Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12 февраля 2015 г. N 08АП-12399/14

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12 февраля 2015 г. N 08АП-12399/14

 

город Омск

 

12 февраля 2015 г.

Дело N А75-11086/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 февраля 2015 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 12 февраля 2015 года.

 

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Кливера Е.П.,

судей Киричёк Ю.Н., Рыжикова О.Ю.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Самовичем А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 29.01.2015-05.02.2015 апелляционные жалобы (регистрационные номера 08АП-12848/2014, 08АП-12399/2014) Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре (далее - МИФНС N 8 по ХМАО-Югре, Инспекция, налоговый орган), а также индивидуального предпринимателя Колибер Натальи Владимировны (далее - предприниматель, заявитель, налогоплательщик) на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 03.10.2014 по делу N А75-11086/2013 (судья Зубакина О.В.), принятое

по заявлению индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. (ОГРНИП 304861335000032)

к МИФНС N 8 по ХМАО-Югре,

при участии в деле в качестве заинтересованного лица Управления Федеральной налоговой службы по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре (далее - УФНС России по ХМАО-Югре, Управление),

о признании незаконным решения от 14.08.2013 N 08-12/рв о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в редакции решения от 23.10.2013 N 07/497,

при участии в судебном заседании представителей:

от МИФНС N 8 по ХМАО - Югре - до перерыва в судебном заседании: Белова Н.В. по доверенности от 16.12.2014 сроком действия 1 год (личность удостоверена паспортом гражданина Российской Федерации), после перерыва в судебном заседании представитель не явился;

от УФНС по ХМАО - Югре - до перерыва в судебном заседании: Белова Н.В. по доверенности от 14.01.2015 сроком действия 31.12.2015 (личность удостоверена паспортом гражданина Российской Федерации), после перерыва в судебном заседании представитель не явился;

от индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. - до перерыва в судебном заседании представитель не явился, по окончании перерыва в судебном заседании - Шестаков М.С. по доверенности от 29.01.2015 сроком действия 3 года (личность удостоверена паспортом гражданина Российской Федерации),

установил:

индивидуальный предприниматель Колибер Наталья Владимировна обратилась в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре о признании незаконным решения от 14.08.2013 N 08-12/рв о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре от 23.10.2013 N 07/497.

Определением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 03.02.2014 к участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечено УФНС России по ХМАО - Югре.

Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 03.10.2014 требования предпринимателя удовлетворены частично, решение МИФНС N 8 по ХМАО - Югре от 14.08.2014 N 08-12/рв в редакции решения УФНС России по ХМАО - Югре от 23.10.2013 N 07/497 признано недействительным в части доначисления налога на добавленную стоимость и соответствующих сумм пени и штрафа по сделкам передачи нежилых помещений в безвозмездное пользование.

При принятии решения суд первой инстанции исходил из того, что здание магазина "Алтай" и земельный участок под ним приобретены и использовались заявителем не для личных целей заявителя как физического лица, а для осуществления предпринимательской деятельности и извлечения дохода, поэтому доходы, полученные предпринимателем от реализации таких объектов, должны учитываться в составе доходов, полученных в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, в связи с чем, Инспекцией обоснованно исчислен налог на доходы физических лиц за 2010 год с доходов от продажи указанного имущества.

При этом суд первой инстанции отметил, что доводы заявителя о наличии оснований для применения Инспекцией положений подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы по обозначенному налогу являются несостоятельными, поскольку расчетным путем должны определяться не только доходы налогоплательщика, но и расходы, при этом в настоящем случае размер дохода в целях исчисления соответствующего налога определен налоговым органом на основании представленных заявителем документов, поэтому оснований для применения расчётного метода не имелось, и Инспекцией обоснованно применён профессиональный налоговый вычет в размере 20 процентов.

Признавая законным оспариваемое решение налогового органа в части доначисления налога на добавленную стоимость с доходов от реализации имущества, суд первой инстанции указал на то, что оснований для применения расчётной ставки, установленной пунктом 4 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации, а также для применения расчетного метода определения сумм налоговых вычетов при исчислении налога в рассматриваемом случае не имеется, поэтому сумма доначислений по соответствующему налогу является правильной.

