Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 февраля 2020 г. N Ф07-17382/19 по делу N А13-2437/2018

 

06 февраля 2020 г.

Дело N А13-2437/2018

 

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Родина Ю.А., судей Васильевой Е.С., Соколовой С.В.,

при участии от общества с ограниченной ответственностью "Лесопильный и деревообрабатывающий комбинат N 2" Леоненко О.В. (доверенность от 23.10.2017), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Вологодской области Лобановой С.С. (доверенность от 22.05.2017 N 02-08/27), Фомичевой О.Н. (доверенность от 09.01.2020 N 02-08/5), Варгиной С.Н. (доверенность от 24.12.2018 N 02-08/60),

рассмотрев 06.02.2020 в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Лесопильный и деревообрабатывающий комбинат N 2" на решение Арбитражного суда Вологодской области от 21.02.2019 и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2019 по делу N А13-2437/2018,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Лесопильный и деревообрабатывающий комбинат N 2", адрес: 162900, Вологодская обл., г. Вытегра, ул. Ленинградский тракт, д. 26, ОГРН 1073533000936, ИНН 3508007354 (далее - Общество), обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением (после уточнения требований) о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Вологодской области, адрес: 161200, Вологодская обл., г. Белозерск, ул. Сергея Викулова, д. 7, ОГРН 1043500550004, ИНН 3503003596 (далее - Инспекция), от 26.06.2017 N 2 (в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Вологодской области от 16.10.2017 N 07-09/15900@) в части доначисления 5 159 618 руб. налога на добавленную стоимость (далее - НДС), начисления 1 327 953 руб. 45 коп. пеней, доначисления 2 172 415 руб. налога на прибыль организаций (далее - налог на прибыль), начисления соответствующей суммы пеней и 434 483 руб. штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), а также в части привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ в виде взыскания 200 руб. штрафа.

Решением суда первой инстанции от 21.02.2019 признано недействительным решение Инспекции в части доначисления 1 647 615 руб. налога на прибыль, начисления соответствующей суммы пеней и 399 496 руб. 34 коп. штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 НК РФ, а также в части привлечения налогоплательщика к ответственности на основании пункту 1 статьи 126 НК РФ в виде взыскания 200 руб. штрафа; в удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением апелляционного суда от 04.10.2019 решение от 21.02.2019 отменено в части признания недействительным решения налогового органа о доначислении 1 419 440 руб. налога на прибыль, начислении соответствующих сумм пеней и штрафа; в удовлетворении заявленных Обществом требований в этой части отказано; в остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение от 21.02.2019 и постановление от 04.10.2019 в части отказа в признании недействительным решения Инспекции о доначислении 411 174 руб. налога на прибыль и 5 159 618 руб. НДС, начислении соответствующих сумм пеней и штрафа, принять по данному делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в этой части. Также заявитель жалобы просит отменить постановление от 04.10.2019 в части отказа в признании недействительным решения Инспекции о доначислении 1 419 440 руб. налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа и оставить в силе решение суда первой инстанции в этой части.

Податель жалобы настаивает на том, что суд апелляционной инстанции неправомерно признал законным решение Инспекции в части доначисления налога на прибыль по эпизоду, связанному с отнесением налогоплательщиком в состав косвенных расходов стоимости электроэнергии, используемой в основном производстве готовой продукции, и горюче-смазочных материалов, обеспечивающих смазку оборудования. Общество полагает необоснованным исключение Инспекцией этих сумм из состава косвенных расходов ввиду того, что Налоговым кодексом Российской Федерации отдельно предусмотрены затраты налогоплательщика на использование энергии всех видов для технологических целей, а также материалов с целью содержания, эксплуатации основных средств, которые не отнесены в состав прямых расходов. При этом налогоплательщик указывает, что электроэнергия и горюче-смазочные материалы, используемые при производстве пиломатериалов, в вещественной форме в состав готовой продукции не включаются ни в качестве основы (составной части, занимающей преобладающую долю в составе продукта), ни в качестве компонента (составной части, занимающей значительно меньший по сравнению с основой процент в составе продукта).

Общество также полагает, что суды необоснованно согласились с выводом Инспекции о неверном определении налогоплательщиком амортизационной группы в отношении объектов основных средств - системы позиционирования бревен и оборудования для бесконтактного измерения ширины бруса. Как считает заявитель жалобы, несмотря на отсутствие в Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1 (далее - Классификация основных средств), кода ОКОФ 14 3313270, в нем есть код ОКОФ 14 3313000. Следовательно, имущество с кодом ОКОФ 14 33132700 входит в основные средства с кодом ОКОФ 14 3313000 и подлежит отнесению ко 2 амортизационной группе.

Не согласен налогоплательщик и с позицией судов о том, что в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, включаются затраты на приобретение горюче-смазочных материалов для использования в служебных целях личных легковых автомобилей сотрудников в размере, не превышающем норматив, установленный постановлением Правительства Российской Федерации от 08.02.2002 N 92 "Об установлении норм расходов организаций на выплату компенсации за использование для служебных поездок личных легковых автомобилей и мотоциклов, в пределах которых при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций такие расходы относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией" (далее - постановление от 08.02.2002 N 92).

Кроме того, по мнению подателя жалобы, суды пришли к необоснованному выводу о несоблюдении Обществом предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации условий для применения налоговых вычетов по НДС и включения в состав расходов по налогу на прибыль затрат по взаимоотношениям с обществом с ограниченной ответственностью (далее - ООО) "Б.С.Инвест". Общество утверждает, что закупало у названного поставщика древесину, которую контрагент приобрел у ООО "Сокольская лесопромышленная компания", спорная древесина была заготовлена данной организацией по договорам подряда с закрытым акционерным обществом "Ковжинский леспромхоз" как непосредственно силами ООО "Сокольская лесопромышленная компания", так и при содействии ООО "Б.С.Инвест" путем привлечения ООО "Лидер". Заявитель жалобы полагает, что анализ сделок, заключенных между перечисленными организациями, свидетельствует, что при совершении хозяйственных операций с контрагентом Общество действовало разумно и осмотрительно, проверило потенциального поставщика на предмет наличия у него реальной возможности поставки пиловочника в необходимом объеме. Налогоплательщик считает, что Инспекция в ходе проверки не провела необходимые контрольные мероприятия и не опровергла факт приобретения спорной древесины заявленным поставщиком у ООО "Сокольская лесопромышленная компания", а полученная Инспекцией информация однозначно не свидетельствует об отсутствии деловых отношений между заявленными организациями по цепочке. При этом Общество утверждает, что сделка с ООО "Б.С.Инвест" не носила значимого характера для основной деятельности заявителя ввиду незначительности объема в общих поставках (всего 8% от всех поставок), поэтому является неосновательным утверждение налогового органа о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды.

В отзывах на кассационную жалобу Инспекция, считая принятые судами решение и постановление в оспоренной налогоплательщиком части законными и обоснованными, просит оставить без удовлетворения жалобу Общества.

В судебном заседании представитель Общества поддержал доводы кассационной жалобы, а представители налогового органа возражали против ее удовлетворения по мотивам, приведенным в отзыве.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела, Инспекция по результатам выездной налоговой проверки Общества за период с 01.01.2013 по 31.12.2015 составила акт от 15.02.2017 N 2 и приняла решение от 26.06.2017 N 2 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. В соответствии с указанным решением Обществу доначислено 5 159 618 руб. НДС и 2 298 409 руб. налога на прибыль, начислено 1 460 703 руб. 87 коп. пеней за нарушение срока уплаты этих налогов, Общество привлечено к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 и пунктом 1 статьи 126 НК РФ, в виде взыскания 459 881 руб. 80 коп. штрафа.

Управление Федеральной налоговой службы по Вологодской области решением от 16.10.2017 N 07-09/15900@ отменило решение налогового органа в части доначисления налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа по эпизоду, связанному с выводом Инспекции о необоснованном отнесении налогоплательщиком в состав расходов 787 533 руб. 34 коп. затрат; в остальной части апелляционная жалоба Общества оставлена без удовлетворения.

Общество оспорило в судебном порядке решение Инспекции в редакции решения вышестоящего налогового органа.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично.

Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции в части.

Судом кассационной инстанции в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) проверена законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов кассационной жалобы Общества и возражений Инспекции относительно жалобы.

Изучив материалы дела, доводы жалобы и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Одним из оснований доначисления налога на прибыль, начисления пеней и штрафа послужил вывод Инспекции о неправомерном включении налогоплательщиком в 2013 - 2015 годах в состав косвенных расходов затрат, составляющих стоимость электроэнергии, используемой непосредственно в основном производстве готовой продукции, и стоимость горюче-смазочных материалов, используемых для производственных нужд и обеспечивающих смазку оборудования. По мнению Инспекции, Общество неправомерно единовременно отнесло расходы на электроэнергию, горюче-смазочные материалы, которые обеспечивают технологический процесс и потребляются производственными цехами предприятия, в состав косвенных расходов; спорные затраты подлежат учету в составе прямых расходов для целей налогового учета.

По итогам проверки налоговый орган исключил спорные затраты из состава косвенных расходов и включил их в прямые расходы в пропорции применительно к готовой продукции и ее реализации. При этом за проверенный период Инспекция произвела перераспределение прямых расходов по переработке пиломатериалов между остатками готовой продукции на складе и реализованной готовой продукцией.

При рассмотрении дела Общество не заявляло возражений против составленного Инспекцией расчета прямых расходов и примененной методики распределения этих расходов.

Признавая недействительным решение Инспекции в части доначисления 1 483 616 руб. налога на прибыль, начисления соответствующей суммы пеней и 296 723 руб. 20 коп. штрафа по рассматриваемому эпизоду, суд первой инстанции исходил из того, что затраты на приобретение топлива и электроэнергии, предусмотренные подпунктами 2, 3 и 5 пункта 1 статьи 254 НК РФ, могут относиться только к косвенным расходам, поскольку изъяты законодателем в статье 318 НК РФ из закрытого перечня прямых расходов. Также суд указал на то, что горюче-смазочные материалы и электроэнергия не являются материалами, образующими основу готовой продукции в виде пиломатериалов, необходимым компонентом для ее производства. По мнению суда, спорные затраты следует квалифицировать как сопутствующие производству пиломатериалов, поэтому они правомерно отнесены Обществом к косвенным расходам.

Отменяя решение суда первой инстанции в этой части и отказывая в удовлетворении требований Общества, суд апелляционной инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства в совокупности и взаимосвязи, руководствуясь статьями 252, 253, 254, 272, 318, 319 НК РФ и принимая во внимание положения учетной политики, а также специфику технологического процесса производства сухих сортированных пиломатериалов, пришел к выводу, что спорные затраты являются неотъемлемой частью расходов, связанных с производственной деятельностью Общества, а также формируют стоимость выпускаемой готовой продукции.

Кассационная инстанция не находит оснований для отмены постановления апелляционного суда по данному эпизоду.

Статья 318 НК РФ подразделяет расходы налогоплательщика на прямые и косвенные. К прямым расходам относятся, в частности, суммы начисленной амортизации по основным средствам, используемым при производстве товаров (работ, услуг).

Налогоплательщик самостоятельно определяет в учетной политике для целей налогообложения перечень прямых расходов, связанных с производством товаров (выполнением работ, оказанием услуг).

Согласно пункту 2 статьи 318 НК РФ сумма косвенных расходов на производство и реализацию, осуществленных в отчетном (налоговом) периоде, в полном объеме относится к расходам текущего отчетного (налогового) периода с учетом требований, предусмотренных названным Кодексом. Прямые расходы относятся к расходам текущего отчетного (налогового) периода по мере реализации продукции (работ, услуг), в стоимости которых они учтены в соответствии со статьей 319 НК РФ (порядок оценки остатков незавершенного производства, остатков готовой продукции, товаров отгруженных).

Таким образом, налогоплательщик вправе в своей учетной политике наряду с указанными в пункте 1 статьи 318 НК РФ предусмотреть и иные прямые расходы, которые с учетом конкретного вида деятельности могут рассматриваться в качестве таковых. При этом налогоплательщик может отнести конкретные затраты к косвенным расходам, только если отсутствует реальная возможность включить их в прямые расходы, поэтому должен обосновать правомерность исключения спорных затрат из состава прямых расходов и включения в состав косвенных.

Между тем Налоговый кодекс Российской Федерации относит к прямым расходам затраты, непосредственно связанные с производством товаров и не рассматривает этот процесс как зависящий исключительно от воли налогоплательщика.

Исходя из материалов дела, затраты на приобретение электроэнергии, потребляемой в дальнейшем производственными цехами - лесопильным цехом, цехом по сортировке пиломатериалов, сушильным цехом, а также стоимость закупленных горюче-смазочных материалов, использованных для оборудования, находящегося в лесопильном цехе, цехе по сортировке пиломатериалов, сушильном цехе, в составе прямых расходов не предусмотрены учетной политикой Общества для целей налогообложения на 2013 - 2015 годы. Указанные затраты Общество относило в состав косвенных расходов.

Соглашаясь с аргументами налогового органа о квалификации спорных затрат по электроэнергии и горюче-смазочным материалам как прямых расходов, суд апелляционной инстанции принял во внимание полученные Инспекцией в ходе контрольных мероприятий (осмотр промышленной площадки, допрос начальника производства Волкова Дмитрия Васильевича, главного энергетика Черненко Сергея Николаевича) сведения о технологическом процессе, производственном оборудовании, применяемых сырье и материалах, производственных затратах.

Апелляционный суд установил, что в проверяемый период основным видом деятельности Общества являлось производство сухих сортированных пиломатериалов, заявитель осуществлял производство указанной продукции путем переработки древесины. Для осуществления данной деятельности на промышленной территории Общества были созданы склад сырья (пиловочника), линия сортировки пиловочника, лесопильный цех, сушильные камеры, склад сухих пиломатериалов, цех сортировки пиломатериалов, склад готовой продукции, котельная, ремонтно-механический цех, административно-бытовой корпус, автозаправочный узел. В помещениях производственных цехов расположено все необходимое для функционирования деревообрабатывающей производственной деятельности оборудование. Подача сырья для производства готовой продукции осуществлялась с помощью оборудования, работа которого была невозможна без потребления электроэнергии. В каждом цехе имеются отдельные приборы для учета электроэнергии. В частности, установлен счетчик, который фиксирует потребление электроэнергии на технологический процесс, и отдельный счетчик на освещение. Учет объемов подачи электроэнергии по объектам (цехам) ведется по отдельным счетчикам с ежемесячным распределением затрат на электроэнергию. Производственный процесс переработки сырья (древесины) и получения готовой продукции без электроэнергии невозможен. Более того, процесс производства сухих сортированных пиломатериалов не мог протекать без сушки, которая требует также потребления большого количества электроэнергии. Приобретаемые Обществом горюче-смазочные материалы, списываемые на цеха, расходовались для производственных целей, обеспечивая смазку оборудования для снижения трения в его узлах, что в свою очередь способствовало качественной и бесперебойной работе оборудования.

Таким образом, на основании исследования материалов дела суд апелляционной инстанции правомерно посчитал, что производственный процесс переработки сырья и получения готовой продукции был невозможен без потребления электроэнергии и обеспечения оборудования горюче-смазочными материалами.

Также судом выяснено и не оспорено Обществом, что расходы по потребленной в лесопильном цехе, цехе по сортировке пиломатериалов, сушильном цехе электроэнергии, приобретенным горюче-смазочным материалам, использованным для оборудования в этих цехах, учтены заявителем на счете 20 "Основное производство" как косвенные расходы основного производства и отнесены на себестоимость готовой продукции.

Утверждение заявителя жалобы о том, что спорные затраты по сути являются сопутствующими производству продукции и не имеют непосредственной связи с производством пиломатериалов, поскольку не выступают в качестве основы (составной части, занимающей преобладающую долю в составе продукта) и/или компонента (составной части, занимающей значительно меньший по сравнению с основой процент в составе продукта), обоснованно признано апелляционным судом несостоятельным и отклонено.

Как правомерно указал суд, спорные расходы прямо и непосредственно формируют стоимость продукции, выпускаемой Обществом, заявитель не доказал невозможность отнесения их к прямым расходам, не привел экономическое обоснование отнесение затрат к косвенным расходам. Таким образом, отнесение спорных затрат в составе косвенных расходов противоречит положениям статей 252, 254, 318, 319 НК РФ.

Изложенные в кассационной жалобе аргументы Общества не опровергают выводы суда апелляционной инстанции и свидетельствуют о нарушении норм права, повлиявших на исход дела.

В ходе судебного разбирательства заявитель документально не опроверг непосредственную связь спорных затрат с основной производственной деятельностью Общества, не представил объективных доказательств и надлежащего обоснования отсутствия реальной возможности отнесения затрат к прямым расходам, равно как и экономического либо иного рационального обоснования отнесения их к косвенным расходам.

Доводы кассационной жалобы подразумевают несогласие Общества с выводами апелляционного суда, что само по себе не подтверждает неправильное применение норм материального и процессуального права. Возможность налогоплательщика самостоятельно определять прямые и косвенные расходы в целях исчисления налога на прибыль, закрепленная налоговым законодательством, не означает произвольного подхода к разрешению данного вопроса и формирование учетной политики налогоплательщика безотносительно к его фактической хозяйственной деятельности.

Ссылка подателя жалобы на судебные акты по делам N А70-11991/2014, А53-12841/2013 отклоняется судом кассационной инстанции, поскольку содержащиеся в указанных делах выводы сделаны исходя из конкретных обстоятельств и представленных доказательств, не аналогичных обстоятельствам настоящего дела.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция не усматривает правовых оснований для отмены обжалуемого постановления по рассмотренному эпизоду и удовлетворения жалобы Общества.

По итогам проверки Инспекция пришла к выводу о завышении налогоплательщиком расходов по налогу на прибыль за 2013 - 2015 годы на сумму начисленной амортизации в отношении основных средств - система позиционирования бревен, оборудование для бесконтактного изменения ширины бруса в связи с неправильным определением налогоплательщиком амортизационной группы. Как указал налоговый орган, налогоплательщиком спорные объекты с кодом ОКОФ 14 3313270 "Приборы и устройства измерительные прочие" отнесены ко 2 амортизационной группе и определен срок полезного использования равным 25 месяцев. Однако код ОКОФ 14 3313270 отсутствует в Классификации основных средств, данные объекты, с учетом технических характеристик, заявленных изготовителями, подлежат отнесению к 3 и 4 амортизационным группам соответственно.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требований Общества в этой части, обоснованно исходя из следующего.

