Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 ноября 2001 г. N КГ-А40/6539-01 По делу об обязании конкурсного управляющего включить в реестр требований кредиторов требования заявителя суду необходимо выяснить природу неустойки, разрешить вопрос о том, на основании какой нормы права должны определяться очередность требований о неустойке

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 9 ноября 2001 г. N КГ-А40/6539-01


Решением Арбитражного суда города Москвы от 1 февраля 2000 года по настоящему делу Открытое акционерное общество "Акционерный банк "Инкомбанк" признан банкротом, в отношении должника открыто конкурсное производство. Определением суда от 28 июня 2000 года назначены трое конкурсных управляющих: Алексеев В.Н., Фролов В.К., Есин А.В., ведение реестра требований кредиторов ОАО "АБ "Инкомбанк" возложено на Алексеева В.Н.

Кредитор Уваров Н.А. обратился в Арбитражный суд города Москвы с жалобой на действия конкурсного управляющего Алексеева В.Н., в которой просил обязать последнего включить в реестр требований кредиторов первой очереди требование заявителя в размере 10142,17 долларов США и пятой очереди требования в размере 12555 долларов США и 28029 руб. 95 коп. как косвенный ущерб.

Определением от 12 июля 2001 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 6 сентября 2001 года, жалоба удовлетворена в части требований по неустойке в размере 163,69 долларов США, начисленной за период с 8 по 24 сентября 1998 года, с отнесением признанного требования в пятую очередь удовлетворения. В остальной части жалоба кредитора оставлена без удовлетворения.

В кассационной жалобе Уваров Н.А. просит определение от 12 июля 2001 года и постановление от 6 сентября 2001 года отменить и передать дело на новое рассмотрение в тот же арбитражный суд. При этом заявитель указывает, что суд обеих инстанций неправильно применил статьи 450, 453, 859 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем неправомерно отказал в удовлетворении части заявленных требований. Кроме того, по мнению заявителя, судом неправильно применена статья 111 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" при отнесении суммы признанного требования по неустойке к пятой очереди, поскольку вопрос об очередности требований заявителя в части неустойки должен был разрешаться без применения принципа аналогии закона (ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации), только на основании статьи 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".

В заседании суда Уваров Н.А. поддержал жалобу по изложенным в ней доводам, представитель конкурсного управляющего возражал против ее удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав мнения заявителя и представителя конкурсного управляющего и проверив законность и обоснованность обжалованных судебных актов, кассационная инстанция находит их подлежащими отмене частично.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, между заявителем и должником были заключены договоры валютных банковских вкладов. Вкладчик 7 сентября 1998 года обратился в банк с требованием о возврате внесенных вкладов (л.д. 123, т. 222), банк (должник) данные требования не выполнил. В заявлениях от 24 сентября 1998 года и 25 сентября 1998 года (л.д. 125, 126, т. 222) Уваров Н.А. потребовал договоры банковского вклада с должником расторгнуть и перевести остаток денежных средств по ним в Сбербанк России по согласованному с вкладчиком валютному курсу.

При таких обстоятельствах, отказывая в удовлетворении требований заявителя по основному долгу (переведенному согласно заявлениям Уварова Н.А. в Сбербанк России) и о признании курсовой разницы, возникшей, по мнению заявителя, в связи с переводом остатка денежных средств по вкладам в Сбербанк России, суд обеих инстанций правомерно исходил из норм статьи 859 Гражданского кодекса Российской Федерации, по смыслу которой обязательства по договору банковского счета (в силу пункта 3 ст. 834 ГК Российской Федерации и по договору банковского вклада) прекращаются с момента получения банком письменного заявления клиента о расторжении договора, если более поздний срок не указан в заявлении. В соответствии со статьей 317 Гражданского кодекса Российской Федерации в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, в этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон. В данном случае курс определен соглашением сторон.

С учетом установленных судом обстоятельств, правильным является и вывод обеих инстанций о правомерности требований заявителя по неустойке за период с 8 сентября 1998 года (день отказа банка вернуть вклад) по 24 сентября 1998 года (момент расторжения договоров банковских вкладов по заявлению Уварова Н.А.).

Вместе с тем не может быть признан достаточно обоснованным вывод суда первой и апелляционной инстанции о том, что к разрешению вопроса об очередности признанных требований по неустойке применима статья 111 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", на основании которой упомянутые требования подлежат отнесению в пятую очередь удовлетворения требований кредиторов.

Как следует из содержания обжалуемых судебных актов, данный вывод был обусловлен недостаточно полным исследованием судебными инстанциями вопроса о природе подлежащей взысканию неустойки и в этой связи недостаточно основательным выяснением вопроса о том, на основании какой нормы права должна определяться очередность требования физического лица к кредитной организации по неустойке, из договоров банковского вклада и банковского счета.

Учитывая изложенное, обжалованные судебные акты не могут быть признаны достаточно обоснованными в части определения очередности признанных требований Уварова Н.А. по неустойке и в силу статьи 143, пункта 3 части 1 статьи 175, частей 1, 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене в указанной части, с передачей дела на новое рассмотрение в первую инстанцию того же арбитражного суда.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, выяснить природу признанной неустойки и разрешив вопрос о том, на основании какой нормы права должна определяться очередность требований об этой неустойке, как требования физического лица к должнику - кредитной организации, сделать основанный на законе вывод об очередности удовлетворения упомянутого требования Уварова Н.А..

Руководствуясь ст.ст. 171, 173-178 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

определение от 12 июля 2001 года и постановление от 6 сентября 2001 года по делу N А40-35610/98-95-27б Арбитражного суда города Москвы отменить в части установления очередности удовлетворения требований Уварова Н.А. по неустойке, дело в указанной части передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.



Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 ноября 2001 г. N КГ-А40/6539-01


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Московского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника


Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение