Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 октября 2015 г. N Ф05-12946/15 по делу N А40-116701/2014

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 октября 2015 г. N Ф05-12946/15 по делу N А40-116701/2014

 

г. Москва

 

13 октября 2015 г.

Дело N А40-116701/14

 

Резолютивная часть постановления объявлена 06 октября 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 октября 2015 года.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Антоновой М.К.,

судей: Агапова М.Р., Буяновой Н.В.,

при участии в заседании:

от истца (заявителя): Харонова Т.В. по дов. N 51 от 24.01.2014, Никонов А.А. по дов. N 566 от 06.12.2013, Крымский Д.И. по дов. N 569 от 06.12.2013, Тимаев З.И. по дов. N 377 от 10.11.2014

от ответчика: Лещенко И.А. по дов. N 05-17/22219 от 25.12.2014, Терехов А.Ю. по дов. N 05-17/05049 от 25.03.2015

рассмотрев 06.10.2015 в судебном заседании кассационную жалобу

МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 2

на решение от 23.03.2015

Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Шудашовой Я.Е.

на постановление от 11.06.2015

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Сафроновой М.С., Масловым А.С., Поповой Г.Н.,

по заявлению ООО "Газпром добыча Оренбург" (ИНН 5610058025, ОГРН 1025601028221)

к МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 2 (ИНН 7702327955, ОГРН 1047702056160)

о признании недействительным решения

УСТАНОВИЛ: ООО "Газпром добыча Оренбург" (далее - общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 2 (далее - инспекция, налоговый орган) от 17.03.2014 N 21-14/7 в части предложения уплатить налог на прибыль организаций в сумме 35 992 166,87 руб., соответствующие пени и санкции по пунктам 1.3, 1.4 мотивировочной части решения; предложения уплатить НДС в сумме 32 392 950,19 руб., соответствующие пени и санкции по пунктам 2.1 и 2.3 мотивировочной части решения; предложения уплатить пени за неполную уплату налога на прибыль и НДС, начисленные в завышенном размере в сумме 7 126 789,19 руб. по пункту 3 резолютивной части решения.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 23.03.2015 требования заявителя удовлетворены.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2015 решение суда от 23.03.2015 оставлено без изменения.

Инспекция, не согласившись с судебными актами, обратилась в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение, постановление судов и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований, в связи с неправильным применением судами норм материального и процессуального права.

В судебном заседании представители налогового органа поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представители общества возражали против доводов жалобы, считая судебные акты законными.

Законность судебных актов проверена Арбитражным судом Московского округа в порядке, установленном статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты всех налогов и сборов за период с 01.01.2010 по 31.12.2011, о чем составлен акт от 12.11.2013 N 21-14/226.

На основании решения от 30.12.2013 N 21-14/23/1Д проведены дополнительные мероприятия налогового контроля, результаты оформлены письмом налогового органа от 20.02.2014 N 21-10/02510.

По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки и представленных налогоплательщиком возражений вынесено решение о привлечении заявителя к налоговой ответственности от 17.03.2014 N 21-14/7.

Указанным решением обществу предложено уплатить: налог на прибыль организаций в сумме 62 145 992,87 руб., в том числе за 2010 в сумме 33 867 212,18 руб., за 2011 в сумме 28 278 780,69 руб.; НДС в сумме 63 985 182,86 руб., в том числе за 2010 в сумме 34 480 310,62 руб., за 2011 в сумме 29 504 872,24 руб.; пени за неполную уплату налога на прибыль организаций в сумме 8 587 951,3 руб. и НДС в сумме 1 594 400,22 руб.; штраф за неуплату налога на прибыль организаций в сумме 6 787 939,43 руб. и НДС в сумме 4 759 354,44 руб.

Общество в порядке ст. ст. 138 - 139 НК РФ обратилось в ФНС России с апелляционной жалобой. По результатам рассмотрения вышестоящий налоговый орган решением от 30.06.2014 N СА-4-9/12385@ оставил жалобу общества без удовлетворения.

Считая свои права нарушенными, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании решения налогового органа недействительным.

Удовлетворяя требования общества, судебные инстанции, руководствуясь статьями 40, 106, 108, 110, 122, 252, пунктом 1 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), исходили из неправомерности выводов налогового органа, что повлекло необоснованное доначисление налогов, пени и привлечение общества к налоговой ответственности.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены судебных актов.

