Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 августа 2021 г. N С01-768/2020 по делу N А41-88433/2018 Ранее вынесенные судебные акты по делу о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки оставлены без изменения, поскольку отсутствуют ссылки заявителя на доказательства, имеющиеся в материалах дела, которые не были бы оценены судами или которыми опровергаются их выводы

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 августа 2021 г. N С01-768/2020 по делу N А41-88433/2018

ГАРАНТ:

Об исправлении опечаток см. определение Суда по интеллектуальным правам от 16 августа 2021 г. N С01-768/2020 по делу N А41-88433/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 11 августа 2021 года.

Полный текст постановления изготовлен 16 августа 2021 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Лапшиной И.В.,

судей - Снегура А.А., Четвертаковой Е.С.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества "Челябинский кузнечно-прессовый завод" (ул. Горелова, д. 12, г. Челябинск, 454012, ОГРН 1027402696023) на решение Арбитражного суда Московской области от 30.12.2020 по делу N А41-88433/2018 и на постановление Десятого арбитражного суда от 22.03.2021 по тому же делу по исковому заявлению публичного акционерного общества "Челябинский кузнечно-прессовый завод" к обществу с ограниченной ответственностью Машиностроительный завод "Тонар" (ул. 1-я Ленинская, д. 76, корп. А, д. Губино, г. Орехово-Зуево, Московская обл., 142635, ОГРН 1025007458200) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Легеарт" (ул. Ленина, д. 99, г. Орехово-Зуево, Московская обл., 142601, ОГРН 1125034000706).

В судебном заседании приняли участие представители:

от публичного акционерного общества "Челябинский кузнечно-прессовый завод" - Новиков П.С. (по доверенности от 01.12.2020 N 30)

от общества с ограниченной ответственностью Машиностроительный завод "Тонар" - Чернов В.Е. (по доверенности от 12.01.2021 N 5).

Общество с ограниченной ответственностью "Легеарт" явку своего представителя в судебное заседание не обеспечило, о времени и месте проведения судебного заседания извещено надлежащим образом.

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

публичное акционерное общество "Челябинский кузнечно-прессовый завод" (далее - общество "ЧКПЗ", истец) обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью Машиностроительный завод "Тонар" (далее - общество МЗ "Тонар", ответчик) о взыскании 4 387 308 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 390538, N 449550, N 536604, N 536605, а также 80 000 рублей расходов на оплату услуг эксперта (с учетом уточнения исковых требований в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Легеарт" (далее - общество "Легеарт").

Решением Арбитражного суда Московской области от 28.12.2019, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2020, исковые требования удовлетворены частично, с общества МЗ "Тонар" в пользу общества "ЧКПЗ" взыскано 4 387 308 рублей компенсации, 44 937 рублей расходов по уплате государственной пошлины, 75 000 рублей расходов по оплате судебной экспертизы. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 15.07.2020 указанные решение и постановление отменены. Дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

Решением Арбитражного суда Московской области от 30.12.2020 исковые требования удовлетворены частично. С ответчика в пользу истца взысканы компенсация в размере 603 540 рублей, расходы по уплате государственной пошлины в сумме 15 071 рубль и расходы по оплате судебной экспертизы в размере 75 000 рублей. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением Десятого арбитражного суда от 22.03.2021 указанное решение отменено. По делу принят новый судебный акт. В удовлетворении исковых требований общества "ЧКПЗ" отказано. С истца в пользу ответчика взыскано 75 000 рублей расходов по оплате судебной экспертизы, 3 000 рублей расходов по оплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, общество "ЧКПЗ" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит отменить указанные решение и постановление и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином судебном составе.

В обоснование несогласия с принятым по настоящему делу постановлением общество "ЧКПЗ" указывает на допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права, которые, по мнению заявителя кассационной жалобы, привели к принятию незаконных и необоснованных судебных актов по настоящему делу.

