется выполнить сейсморазведочные работы на Нижнекиренском лицензионном участке. Сроки проведения работ отражены в календарном плане (л.д. 87 т.1) и техническом задании (л.д. 85 т.1).

В соответствии с пунктом 2.1 договора стоимость работ составляет 748 687 294,44 руб. 28.06.2016. По мнению истца, Заказчик перечислил ответчику авансовый платеж в сумме 748 687 294,44 руб., а работы были выполнены ответчиком лишь на сумму 362 557 735,87 руб. согласно подписанному сторонами акту от 30.09.2016 N 1, что, по мнению сторон договора, свидетельствует об обязанности подрядчика возвратить заказчику сумму неотработанного аванса - 386 129 558,57 руб., отраженную в акте сверки взаимных расчётов.

04.09.2017 между ООО "Юганский 13" (цедент) и ООО "Ичерский" (цессионарий) заключен договор уступки права требования N ЮГ13/ИЧ-Ц-СМ, по условиям которого цедент передает, а цессионарий принимает права требования цедента на сумму 386 129 558,57 руб. к АО "Запприкаспийгеофизика", вытекающие из договора подряда от 17.05.2016 N ЗПГ/ЮГ13-2016, заключенного между ООО "Юганский 13" (Заказчик) и АО "Запприкаспийгеофизика".

Арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в момент совершения договора цессии 04.09.2017 договор подряда не был расторгнут, Подрядчик не утратил основания для удержания спорной суммы, а Заказчик, соответственно, не обладал правом на истребование этой суммы.

Таким образом, право требования возврата неотработанного аванса на момент заключения договоров уступки с ООО "Ичерский" не существовало и не было передано указанному лицу.

Однако данный вывод противоречит принципу свободы заключения договора, волеизъявлению сторон на замену стороны в спорном обязательстве, что также не соответствует разъяснениям пункта 9, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 54 "О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации".

Указанный ошибочный вывод арбитражного суда апелляционной инстанции не привел к принятию неправильного судебного акта.

Право требования цедента (ООО "Ичерский") на сумму 386 129 558,57 руб. к АО "Запприкаспийгеофизика" вытекает из договора подряда от 17.05.2016 N ЗПГ/ЮГ13-2016.

Вместе с тем, арбитражный суд апелляционной инстанции установил, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие перечисление денежных средств в сумме 748 687 294,44 руб. ответчику заказчиком по названному договору подряда - ООО "Юганский 13".

После представления ответчиком в апелляционный суд незаверенной копии платёжного поручения от 28.06.2016, ему вновь предложено представить подлинник либо надлежащим образом заверенную копию данного платёжного поручения, либо выписку из банка о движении денежных средств. Однако, определение апелляционного суда было оставлено без исполнения.

Кроме того, ответчиком не представлены оборотно-сальдовая ведомость и выписка банка о движении денежных средств за 2016 год, содержащая сведения о перечислении ООО "Юганский 13" в адрес АО "Запприкаспийгеофизика" 748 687 294,44 руб.

Суд апелляционной инстанции неоднократно откладывал рассмотрение дела и предлагал ответчику либо иным лицам, участвующим в деле, представить документы, подтверждающие реальный характер сделок, опосредовавших движение векселя, в подлиннике либо надлежащим образом заверенной копии.

ИФНС по Дзержинскому району г. Волгограда в своём отзыве также указывает на отсутствие таких доказательств. Сообщает о проведении выездной налоговой проверки, в результате которой установлены факты получения ответчиком налоговой выгоды в виде получения права на налоговый вычет по счетам-фактурам, выставленным недобросовестными контрагентами. При этом из расчётного счёта АО "Запприкаспийгеофизика" не установлено и факта перечисления денежных средств ООО "Петрострой", якобы выполнявшего работы в качестве субподрядчика (л.д. 124 т.1).

Перечисленные обстоятельства установлены судами трёх инстанций при рассмотрении арбитражного дела N А12-44955/2018 по заявлению АО "Запприкаспийгеофизика" о признании недействительным решения ИФНС России по Дзержинскому району г. Волгограда от 30.08.2018 N 468.