В ходе проверки инспекция установила, что общество в нарушение статей 252, 264 НК РФ неправомерно включило в состав прочих расходов 2011 года затраты на аренду объектов основных средств, входящих в состав инвестиционного проекта, что повлекло неполную уплату налога на прибыль организаций в сумме 22 095 095, 38 руб.

Основанием для начисления суммы налога послужили выводы налогового органа о том, что общество в 2011 в рамках договоров аренды имущества от 31.03.2011 N 01/1600-Д-117/2011д и от 30.11.2011 N 01/1600-Д-12/12 уплачивало арендные платежи и включило их в состав прочих расходов за 2011 по аренде объектов очистных сооружений, строительно-монтажные и пуско-наладочные работы по которым, в рамках реализации инвестиционного проекта по Инвестиционному договору между ОАО "Газпром" и ООО "Газпром добыча Оренбург" фактически были завершены только в 2012 году. По мнению инспекции, фактически спорные объекты не могли относиться к предмету договора аренды, так как это не отражало бы действительные правоотношения сторон, потому что данные объекты продолжали использоваться для реализации инвестиционного проекта, для чего передача их в аренду заказчику не требовалась, исходя из положений инвестиционного договора. Изложенное позволило инспекции квалифицировать затраты на аренду очистных сооружений экономически необоснованными, не связанными с реальной предпринимательской деятельностью.

Судебные инстанции не согласились с выводами налогового органа, и установили, утверждение инспекции о том, что не следовало уплачивать арендные платежи, основано на неверной оценке фактических обстоятельств, подпункт 10 пункта 1 статьи 264 НК РФ не ставит право на признание в расходах арендных платежей в зависимость от характера пользования.

Суд кассационной инстанции соглашается с выводами судебных инстанций по следующим основаниям.

В силу статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно пункту 10 статьи 264 Кодекса к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся арендные (лизинговые) платежи за арендуемое (принятое в лизинг) имущество.

В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" разъяснено, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Согласно пунктам 3 и 9 упомянутого постановления налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, необусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Как установлено судами и следует из материалов дела, общество с ОАО "Газпром" заключило договоры аренды имущества от 31.03.2011 N 01/1600-Д-117/2011/д и от 30.11.2011 N 01/1600-Д-12/12, на основании которых были арендованы, в том числе, основные средства, входящие в состав инвестиционного проекта (код стройки 40) "Реконструкция очистных сооружений Оренбургского газохимического комплекса (ГХК), 1 пусковой комплекс" (далее - объекты очистных сооружений). Общество учло затраты на аренду в составе расходов по налогу на прибыль и предъявило НДС к вычету по уплаченной арендной плате.

Установлено, что фактически налогоплательщик начал пользоваться имуществом в 2011. Инспекция так же ссылается на то, что в этом периоде достраивались объекты, устанавливалось и монтировалось оборудование, проводились пусконаладочные работы.

При этом, работы по установке и монтажу оборудования производились именно в процессе использования арендованного имущества, а не строительства. С учетом установленных обстоятельств, суды правомерно признали необоснованным вывод налогового органа о том, что поскольку имущество не использовалось, то и не следовало уплачивать арендные платежи.

Суды правомерно исходили из того, что такой вывод инспекции основан на неверной оценке фактических обстоятельств, в силу гражданского законодательства арендатор обязан оплачивать любое пользование, в том числе предшествующее эксплуатации, положения налогового законодательства не ставят право на признание в расходах арендных платежей в зависимость от характера пользования.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, суды установили, что требования статьи 252 НК РФ обществом полностью соблюдены в отношении расходов по аренде объектов очистных сооружений.

Отклоняя довод налогового органа о том, что общество не подтвердило обоснованность затрат, их направленность на получение дохода, суды исходили из заключения "Оценка технологического процесса и требований к технологическому оборудованию 1-го пускового комплекса на соответствие технологическим решениям проекта "Реконструкция очистных сооружений Оренбургского газохимического комплекса (ОГХК)", подготовленного ООО "НПФ "Экобиос" 19.12.2012, результатов анализа работы действующих очистных сооружений со стороны госорганов государственного контроля (акт Управления Росприроднадзора от 07.09.2012 N ПН/Н-187, акты-предписания от 02.04.2007 N 08/16/14-01, от 12.05.2008 N 56.

Суды установили, что действующие очистные сооружения эксплуатируются с 1974 и нуждаются в коренной реконструкции, в рамках которой действовавшие ранее очистные сооружения сменятся современными и более эффективными; реконструкция позволит обеспечить выполнение современных экологических требований при эксплуатации новых сооружений ОГХК.

Поскольку очистные сооружения являются неотъемлемым технологическим компонентом в организации текущих производственных процессов общества, суды правомерно поддержали позицию общества, что расходы по их аренде непосредственно связаны с основной хозяйственной деятельностью; направлены на повышение эффективности работы сооружений, обновление морально устаревших и изношенных основных средств; на обеспечение соответствия этих объектов современным нормативным требованиям и правилам. Изложенное свидетельствует, что расходы по аренде объектов очистных сооружений напрямую связаны с основной деятельностью общества, и соответственно, являются обоснованными.

Так же судами правомерно учтено, что обоснованность затрат по аренде имущества в 2011 связана и с тем, что при ином построении взаимоотношений с инвестором (арендодателем) заявитель мог быть лишен инвестиционного финансирования, выделенного на этот год. Пунктом 10.5 ст. 10 договора на реализацию инвестиционных проектов от 09.08.1999 N N 53-556 с ОАО "Газпром" предусмотрено, что общество как заказчик несет ответственность за соблюдение договорной и финансовой дисциплины. Директор газоперерабатывающего завода ООО "Газпром добыча Оренбург" Трынов А.М. пояснил, что подписание им акта о выполнении работ было произведено, поскольку в противном случае финансирование реконструкции очистных сооружений на 2011 год было бы прекращено, не подписав акт и не приняв работы, которые не были выполнены в полном объеме, общество поставило бы под угрозу дальнейшее финансирование и строительство очистных сооружений.

Таким образом, передача объекта инвестору с недоделками, его последующая аренда обществом позволили не только получить в результате достроенные объекты очистных сооружений, но и обеспечили своевременное получение финансирования для продолжения строительства по вышеуказанному проекту, что подтверждено документами, представленными налоговому органу вместе с дополнениями к возражениям. Такие действия общества вызваны тем, чтобы избежать негативных последствий в виде финансовых санкций со стороны инвестора.

Суды, учитывая фактические обстоятельства по делу, правомерно исходили из того, что аренда объектов в подобном состоянии не противоречит законодательству, и следовательно, речь не идет о незаконных способах получения инвестиционного финансирования. Такой подход налогового органа означает не что иное как оценку целесообразности действий налогоплательщика, стремящегося избежать финансовых санкций со стороны инвестора, в то время как такая оценка не входит в компетенцию налоговых органов.

С учетом изложенного, суды правомерно признали неправомерным доначисление инспекцией налога на прибыль, соответствующих пеней и штрафа по данному эпизоду.

Доводы налогового органа о том, что выводы судов не соответствуют обстоятельствам, установленным по делу, сделаны при игнорировании пунктов 2.2, 6.1, 7.18, 13.5 договора на реализацию инвестиционных проектов от 09.08.1999 N 53-556, а также не соответствуют иным доказательствам, имеющимся в материалах дела; основаны на неправильном применении норм статей 608, 611, 612, 614 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) во взаимосвязи с установленными обстоятельствами по делу; нарушают положения статей 252, 264, 171, 172 НК РФ, были предметом рассмотрения судебных инстанций и правомерно признаны несостоятельными.

Доводы кассационной жалобы направлены на переоценку установленных судами обстоятельств, что выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.

По итогам проверки инспекция начислила обществу налог на прибыль за 2010-2011 в сумме 13 897 071 руб. 49 коп., установила неправомерное применение налоговых вычетов по НДС за указанный период в сумме 12 507 364 руб. 34 коп., и соответственно начислила пени и предъявила к уплате штрафные санкции.

Инспекцией на основании положений п.10 ст.40 НК РФ определена рыночная цена услуги по приему 1 куб. метра (м3) очищенных промышленных стоков, прошедших механическую и биологическую очистку на очистных сооружениях Оренбургского газоперерабатывающего завода ООО "Газпром добыча Оренбург" и установлено, что цена, примененная налогоплательщиком на основании договора с исполнителем услуги (ООО "Сервиснефтегаз") более, чем на 20% превышает рыночную. Цена услуги определена затратным методом.

По данному эпизоду спорным является различный подход налогового органа и общества к определению площади земельного участка, необходимого для орошения промышленными стоками, поступающими от объектов ООО "Газпром добычаОренбург".