Удовлетворяя требование налогоплательщика в части признания незаконным доначисления по налогу на добавленную стоимость по сделкам передачи имущества в безвозмездное пользование, суд первой инстанции исходил из того, что основания для соответствующих доначислений имеются, однако решение не содержит ссылку на конкретный пункт, подпункт статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, определяющий метод расчета рыночной цены, исходя из которой рассчитывается налог, при этом из приведенного Инспекцией в оспариваемом решении расчета соответствующий метод установить невозможно.

Не согласившись с принятым судебным актом, налогоплательщик и налоговый орган обратились с апелляционными жалобами в Восьмой арбитражный апелляционный суд, в которых просят решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 03.10.2014 отменить, принять новый судебный акт.

При этом податели апелляционных жалоб ссылаются на несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела, и на неправильное применение судом норм материального права.

Обосновывая заявленные в апелляционной жалобе требования об отмене решения суда первой инстанции, Инспекция указывает на то, что материалами дела подтверждается наличие оснований для доначисления предпринимателю сумм налога на добавленную стоимость по безвозмездным договорам передачи недвижимого имущества, поскольку соответствующие сделки заключались предпринимателем с взаимозависимым лицом, и предпринимателем фактически оказывалась услуга, подлежащая обложению соответствующим налогом, а также на то, что рыночная цена для исчисления суммы подлежащего доначислению налога правомерно определена Инспекцией с учетом положений, предусмотренных пунктами 4-11 статьи 40 Налогового кодекса, поэтому может быть принята в качестве налоговой базы для исчисления налога. Инспекция отмечает, что рыночная цена фактически была определена методом идентичных товаров (расчетным методом), при этом отсутствие указания на это в акте выездной налоговой проверки и в оспариваемом решении не свидетельствует о незаконности соответствующего доначисления налога.

Индивидуальный предприниматель Колибер Н.В. в апелляционной жалобе, указывая на необходимость отмены решения суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требования о признании решения от 14.08.2013 N 08-12/рв незаконным в части доначисления налога на доходы физических лиц, налога на добавленную стоимость и в части отказа в уменьшении размера штрафных санкций, ссылается на то, что налог на доходы физических лиц неправомерно исчислен налоговым органом только по данным налогоплательщика о полученных доходах, без учета расходов и без учета того обстоятельства, что документы по понесенным за спорный период расходам утрачены заявителем по объективным причинам, в связи с произошедшим пожаром, факт которого подтвержден надлежащими доказательствами. Предприниматель настаивает на том, что в связи со строительством спорного здания, являющегося объектом купли-продажи, заявителем дважды (в 2003 и в 2006 годах) понесены расходы, поэтому, учитывая, что документы, подтверждающие такие расходы, частично утрачены, в рассматриваемом случае имеются основания для применения расчетного метода в порядке, предусмотренном статьей 31 Налогового кодекса Российской Федерации.

Настаивая на том, что налоговым органом неправильно определена сумма налога на добавленную стоимость, подлежащего начислению по сделке купли-продажи недвижимого имущества, налогоплательщик указывает на то, что в рассматриваемом случае имелись основания для применения расчетной ставки соответствующего налога, поскольку у предпринимателя отсутствовал бухгалтерских учет по соответствующей сделке, а также в отношении объектов, являющихся предметом купли-продажи.

Кроме того, налогоплательщик обращает внимание на то, что заявителем в адрес налогового органа представлено уведомление об освобождении от уплаты налога на добавленную стоимость за периоды 2010-2012 года, в которых выручка в совокупности не превысила два миллиона рублей, а также на то, что о необходимости уплаты налога заявителю стало известно только по результатам проверки, в связи с чем, в рассматриваемом случае предприниматель должен быть освобожден от уплаты указанного налога.

Оспаривая законность решения Инспекции от 14.08.2013 N 08-12/рв в части назначения штрафа по части 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации, предприниматель ссылается на то, что у него отсутствовала обязанность по представлению налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость и налогу на доходы физических лиц, поскольку в рассматриваемые периоды Колибер Н.В. уплачивала налоги в рамках специального налогового режима - единый налог на вмененный доход, и предоставляла декларации в соответствии с требованиями законодательства.

Кроме того, указывая на наличие в рассматриваемом случае смягчающих налоговую ответственность налогоплательщика обстоятельств в виде совершения налогового правонарушения впервые, наличия у предпринимателя несовершеннолетнего иждивенца и тяжелого финансового положения, заявитель просит снизить размер подлежащего назначению штрафа.