До судебного заседания в Суд по интеллектуальным правам поступил отзыв, в котором общество МЗ "Тонар" выразило несогласие с правовой позицией общества "ЧКПЗ", полагая, что изложенные в кассационной жалобе доводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не опровергают законность и обоснованность принятого по настоящему делу постановления.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель общества "ЧКПЗ" поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, просил отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции по настоящему делу.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель МЗ "Тонар" выступил с правовой позицией, возражал против доводов кассационной жалобы, просил отказать в ее удовлетворении.

Общество "Легеарт", надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своего представителя в суд кассационной инстанции не направило, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и в отзыве на нее.

Как следует из материалов дела общество "ЧКПЗ" является правообладателем словесного товарного знака "HARTUNG" по следующим свидетельствам Российской Федерации:

N 536604 с приоритетом от 03.12.2013 в отношении товаров 12-го класса "автоприцепы, трейлеры" Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ);

N 536605 с приоритетом от 03.12.2013 в отношении товаров 12-го класса "колеса, ободья колес" МКТУ;

N 449550 с приоритетом от 16.07.2010 в отношении товаров и услуг 6, 7, 12, 36, 37, 42-го классов МКТУ;

N 390538 с приоритетом от 16.07.2008 в отношении товаров 12-го класса "автоприцепы, трейлеры" МКТУ.

В качестве фактического основания иска общество "ЧКПЗ" указало на то, что 03.08.2017 в ходе проведения ежедневного мониторинга страниц сети Интернет на предмет эффективности услуг продвижения и размещения рекламы продукции завода было выявлено, что при введении в поисковую строку интернет-поисковика Yandex (https://www.yandex.ru) словосочетания "полуприцеп тяжеловоз hartung" среди результатов поиска была обнаружена строка "Полуприцеп тяжеловоз hartung / tonar.info", которая является одновременно активной гиперссылкой на страницу интернет-сайта, принадлежащего ответчику, обществу МЗ "Тонар" (о чем свидетельствует неоднократное упоминание на данном сайте наименования организации-ответчика, указание идентификационного номера налогоплательщика ответчика).

Лицензионные или иные договоры, подтверждающие наличие права использования упомянутых товарных знаков, между истцом и ответчиком не заключались.

В целях фиксации указанных обстоятельств и обеспечения доказательств общество "ЧКПЗ" произвело нотариальный осмотр интернет-страниц, протоколы осмотра интернет-страниц приобщены к материалам дела.

Ссылаясь на нарушение обществом МЗ "Тонар" антимонопольного законодательства, 15.08.2017 общество "ЧКПЗ" обратилось в антимонопольный орган, решением которого от 04.06.2018 по делу N 08-21/59-17 общество МЗ "Тонар" было признано нарушившим требования пункта 1 статьи 14.6 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).

Решением антимонопольного органа установлено, что в период с 17.07.2017 по 23.08.2017 в системе "Яндекс.Директ" было размещено объявление следующего содержания: "Полуприцеп тяжеловоз hartung / наши прицепы тяжеловозы - это качество и надежность. Гарантия, звоните / tonar/info". Антимонопольный орган посчитал, что использование ключевого слова "hartung" в настройках "Яндекс.Директ" существенно влияет на результат выдачи поисковой системы. Так, заинтересованный в товарах общества "ЧКПЗ" пользователь поисковой системы при вводе наименования товарного знака указанной организации в поисковой системе и при получении результатов поиска попадает на сайт общества МЗ "Тонар", производящего схожие товары. В результате незаконных действий общества МЗ "Тонар" потребители могут быть введены в заблуждение относительно сотрудничества названных организаций, что впоследствии может привести к потере потенциальных клиентов обществом "ЧКПЗ". Антимонопольный орган отметил, что настройки поисковых запросов при продвижении сайтов могут редактироваться исключительно силами администратора сайта, поэтому результат поиска по запросу "полуприцеп-тяжеловоз hartung" мог перенаправить пользователя сети Интернет к сайту общества МЗ "Тонар" только в том случае, если в качестве контрольных слов-запросов при продвижении сайта оно использовало запросы "Хартунг", "Hartung", "полуприцеп-тяжеловоз hartung" и иные схожие до степени смешения слова и словосочетания.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения общества "ЧКПЗ" в арбитражный суд с рассматриваемым иском.

Суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что факт незаконного использования ответчиками обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца, подтвержден представленными в материалы дела доказательствами, в связи с чем пришли к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании с ответчика компенсации за неправомерное использование принадлежащих истцу товарных знаков.

Суд по интеллектуальным правам пришел к заключению о том, что при принятии решения и постановления по настоящему делу судами первой и апелляционной инстанции были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в неправильном применении положений статьи 1484, статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и разъяснений, изложенных в пункте 172 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 23.04.2019 N 10), а также в неполноте исследования представленных в материалы дела доказательств при определении размера подлежащей взысканию компенсации. С учетом выявленных нарушений Суд по интеллектуальным правам отменил принятые по настоящему делу решение и постановление и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела с учетом указаний суда кассационной инстанции суд первой инстанции сделал вывод о доказанности факта нарушения исключительных прав истца на спорные товарные знаки, а также пришел к заключению о наличии оснований для взыскания с ответчика в пользу истца компенсации в размере 603 540 рублей.

По результатам повторного рассмотрения искового заявления общества "ЧКПЗ" по имеющимся в материалах дела доказательствам суд апелляционной инстанции пришел к выводам о недоказанности истцом факта нарушения исключительных прав на принадлежащие ему товарные знаки в смысле положений статьи 1484 ГК РФ и об отсутствии оснований для привлечения общества МЗ "Тонар" к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания компенсации.

При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что предметом рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства в виде незаконного использования фирменного наименования либо товарного знака является не нарушение исключительного права правообладателя как таковое, а влияние действий лица, в отношении которого подано заявление, на конкурентную среду, выражающееся в возможном смешении услуг разных производителей в силу невозможности для потребителя установить, какое из лиц-владельцев обозначений выступает в качестве поставщика услуги. В результате такого смешения потребитель услуг ошибочно полагает, что поставщиком услуги (производителем товара) является иной субъект.

Само по себе включение обозначения, совпадающего с товарным знаком либо с фирменным наименованием хозяйствующего субъекта-конкурента, при оформлении контекстной рекламы не может рассматриваться как использование средства индивидуализации в смысле положений ГК РФ, поскольку данное действие не направлено на индивидуализацию собственных товаров (услуг).

При этом в видимой и административной частях интернет-ресурса www.tonar.info отсутствует упоминание наименования "hartung". Доказательств обратного материалы дела не содержат.

Каждый способ использования товарного знака, как предусмотренный, так и не предусмотренный в статье 1484 ГК РФ, ограничен единым принципом такого использования - осуществлением использования товарного знака с целью индивидуализации товаров, то есть приданием различительной способности товару или производителю в целях предотвращения смешения товаров.

Именно в силу приведенного ограничения правообладатель не вправе ограничивать третьих лиц в указании товарного знака в случае, когда такое указание не направлено на индивидуализацию товаров, работ или услуг и не способно вызвать их смешения.

Поэтому указание третьими лицами товарного знака или сходного с ним обозначения с целями, отличными от цели индивидуализации товаров, работ или услуг, при отсутствии вероятности смешения различных товаров и производителей, не является использованием товарного знака в понимании статьи 1484 ГК РФ.

Следовательно, такое использование обозначения не является нарушением исключительных прав на товарный знак. По смыслу указанной нормы словесное упоминание чужого товарного знака не является использованием этого знака, если не вызывает смешения продукции истца и ответчика.

Данный вывод соответствует правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.12.2009 N 10852/09 по делу N А45-15761/2008-8/270.

Нарушение интеллектуальных прав возможно в случае, если в результате действий предполагаемого нарушителя по использованию спорных обозначений в качестве ключевых слов в контекстной рекламе происходит изменение в структуре потребительского спроса, а именно возрастание спроса на продукцию (услуги) недобросовестного лица. Это дает такому хозяйствующему субъекту возможность увеличить объем реализации такой продукции и, соответственно, увеличить получаемую прибыль.