Помимо этого, согласно информации Межрегионального управления Федеральной службы по финансовому мониторингу по Южному федеральному округу ООО "Юганский 13" обладает признаками фиктивности, промежуточный владелец спорного векселя ООО "Ичерский" имеет учредителя в Республике Кипр, АО "Запприкаспийгеофизика" по итогам 2018 года имело чистый убыток 230 млн. рублей.

Указанное свидетельствует о том, что у ООО "Юганский 13" отсутствовало реальное денежное требование, которое оно могло бы передать по договору цессии.

В связи с чем, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что отсутствуют основания считать доказанным факт перечисления ООО "Юганский 13" ответчику 748 687 294,44 руб., что в свою очередь, также свидетельствует о передаче последним ООО "Ичерский" несуществующего права требования 386 129 558,57 руб. с ответчика.

Оценивая подлежащие установлению в рамках настоящего спора обстоятельства добросовестности держателя векселя, наличия законных оснований к выдаче векселя и осведомленности истца о таких основаниях, арбитражный суд апелляционной инстанции установил следующие обстоятельства.

Согласно пункту 2.5 Договора цессии от 04.09.2017 N ЮГ13/ИЧ-Ц-СМ цедент (ООО "Юганский 13") передал цессионарию (ООО "Ичерский") все первичные документы, удостоверяющие права требования к должнику в момент подписания договора. (л.д. 92 т.1).

Из акта от 04.09.2017 к данному договору (л.д.94 т.1) следует, что цессионарий принял от цедента подлинник договора от 17.05.2016 N ЗПГ/ЮГ13-2016 и подтверждающие задолженность первичные документы (акты, товарные накладные, счета-фактуры).

Следовательно, документы, подтверждающие перечисление заказчиком (ООО "Юганский 13") подрядчику (АО "Заприкаспийгеофизика") 100% аванса в сумме 748 687 294,44 руб., и, как следствие, - право требования возврата неотработанного аванса цессионарию - ООО "Ичерский", не передавались.

Вместе с тем, факт перечисления денежных средств в указанной сумме является в настоящем деле основным доказательством возникновения права заказчика требовать возврата неотработанного подрядчиком аванса.

04.09.2017 между АО "Заприкаспийгеофизика" и ООО "Ичерский" заключено соглашение об отступном, по условиям которого в качестве отступного ответчик выдал последнему простой вексель от 04.09.2017 N ЗПГ-001/17 номинальной стоимостью 385 629 558,57 руб., сроком платежа 04.09.2018.

Который впоследствии ООО "Ичерский" по соглашению об отступном от 04.09.2017 передал истцу в счет оплаты своих денежных обязательств по договору цессии от 04.09.2017.

С учётом приведённого выше анализа имеющихся в деле доказательств, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в момент уступки права требования к АО "Закаспийскгеофизика", а также в момент выдачи последним векселя номинальной стоимостью 385 629 558,57 руб. ООО "Ичерский" было известно об отсутствии доказательств перечисления денежных средств от ООО "Юганский 13" к должнику, а, следовательно, и об отсутствии какого-либо обязательства, лежащего в основе выдачи векселя.

Однако, и ООО "Строймонолит", получив в качестве отступного спорный вексель АО "Закаспийскгеофизика" от ООО "Ичерский", который ООО "Ичерский" получил в этот же день от ответчика, проявляя должную осмотрительности и осторожность, имело возможность принять меры по проверке всех обстоятельств выдачи последнему векселя ответчиком. При этом, ООО "Ичерский", получив в это же день (04.09.2017) и право требования к АО "Закаспийскгеофизика" от ООО "Юганский 13" со всеми подтверждающими наличие такого права документами, и вексель АО "Закаспийскгеофизика" в качестве отступного, и осуществляя индоссамент на данном векселе в пользу ООО "Строймонолит" в качестве оплаты переданного последним ему права требования на сумму более 4 миллиардов рублей, в момент последней передачи векселя должно было иметь при себе все документы, подтверждающие выдачу спорного векселя и его движение.

