Постановление Президиума Московского городского суда от 27 августа 2010 г. N 44у-238/10 Суд, установив конфликт с потерпевшим, в ходе которого было совершено нападение и похищение телефона, переквалифицировал действия осужденного как нанесение побоев, не повлекших последствий в виде легкого вреда здоровью, поскольку не доказал корыстных мотивов для завладения чужим имуществом (телефоном) и посягательства на жизнь и здоровье потерпевшего лица (сотрудника милиции)

Постановление Президиума Московского городского суда
от 27 августа 2010 г. N 44у-238/10


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Егоровой О.А.

и членов президиума: Колышницыной Е.Н., Дмитриева А.Н., Агафоновой Г.А., Мариненко А.И., Базьковой Е.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката К.М.А. в защиту интересов осужденного С. о пересмотре приговора Бабушкинского районного суда г. Москвы от 26 июня 2009 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 сентября 2009 года.

Приговором Бабушкинского районного суда г. Москвы от 26 июня 2009 года С., родившийся 30 марта 1982 года в г. Дагестанские огни Республики Дагестан, ранее не судимый,

- осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 16 февраля 2009 года.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 сентября 2009 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвокат К.М.А. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, ставит вопрос об их отмене и прекращении производства по делу, поскольку считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, вина С. в совершении преступления, за которое он осужден, не доказана, приводя подробный анализ исследованным в судебном заседании доказательствам указывает, что в основу приговора положены недостоверные показания потерпевшего Ж., а также показания свидетелей, которые не были очевидцами произошедшего, утверждает, что неверно установлено время совершения преступления и дана необъективная оценка показаниям свидетелей защиты, указывает на нарушения норм уголовно-процессуального закона.

Проверив материалы дела, выслушав доклад судьи Амплеевой Л.А., адвоката К.М.А. по доводам надзорной жалобы, мнение 1-ого заместителя прокурора города Москвы Р.В.В., полагавшего судебные решения изменить, переквалифицировать действия осужденного на ч. 1 ст. 116 УК РФ, которой назначить наказание в виде исправительных работ сроком на 6 месяцев с удержанием в доход государства по 10% заработка, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум установил:

С. признан виновным в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия.

Согласно приговору С., 16 февраля 2009 года, примерно в 08 часов 30 минут, находясь возле дома 133 по Ярославскому шоссе г. Москвы, с целью хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, из корыстных побуждений, направил имевшийся у него газовый пистолет "МР-79-9 ТМ", заряженный двумя травматическими патронами калибра 9 мм с резиновыми пулями, на гр-на Ж. и потребовал от последнего, чтобы тот отдал ему мобильный телефон "Нокиа 6300", а затем вырвал этот мобильный телефон стоимостью 6190 рублей с установленными в нем ФЛЭШ-картой "Микро СиДи" ("Micro SD") объемом памяти 1 ГГбайт# стоимостью 790 рублей и CIM-картой "Билайн", не имеющей материальной ценности для потерпевшего, из рук Ж., чем причинил последнему материальный ущерб на общую сумму 6980 рублей, а когда Ж. стал оказывать активное сопротивление С., выбив при этом из его рук указанный пистолет, С., с целью подавления воли и сопротивления Ж., повалил его на землю и нанес несколько ударов ногами по голове и ногам, причинив потерпевшему телесные повреждения в виде ссадины в лобной области, которая относится к повреждениям, не причинившим вреда здоровью, после чего он (С.) был задержан Ж.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным обоснованным, справедливым и признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Между тем, по настоящему уголовному делу данные требования уголовно-процессуального закона судом в полной мере выполнены не были.