В связи с изложенным сам факт использования лицом обозначения, совпадающего со средством индивидуализации, принадлежащим иному лицу, при размещении рекламы в интернете хотя и оказывает влияние на результаты поисковой выдачи путем демонстрации пользователю рекламных объявлений лиц, не имеющих отношения к первоначальному правообладателю, не обязательно может приводить к смешению на рынке, а, следовательно, и к перераспределению спроса в пользу предполагаемого нарушителя в смысле статьи 1484 ГК РФ.

Для выявления признаков смешения необходимо располагать доказательствами того, что принадлежащее правообладателю обозначение приобрело известность на какой-либо территории как обозначение товаров (услуг), которые реализует (оказывает) именно правообладатель, с целью установления того факта, что действия лица, использующего спорное обозначение, направлены на получение необоснованных преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности.

Доказательством данного обстоятельства могут служить документально подтвержденные сведения о фактах осуществления правообладателем мероприятий, направленных на продвижение своего товара (услуг) под указанным обозначением (реклама, акции или иное).

Также данное обстоятельство подтверждают доказательства известности используемого заявителем обозначения потребителю как связанного именно с принадлежащим ему предприятием или выпускаемым им товаром, а также возникновения у потребителей впечатления, что рекламируемые с использованием спорных обозначений в качестве ключевых слов товары/услуги связаны с правообладателем.

Данные обстоятельства могут устанавливаться социологическими и маркетинговыми исследованиями, а также подтверждаться фактами обращений потребителей к правообладателю с вопросами или претензиями по поводу товаров (услуг) предполагаемого нарушителя.

В случае, если в результате использования в качестве ключевых слов товарных знаков, фирменных наименований либо коммерческих обозначений, помимо сайта правообладателя, пользователю демонстрируются ссылки контекстной рекламы, прямо указывающие на то, что объектом рекламирования являются товары/услуги иного лица, нежели правообладатель обозначения, введенного пользователем в строку поиска, и указанная ссылка ведет на сайт иного хозяйствующего субъекта-конкурента данного правообладателя, такие действия не влекут смешения указанных лиц либо их товаров.

Возможность смешения возникает в случае, если под воздействием конкретного содержания контекстной рекламы у пользователя может возникнуть впечатление, что при переходе по рекламной ссылке он будет переадресован на сайт правообладателя средства индивидуализации либо на сайт, иным образом связанный с правообладателем средства индивидуализации. Например, к этому может приводить последовательное перечисление в тексте рекламного объявления двух фирменных наименований либо коммерческих обозначений (правообладателя и предполагаемого нарушителя) без уточнения о том, что это различные организации, реализующие одни и те же товары (услуги), особенно в случае, если указанные обозначения имеют общие элементы.

Таких доказательств в подтверждение своей правовой позиции по делу истец не представил.

При этом судом апелляционной инстанции установлено, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие сам факт смешения товарных знаков истца и ответчика "HARTUNG" и "Тонар". Словесное упоминание ответчиком товарного знака истца в контекстной рекламе не является использованием этого знака, поскольку не вызывает смешения продукции истца и ответчика.

В подтверждение данного обстоятельства ответчиком в материалы дела представлено заключение специалистов от 04.08.2020, согласно которому ни анализ вербальных элементов, ни фонетический анализ, ни графический анализ, ни семантический анализ, ни анализ изобразительных элементов не подтверждают факт смешения товарных знаков истца и ответчика "HARTUNG" и "Тонар".

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены решения суда первой инстанции по настоящему делу и принял по делу новый судебный акт, которым оставил исковые требования общества "ЧКПЗ" без удовлетворения.

Не согласившись с принятыми по настоящему делу судебными актами, истец обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и в отзыве на нее, проверив в соответствии со статьями 284, 286, 287 и 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения кассационной жалобы в силу следующего.

