Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 11 декабря 2018 г. N Ф10-5159/18 по делу N А64-1247/2017

 

г. Калуга

 

11 декабря 2018 г.

Дело N А64-1247/2017

 

Арбитражный суд Центрального округа в составе:

Председательствующего

Судей

Радюгиной Е.А.

Ермакова М.Н.

 

Шелудяева В.Н.

При участии в заседании:

 

от общества с ограниченной ответственностью "Нефтемаш-Сервис" (393764, Тамбовская область, г. Мичуринск, ул. Фабричная, д. 6А, ОГРН1056805890350, ИНН 6812005187)

 

Ененковой О.А. - представителя (дов. от 10.01.2018 N 2, пост.)

Лепиховой Т.И. - представителя (дов. от 19.06.2018 N 7, пост.)

от межрайонной инспекции ФНС России N 9 по Тамбовской области (393761, Тамбовская область, г. Мичуринск, ул. Липецкое шоссе, д. 55, ОГРН1116827001125, ИНН 6827022097)

 

Чесноковой С.Н. - представителя (дов. от 01.03.2018 N 05-07/03471, пост.)

Черенкова В.И. - представителя (дов. от 15.11.2018 N 05-12/19126, пост.)

Алымова М.И. - представителя (дов. от 01.03.2018 N 05-07/03466, пост.)

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Нефтемаш-Сервис" на решение Арбитражного суда Тамбовской области от 30.03.2018 (судья Игнатенко В.А.) и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2018 (судьи Миронцева Н.Д., Протасов А.И., Донцов П.В.) по делу N А64-1247/2017,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Нефтемаш-Сервис" (далее - ООО "Нефтемаш-Сервис", общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения межрайонной инспекции ФНС России N 9 по Тамбовской области (далее - инспекция, налоговый орган) от 12.12.2017 N 33 в части начисления налога на добавленную стоимость в 4 квартале 2014 в сумме 600 864 руб., занижения налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2014 в сумме 5 878 136 руб. (в результате начисления налога на прибыль в сумме 751 850 руб.), в неправомерном неотражении в резолютивной части решения сумм налога на добавленную стоимость исчисленного в завышенном размере в 1 квартале 2015 года в размере 289 831 руб.; признании незаконными действий инспекции, выразившихся в отказе в применения вычетов по налогу на добавленную стоимость, исчисленных с сумм оплаты (частичной оплаты) в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), подлежащих вычету с даты выполнения работ, оказанных услуг, а именно в 4 квартале 2014 года в сумме 915 руб., в 4 квартале 2015 года в сумме 15 530 руб., а также в части касающейся суммы штрафа, предусмотренного статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ, Кодекс) и начисления пеней в соответствии со статьей 75 НК РФ по налогу; снижении в 20 раз финансовых санкций (штрафов), предусмотренных статьями 122, 123, 126 НК РФ (с учетом уточненных требований).

Решением Арбитражного суда Тамбовской области от 30.03.2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2018 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просит решение и постановление судов в части отказа в удовлетворении заявленных требований по эпизоду, связанному с реализацией недвижимого имущества взаимозависимым лицам отменить как принятые с нарушением норм материального и процессуального права и принять по делу новый судебный акт.

Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, обсудив доводы жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения.

Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества за период с 01.01.2013 по 31.03.2016, по результатам которой составлен акт от 15.09.2016 N 24 и принято решение от 12.12.2016 N 33, которым общество привлечено к ответственности, в том числе предусмотренной: частью 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в сумме 185 742 руб., неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в сумме 153 901 руб.; статьей 123 НК РФ в виде штрафа в сумме 46 830 руб.; пунктом 1 статьи 126 НК РФ в виде штрафа в сумме 500 руб., а также обществу доначислены налог на добавленную стоимость в сумме 945 210 руб., налог на прибыль - 775 875 руб. и пени в общей сумме 324 963 руб. за их неуплату.

Основанием доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 600 864 руб., налога на прибыль в сумме 751 850 руб., соответствующих сумм пени и штрафа, явился вывод налогового органа о получении обществом необоснованной налоговой выгоды путем реализации объектов недвижимости взаимозависимым лицам по ценам ниже рыночной стоимости с целью минимизации налогов и получением права на обладание этим имуществом уже в качестве физических лиц.

Решением Управления ФНС России по Тамбовской области от 09.02.2017 N 05-09/2/30 апелляционная жалоба общества оставлена без удовлетворения.