Судебные инстанции, удовлетворяя требования общества, исходили из того, что расчеты налогового органа ошибочны, поскольку инспекцией состав расходов исполнителя и их размер определен произвольно; инспекцией не доказано соблюдение требований статьи 40 НК РФ, и она не определяла обычную для данной сферы деятельности прибыль.

Суд кассационной инстанции полагает, вывод судов является правильным, соответствует имеющимся в деле доказательствам.

Согласно ч. 2 ст. 40 НК РФ при применении затратного метода "рыночная цена товаров, работ или услуг, реализуемых продавцом, определяется как сумма произведенных затрат и обычной для данной сферы деятельности прибыли.

Как установлено судами, инспекция в нарушение положений данной статьи не использовала затраты, которые были произведены ООО "Сервиснефтегаз", ни данные о прибыли, обычной для данной сферы деятельности. Для расчета налоговым органом приняты произвольные суммы, которые определены исходя из своих собственных представлений о том, какие расходы на оказание услуг исполнитель должен был или мог понести.

В связи с чем, суды правомерно указали. что затратный метод не предоставляет налоговому органу возможность корректировки относимых к услугам фактически произведенных затрат по любому основанию, в том числе исходя из собственного видения проверяющими порядка и условий ведения предпринимательской деятельности.

Оспаривая выводы суда, налоговый орган ссылался на то, что при расчете рыночной цены затратным методом инспекцией использовался показатель прибыли по приему очищенных промстоков ООО "Газпром энерго", который указывался в калькуляциях к договорам с ООО "Строй Инвест Регион" и с ООО "Сервиснефтегаз" и составлял в 2010-2011 от 2% до 5%.

Посчитав довод инспекции необоснованным, суд апелляционной инстанции учел, что ООО "Газпром энерго" не является стороной сделки с обществом по утилизации стоков, такой стороной является ООО "Сервиснефтегаз"; услуги ООО "Газпром энерго" и ООО "Сервиснефтегаз" являются несопоставимыми, т.к. риски и обязательства ООО "Сервиснефтегаз" больше, чем риски и обязательства ООО "Газпром энерго"; ООО "Сервиснефтегаз" принимает на себя: обязательства по организации оказания услуг, связанных с приемом стоков в ЕСР, их хранением и орошением ЗПО; обязательства по урегулированию взаимоотношений с землепользователем и контролирующими органами; обязательства по организационному обеспечению приема стоков (в том числе соблюдение графика подачи, качества и согласованных объемов стоков, обеспечение надлежащей эксплуатации и функционирования систем канализации и др.), а также принимает на себя риски и издержки, связанные с отказом от приема или с сокращением приема стоков.

Вместе с тем, ООО "Газпром энерго"" выполняет только те обязательства, которые связаны с приемом с токов в ЕСР, их хранением и утилизацией. В связи с чем, прибыль по деятельности ООО "Сервиснефтегаз" должна быть существенно выше. Изучение данных об обычной для сферы деятельности исполнителя прибыли налоговый орган в нарушение требований статьи 40 НК РФ не проводил.

При этом, суд обоснованно указал, что приводимый уровень обычной прибыли (рентабельности) ООО "Газпром энерго" подтверждает нарушение ответчиком требований указанной статьи НК РФ. Минимальное значение интервала рентабельности, по налогового органа, в 2010 - 2011 составляло 0%, а максимальное - 5,37%. В то же время для определения стоимости услуг за 2010 налоговый орган принимает в расчет рентабельность ООО "Газпром энерго" - 5%, а за 2011. - 2%. Указанные показатели ниже максимально допустимого рыночного значения.

Суд учел всю площадь арендуемого у ООО "Мужичья Павловка" земельного участка для расчета компенсации убытков и арендных расходов.

Правомерно судом апелляционной инстанции указано, что инспекция, оспаривая вывод суда, не учитывает назначение компенсации убытков.

Исследуя обстоятельства спорного эпизода, суды установили, что весь земельный участок с кадастровым номером 56:21:2604001:294 разбит на несколько полей орошения, разделяющихся дорожной сетью общей протяженностью 11,7 км. На отдельных площадках с участием кустарников размещаются защитные влагорегулирующие полосы и земляные ограждающие валы. Кроме ЗПО и оросительной сети с фильтрационными колодцами на участке находятся культурные пастбища и буферные площадки. И то, и другое используется либо для аварийного сброса сточных вод, либо в других обстоятельствах, в том числе связанных с переувлажнением ЗПО, выполнением ремонтных работ, рекультивацией земель и пр. Таким образом, территория переданного в аренду земельного участка полностью организована, обустроена и задействована в поливном процессе. ООО "Мужичья Павловка" не имеет свободных площадей на участке, которые бы оно могло использовать в своей сельскохозяйственной деятельности. Поэтому упущенная выгода определена сторонами исходя из площади всего земельного участка, временно изъятого из сельскохозяйственного оборота ООО "Мужичья Павловка".