Кроме того, как указывалось выше, по Договору уступки права от 04.09.2017N СМ/ИЧ/С-Ц, заключенному между ООО "Строймонолит" (Цедент) и ООО "Ичерский" (Цессионарий) последнему уступлено право требования к пяти должникам. За уступленное право Цессионарий в срок до 04.10.2017 г. обязался уплатить Цеденту 4 284 255 841 руб. (л.д. 63 т.1).

Предоставленные в незаверенных надлежащим образом копиях истцом документах в обоснование передачи по договору цессии с ООО "Ичерский" существующего права требования к 5 должникам в указанной сумме не опровергают факт передачи истцу векселя ответчика, выданного в отсутствие каких-либо оснований.

Между тем, переданный в качестве оплаты обществом с ограниченной ответственностью "Ичерский" обществу с ограниченной ответственностью "Строймонолит" по соглашению об отступном вексель имеет более поздний срок оплаты - 04.09.2018 (л.д.58 т.1).

Таким образом, ООО "Строймонолит", уступая право требования к пяти должникам за несколько месяцев до возбуждения в отношении него процедуры банкротства, и заменив по соглашению об отступном обязанность ООО "Ичерский" по оплате за уступленное право 4 284 255 841 руб. в срок до 04.10.2017 на векселя со сроком платежа 04.09.2018, не могло преследовать действительную цель заключенной с ООО "Ичерский" сделки по продаже имущественных прав.

Кроме того, на момент выдачи спорного векселя и приобретения его нынешним векселедержателем ООО "Строймонолит" и АО "Заприкаспийгеофизика" уже имели правоотношения по иным сделкам, что свидетельствует о наличии у истца сведений об экономической обоснованности выдачи ответчиком векселя.

ООО "Строймонолит", действуя добросовестно, предполагая, что договор уступки права требования является возмездным, должно было удостовериться в наличии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя.

Реальная возможность выяснения наличия или отсутствия таких обязательств вытекает из следующего.

Так, определением Арбитражного суда города Москвы от 17.01.2018 по делу N А40-187422/2017 принято к производству заявление индивидуального предпринимателя Ткаченко Александра Константиновича о признании несостоятельным (банкротом) ООО "СТРОЙМОНОЛИТ", поступившее в суд 30.11.2017, возбуждено производство по делу.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 10.05.2018 суд перешел к рассмотрению дела по упрощенной процедуре ликвидируемого должника.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 01.11.2018 по делу N А40-187422/2017 требование АО "Заприкаспийгеофизика" признано обоснованным и включено в реестр требований кредиторов ООО "Строймонолит" в размере 76 978 038,35 руб.

Как следует из вышеуказанного определения 08.08.2016 между истцом и ответчиком был заключен договор подряда от 08.08.2016 N ЗПГ/СМ 0808 на выполнение лесосечных работ (далее - договор подряда).

АО "Заприкаспийгеофизика" платежными поручениями от 19.08.2016 N 544 на сумму 30 000 000 руб., от 02.09.2016 N 600 на сумму 30 000 000 руб., от 04.10.2016 N 726 на сумму 29 807 711,40 руб. перечислил в адрес должника определенную договором сумму в полном объеме.

09.08.2016 между кредитором и должником заключено дополнительное соглашение б/н к договору подряда от 08.08.2016 N ЗПГ/СМ 0808, которым стороны внесли изменения в пункт 12.1 договора подряда.

05.10.2016 между АО "Заприкаспийгеофизика" и ООО "Строймонолит" заключено дополнительное соглашение N 2 к договору подряда в соответствии с которым должник обязался в установленный срок и по заданию кредитора выполнить комплекс работ. Согласно представленным в материалы дела справкой о стоимости выполненных работ от 31.05.2017 N 1; счетом-фактурой от 31.05.2017 N 88; актом о приемки выполненных работ за май 2017 года от 31.05.2017 N 1 и актом сверки взаимных расчетов на 31.12.2017 должником выполнены работы на общую сумму 12 829 673,05 руб.