До начала судебного заседания от МИФНС N 8 по ХМАО-Югре и УФНС России по ХМАО-Югре поступили письменные отзывы на апелляционную жалобу предпринимателя, в которых Инспекция и Управление не согласились с доводами, приведенными в апелляционной жалобе, просили отказать в удовлетворении требований жалобы, поданной противоположной стороной спора.

От индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. до начала судебного заседания поступило письменное ходатайство об отложении судебного разбирательства по рассмотрению апелляционной жалобы, в обоснование которого заявитель сослался на невозможность явки его представителя (Дурандиной П.В.) в заседание, назначенное на 29.01.2015, в связи с болезнью последнего, а также на отсутствие возможности оформления нотариально удостоверенной доверенности на представление интересов Колибер Натальи Владимировны в отношении иного физического лица.

В соответствии со статьей 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении указанного ходатайства, поскольку согласно приложенному к письменному ходатайству листку нетрудоспособности Дурандина П.В. освобождалась от работы на период с 23.01.2015 по 27.01.2015, в то время как судебное заседание по делу было назначено на 29.01.2015. При этом суд апелляционной инстанции также исходит из того, что предприниматель не был лишен права направить в судебное заседание иного представителя, поскольку для подтверждения полномочий последнего не требуется обязательного нотариального удостоверения соответствующей доверенности, и для соблюдения её формы достаточно проставления на ней подписи и печати предпринимателя (часть 6 статьи 61 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Вместе с тем судом апелляционной инстанции был объявлен перерыв в судебном заседании на пять рабочих дней, что позволило принять участие в судебном заседании представителю предпринимателя, направленному последним в судебное заседание по окончании перерыва в судебном заседании.

В устных выступлениях в судебном заседании суда апелляционной инстанции представители предпринимателя и налоговых органов поддержали позиции, изложенные соответствующими лицами, участвующими в деле, в поданных ими апелляционных жалобах и письменных отзывах, просили решение суда первой инстанции отменить только в обжалуемых частях.

Представителем индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. в судебном заседании также заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительного доказательства, а именно копии заявления от 27.09.2013, адресованного начальнику МИФНС N 8 по ХМАО-Югре, о применении смягчающих ответственность обстоятельств. Данный документ приобщен судом апелляционной инстанции к материалам дела для его последующей оценки в совокупности и взаимосвязи с иными доказательствами по делу.

Рассмотрев материалы дела, апелляционные жалобы, письменные отзывы на них, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции установил следующие обстоятельства.

На основании решения Инспекции от 26.04.2013 N 08-04/в в отношении индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) по всем налогам и сборам за период с 01.01.2010 по 31.12.2012, в ходе которой выявлены нарушения, допущенные предпринимателем при исчислении и уплате налога на добавленную стоимость (далее - НДС) за 1-4 кварталы 2010-2012 годов, а также налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) за 2010 год.

Результаты данной проверки отражены в акте выездной налоговой проверки от 26.06.2013 N 08-09/в (т.3 л.д.47-64).

По результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки, с учетом возражений налогоплательщика (т.3 л.д.73-77), Инспекцией вынесено решение от 28.06.2013 N 08-09/рв, в соответствии с которым предприниматель привлечен к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неуплату налога на доходы физических лиц за 2010 год, налога на добавленную стоимость за 1-4 кварталы 2010 года, 1-4 кварталы 2011 года, 1-4 кварталы 2012 года, а также к ответственности по пункту 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость, по налогу на доходы физических лиц в виде штрафа в общей сумме 722 135 руб. Данным решением предпринимателю также доначислены суммы налогов в общем размере 1 482 993 руб., и начислены пени в размере 356 280 руб. 85 коп. (т.3 л.д.96-121).

Не согласившись с вынесенным решением, налогоплательщик направил апелляционную жалобу в Управление Федеральной налоговой службы по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре (т.3 л.д.124-128).

Решением УФНС России по ХМАО - Югре от 23.10.2013 N 07/497 указанное выше решение Инспекции отменено в части привлечения индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неуплату НДС за 1 квартал 2010 года в виде штрафа в сумме 6 424 руб. В остальной части решение МИФНС N 8 по ХМАО-Югре оставлено без изменения, апелляционная жалоба заявителя - без удовлетворения (т.3 л.д.131-135).

Полагая, что решение Инспекции не основано на положениях законодательства и нарушает права и законные интересы предпринимателя, последний обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с соответствующим заявлением.

03.10.2014 Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры принял обжалуемое решение.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии оснований для его частичной отмены, исходя из следующего.

В соответствии со статьей 137 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ, Кодекс) каждое лицо имеет право обжаловать акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц, если, по мнению этого лица, такие акты, действия или бездействие нарушают его права.

Пунктом 1 статьи 138 НК РФ предусмотрено, что акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц могут быть обжалованы в вышестоящий налоговый орган и (или) в суд в порядке, предусмотренном Кодексом и соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

1. В рассматриваемом случае предпринимателем в заявлении, поданном в суд первой инстанции, а также в апелляционной жалобе оспаривается законность решения Инспекции от 14.08.2013 N 08-12/рв, в том числе, в части доначислений по НДФЛ за 2010 год в размере 468 000 руб. в связи с включением в состав доходов, подлежащих обложению по общей системе налогообложения за указанный период, прибыли от реализации принадлежащего предпринимателю на праве собственности недвижимого имущества в виде магазина и земельного участка, используемых в предпринимательской деятельности, в размере 4 500 000 руб.

При этом налогоплательщик, не оспаривая сам факт наличия оснований для доначисления НДФЛ за 2010 год в связи с получением предпринимателем соответствующих доходов, в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции и в апелляционной жалобе настаивает на том, что налоговые обязательства по соответствующему налогу за рассматриваемый период должны определяться не только с учетом полученных индивидуальным предпринимателем Колибер Н.В. доходов, но и с учетом произведенных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов и квалифицируемых в качестве профессиональных налоговых вычетов, уменьшающих сумму подлежащего уплате НДФЛ.

Суд апелляционной инстанции, проанализировав приведенные налогоплательщиком доводы относительно доначисления указанного налога и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства, считает обоснованной сформулированную выше позицию индивидуального предпринимателя и ошибочными выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для учета расходов налогоплательщика, рассчитанных в соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ, по следующим основаниям.

Как установлено судом первой инстанции, следует из материалов дела и не оспаривается лицами, участвующими в деле, в рассматриваемом налоговом периоде предпринимателем применялась система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности в связи с осуществлением розничной торговли через магазин (подпункт 6 пункта 2 статьи 346.26 НК РФ).

Порядок применения системы налогообложения в виде ЕНВД регулируется главой 26.3 НК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 346.26 НК РФ система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности устанавливается настоящим Кодексом, вводится в действие нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных районов, городских округов, законами городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга и применяется наряду с общей системой налогообложения и иными режимами налогообложения, предусмотренными законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

В соответствии с пунктом 4 статьи 346.26 НК РФ уплата индивидуальными предпринимателями единого налога предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на доходы физических лиц (в отношении доходов, полученных от предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом), налога на имущество физических лиц (в отношении имущества, используемого для осуществления предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом, за исключением объектов налогообложения налогом на имущество физических лиц, включенных в перечень, определяемый в соответствии с пунктом 7 статьи 378.2 Кодекса с учетом особенностей, предусмотренных абзацем вторым пункта 10 статьи 378.2 Кодекса).

Исчисление и уплата иных налогов и сборов, не указанных в настоящем пункте, осуществляются налогоплательщиками в соответствии с иными режимами налогообложения.

Вместе с тем, пунктом 7 той же статьи установлено, что налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей налогообложению единым налогом, иные виды предпринимательской деятельности, обязаны вести раздельный учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении предпринимательской деятельности, подлежащей налогообложению единым налогом, и предпринимательской деятельности, в отношении которой налогоплательщики уплачивают налоги в соответствии с иным режимом налогообложения.

Налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей налогообложению единым налогом, иные виды предпринимательской деятельности, исчисляют и уплачивают налоги и сборы в отношении данных видов деятельности в соответствии с иными режимами налогообложения, предусмотренными Кодексом.

Так, судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что в рассматриваемом случае доход, исходя из суммы которого предпринимателю начислен НДФЛ в размере 468 000 руб., получен налогоплательщиком по договору купли-продажи от 17.09.2010, в соответствии с которым Колибер Н.В. передала в собственность Дурандиной П.В. здание магазина "Алтай" и земельный участок под ним, принадлежащие заявителю на праве собственности в соответствии со свидетельствами о государственной регистрации права собственности от 28.08.2007 серии 72 НК N 667984, от 02.03.2007 серии НК N 592818 и расположенные по адресу: Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, Березовский район, в п. Ванзетур, ул. Центральная, 36, общей стоимостью 4 500 000 руб., из которых 1 350 000 руб. получены предпринимателем наличными денежными средствами, а 3 150 000 руб. перечислены на расчётный счёт последнего (т.4 л.д.5-7).

Таким образом, доход в размере 4 500 000 руб. получен заявителем именно от реализации принадлежащего ему недвижимого имущества, а не в связи с осуществление вида деятельности, доходы от которого облагаются по системе налогообложения в виде единого налог на вмененный доход.

При этом налоговым органом в ходе проведения проверочных мероприятий правильно установлено и не оспаривается налогоплательщиком, что соответствующее здание использовалось предпринимателем для осуществления розничной торговли, то есть для ведения предпринимательской деятельности, а денежные средства от продажи объектов недвижимости зачислены на расчётный счёт предпринимателя, предназначенный для осуществления расчётов, связанных с ведением предпринимательской деятельности.

Следовательно, рассматриваемый доход получен заявителем в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, и в отношении такого дохода Колибер Н.В. является плательщиком налога на доходы физических лиц в соответствии со статьей 207 и подпунктом 1 пункта 1 статьи 227 НК РФ.

Согласно статье 209 НК РФ объектом обложения налогом на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиками, являющимися налоговыми резидентами Российской Федерации, от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации.

При определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика как в денежной, так и в натуральной формах или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой - соответствии со статьей 212 Кодекса (пункт 1 статьи 210 Налогового кодекса Российской Федерации).

Из содержания пункта 3 статьи 201 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что налоговая база по НДФЛ определяется как денежное выражение доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218 - 221 НК РФ, и с учетом особенностей, установленных главой 23 Кодекса.

Согласно пункту 14 Порядка учета доходов, расходов и хозяйственных операций, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13.08.2002 N 86н/БГ-3-04/430, в доход предпринимателя включаются все поступления от реализации товаров, выполнения работ и оказания услуг, а также суммы, полученные от реализации имущества, используемого в процессе осуществления предпринимательской деятельности.

При этом пунктом 1 статьи 221 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что индивидуальные предприниматели при исчислении НДФЛ имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода. Состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиками самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой "Налог на прибыль организаций".

Таким образом, системное толкование процитированных выше норм права позволяет сделать вывод о том, что при формировании налоговой базы по НДФЛ учитываются определяемые на основании первичных документов доходы, полученные налогоплательщиком от предпринимательской деятельности (выручка от реализации товаров, выполненных работ и оказанных услуг), а также уменьшающие сумму таких доходов расходы (налоговые вычеты).

Статьей 252 Кодекса определено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме; под документально подтвержденными - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Следовательно, при решении вопроса о возможности принятия расходов в целях исчисления перечисленных налогов необходимо исходить из реальности этих расходов, произведенных для приобретения товаров (работ, услуг), а также их документального подтверждения.

При этом в отсутствие у налогоплательщика необходимых для расчета налогов документов, а также надлежащим образом оформленного учета доходов и расходов, подлежит применению правило, предусмотренное подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации.

Так, в соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Судом апелляционной инстанции установлено и следует из материалов дела, что в рассматриваемом случае заявителем при проведении в отношении него мероприятий налогового контроля не были представлены в полном объеме документы, подтверждающие несение предпринимателем расходов на строительство и ремонт здания, от реализации которого получен доход в размере 4 500 000 руб., включенный в состав налоговой базы по НДФЛ за 2010 год.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что индивидуальным предпринимателем Колибер Н.В. до заключения в отношении соответствующего здания и земельного участка сделки купли-продажи были понесены не только расходы на строительство такого здания в 2003 году, но и расходы на его восстановление после имевшего место в 2004 году пожара, уничтожившего спорный объект. В обоснование данного обстоятельства предпринимателем представлены первичные документы, подтверждающие расходы на его строительство (т. 5 л.д. 5-46).