Статьей 247 НК РФ установлено, что объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций в целях главы 25 названного Кодекса признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 253 НК РФ суммы начисленной амортизации относятся к расходам, связанным с производством и (или) реализацией.

Согласно пункту 1 статьи 256 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемом периоде) амортизируемым имуществом признается имущество, которое находится у налогоплательщика на праве собственности, используется им для извлечения дохода и стоимость которого погашается путем начисления амортизации. При этом амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 40 000 руб.

В силу пункта 1 статьи 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования.

Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Указанный период исчисляется с момента введения объекта в эксплуатацию до полного списания его стоимости в расходы.

Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно применительно к десяти амортизационным группам, предусмотренным пунктом 3 статьи 258 НК РФ, с учетом Классификации основных средств.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, система позиционирования бревен и оборудование для бесконтактного измерения ширины бруса представляют собой автоматизированные контрольно-измерительные системы, функционирующие вне оборудования, осуществляющего непосредственно процесс деревообработки. Исходя из Общероссийского классификатора основных фондов, в состав оборудования для контроля технологических процессов входят "приборы и устройства измерительные" с кодом ОКОФ 14 3313270. Однако в Классификаторе основных средств указанный код ОКОФ не значится.

В соответствии с пунктом 6 статьи 258 НК РФ для тех видов основных средств, которые не указаны в амортизационных группах, срок полезного использования устанавливается налогоплательщиком в соответствии с техническими условиями или рекомендациями изготовителей.

Исходя из пункта 5 учетной политики Общества, срок полезного использования основных средств определяется комиссией, назначаемой приказом руководителя организации при вводе объекта основных средств в эксплуатацию на основании Классификации основных средств. По основным средствам, не указанным в Классификации основных средств, срок полезного использования устанавливается организацией самостоятельно в соответствии с техническими условиями или рекомендациями организаций-изготовителей.

Общество при отнесении спорных объектов основных средств ко 2 амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 2 лет до 3 лет включительно какими-либо документами заявленный срок полезного использования (25 месяцев) не подтвердило, в материалы дела их не представило.

Между тем на основании руководства по эксплуатации, представленного заявителем в отношении системы позиционирования бревен, данное оборудование является измерителем геометрических параметров бревен Вектор.3D, который сертифицирован Госстандарт России (внесен в реестр средств измерения под номером 33529-06) и выпускается по ТУ 3943-003-10357157-04. По информации, опубликованной на официальном сайте Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт), официальным производителем измерителя геометрических параметров бревен Вектор.3D выступает ЗАО "ПНП Автоматика-Север". Согласно техническим характеристикам, заявленным производителем, средний срок службы спорного оборудования составляет не менее 7 лет.

На основании руководства по эксплуатации к оборудованию для бесконтактного измерения ширины бруса данное основное средство представляет собой автономно работающую контрольно-измерительную систему для определения толщины плоской продукции на основе лазерных датчиков LS5, которые зарегистрированы в Государственном реестре средств измерения Российской Федерации под номером 41773-09. Согласно информации, опубликованной на официальном сайте Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт), изготовителем датчиков является ООО "НПП "Призма". В соответствии с техническими характеристиками, заявленными изготовителем, средний срок службы спорного средства составляет не менее 5 лет.

Поскольку спорные объекты основных средств в Классификации основных средств не поименованы, суды, приняв во внимание положения учтенной политики Общества и пункта 6 статьи 258 НК РФ, сделали обоснованный вывод, что их отнесение в амортизационную группу осуществляется исходя из срока полезного использования, определяемого в соответствии с техническими условиями или рекомендациями организаций-изготовителей.

В кассационной жалобе Общество возражает против выводов судов, считая, что система позиционирования бревен, оборудование для бесконтактного изменения ширины бруса подлежат классификации по коду ОКОФ 14 3313000 "Оборудование для контроля технологических процессов".

В то же время материалы дела свидетельствуют о том, что спорное имущество принято Обществом на учет как отдельные объекты основных средств по коду ОКОФ 14 3313270 "Приборы и устройства измерительные прочие", что опровергает довод подателя жалобы о необходимости применения заявляемого им кода ОКОФ 14 3313000.

Несогласие заявителя с позицией судов основано на неверном толковании норм материального права.

Нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебных актов, судами не допущено.

На основании изложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы Общества по данному эпизоду кассационная инстанция не усматривает.

В ходе выездной налоговой проверки Инспекция установила, что Общество в проверенном периоде ежемесячно включало в состав расходов по налогу на прибыль стоимость горюче-смазочных материалов, приобретаемых в целях эксплуатации личных автомобилей работников для служебных целей. В подтверждение указанных затрат к проверке налогоплательщик представил карточки счетов 10.3, 23, 26, отчеты о движении документа (перемещение материалов), акты на передачу товарно-материальных ценностей в производство, маршрутные и заправочные листы, копии авансовых отчетов, кассовых чеков. Компенсация работников расходов на приобретение горюче-смазочных материалов при использовании личного автомобиля для служебных разъездов производилась Обществом на основании трудовых договоров, дополнительных соглашений к трудовым договорам, приказов руководителя. При этом лимиты расхода топлива были рассчитаны исходя из ориентировочного месячного пробега и нормы расхода горюче-смазочных материалов на конкретный автомобиль, списание и выдача топлива осуществлялось на основании сданных работниками маршрутных листов.

Признавая неправомерным включение Обществом в состав расходов, уменьшающих базу, облагаемую налогом на прибыль, затрат по приобретению горюче-смазочных материалов, Инспекция указала на то, что при исчислении налога на прибыль размер компенсации работнику его затрат должен определяться в пределах соответствующих норм, установленных Правительством Российской Федерации. Также налоговый орган посчитал необоснованным включение налогоплательщиком в состав расходов по налогу на прибыль затрат в виде компенсации за использование для служебных поездок легковых автомобилей ввиду отсутствия документального подтверждения указанных расходов в производственных целях и по причине наличия у ряда работников возможности проезда от места жительства к месту работы и обратно.

По итогам проверки по данному эпизоду (с учетом решения вышестоящего налогового органа) Обществу доначислено 87 219 руб. налога на прибыль, начислены пени и штраф.

Общество оспорило в судебном порядке решение налогового органа в части доначисления 86 569 руб. налога на прибыль, начисления соответствующей суммы пеней и 17 313 руб. 80 коп. штрафа, представив дополнительно в суд документы, подтверждающие расходы по горюче-смазочным материалам и выплату компенсации работникам за использование личных автомобилей в служебных целях на сумму 116 391 руб. 98 коп.

Суд первой инстанции признал недействительным решение Инспекции в части доначисления 40 130 руб. налога на прибыль с соответствующей суммой пеней и штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 НК РФ, по вышеуказанному эпизоду. Принимая такое решение, суд исходил из возможности учесть в составе расходов по налогу на прибыль размер компенсации, выплаченной работникам Общества, в пределах норм, установленных постановлением от 09.02.2002 N 92.

Апелляционный суд, ввиду применения судом первой инстанции при определении суммы налога на прибыль неправильной налоговой ставки, указал, что признанию недействительным подлежало решение Инспекции в части доначисления 55 051 руб. 19 коп. налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа.

В кассационной жалобе Общество утверждает о наличии у него оснований для учета в составе расходов по налогу на прибыль спорных затрат в полном объеме, поскольку оно возмещало работникам расходы на приобретение горюче-смазочных материалов при использовании личных автомобилей в служебных целях на основании приказов руководителя, которыми утверждены лимиты возмещения, трудовых договоров.

Кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения жалобы Общества по рассматриваемому эпизоду.

Возмещение расходов при использовании личного имущества работника предусмотрено статьей 188 Трудового кодекса Российской Федерации: при использовании работником с согласия или ведома работодателя и в его интересах личного имущества работнику выплачивается компенсация за использование, износ (амортизацию) инструмента, личного транспорта, оборудования и других технических средств и материалов, принадлежащих работнику, а также возмещаются расходы, связанные с их использованием. Размер возмещения расходов определяется соглашением сторон трудового договора, выраженным в письменной форме.

Следовательно, выплаты, производимые работодателем работникам, за использование для служебных поездок личных легковых автомобилей являются компенсациями, установленными действующим законодательством Российской Федерации.

Вместе с тем при исчислении налога на прибыль размер указанной компенсации, подлежащей включению в состав расходов, определяется в пределах соответствующих норм, устанавливаемых Правительством Российской Федерации.

Как указано в подпункте 11 пункта 1 статьи 264 НК РФ, к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на компенсацию за использование для служебных поездок личных легковых автомобилей и мотоциклов в пределах норм, установленных Правительством Российской Федерации.

Постановлением от 08.02.2002 N 92 установлены нормы расходов организаций на выплату ежемесячных компенсаций за использование личных легковых автомобилей и мотоциклов для служебных поездок, в пределах которых при определении базы, облагаемой налогом на прибыль, такие расходы относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

Предельные нормы расходов организаций на выплату таких компенсаций, предусмотренные названным Постановлением, установлены в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 264 НК РФ в целях формирования расходов налогоплательщиков - организаций при исчислении налога на прибыль.

В решении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.09.2009 N ВАС-10278/09 отражено, что законодательство о налогах и сборах, регулирующее вопросы исчисления и уплаты налога на прибыль, не допускает возможности принятия при исчислении данного налога расходов по оплате горюче-смазочных материалов, произведенных работником при использовании личного автотранспорта в ином порядке, отличном от порядка, установленного подпунктом 11 пункта 1 статьи 264 НК РФ, поскольку такой вид расходов не соответствует критериям, установленным статьей 252 названного Кодекса, так как не является расходами организации.

Следовательно, суды пришли к правомерному выводу о том, что расходы, понесенные работниками на приобретение горюче-смазочных материалов при использовании личных автомобилей для служебных целей и компенсируемые ему Обществом, для целей налога на прибыль могут быть учтены только в пределах норм, установленных постановлением от 08.02.2002 N 92.

Доводы Общества, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают выводов судов, не свидетельствуют о неправильном применении судами норм права и отклоняются кассационной инстанцией как основанные на ошибочном их толковании.

Суды всесторонне и полно исследовали материалы дела, правильно установили фактические обстоятельства, дав надлежащую правовую оценку всем доказательствам, представленным сторонами.

При таких обстоятельствах оснований для отмены обжалуемых судебных актов по оспоренному налогоплательщиком эпизоду и удовлетворения жалобы Общества в этой части не имеется.

Одним из оснований доначисления налогоплательщику оспариваемых сумм НДС, начисления пени и штрафа послужил вывод Инспекции о необоснованном предъявлении к вычету НДС по счетам-фактурам, выставленным от лица ООО "Б.С.Инвест" в рамках договора поставки пиловочника от 25.02.2013 N 01/2013. Кроме того, Инспекция признала заниженной налогоплательщиком налоговую базу при исчислении налога на прибыль вследствие неправомерного включения в состав расходов затрат по хозяйственным операциям с ООО "Б.С.Инвест". Налоговый орган посчитал, что ввиду нереальности заявленных хозяйственных операций размер понесенных налогоплательщиком затрат, учитываемых для целей налогообложения, подлежит определению с использованием данных об аналогичных операциях самого Общества и документов, сопровождающих такие операции. На основании первичной документации, подтверждающей поставку древесины от иных поставщиков, налоговым органом определена средняя стоимость пиловочника. Поэтому в связи с установленным фактом использования древесины в производственной деятельности, Инспекция рассчитала сумму затрат на его приобретение, которая подлежит включению в состав расходов по налогу на прибыль. Разницу между стоимостью пиловочника по счетам-фактурам, товарным накладным, оформленным с ООО "Б.С.Инвест", и средней стоимостью пиловочника в размере 2 763 882 руб. 35 коп. (29 818 523 руб. 05 коп. - 27 054 640 руб. 69 коп.) Инспекция признала необоснованными затратами по приобретению спорного товара.

В обоснование предъявления к вычету НДС, включения затрат в состав расходов по налогу на прибыль и в подтверждение поставки названным контрагентом товара Общество представило к проверке договор поставки с приложениями, платежные поручения, акт сверки, счета-фактуры, товарные накладные формы ТОРГ-12, карточку счета 60 "Расчеты с поставщиками и подрядчиками". Исходя из первичной документации налогоплательщик в 2013 году закупил у ООО "Б.С.Инвест" пиломатериалы в объеме 16 751,68 куб. м на сумму 35 185 857 руб. 21 коп., включая 5 367 334 руб. 16 коп. НДС.

