Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 апреля 2016 г. N Ф07-151/16 по делу N А56-30933/2015

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 апреля 2016 г. N Ф07-151/16 по делу N А56-30933/2015

 

11 апреля 2016 г.

Дело N А56-30933/2015

 

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Корабухиной Л.И., судей Бурматовой Г.Е., Журавлевой О.Р.,

при участии от общества с ограниченной ответственностью "МонолитПромСтрой" Калининой Е.В. (доверенность от 05.02.2015 без номера), Рыбалко В.О. (доверенность от 05.02.2015 без номера),

рассмотрев 06.04.2016 в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "МонолитПромСтрой" на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.09.2015 (судья Кожемякина Е.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2015 (судьи Третьякова Н.О., Дмитриева И.А., Згурская М.Л.) по делу N А56-30933/2015,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "МонолитПромСтрой", место нахождения: 194021, Санкт-Петербург, улица Политехническая, дом 9, ОГРН 1137847099290 (далее - ООО "МонолитПромСтрой") обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью "Строительная компания СлавСтрой", место нахождения: 192007, Санкт-Петербург, улица Камчатская, дом 19, ОГРН 1137847249440 (далее - ООО "СК СлавСтрой") 3 037 183,57 руб. неосновательного обогащения, 2 482 946 руб. неустойки, 29 928 руб. 91 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда от 11.09.2015 заявление удовлетворено частично. С ответчика взыскано 3 037 183 руб. 57 коп. неосновательного обогащения, 765 184 руб. 69 коп. неустойки и 4 176 руб. 13 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Постановлением апелляционного суда от 18.12.2015 решение суда от 11.09.2015 изменено. Взыскано с ООО "СК СлавСтрой" в пользу ООО "МонолитПромСтрой" 3 037 183 руб. 57 коп. неосновательного обогащения, 4 176 руб. 13 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами и 27 810 руб. 50 коп. расходов по госпошлине. В остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе ООО "МонолитПромСтрой", указывая на неправильное применение судами норм материального и процессуального права и неполное исследование материалов дела, просит отменить принятые по делу судебные акты и вынести новое решение, которым взыскать с ООО "СК "СлавСтрой" в пользу ООО "МонолитПромСтрой" 3 037 183 руб. 57 коп. неосновательного обогащения, 2 482 946 руб. неустойки, 29 232 руб. 89 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также судебных расходов, связанных с оплатой госпошлины.

По мнению подателя жалобы, у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований для отказа истцу во взыскании с ответчика неустойки за нарушение срока производства работ по мотиву несогласованности такого срока, поскольку указанный срок был обусловлен сторонами в графике производства работ (приложение N 3), являющимся неотъемлемой частью договор подряда от 16.06.2014 N 3-А/ВС(далее - договор), заключенного сторонами.

Также истец считает необоснованным уменьшение судом первой инстанции спорной неустойки на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), так как заявленный к взысканию размер неустойки соразмерен последствиям нарушения обязательства. Кроме того, по мнению истца, судами неверно определен период начисления ответчику процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму неотработанного аванса, подлежащего возврату, в связи с тем, что с учетом положений статьи 165.1 ГК РФ договор следует считать расторгнутым с 10.03.2015.

В отзыве на кассационную жалобу ООО "СК "СлавСтрой" просит оставить судебные акты без изменения, считая их законными и обоснованными.

В судебном заседании представители ООО "МонолитПромСтрой" поддержали доводы кассационной жалобы.

ООО "СК "СлавСтрой" представлено письменное ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие его представителей. Ходатайство удовлетворено судом.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, между ООО "МонолитПромСтрой" (заказчик) и ООО "СК "СлавСтрой" (подрядчик) заключен договор, в соответствии с которым подрядчик обязался в установленный договором срок выполнить работы, необходимые для строительства и ввода в эксплуатацию объекта: "80 квартирный жилой дом в городе Архангельск", а именно: комплекс работ по устройству водопровода В1, ТЗ, Т4, канализации К1, К2, отопления, вентиляции, ИТП и установке сантехнических приборов. Объемы выполняемых работ определены в сметах (приложение N 2).

Согласно пункту 2.1 договора общая стоимость работ по договору изначально составляла 8 500 000 руб., а затем дополнительным соглашением от 20.08.2014 N 1 была увеличена до 8 725 873 руб. В связи с уточнением объемов работ, выполняемых по договору, дополнительным соглашением от 02.02.2015 N 2 стороны уменьшили общую стоимость работ до 7 808 006 руб. 63 коп.