В обоснование несогласия с принятым по настоящему делу постановлением общество "ЧКПЗ" указывает на то, что действующее законодательство и сложившаяся правоприменительная практика не раскрывают определения понятия "гиперссылка", однако существующие доктринальные источники позволяют сделать вывод о том, что гиперссылка представляет собой способ адресации в сети Интернет.

Более того, по мнению истца, использованную ответчиком гиперссылку можно квалифицировать в качестве предложения к продаже товаров, в связи с чем факт использования в ее составе обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаками общества "ЧКПЗ", следует признать нарушением соответствующих исключительных прав.

Дополнительно заявитель кассационной жалобы обращает внимание на то, что вывод суда апелляционной инстанции, согласно которому спорные товарные знаки не являются сходными до степени смешения с товарным знаком, правообладателем которого является общество МЗ "Тонар", основан на не приобщенном к материалам дела доказательстве, в связи с чем не может считаться законным.

Между тем судебная коллегия Суда по интеллектуальным правам полагает невозможным согласиться с приведенными доводами кассационной жалобы ввиду следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Согласно пункту 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).

При этом, как следует из пункта 172 постановления от 23.04.2019 N 10, использование рекламодателем при размещении контекстной рекламы в сети Интернет в качестве критерия для показа рекламного объявления ключевых слов (словосочетаний), тождественных или сходных до степени смешения с принадлежащим другому лицу средством индивидуализации, с учетом цели такого использования может быть признано актом недобросовестной конкуренции (статья 14.6 Закона о защите конкуренции, статья 10.bis Парижской конвенции).

Установление факта недобросовестной конкуренции может послужить основанием для предъявления иска о взыскании убытков с нарушителя исключительного права.

В силу части 3 статьи 37 Закона о защите конкуренции лица, права и интересы которых нарушены в результате нарушения антимонопольного законодательства, вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд с исками, в том числе с исками о восстановлении нарушенных прав, возмещении убытков, включая упущенную выгоду, возмещение вреда, причиненного имуществу.

Для взыскания же компенсации по правилам статьи 1515 ГК РФ должно быть установлено нарушение исключительного права на товарный знак в смысле статьи 1484 ГК РФ.

Между тем из содержания статьи 1484 ГК РФ соответствующий способ использования товарного знака не усматривается.

Как установлено судом апелляционной инстанции и следует из материалов дела, при вводе словосочетания "полуприцеп тяжеловоз hartung" в поисковую строку поискового сервиса "Yandex" среди результатов поиска была обнаружена строка "Полуприцеп тяжеловоз hartung / tonar.info", которая является одновременно активной гиперссылкой на страницу интернет-сайта, принадлежащего ответчику, обществу МЗ "Тонар".

Следовательно, в данном случае сходное с товарными знаками истца обозначение использовалось в качестве ключевого слова для поиска информации в сети Интернет, что по своей сути является техническим параметром показа рекламного объявления в поисковой системе, определяемым рекламодателем и настраиваемым посредством соответствующих инструментов в интерфейсе поисковой системы, не индивидуализирует какие-либо товары, услуги либо самого рекламодателя и не является самостоятельным способом использования товарного знака по смыслу статьи 1484 ГК РФ.

Аналогичная правовая позиция изложена в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.02.2014 N ВАС-1320/14 по делу N А40-19907/2013, в определении Верховного Суда Российской Федерации от 16.01.2019 N 305-КГ18-22963 по делу N А40-200882/2017.

При этом, вопреки доводу заявителя кассационной жалобы, отображение обозначения "hartung" в гиперссылке при переходе на сайт www.tonar.info не может быть признано использованием этого обозначения для индивидуализации предлагаемых к продаже товаров общества МЗ "Тонар", поскольку, как установил суд апелляционной инстанции, оно не входит непосредственно в определяемое рекламодателем наполнение этого сайта (его контент).

Данное обстоятельство установлено судом, рассматривающим спор по существу заявленных требований, и не может быть переоценено Судом по интеллектуальным правам в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также с учетом разъяснений, изложенных в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2020 N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции".