По мнению налогового органа, хозяйственные операции Общества по приобретению пиломатериалов у заявленного контрагента не отвечают признакам реальности, первичные документы, представленные налогоплательщиком, содержат недостоверные и противоречивые сведения, подписаны от имени контрагента неустановленным лицом. При этом Инспекция сослалась на установленные в ходе проверки обстоятельства, свидетельствующие о номинальном характере деятельности контрагента, а также об отсутствии у него реальной возможности исполнения обязательств по договору поставки.

Суды, оценив представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями статей 169, 171, 172, 247, 252 НК РФ, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53), пришли к выводу о доказанности налоговым органом совокупности обстоятельств, свидетельствующих о создании Обществом с заявленным контрагентом формального документооборота, направленного на получение из бюджета необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного применения налоговых вычетов по НДС и завышения расходов по налогу на прибыль. При этом суды приняли во внимание представленный Обществом контррасчет средней стоимости пиловочника, приобретенного заявителем у иных поставщиков, и возражения налогового органа по расчету. На основании исследования расчетов сторон суды посчитали завышенными налогоплательщиком расходы по налогу на прибыль на 1 603 067 руб. 43 коп.

Более того, суд апелляционной инстанции по рассматриваемому эпизоду сделал вывод о том, что подлежало признанию недействительным оспариваемое решение Инспекции в части доначисления 168 922 руб. налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа. Этот вывод обоснован неправильным применением судом первой инстанции налоговой ставки при определении суммы налога, подлежащего уплате Обществом в бюджет. Как отметил апелляционный суд, в 2013 году для Общества действовала пониженная налоговая ставка по налогу на прибыль в размере 15,5%, предусмотренная постановлением правительства Вологодской области от 12.04.2010 N 386 "О государственной инвестиционной программе". Данная ставка была применена Инспекцией при доначислении налога на прибыль по итогам выездной проверки, что не учтено судом первой инстанции.

Кассационная инстанция не находит оснований для отмены оспариваемых судебных актов и удовлетворения жалобы Общества по рассматриваемому эпизоду.

Положения главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, регулирующие порядок определения расходов, учитываемых при исчислении налогооблагаемой базы, предписывают налогоплательщику подтверждать эти затраты соответствующими документами.

Исходя из пункта 1 статьи 252 НК РФ, налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов - обоснованных и документально подтвержденных затрат.

В пункте 1 статьи 171 НК РФ закреплено право налогоплательщика уменьшить общую сумму НДС на установленные данной статьей налоговые вычеты. При этом реализация данного права связана с соблюдением установленного федеральным законодателем порядка применения соответствующих налоговых вычетов, предполагающего соблюдение налогоплательщиком необходимых условий их применения (статья 172 названного Кодекса).

В силу пункта 1 статьи 252, статьи 313, пункта 2 статьи 171 и пункта 1 статьи 172 НК РФ условием признания понесенных организацией расходов при исчислении налога на прибыль и применения вычетов по НДС является действительное совершение хозяйственных операций, в связи с которыми налогоплательщиком заявлены расходы и применены налоговые вычеты. При этом в отсутствие реального совершения спорных хозяйственных операций представленные налогоплательщиком документы не могут быть признаны подтверждающими правомерность отнесения затрат в состав расходов по налогу на прибыль и применения налоговых вычетов сумм НДС, предъявленных контрагентами.

Как указано в постановлении N 53, уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета признается налоговой выгодой. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Разрешая спор, суды приняли во внимание результаты проведенных Инспекцией мероприятий налогового контроля и посчитали доказанным налоговым органом отсутствие у контрагента возможности для реального исполнения обязательств по заключенному с налогоплательщиком договору поставки и формальный характер документооборота, созданного между Обществом и ООО "Б.С.Инвест".

При этом суды учли, что ООО "Б.С.Инвест", зарегистрированное в качестве юридического лица 09.02.2010, прекратило свою деятельность 27.01.2014 в связи с реорганизацией в форме присоединения к ООО "Дин-Транс". Основным видом деятельности контрагента при регистрации заявлено строительство зданий и сооружений, что не соответствует характеру отраженных в первичной документации Общества операций. Названная организация в период совершения хозяйственных операций не являлась реальным участником хозяйственных отношений, не имела возможности исполнить предусмотренные договором обязательства, не обладала необходимыми для осуществления деятельности материально-техническими ресурсами, а также персоналом. Справки по форме 2-НДФЛ в налоговый орган за 2013 год ООО "Б.С.Инвест" не подавало. Документы по взаимоотношениям с Обществом по требованию налогового органа его правопреемником (ООО "Дин-Транс") не представлены. Анализ движения денежных средств не подтверждает наличие у контрагента расходов, присущих реальной предпринимательской деятельности (на выплату заработной платы, арендные платежи, коммунальные услуги, услуги связи и т.п.). Более того, осуществляемые контрагентом платежи носят транзитный характер, поступившие на счет денежные средства перечислены на счета организаций, имеющих признаки фирм-"однодневок" с целью направления на счета физических или юридических лиц по договорам беспроцентного займа либо обналичивания.

По данным Единого государственного реестра юридических лиц с момента регистрации до прекращения деятельности учредителями и руководителями ООО "Б.С.Инвест" значились различные лица (Киселев Владимир Валентинович, Ширкунов Игорь Валерьевич, Муратов Андрей Валерьевич, Зверева Вера Леонидовна). Числящийся в период с 07.06.2012 по 19.09.2013 директором контрагента Муратов А.В. на допрос в налоговый орган не явился. Из объяснений Зверевой В.Л., полученных сотрудником правоохранительных органов, усматривается, что в период с 05.09.2013 по 27.01.2014 она не вела никакой финансово-хозяйственной деятельности от имени ООО "Б.С.Инвест", не заключала никаких договоров, Общество ей незнакомо. Информацией и сведениями об отгрузке налогоплательщику пиломатериалов Зверева В.Л. не располагает. При этом Зверева В.Л. сообщила, что в 2009 - 2015 годах она занималась деятельностью, связанной с приобретением, реорганизацией, ликвидацией и банкротством организаций, числилась руководителем и учредителем в различных организациях, которые фактически хозяйственную деятельность не вели.