Инспекция не доказала, что ООО "Мужичья Павловка" использовало часть участка для иных нужд, не связанных с утилизацией стоков.

Расходы по аренде участка также обоснованно учтены судом в полном объеме, поскольку весь арендуемый участок использовался при утилизации стоков.

Довод налогового органа о том, что арендуемый земельный участок может использоваться для орошения сточными водами и других лиц, и соответственно меньший объем влечет необходимость использования меньшей площади участка, рассмотрен судами и правомерно признан несостоятельным.

Суды обоснованно исходили из того, что инспекцией не приведено доказательств того, что утилизация стоков иных лиц производится на том же участке, что и стоки заявителя, т.е. участке с кадастровым номером 56:21:2604001:294. Как следует из постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2014 по делу N А47-2404/2014, принятому по спору между ООО "Мужичья Павловка" и арендодателем, на земельном участке с кадастровым номером 56:21:2604001:330, расположенном в кадастровом квартале 56:21:2604001, на территории Оренбургского района Чернореченский сельсовет, происходит ухудшение качества почвы земельного участка из-за сброса промышленных стоков. Следовательно, для утилизации сточных вод использовался еще один участок, находящийся в непосредственной близости от Оренбургского ГПЗ.

При рассмотрении данного эпизода, суды учли, что в акте проверки и в документах, оформляющих результаты дополнительных мероприятий налогового контроля, налоговый орган не предъявлял претензий, основанных на соотношении общей площади арендуемого участка и площади, указанной в договорах на утилизацию стоков.

Вывод суда о необходимости учета компенсации убытков за 2010 г. обоснован ссылками на доказательства, имеющиеся в материалах дела.

Налоговый орган письмом от 20.02.2014 N 21-10/02510 подтвердил, что ООО "Авикос" является контрагентом ООО "Строй Инвест Регион" в связи с операциями по утилизации сточных вод, что позволило суду прийти к выводу, что представленные документы в их совокупности подтверждают, что спорная компенсация связана с оказанием спорных услуг по утилизации сточных вод ООО "Газпром добыча Оренбург".

Так же суды правомерно признали, что ООО "ЭнергоНефтеГаз" и ООО "Строй Инвест Регион" принимали реальное участие в оказании услуг по утилизации стоков, что подтверждено представленными в материалы дела доказательствами.

Отклоняя доводы инспекции о завышении цены, суды правомерно сослались на выводы суда, изложенные в судебном акте по делу N А40-70074/12-116-152.

Исследовав и оценив доказательства, представленные в материалы дела по обсуждаемому эпизоду, судебные инстанции правомерно пришли к выводу, что у налогового органа отсутствовали правовые основания для применения статьи 40 НК РФ и пересчета налоговых обязательств заявителя.

Суд кассационной инстанции полагает правильными являются выводы судебных инстанций и в отношении права общества на применение вычетов по НДС по рассмотренным эпизодам, исходя из установленных судами обстоятельств и оценки доказательств.

Доводы, приведенные в жалобе, не свидетельствуют о неправильности выводов судов, неправильном применении норм материального и процессуального права, а фактически сводятся к иной оценке доказательств, что не допустимо в суде кассационной инстанции.

В жалобе инспекция оспаривает выводы судебных инстанций о неправомерном привлечении заявителя к ответственности, предусмотренной статьей 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль и НДС в связи с неправомерным завышением цены по договору с ООО "Сервиснефтегаз" на утилизацию промышленных стоков.

По мнению налогового органа, состав правонарушения, предусмотренный пунктом 1 статьи 122 НК РФ установлен решением по результатам налоговой проверки.

Суды, не согласившись с доводами инспекции, правомерно, руководствуясь пунктом 3 статьи 40, статьями 106, 108,110, 122 НК РФ, исходили из того, что в действиях общества отсутствует состав правонарушения, предусмотренный статьей 122 НК РФ; положения статьи 40 НК РФ предусматривают доначисление налога и пени, но не штрафа.