Ключевое слово не обладает индивидуализирующей способностью в отношении конкретного рекламного объявления, так как на основании ключевого слова невозможно выделить конкретное объявление из всех существующих, при этом потребителю не известны настройки выданных результатов поиска.

Таким образом, по общему правилу, использование без согласия правообладателя чужого товарного знака в качестве ключевого слова в контекстной рекламе не является нарушением.

Поскольку судом апелляционной инстанции установлено, что непосредственно на сайте www.tonar.info отсутствовали какие-либо сходные либо тождественные товарным знакам истца обозначения, его вывод о том, что в рассматриваемом случае использование товарных знаков без согласия правообладателя в качестве ключевого слова в контекстной рекламе не является нарушением исключительного права на эти товарные знаки следует признать правомерным, основанным на правильном применении норм материального и процессуального права.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что с учетом существа заявленных обществом "ЧКПЗ" исковых требований обстоятельства, относящиеся к степени сходства товарных знаков истца и товарного знака, правообладателем которого является ответчик, не имели юридического значения для рассмотрения и разрешения настоящего спора.

В связи с этим довод заявителя кассационной жалобы о том, что вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии сходства до степени смешения между названным обозначения основан на не приобщенном к материалам дела доказательстве, отклоняется судебной коллегией как не опровергающий законность и обоснованность принятого по настоящему делу постановления.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной, в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что в кассационной жалобе общества "ЧКПЗ" отсутствуют ссылки на доказательства, имеющиеся в материалах дела, которые не были бы оценены судом апелляционной инстанции или которыми опровергаются вышеприведенные выводы суда, в связи с чем Суд по интеллектуальным правам признает выводы суда апелляционной инстанции основанными на представленных в материалы дела доказательствах и соответствующими нормам материального и процессуального права.

Исходя из изложенного, рассмотрев кассационную жалобу в пределах приведенных в ней доводов, Суд по интеллектуальным правам полагает, что правомерный характер действий общества МЗ "Тонар" по использованию в сети Интернет обозначения, сходного до степени смешения с товарными знаками истца, определен судом апелляционной инстанции по результатам объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебного акта суда апелляционной инстанции в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

Постановление Десятого арбитражного суда от 22.03.2021 по делу N А41-88433/2018 является законным и отмене не подлежит.

С учетом изложенного, принимая во внимание отсутствие оснований для оставления в силе решения суда первой инстанции по настоящему делу, судебная коллегия не рассматривает доводы общества "ЧКПЗ" в оставшейся части и оставляет кассационную жалобу истца без удовлетворения.

В соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы относятся на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Десятого арбитражного суда от 22.03.2021 по делу N А41-88433/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу публичного акционерного общества "Челябинский кузнечно-прессовый завод" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий
судья

И.В. Лапшина

 

Судья

А.А. Снегур

 

Судья

Е.С. Четвертакова

 

СИП согласился с тем, что само по себе включение обозначения, совпадающего с чужим товарным знаком, в контекстную рекламу, не рассматривается как его незаконное использование.

Как пояснил СИП, чтобы взыскать компенсацию за нарушение прав на товарный знак, нужно установить факт его использования по смыслу норм ГК РФ, из которых не усматривается подобный способ его применения.

В данном деле сходное с товарными знаками истца обозначение указывалось в качестве ключевого слова для поиска информации в Интернете. Подобное слово не обладает индивидуализирующей способностью в отношении конкретного рекламного объявления. По своей сути такое упоминание является техническим параметром показа рекламы в поисковой системе. Оно не индивидуализирует какие-либо товары, услуги либо самого рекламодателя и не признается самостоятельным способом использования товарного знака.

Таким образом, указание без согласия правообладателя чужого товарного знака в качестве ключевого слова в контекстной рекламе не является нарушением.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 августа 2021 г. N С01-768/2020 по делу N А41-88433/2018


Текст постановления опубликован не был