При этом данное утверждение предпринимателя о произошедшем в здании магазина по адресу: Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, Березовский район, в п. Ванзетур, ул. Центральная, 36, пожаре, в результате которого были уничтожены документы по расходам предпринимателя на строительство здания, подтверждается имеющейся в материалах дела справкой от 27.08.2007, выданной дознавателем ОГПН ГУ МЧС России по ХМАО-Югре (т.5 л.д.113), постановлением о признании потерпевшего от 11.02.2004 (т.5 л.д.112), из которых усматривается, что 31.01.2004 в магазине "Алтай" по адрес: Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, Березовский район, в п. Ванзетур, ул. Центральная, 36, произошел пожар, в результате которого магазин уничтожен полностью, в связи с чем, индивидуальному предпринимателю Колибер Н.В. причинен имущественный вред и значительный материальный ущерб на сумму 2 020 443 руб., предприниматель признан потерпевшим.

Таким образом, материалами дела подтверждается, что:

- документы, подтверждающие расходы предпринимателя на строительство здания, являющегося предметом указанной выше сделки, утрачены заявителем в результате не зависящих от него обстоятельств;

- в 2004 году ущерб, причиненный предпринимателю в результате уничтожения построенного им магазина, составил 2 020 443 руб.;

- для дальнейшего использования указанного здания в качестве магазина после произошедшего в 2004 году пожара требовалось проведение восстановительных строительных, монтажных и отделочных работ.

Как указывает заявитель, документы, подтверждающие расходы на проведение в отношении сгоревшего помещения магазина восстановительных работ, предпринимателем в полном объеме не сохранены, поскольку последний уплачивал только налоги в рамках системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход, и необходимость ведения учета для целей применения общей системы налогообложения (в том числе для целей НДФЛ) отсутствовала.

Вместе с тем, каких-либо доказательств, опровергающих то, что строительство спорного здания и его восстановление после пожара осуществлялось предпринимателем самостоятельно, за счет собственных средств, в материалах дела не имеется и налоговым органом не представлено.

В то же время из свидетельства от 28.08.2007 о государственной регистрации права собственности Колибер Н.В. на здание магазина, расположенное по адресу: Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, Березовский район, в п. Ванзетур, ул. Центральная, 36, усматривается, что документом-основанием для регистрации являлось разрешение на ввод объекта в эксплуатацию N 8650100034 от 20.07.2007 (т.4 л.д.9), которые выдано именно индивидуальному предпринимателю Колибер Н.В. (т.3 л.д.84-85).

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает установленным факт действительного несения предпринимателем расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода от продажи спорного имущества и выражающихся в расходах на строительство такого имущества и на его восстановление после пожара.

Более того, как утверждает заявитель и подтверждается материалами дела, налогоплательщиком предпринята попытка восстановить утраченные при пожаре документы, подтверждающие расходы на строительство здания магазина, однако данные документы налоговым органом для целей определения налоговых обязательств индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. не приняты, так как признаны недостоверными и недостаточными.

Таким образом, учитывая изложенные выше факты и обстоятельства, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что в рассматриваемом случае налоговый орган при определении реальных налоговых обязательств предпринимателя по НДФЛ за 2010 год должен был учитывать на только полученные заявителем суммы доходов, но и факт несения предпринимателем расходов, связанных с получением доходов и подлежащих исчислению по правилам подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ.

Так, по мнению суда апелляционной инстанции, буквальное содержание и смысл нормы подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ предполагает наделение налоговых органов правом исчисления налогов расчетным путем как для реализации целей и задач налогового контроля, осуществление которых не должно иметь произвольных оснований, так для создания дополнительных гарантий прав налогоплательщиков и обеспечения баланса публичных и частных интересов, поэтому, учитывая установленные выше факты несения предпринимателем расходов, связанных с получением дохода от продажи принадлежащего ему здания и явно превышающих сумму расходов, исчисленную путем применения общеустановленного профессионального налогового вычета - 20%, в размере 900 000 руб. (см. стр.3 решения Инспекции от 14.08.2013 N 08-12/рв - т.3 л.д.97), в настоящем случае имеются основания для применения правила, предусмотренного указанной выше нормой, то есть для исчисления понесенных налогоплательщиком расходов с применением расчетного метода.