Пунктами 2.3 - 2.4 договора предусматривалось авансирование работ в размере 2 550 000 руб., который подлежал зачету пропорционально стоимости выполненных работ; оплату выполненных работ заказчик обязался производить ежемесячно на основании подписанных актов о приемке выполненных работ КС-2 и стоимости выполненных работ и затрат КС-3.

Сроки и порядок приема-передачи выполненных работ определены разделом 4 договора.

В силу пункта 4.1 договора, начало работ определялось моментом подписания акта приема-передачи фронта работ, а окончание работ - в течение 77 календарных дней с момента подписания акта приема - передачи фронта работ.

Поскольку акт приема-передачи фронта работ подписан сторонами 15.07.2014 (том 2, л.д. 28), то в соответствии с пунктом 4.1 договора работы подлежали окончанию подрядчиком 01.10.2014.

В соответствии с пунктом 6.1 договора подрядчик обязался уплачивать заказчику неустойку в размере 0,2% от цены договора за каждый день просрочки за несоблюдение сроков производства работ (в том числе сроков выполнения отдельных этапов работ, согласованных сторонами).

Во исполнение условий договора заказчик оказал услуги генподрядчику и перечислил ООО "СК "СлавСтрой" денежные средства в общей сумме 6 585 563 руб. 57 коп., что не оспаривается ответчиком.

Между тем ООО "СК СлавСтрой" в период с 17.06.2014 по 15.02.2015 выполнил работы по договору только на сумму 3 548 380 руб., о чем свидетельствуют акты о приемке выполненных работ (форма КС-2) и справки о стоимости работ и затрат (КС-3).

В связи с несоблюдением подрядчиком срока выполнения работ, заказчик, основываясь на положениях пунктов 8.2, 8.2.2, 8.3.1 договора, направил ООО "СК СлавСтрой" извещения об отказе от исполнения договора: первоначально - 05.03.2015 и повторно - 06.04.2015, в которых, в том числе, потребовал возврата 3 037 183 руб. 57 коп., составляющих сумму неосновательного обогащения и 2 389 250 руб. 02 коп. неустойки.

Неисполнение ООО "СК СлавСтрой" этого требования послужило основанием для обращения ООО "МонолитПромСтрой" в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, установив, что заказчик правомерно отказался от исполнения договора, а подрядчик неосновательно удерживает перечисленную ему не отработанную сумму авансовых платежей, удовлетворил иск в данной части в полном размере.

В остальной части требования истца удовлетворены частично. Суд первой инстанции признал необоснованным определенный истцом период просрочки возврата неосновательного обогащения, указав на то, что проценты за пользование чужими денежными средствами, установленные статьей 395 ГК РФ, следует исчислять с момента фактического получения ответчиком извещения об отказе от исполнения договора, а поэтому взыскал указанные проценты лишь в сумме 4 176 руб. 13 коп.

Признав требование истца в части взыскания неустойки доказанными по праву и размеру, суд посчитал необходимым применить на основании ходатайства ответчика положения статьи 333 ГК РФ и уменьшил сумму взыскиваемой неустойки до 765 184 руб. 69 коп.

Судом апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено.

Согласившись с выводами суда первой инстанции относительно размера удовлетворенных требований истца в части неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, апелляционный суд полностью отказал истцу в иске о взыскании с ответчика договорной неустойки за просрочку выполнения работ, указав на то, что ответственность за просрочку окончания работ сторонами в договоре не предусматривалась, а сроки производства работ для целей применения пункта 6.1 договора не согласовывались.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, считает выводы суда апелляционной инстанции в части, повлекшей отказ во взыскании договорной неустойки, не основанными на материалах дела.

В соответствии с пунктом 1 статьи 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Статьей 708 ГК РФ предусмотрено, что в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).

Если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не предусмотрено договором, подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работы.

В рассматриваемом случае пунктом 6.1 договора предусматривалась уплата подрядчиком заказчику пени в размере 0,2% от цены договора за каждый день просрочки за несоблюдение сроков производства работ (в том числе сроков выполнения отдельных этапов работ, согласованных сторонами).

Суд апелляционной инстанции, указывая на то, что сроки производства работ сторонами не согласованы, необоснованно не принял во внимание имеющийся в материалах дела график производства работ (приложение N 3 к договору, являющееся его неотъемлемой частью; том 1 л.д. 59), в примечании к которому стороны согласовали, в том числе общий срок производства работ: 77 календарных дней с момента подписания акта приема - передачи фронта работ.

В соответствии с пунктом 4.2 договора подрядчик обязался соблюдать указанный график производства работ и нести ответственность, предусмотренную пунктом 6.1 договора.

В этой связи у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований для вывода о том, что срок производства работ, в отличие срока окончания работ, сторонами не согласовывался.