Не согласившись с решением инспекции, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований в обжалуемой налогоплательщиком части, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 105.3, 105.7, 153, 154, 247-249 НК РФ, с учетом разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу, что налоговым органом доказана совокупность обстоятельств, свидетельствующих о том, что в результате реализации обществом недвижимого имущества взаимозависимым лицам по ценам, существенно отклоняющимся от рыночного уровня, ООО Нефтемаш-Сервис" получена необоснованная налоговая выгода, в связи с чем доначисление налогов произведено налоговым органом обоснованно.

Суд кассационной инстанции, поддерживая выводы судов двух инстанций, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных судами.

Из подпункта 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ следует, что объектом обложения налогом на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Пунктом 2 статьи 153 НК РФ предусмотрено, что выручка от реализации товаров (работ, услуг) определяется исходя из всех видов доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате товаров (работ, услуг).

Согласно пункту 1 статьи 274 НК РФ налоговой базой по налогу на прибыль признается денежное выражение прибыли, определяемой в соответствии со статьей 247 НК РФ, подлежащей налогообложению.

Пунктом 1 статьи 248 НК РФ установлено, что к доходам в целях налогообложения прибыли относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, а также внереализационные доходы.

Доходы от реализации определяются в порядке, установленном статьей 249 НК РФ, с учетом положений главы 25 названного Кодекса.

На основании статьи 249 НК РФ доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав. Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.

В силу основных начал законодательства о налогах и сборах, а именно признания всеобщности и равенства налогообложения, закрепленных в статье 3 НК РФ, каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы.

Избежание налогообложения в результате совершения действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды, является неправомерным поведением участника гражданского оборота, не совместимым с указанными положениями статьи 3 названного Кодекса, поскольку приводит к возникновению у лиц, обязанных к уплате налога, неоправданного преимущества в сравнении с другими налогоплательщиками, нарушению публичного интереса.

Как установлено судами и подтверждено материалами дела, согласно договора купли-продажи недвижимого имущества от 19.11.2014 N 5 обществом реализованы административно-складское здание с газопроводом низкого давления и два земельных участка с кадастровыми номерами 68:26:0000091:68, 68:26:0000091:75, расположенные по адресу: г. Мичуринск, ул. Фабричная, д. 6А Сухареву Алексею Николаевичу по цене 3 314 000 руб., из них: административно - складское здание - 3 250 000 руб.; земельный участок кадастровый номер 68:26:0000091:68, общей площадью 1100 кв. м - 30 000 руб.; земельный участок кадастровый номер 68:26:0000091:75, общей площадью 2341 кв. м - 34 000 руб.,

Договор заключен от имени генерального директора ООО "Нефтемаш-Сервис" в лице Сухарева Алексея Николаевича и физического лица Сухарева Алексея Николаевича,

Кроме того на основании договора от 24.11.2014 N 6 обществом реализованы часть здания цеха ЦВИД с газопроводом низкого давления и земельный участок кадастровый номер 68:26:0000079:67, расположенные по адресу: г. Мичуринск, ул. Лаврова, д. 21 Тимофееву Андрею Валерьевичу (заместитель руководителя Общества) по цене 1 970 000 руб., из них: здание цеха - 1 900 000 руб.; земельный участок - 70 000 руб.

Договор заключен от имени генерального директора ООО "Нефтемаш-Сервис" в лице Сухарева Алексея Николаевича и физического лица Тимофеева Андрея Валерьевича.

При проведении проверки инспекцией установлено, что цена реализации административно-складского здания ниже остаточной стоимости, цена реализации 2 754 237,29 руб. без налога на добавленную стоимость, остаточная стоимость на момент реализации 4 959 274,23 руб., убыток от реализации составил 2 205 036,94 руб. Цена реализации земельного участка с кадастровым номером 68:26:0000091:68 - 30 000 руб., цена приобретения 293 200 руб. Цена реализации земельного участка с кадастровым номером 68:26:0000079:67 - 70 000 руб., цена приобретения 1 000 000,00 руб.

В ходе проверки инспекция также установила, что сделки по реализации объектов недвижимости заключены лицами, признаваемыми для целей налогообложения взаимозависимыми, что в силу пункта 1 статьи 105.1 НК РФ означает способность таких лиц оказывать влияние на условия и (или) результаты совершаемых ими сделок и (или) экономические результаты деятельности друг друга.