Сумма перечисленного в период с 08.08.2016 по 04.10.2016 АО "Заприкаспийгеофизика" в адрес ООО "Строймонолит" аванса - 76 978 038,35 руб., на которую последним работы не были выполнены, была заявлена АО "Заприкаспийгеофизика" как кредиторская задолженность ООО "Строймонолит" в деле о банкротстве последнего.

Таким образом, АО "Заприкаспийгеофизика" и ООО "Строймонолит" состояли в договорных отношениях более года, в том числе, на момент заключения договора уступки права требования и выдачи векселя.

Из материалов дела следует, что выдача 04.09.2017 ООО "Заприкаспийгеофизика" векселя ООО "Ичерский", а также заключение ООО "Ичерский" и ООО "Строймонолит" договора цессии от 04.09.2017 состоялось в один день в период когда у сторон спора имелись признаки неплатежеспособности.

В частности из материалов дела N А40-187422/2017 следует, что на дату - 04.09.2017 у ООО "Строймонолит" уже имелись признаки неплатежеспособности.

ООО "Строймонолит", проявив должную осмотрительность, получая от ООО "Ичерский" в счет уступленных прав требования вексель, выданный АО "Заприкаспийгеофизика", не могло не знать об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя.

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 05.03.2019 по делу N А12-7/2019 возбуждено производство по делу о признании несостоятельным (банкротом) ООО "Заприкаспийгеофизика".

Вексель был выдан ответчиком 04.09.2017, то есть за один месяц до внесения в ЕГРЮЛ сведений о начале процедуры ликвидации в отношении ООО "Строймонолит".

Все действия в отношении спорного векселя перечисленными выше контрагентами совершены в один день - 04.09.2017 в г. Москве:

- ООО "Юганский 13" и АО "Заприкаспийгеофизика" составили акт сверки взаимных расчетов по состоянию на 04.09.2017, согласно которому сумма неотработанного подрядчиком аванса составила 386 129 558,57 руб.;

- ООО "Юганский 13" по договору цессии уступило право требования указанной суммы с ответчика ООО "Ичерский" за 385 629 558,57 руб., которые цессионарий обязался уплатить цеденту в срок не позднее 04.10.2017;

- АО "Заприкаспийгеофизика" выдало ООО "Ичерский" в качестве отступного простой вексель N ЗПГ-001/17 от 04.09.2017, номинальной стоимостью 385 629 558,57 руб., сроком платежа 04.09.2018 погасив обязанность по возврату неотработанных по договору подряда 386 129 558,57 руб.;

- ООО "Ичерский" приобрело по договору цессии у ООО "Строймонолит" права требований к 5 должникам за 4 284 255 841 руб., обязавшись уплатить данную сумму в срок до 04.10.2017;

- по соглашению об отступном (л.д. 60 т.1) за приобретённые права ООО "Ичерский" передало ООО "Строймонолит" 11 векселей (все со сроками платежа 04.09.2018), среди которых указан и спорный вексель АО "Заприкаспийгеофизика" номинальной стоимостью 385 629 558,57 руб.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, проанализировав совершение перечисленных сделок разными контрагентами по разным правоотношениям на крупные суммы за один день, критически оценил обстоятельства выдачи спорного векселя и наличия у истца по настоящему делу правовых оснований для взыскания долга по векселю.

Истец не представил в материалы дела доказательств экономической целесообразности заключения соглашения об отступном в целях погашения обязательства цессионария по договору цессии ООО "Строймонолит" и ООО "Ичерский", путем совершения индоссамента последним на спорном векселе, не доказал платежеспособность эмитента векселя (ООО "Заприкаспийгеофизика"), как того требуют выше перечисленные положения закона, что свидетельствует о его недобросовестности.

В данном случае, ООО "Строймонолит" не представило надлежащих доказательств финансовой обоснованности взятия АО "Закаспийскгеофизика" на себя вексельных обязательств. Также следует обратить внимание на то обстоятельство, что указанные векселя не отражены в бухгалтерском балансе, как кредитора так и должника, что также, по мнению суда, является косвенным доказательством отсутствия реальных правоотношений между должником и кредитором.