С. свою вину в инкриминируемом ему преступлении не признал и показал, что 16 февраля 2009 года, примерно в 08 часов 30 минут, когда он на маршрутном такси перевозил пассажиров, его автомашина сломалась рядом с постом ДПС ГИБДД по Ярославскому шоссе. Он позвонил по мобильному телефону своему начальнику К.Е.В., которому сообщил о неисправности. Когда он разговаривал, у него кончились деньги на мобильном телефоне и он пошел в магазин "Мир", чтобы пополнить счет, после чего продолжил разговор со своим начальником. В этот момент проезжавший на автомашине "Ниссан" ранее ему незнакомый Ж. обрызгал его грязью. Он высказал в адрес Ж. свое недовольство, а тот, остановив машину, подошел к нему, оскорбил его нецензурной бранью и нанес ему несколько ударов по туловищу, от которых он (С.) упал. Защищаясь, он схватил Ж. за ноги и тот упал на него, после чего между ними завязалась борьба. Когда они поднялись, он (С.) увидел, что Ж. поднял с земли его мобильный телефон и газовый пистолет, которые выпали у него в процессе борьбы. Он стал требовать у Ж., чтобы тот отдал его вещи и тут увидел на земле лежавший мобильный телефон Ж., подобрал его и сказал Ж., что вернет его телефон только после того, как тот вернет ему его мобильный телефон и пистолет. Ж. отказался это делать, предъявил ему свое удостоверение личности сотрудника милиции и сказал, что он попал в нехорошую историю и стал требовать его (С.) документы. Тогда он предложил Ж. подойти к сотруднику ДПС и по дороге к нему Ж. вырвал из рук его паспорт и забрал себе. Затем Ж. стал звонить кому-то с его (С.) мобильного телефона. Он сказал Ж., чтобы тот не звонил с его телефона, но он продолжал это делать. После чего приехали несколько сотрудников милиции, они стояли, разговаривали с Ж. и с сотрудниками ДПС. Затем сотрудники милиции осмотрели его автобус, но ничего там не нашли. В этот момент, стоявший рядом Ж. сказал, что добровольно выдает его паспорт, пистолет и передал их милиционеру. Кроме того, Ж. сказал ему (С.), что возвращает ему его телефон, на что он (С.) тоже сказал, что желает добровольно вернуть Ж. его телефон, но его никто не стал слушать и один из сотрудников милиции взял у него из рук мобильный телефон Ж. и стал что-то писать. Изъятие телефона Ж. происходило у него в автобусе, а не на посту ДПС. При этом С. последовательно утверждал, что умысла на завладение телефоном потерпевшего у него не было.

К выводу о виновности С. в совершении разбойного нападения суд пришел на основании показаний потерпевшего Ж., показаний свидетелей (сотрудников милиции) Р.А.А., Д., Б., показаний свидетеля Т., который участвовал в качестве понятого при изъятии телефона потерпевшего, протокола очной ставки между С. и Ж., а также некоторых других, приведенных в приговоре доказательств.

Так, потерпевший Ж. - оперуполномоченный 6 ОРЧ УУР КМ УВД по СВАО г. Москвы - в судебном заседании показал, что 16 февраля 2009 г., примерно в 08 часов 30 минут, он ехал на принадлежащей ему автомашине "Нассан-Тиана" на работу и, проезжая мимо дома 133 по Ярославскому шоссе свернул к магазину, чтобы купить сигарет. Припарковав автомашину, он направился в магазин и в это время заметил неизвестного ему ранее С., который шел по улице и выражался нецензурной бранью. Услышав это, он сделал ему замечание, на что С. стал приближаться к нему, а подойдя, неожиданно достал из-за ремня надетых на нем брюк пистолет, который направил ему в область головы и потребовал, чтобы он отдал мобильный телефон, поскольку он телефон не отдавал, С. сам вырвал телефон из его рук и стал убирать себе в левый карман надетой на нем куртки. В это время, воспользовавшись моментом, он заломил руку С., отобрал пистолет, но С. толкнул его, отчего он упал, а пистолет отлетел. Когда он не вставая, потянулся за пистолетом, С. ударил его ногой по лицу и ноге, однако он смог подобрать пистолет и встать с земли. Он (Ж.) достал удостоверение сотрудника милиции и стал требовать, чтобы С. отдал ему его телефон и предъявил документы на пистолет, разрешение на ношение оружия и документы, удостоверяющие личность, на что осужденный сказал, что покажет их только из своих рук, достал из кармана куртки документы и стал показывать. В этот момент он, чтобы С. не смог убежать, вырвал из его рук документы и стал их смотреть. Мимо проезжал Р.А.А., который помог ему доставить С. на пост ДПС. Придя на пост, он сообщил о случившемся сотрудникам автоинспекции, которые вызвали СОГ для дальнейшего разбирательства. Он попросил у сотрудников позвонить и тогда кто-то дал ему телефон, который, как оказалось, был телефоном С., и с него он позвонил своему руководству.

Между тем, в ходе проведенной на предварительном следствии очной ставки, Ж. пояснял, что 16 ноября 2009 года в период времени с 07 час. 00 мин. по 07 час. 30 мин. он звонил по своему мобильному телефону своей девушке, больше ни с какого мобильного телефона звонков не осуществлял, а около 09 часов на посту ДПС с городского телефона позвонил своему руководству.

Данные противоречия в показаниях потерпевшего относительно того, с какого телефона им был осуществлен звонок руководству, остались без внимания суда, не были устранены и не получили в приговоре никакой оценки, хотя имели существенное значение для правильного установления обстоятельств произошедших событий, поскольку осужденный С. утверждал, что его мобильный телефон после драки на земле оказался у Ж. и тот осуществлял с него звонки, а он подобрал с земли телефон Ж., чтобы вернуть свой телефон и пистолет.

Показания свидетеля К.Е.В. также подтверждают показания С. об имевшем место конфликте с потерпевшим. Так, указанный свидетель сообщил суду, что 16 февраля 2009 года, примерно в 8 часов, ему позвонил на мобильный телефон водитель С. и сообщил, что его автобус сломался на Ярославском шоссе, он по телефону пытался подсказать С., как устранить неисправность. Затем связь прервалась, потом С. опять позвонил, он услышал мужской голос, нецензурные слова, кто-то сказал, что он милиционер, а также оскорбления и звуки, похожие на драку, он услышал просьбу С. отдать ему телефон, а потом связь прервалась. Он пытался несколько раз созвониться с С., но тот не отвечал. Через некоторое время С. ему вновь позвонил и сказал, что он находится на посту ДПС.

Кроме того, из приобщенной в ходе судебного заседания распечатки телефонных звонков с номера С. видно, что первый звонок на номер (495) 616-02-49, который, как пояснил сам Ж., является номером телефона его руководства, был осуществлен в 08 час. 15 мин. Данный телефонный звонок произведен на посту ДПС после имевшего место конфликта (что также подтверждается показаниями потерпевшего в судебном заседании), следовательно, судом неверно установлено время совершения преступления.

Что касается показаний свидетелей Р.А.А., Д., Б., Т., на которые суд сослался как на доказательства вины С., то данные свидетели не были непосредственными очевидцами конфликта между С. и Ж., следовательно, сами по себе не могут свидетельствовать о виновности С. в совершении преступления, за которое он осужден.

Поскольку доводы осужденного о том, что у него отсутствовали корыстные мотивы при завладении телефоном потерпевшего, не были опровергнуты, его действия следует переквалифицировать с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК РФ и ст. 119 УК РФ, как нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, а также как угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

В остальном судебные решения являются законными и обоснованными.

При назначении осужденному наказания президиум учитывает характер и степень общественной опасности содеянного и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 406, 408 УПК РФ, президиум постановил:

надзорную жалобу адвоката К.М.А. в защиту интересов осужденного С. удовлетворить частично.

Приговор Бабушкинского районного суда г. Москвы от 26 июня 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 сентября 2009 года в отношении С. изменить:

- переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК и ст. 119 УК РФ и назначить ему наказание:

по ч. 1 ст. 116 УК РФ - в виде исправительных работ сроком на 6 (шесть) месяцев с удержанием в доход государства по 10% заработка,

по ст. 119 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на один год шесть месяцев.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно С. назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 7 (семь) месяцев в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 27 августа 2010 г. N 44у-238/10


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.