Взаимозависимость участников сделки, общество не оспаривает.

Взаимозависимость участников сделок сама по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, а может иметь юридическое значение в целях налогового контроля, если установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки как возможность для осуществления согласованных действий, не обусловленных разумными экономическими или иными причинами.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление ВАС РФ N 53), налоговая выгода может быть признана необоснованной в частности в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

В пункте 9 постановления ВАС РФ N 53 определено, что установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Согласно пункту 7 постановления ВАС РФ N 53 если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

Таким образом, определение размера налоговых обязательств при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды должно производиться с учетом характера сделки (реальная/нереальная) и ее действительного экономического смысла.

Существенное отклонение цены реализации имущества может поставить под сомнение саму возможность совершения операций на таких условиях в случае, если в ходе проверки налоговым органом установлены обстоятельства, порочащие деловую цель сделки и позволяющие сделать вывод о том, что поведение налогоплательщика было направлено прежде всего на получение налоговой экономии.

На основании материалов дела суды пришли к выводу о том, что в действиях общества по реализации взаимозависимым лицам имущества по заниженной цене отсутствуют разумные экономические и иные причины, свидетельствующие о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности; после отчуждения здания и земельных участков общество продолжает использовать объекты недвижимости, но уже согласно договоров аренды, заключенных с Сухаревым А.Н. и Тимофеевым А.В., вместе с тем, расходы по содержанию указанного имущества после реализации взаимозависимым лицам продолжает нести налогоплательщик; фактически действия общества были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.

Проведенная инспекцией в ходе проверки оценочная экспертиза установила многократное отклонение указанных в договорах купли-продажи цен от рыночных цен.

Установив данные обстоятельства, суды пришли к правильному выводу о том, что сделки общества по реализации недвижимого имущества и земельных участков взаимозависимым лицам по цене, которая существенно ниже рыночной стоимости спорных объектов, не обусловлены разумными экономическими причинами, а имели своей целью получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды за счет искажения (занижения) налоговой базы по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость.

Довод общества о том, что реализация рассматриваемого имущества взаимозависимым лицам обусловлена разумными экономическими причинами, целями делового характера и выгодна для налогоплательщика, был предметом оценки судов и обоснованно отклонен.

Иные доводы общества, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают правильность выводов судов первой и апелляционной инстанций и направлены на переоценку установленных судами обстоятельств и сделанных на их основании выводов, что выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции (статьи 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), в связи с чем судом кассационной инстанции отклоняются.

Поскольку суды полно и объективно исследовали все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, нормы материального права применены ими правильно, кассационный суд не усматривает оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов, в силу чего кассационная жалоба общества удовлетворению не подлежит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не выявлено.

При обращении с кассационной жалобой обществом по платежному поручению от 01.10.2018 N 3008 оплачена государственная пошлина в сумме 3 000 руб., то есть в размере большем, чем предусмотрено статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации. В связи с чем излишне уплаченная государственная пошлина в размере 1 500 руб. подлежит возврату.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Тамбовской области от 30.03.2018 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2018 по делу N А64-1247/2017 в обжалуемой части оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Нефтемаш-Сервис" - без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "Нефтемаш-Сервис" из федерального бюджета излишне уплаченную по платежному поручению от 01.10.2018 N 3008 государственную пошлину в размере 1 500 рублей.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, установленные статьями 291.1., 291.2. Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

Е.А.Радюгина

 

Судьи

М.Н.Ермаков
В.Н.Шелудяев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Налоговый орган посчитал, что налогоплательщику правомерно доначислены НДС и налог на прибыль в отношении сделок, совершенных с взаимозависимыми лицами по ценам ниже рыночной стоимости и исключительно с целью минимизации налогов.

Суд, исследовав обстоятельства дела, согласился с выводами налогового органа.

Спорные сделки были связаны с реализацией недвижимого имущества лицам, признаваемыми для целей налогообложения взаимозависимыми, что налогоплательщиком и не оспаривалось, однако взаимозависимость участников сделок сама по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Вместе с тем, согласно результатам экспертизы цены в спорных сделках действительно многократно отклонялись от рыночных цен.

В связи с этим суд указал, что спорные сделки не обусловлены разумными экономическими причинами, и признал решение ИФНС правомерным.