При этом, действуя разумно и добросовестно, истец, с учетом его неблагоприятного экономического положения, должен был обратиться к ответчику с требованием о погашении вексельной задолженности с 04.09.2018 (срок предъявления векселей), однако им это сделано по истечению более трёх месяцев, что не отвечает критериям разумности и добросовестности, говорит об отсутствии экономического интереса в погашении вексельного долга, что, в свою очередь, свидетельствует о стремлении искусственно увеличить кредиторскую задолженность, что является недопустимым в силу ст. 10 ГК РФ.

Кроме того, как следует из материалов дела о признании ООО "Строймонолит" несостоятельным (банкротом), истцом 04.09.2017 также был заключен ряд сделок с ООО "ВОСТОЧНОЧУПАЛЬСКИЙ", в результате которых ООО "Строймонолит" последнему в качестве отступного 04.09.2017 передан вексель со сроком оплаты 04.09.2018 (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2019 по делу N А40-187422/17).

Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Бремя доказывания лежит на лице, утверждающем, что истец употребил свои права исключительно во зло другому лицу.

В системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное (пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

По результатам оценки фактических обстоятельств настоящего дела, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что все сделки, опосредовавшие движение векселя, являются безденежными, не носят реального характера, а совершены в рамках формального документооборота для создания искусственной кредиторской задолженности и последующего контроля над процедурой банкротства должника.

Истцом, на котором лежит бремя доказывания соответствующих обстоятельств, исходя из установленных обстоятельств и предъявляемых требований повышенного стандарта доказывания, в целях не нарушения прав иных кредиторов ответчика, в нарушение статьи 65 АПК РФ, не представлены доказательства, подтверждающие:

- реальность сделок, лежащих в основании выдачи векселей;

- реальность сделок совершенных с векселями;

-наличие разумной экономической цели совершения сделок с векселями.

Вместе с тем, арбитражным судом апелляционной инстанции исследованы и установлены обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии вексельного обязательства и известность этого факта ООО "Строймонолит", что свидетельствует о недобросовестности истца и является основанием для отказа в иске.

Довод истца в кассационной жалобе о наличии доказательств перечисления денежных средств по договору подряда - платежное поручение от 28.06.2016 N 2, является несостоятельным. Данному доводу арбитражный суд апелляционной инстанции дал надлежащую правовую оценку и принял указанное платежное поручение в качестве доказательства исполнения встречного обязательства.

Доводы кассационной жалобы изучены судом, однако, они подлежат отклонению, поскольку указанные в кассационной жалобе доводы не опровергают законность и обоснованность принятого по делу судебного акта и правильности выводов суда апелляционной инстанции, а свидетельствуют о несогласии заявителя с установленными судом апелляционной инстанции обстоятельствами и оценкой доказательств, и, по существу, направлены на их переоценку.

Переоценка доказательств и установление новых обстоятельств находится за пределами компетенции и полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями статей 286, 287 АПК РФ.

Иная оценка заявителем жалобы установленных судом апелляционной инстанции фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки.

При рассмотрении дела и вынесении обжалуемого судебного акта судом апелляционной инстанции нарушений норм процессуального права, которые могли бы явиться основанием для отмены обжалуемого судебного акта, кассационной инстанцией не установлено. Нормы материального права применены правильно.

Таким образом, на основании вышеизложенного суд кассационной инстанции считает, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.02.2020 по делу N А12-45815/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Строймонолит" в доход федерального бюджета государственную пошлину по кассационной жалобе в размере 3000 руб.

Поручить Арбитражному суду Волгоградской области выдать исполнительный лист.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, установленные статьями 291.1., 291.2. Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий судья

Н.Ю. Мельникова

 

Судьи

А.В. Топоров
М.М. Сабиров

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Бремя доказывания лежит на лице, утверждающем, что истец употребил свои права исключительно во зло другому лицу.

В системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное (пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации")."