Напротив, из буквального толкования пунктов 4.1, 4.2 договора и приложения N 3 к нему, следует, что срок производства работ и срок окончания работ предусматривались сторонами как полностью совпадающие между собой - 77 календарных дней с момента подписания акта приема - передачи фронта работ, в связи с чем производство работ, обусловленных договором, подлежало завершению подрядчиком 01.10.2014.

Поскольку данный срок был подрядчиком нарушен, суд первой инстанции обоснованно признал правомерным начисление ответчику неустойки по пункту 6.1 договора за период с 02.10.2014 по 10.03.2015, заявленный истцом.

Доказательства наличия вины кредитора в нарушение срока производства работ либо обоюдной вины сторон в нарушении данного обязательства ответчиком не представлены.

Заявленное ответчиком ходатайство о применении статьи 333 ГК РФ в отношении размера заявленной истцом неустойки судом первой инстанции рассмотрено и удовлетворено.

Таким образом, обусловленных законом либо условиями договора причин для отмены решения суда в данной части у суда апелляционной инстанции не имелось.

Довод кассационной жалобы истца о том, что суд первой инстанции неправомерно уменьшил размер взыскиваемой неустойки до 765 184 руб. 69 коп. не может быть принят судом кассационной инстанции во внимание.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 72 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", основаниями для отмены в кассационном порядке судебного акта в части, касающейся уменьшения неустойки по правилам статьи 333 ГК РФ, могут являться нарушение или неправильное применение норм материального права, к которым, в частности, относятся нарушение требований пункта 6 статьи 395 ГК РФ, когда сумма неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства снижена ниже предела, установленного пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, или уменьшение неустойки в отсутствие заявления в случаях, установленных пунктом 1 статьи 333 ГК РФ (статья 387 ГПК РФ, пункт 2 части 1 статьи 287 АПК РФ).

В рассматриваемом случае истец на наличие таких обстоятельств в доводах кассационной жалобы не ссылается.

Довод жалобы истца о том, что судами неверно определен период начисления ответчику процентов за пользование чужими денежными средствами также подлежит отклонению.

Суд первой инстанции, полно и всестороннее исследовав представленные в материалы дела доказательства, признал, что датой извещения подрядчика об отказе заказчика от исполнения договора следует считать 10.03.2015, то есть момент прибытия в место вручения ответчика первого письма истца, возвращенного ему впоследствии за истечением срока хранения.

Данный вывод суда, вопреки доводам подателя жалобы, положениям статьи 165.1 ГК РФ, определяющим порядок и гражданско-правовые последствия вручения стороне по договору юридически значимых извещений, не противоречит.

Между тем судом первой инстанции принято во внимание то, что требование истца о возврате неотработанной суммы аванса по договору в качестве неосновательного обогащения получено ответчиком лишь 09.04.2015, что истцом не оспаривается и не опровергается.

В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (статья 307 ГК РФ).

Из материалов дела видно, что порядок и сроки возврата неотработанного аванса в случае расторжения договора, в том числе в одностороннем порядке, сторонами не устанавливались и не определялись.

Согласно пункту 2 статьи 314 ГК РФ в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

В данном случае обязанность ответчика возвратить истцу сумму неотработанного аванса по кондикционному обязательству могла возникнуть не ранее получения от последнего такого требования, что и принято во внимание судом первой инстанции при определении периода начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на основании статей 395 ГК РФ, 1102 и пункта 1 статьи 1105 ГК РФ.

Выводы суда первой инстанции в данной части нормам материального права не противоречат.

В части взыскания с ответчика стоимости неосновательного обогащения принятые по делу судебные акты сторонами спора в кассационном порядке не обжалованы.

Учитывая, что у суда апелляционной инстанции не имелось законных оснований для изменения решения суда первой инстанции, суд кассационной инстанции считает обжалуемое постановление апелляционного суда от 18.12.2015 подлежащим отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции от 11.09.2015.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 286, пунктом 5 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2015 по делу N А56-30933/2015 отменить.

Оставить в силе решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.09.2015, принятое по указанному делу.

 

Председательствующий

Л.И. Корабухина

 

Судьи

Г.Е. Бурматова
О.Р. Журавлева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Согласно пункту 2 статьи 314 ГК РФ в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

В данном случае обязанность ответчика возвратить истцу сумму неотработанного аванса по кондикционному обязательству могла возникнуть не ранее получения от последнего такого требования, что и принято во внимание судом первой инстанции при определении периода начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на основании статей 395 ГК РФ, 1102 и пункта 1 статьи 1105 ГК РФ."