По результатам исследования материалов дела суды пришли к правомерному выводу, что товарные накладные и счета-фактуры, предъявленные Обществом в обоснование примененных вычетов по НДС и отнесения затрат в состав расходов по налогу на прибыль, составлены по факту не совершавшихся между ним и контрагентом хозяйственных операций, подписаны неустановленным лицом от имени ООО "Б.С.Инвест" и, следовательно, не отвечают требованиям по оформлению первичной учетной документации, установленным действующим законодательством.

Исходя из статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете", каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Обязательными реквизитами первичного учетного документа являются, в том числе подписи лица, совершившего сделку, операцию и ответственного за ее оформление.

Пунктом 1 статьи 169 НК РФ определено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 названного Кодекса.

Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением установленного порядка, в том числе оформленные и подписанные неустановленным лицом, не соответствуют требованиям пункта 6 статьи 169 НК РФ и в силу пункта 2 статьи 169 НК РФ не могут являться основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению.

Заключением эксперта от 05.05.2017 N 24, подготовленным по результатам почерковедческой экспертизы, назначенной Инспекцией в порядке статьи 95 НК РФ, подтверждено, что изображения подписей от имени Муратова А.В. на представленной Обществом первичной документации за март 2013 года выполнены не им, а другим лицом.

Кроме того, в ходе проверки Инспекцией выяснено, что представленная Обществом документация, оформленная с контрагентом в сентябре, октябре 2013 года, подписана от лица контрагента руководителем Муратовым А.В., который после 05.09.2013 не являлся должностным лицом контрагента, обладающим полномочиями на подписание документов. Часть товарных накладных не содержит подписей директора ООО "Б.С.Инвест" Муратова А.В. и лица, производящего отпуск товара от имени данного поставщика, а также сведения о лице, принявшем груз.

Довод подателя о подписании первичных документов по операциям с контрагентом Муратовым А.В., как представителем ООО "Б.С.Инвест" по доверенности от 05.09.2013, признан судами неосновательным.

Как обоснованно указали суды, в соответствии с требованиями законодательства в случае подписания счетов-фактур от имени руководителя и бухгалтера иным уполномоченным лицом должна быть проставлена подпись и указана фамилия с инициалами, а также реквизиты доверенности. В данном случае в первичных документах Общества отсутствует ссылка на реквизиты доверенности, на основании которой, как утверждает заявитель, документы подписал Муратов А.В.

Суды также не расценили в качестве надлежащего доказательства подписания первичной документации от лица ООО "Б.С.Инвест", уполномоченным лицом представленную Обществом доверенность от 05.09.2013, выданную от имени этой организации Зверевой В.Л.

Из показаний Зверевой В.Л. (протокол допроса от 13.04.2017 N 63) следует, что в период с 05.09.2013 по 27.01.2014 она не выдавала Муратову А.В. никаких доверенностей, доверенность от 05.09.2013 не подписывала.

Опрошенный налоговым органом эксперт ООО "Исследовательское предприятие "Криминалист" заявил, что исследованием изображения подписи Зверевой В.Л. на доверенности установлено наличие у подписи признаков необычного выполнения (извилистость и изломы в штрихах, непреднамеренные остановки пишущего прибора), данные обстоятельства могут быть объяснены в том числе выполнением данной подписи другим лицом.

Возражения заявителя жалобы о том, что почерковедческая экспертиза подписи Зверевой В.Л., а также всей первичной документации, оформленной Обществом по сделке с ООО "Б.С.Инвест", налоговым органом не проводилась, протокол допроса эксперта не может быть признан надлежащим доказательством, были предметом исследования и оценки судов.

В рамках своих полномочий судами обеих инстанций в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ дана надлежащая оценка совокупности представленных Инспекцией доказательств. Достаточных и достоверных данных, подтверждающих несоблюдение судами требований статьи 71 АПК РФ и неправильное применение норм процессуального законодательства, в кассационной жалобе не содержится.

Каких-либо бесспорных и достоверных доказательств подписания от имени контрагента первичной документации уполномоченным лицом налогоплательщик в материалы дела не представил.

В кассационной жалобе Общество настаивает на том, что закупленная у контрагента древесина была приобретена ООО "Б.С.Инвест" у ООО "Сокольская лесопромышленная компания", которое заготовило ее самостоятельно либо при участии ООО "Б.С.Инвест", которое в свою очередь к работам по заготовке привлекло ООО "Лидер".

Данные доводы жалобы повторяют позицию Общества по делу, которая исследовалась судами и получила надлежащую оценку, по существу, сводятся к несогласию с выводами судов, сделанными на основании представленных сторонами в материалы дела доказательств.

Совокупная оценка представленных в материалы дела доказательств и выявленных в результате налоговой проверки обстоятельств не позволяет судить о действительности сделки, заключенной между ООО "Б.С.Инвест" и Обществом.

Более того, содержанием обжалуемых судебных актов опровергается утверждение налогоплательщика о том, что суды при рассмотрении дела не дали надлежащей оценки документам, представленным заявителем в подтверждение указанных обстоятельств.

Как установлено судами, анализ движения денежных средств по счету контрагента не подтверждает приобретение у ООО "Сокольская лесопромышленная компания", ООО "Лидер" либо иных организаций древесины в объеме, отраженном в первичной документации. Суммы, перечисленные ООО "Б.С.Инвест" на счета ООО "Сокольская лесопромышленная компания", ООО "Лидер", ООО "Фасад-Строй" с формулировкой платежа "за пиловочник", "за материалы", "за товар" не сопоставимы с объемами и периодами поставки, отраженными в первичных документах, оформленных Обществом по сделке с ООО "Б.С.Инвест". Более того, в адрес ООО "Сокольская лесопромышленная компания" контрагент заявителя перечислял денежные средства только в период с февраля по апрель 2013 года и лишь с назначением платежа "за материалы", никаких перечислений за пиловочник, древесину ООО "Б.С.Инвест" названной организации не осуществляло. Получили оценку судов и результаты камеральной налоговой проверки налоговой декларации Общества по НДС за I квартал 2013 года, которыми опровергнуто наличие у ООО "Б.С.Инвест" возможности с привлечением ООО "Лидер" осуществить в адрес Общества поставку спорной продукции. При этом судами учтено, что ООО "Лидер" по требованию налогового органа не представило документы по взаимоотношениям с ООО "Б.С.Инвест". У ООО "Лидер" отсутствовал полноценный штат сотрудников, имущество, внеоборотные активы и основные средства, в связи с чем названная организация не имела возможности для реального оказания услуг по заготовке древесины. Иные установленные налоговым органом контрагенты ООО "Б.С.Инвест" - ООО "Топаз", ООО "Фасад-Строй" не имели реальной возможности для поставки древесины заявленному Обществом поставщику, поскольку обладают признаками фирм-"однодневок".

Согласно положениям главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации право на вычет НДС может быть реализовано при условии четкой идентификации реального поставщика товара (работы, услуги). У налогового органа отсутствует обязанность доказывать, какими именно контрагентами фактически были поставлены товары (выполнены работы, оказаны услуги), поскольку именно Общество, предъявляя к вычету НДС по операциям с контрагентом, должно доказать как факт реального товара (работ, услуг), так и то, что товары (работы, услуги) приобретены непосредственно у того контрагента, который заявлен в представленных в налоговый орган документах.

Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 05.03.2009 N 468-О-О указано, что налогоплательщик, не обеспечивший документальное подтверждение достоверности сведений и обоснованности требований, изложенных в документах, на основании которых он претендует на получение налоговых вычетов, несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия в виде невозможности принятия к вычету соответствующих сумм налога.

Документы, представляемые налогоплательщиком с целью подтверждения права на включение затрат в состав расходов по налогу на прибыль, должны содержать достоверную информацию и сведения, позволяющие впоследствии налоговому органу и суду определить действительность осуществления хозяйственной операции.

В отсутствие реального совершения спорных хозяйственных операций представленные налогоплательщиком документы не могут быть признаны подтверждающими его расходы по приобретению товаров (работ, услуг) и правомерность учета затрат на их оплату в целях налогообложения прибыли.

На основании исследования материалов дела суды пришли к правомерному выводу о том, что Инспекция представила достаточную совокупность доказательств в подтверждение обстоятельств того, что в действительности спорная древесина не поставлялась именно заявленным контрагентом, при этом Обществом понесенные затраты по величине и по периоду документально не подтверждены.

При этом суды не расценили в качестве достоверных доказательств действительной поставки ООО "Б.С.Инвест" товара в адрес заявителя представленные заявителем товарно-транспортные накладные, исходя из которой доставку древесины от поставщика осуществляло ООО "ТехПром".

Делая данный вывод, суды приняли во внимание, что товарно-транспортные накладные оформлены с нарушением установленных законодательств требований, поскольку в них не содержатся сведения о фактических перевозчиках (водителях), информация о заказчике, данные об адресе и номере телефона перевозчика, а также реквизиты, позволяющие идентифицировать перевозимый груз. Договор перевозки, заключенный между ООО "Б.С.Инвест" и ООО "ТехПром", в материалы дела не представлен. Договор на оказание услуг по заготовке древесины от 03.01.2013, заключенный между ООО "ТехПром" и ООО "Лидер", содержит подпись Марциновского А.А. от лица ООО "Лидер". Между тем в период с 30.03.2012 по 25.05.2014 директором ООО "Лидер" являлась Николаева Ирина Анатольевна, которая значилась по данным Единого государственного реестра юридических лиц учредителем ООО "ТехПром".

Также получили оценку судов показания опрошенных налоговым органом водителей, данные о которых содержаться в товарно-транспортных накладных. Как установили, суды опрошенные водители не являлись сотрудниками ООО "ТехПром", ООО "Б.С.Инвест", ООО "Лидер", названные организации им незнакомы. Ряд водителей заявили об осуществлении перевозки древесины в адрес Общества с делянок, принадлежащих ОАО "Лесопромышленный концерн "Кипелово".

Исследованные судами при рассмотрении дела доказательства налогового органа, характеризующие ООО "Лидер", ООО "ТехПром" в качестве организаций, не осуществляющих реальную предпринимательскую деятельность, а также свидетельствующие об отсутствии между контрагентом Общества и названными организациями взаимоотношений по оказанию услуг по перевозке древесины и ее поставке, заявитель вопреки требованиям статьи 65 АПК РФ не опроверг.

Приведенные в кассационной жалобы доводы Общества относительно доказательственной базы подлежат отклонению. Вопрос относимости, допустимости, достоверности и полноты доказательств разрешается судами первой и апелляционной инстанций в каждом конкретном случае, исходя из обстоятельств дела, и входит в круг вопросов, рассмотрение которых не относится к компетенции суда, рассматривающего дело в порядке кассационного производства.

Иные доводы, изложенные в кассационной жалобе, повторяют позицию Общества по спорному эпизоду, являлись предметом рассмотрения судов и получили надлежащую правовую оценку с учетом установленных обстоятельств дела.

Несогласие подателя жалобы с выводами судов, иная оценка фактических обстоятельств дела и иное толкование положений законодательства, не подтверждают существенных нарушений судами первой и апелляционной инстанций норм материального и норм процессуального права, которые могли повлиять на исход дела и являлись бы достаточным основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

Нарушений при рассмотрении дела судами норм материального и процессуального права, которые в соответствии со статьей 288 АПК РФ являются основанием к отмене или изменению принятых по данному делу решения и постановления, не установлено.

При таком положении кассационная жалоба Общества удовлетворению не подлежит.

Поскольку решение суда первой инстанции отменено постановлением апелляционного суда в части, оставлению в силе подлежит судебный акт апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2019 по делу N А13-2437/2018 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Лесопильный и деревообрабатывающий комбинат N 2" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.А. Родин

 

Судьи

Ю.А. Родин
Е.С. Васильева
С.В. Соколова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

По мнению инспекции, общество неправомерно включило в состав косвенных расходов стоимость электроэнергии и горюче-смазочных материалов, используемых в основном производстве готовой продукции.

Суд, исследовав обстоятельства дела, признал доводы налогового органа обоснованными.

Исходя из положений учетной политики общества и специфики технологического процесса производства продукции, спорные затраты являются неотъемлемой частью расходов, связанных с производственной деятельностью общества, а также формируют стоимость выпускаемой готовой продукции.

При этом общество не доказало невозможность отнесения спорных затрат к прямым расходам, не привело экономическое обоснование отнесения затрат к косвенным расходам.

Суд пришел к выводу об обоснованности доначисления налога на прибыль по данному эпизоду.