В жалобе инспекция указывает на не обоснованность выводов судов о неправомерном начислении обществу пени по налогу на прибыль в размере 5 532 388 руб. 97 коп. и НДС в размере 1 594 400 руб. 22 коп.

Доводы, изложенные в жалобе, не свидетельствуют о неправильности выводов судов, поскольку выводы суда соответствуют имеющимся в деле доказательствам.

Так, в обоснование своих доводов заявитель представил в материалы дела протокол расчета налога на прибыль в бюджет субъекта РФ, протокол расчета пени по НДС, судебные акты по делу N А40-70074/12-116-152.

Исследовав и оценив данные доказательства, суды установили, что пени начислены на недоимку по налогу на прибыль в сумме 30 234 387,26 руб. по состоянию на 18.05.2012, а 13.09.2012 - недоимка прекратила свое существование; недоимка в сумме 30 234 387,26 руб. возникла 14.09.2012 и прекратила свое существование 17.03.2014.

Срок уплаты налога на прибыль по итогам за 2011 наступил 28.03.2012 и на эту дату недоимка отсутствовала, в связи с чем, суды обоснованно указали, что их возникновение связано с недоплатой налога на прибыль не за 2010 - 2011, а за 2012 год, который в предмет выездной налоговой проверки не входит.

Установленные обстоятельства позволили суду сделать правильный вывод, что общая сумма пени по налогу на прибыль, зачисляемому в бюджет субъектов РФ, завышена инспекцией на 5 532 388,97 руб.

Кроме того, исследовав протокол расчета пени по НДС, суды установили, что налоговый орган начисляет пени по недоимке: в сумме 53 130 355 руб., в сумме 53 303 688,49 руб., в сумме 47 956 981,49 руб., в сумме 48 111 298,49 руб., которые возникли 21.03.2012, 21.04.2012, 22.05.2012, 21.06.2012 и прекратили свое существование соответственно - 19.04.2012, 20.05.2012, 19.06.2012 и 19.07.2012.

Срок уплаты НДС по итогам за 4 квартал 2011 наступил 20.01.2012 и на эту дату недоимка отсутствовала, в связи с чем суды обоснованно указали, что их возникновение связано с недоплатой НДС не за 2010 - 2011, а за 2012 год, который в предмет проверки не входит. Установленное позволило суду сделать обоснованный вывод, что пени по НДС в сумме 1 594 400,22 руб. начислены неправомерно.

Также суды указали, что неправомерность начисления пени подтверждается судебными актами, принятыми по делу N А40-70074/12-116-152.

Учитывая изложенное, кассационная коллегия полагает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения настоящего спора, в том числе и установленные инспекцией в ходе выездной налоговой проверки, были установлены судами на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, им дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Приводимые инспекцией в жалобе доводы не опровергают правильность применения судами норм материального и процессуального права применительно к установленным обстоятельствам по каждому эпизоду.

При таких обстоятельствах, кассационная коллегия считает, что судами не допущено нарушений норм материального или процессуального права, оснований для изменения или отмены судебных актов не имеется, в связи с чем, судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба инспекции - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда города Москвы от 23.03.2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2015 по делу N А40-116701/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

М.К.Антонова

 

Судьи

М.Р.Агапов
Н.В.Буянова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Исследовав и оценив доказательства, представленные в материалы дела по обсуждаемому эпизоду, судебные инстанции правомерно пришли к выводу, что у налогового органа отсутствовали правовые основания для применения статьи 40 НК РФ и пересчета налоговых обязательств заявителя.

...

В жалобе инспекция оспаривает выводы судебных инстанций о неправомерном привлечении заявителя к ответственности, предусмотренной статьей 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль и НДС в связи с неправомерным завышением цены по договору с ООО "Сервиснефтегаз" на утилизацию промышленных стоков.

По мнению налогового органа, состав правонарушения, предусмотренный пунктом 1 статьи 122 НК РФ установлен решением по результатам налоговой проверки.

Суды, не согласившись с доводами инспекции, правомерно, руководствуясь пунктом 3 статьи 40, статьями 106, 108,110, 122 НК РФ, исходили из того, что в действиях общества отсутствует состав правонарушения, предусмотренный статьей 122 НК РФ; положения статьи 40 НК РФ предусматривают доначисление налога и пени, но не штрафа."

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 октября 2015 г. N Ф05-12946/15 по делу N А40-116701/2014