При этом доводы налогового органа о том, что в рассматриваемом случае имелись законные основания для применения установленного пунктом 1 статьи 221 НК РФ профессионального налогового вычета в размере 20 процентов общей суммы доходов, полученной индивидуальным предпринимателем от предпринимательской деятельности, а возможность одновременного применения данного правила (в отношении расходов, не подтвержденных налогоплательщиком документально) и правила, предусмотренного подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ (в отношении документально подтвержденных расходов), действующим законодательством не предусмотрена, подлежат отклонению, как основанные на неправильном толковании норм действующего законодательства и фактических обстоятельств дела, ввиду следующего.

Так, пунктом 4 статьи 221 Налогового кодекса Российской Федерации действительно предусмотрено, что если налогоплательщики не в состоянии документально подтвердить свои расходы, связанные с деятельностью в качестве индивидуальных предпринимателей, профессиональный налоговый вычет производится в размере 20 процентов общей суммы доходов, полученной индивидуальным предпринимателем от предпринимательской деятельности.

Вместе с тем, в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 05.07.05 N 301-О также отмечено, что наделение налоговых органов правом исчислять налоги расчетным путем направлено на реализацию целей и задач налогового контроля, осуществление которого не должно иметь произвольных оснований. Допустимость применения расчетного пути исчисления налогов непосредственно связана с обязанностью правильной, полной и своевременной их уплаты и обусловливается неправомерными действиями (бездействием) налогоплательщика. Поэтому сам по себе расчетный путь исчисления налогов, при обоснованном его применении, не может рассматриваться как ущемление прав налогоплательщиков.

Таким образом, применение расчетного метода исчисления налогов при условии наличия для этого предусмотренных законом оснований является приоритетным, поскольку его применение обеспечивает, с одной стороны, безусловное исполнение всеми лицами обязанности по уплате законно установленных налогов независимо от каких-либо обстоятельств, а с другой стороны, возложение на налогоплательщика налогового бремени в размере, не превышающем его действительные налоговые обязательства.

При таких обстоятельствах довод налогового органа о том, что при исчислении подлежащего к уплате НДФЛ подлежат применению исключительно положения статьи 221 НК РФ, предусматривающие возможность начисления профессионального налогового вычета в размере 20 % от общей суммы доходов, полученных предпринимателем от предпринимательской деятельности, несостоятелен.

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 09.03.2011 N 14473/10 по делу N А03-12754/2009, даже положения абзаца четвертого пункта 1 статьи 221 Налогового кодекса Российской Федерации о возможности применения профессионального налогового вычета в размере 20 % от общей суммы доходов, полученной индивидуальным предпринимателем от предпринимательской деятельности, не освобождают налоговый орган от обязанности определения суммы налога на доходы физических лиц расчетным путем в соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации на основании имеющейся у него информации о предпринимателе, а также сведений об иных аналогичных налогоплательщиках.

В рассматриваемом случае налогоплательщиком в ходе проведения в отношении него мероприятий налогового контроля в адрес Инспекции были представлены первичные и расчетные документы (товарные накладные, квитанции об оплате, платежные поручения, расходные кассовые ордера), а также договоры на выполнение работ и оказание услуг, на поставку строительных и монтажных материалов, подтверждающие несение предпринимателем расходов (на сумму около 3 000 000 руб.), связанных с проведением восстановительных работ в отношении здания магазина, уничтоженного пожаром (т.4 л.д.34-37, т.5 л.д.5-46).

Кроме того, предпринимателем в распоряжение Инспекции предоставлены упоминавшиеся выше документы, подтверждающие факт уничтожения пожаром спорного имущества и факт причинения Колибер Н.В. материального ущерба в виде уничтожения здания магазина, оцененного в сумме 2 020 443 руб. (т.5 л.д.112-113).

Таким образом, исходя из конкретных обстоятельств и предоставленных налогоплательщиком Инспекции документов, у налогового органа имелась возможность определить налоговые обязательства индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. за 2010 год с применением расчетного метода, предусмотренного подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ.

При этом доводы МИФНС N 8 по ХМАО-Югре, ошибочно поддержанные судом первой инстанции, о том, что доходы предпринимателя за 2010 год полностью определены на основании сведений первичных документов, в то время как документы, представленные предпринимателем в подтверждение расходов за указанных период, являются недостоверными и не могут быть приняты для целей налогообложения, в том числе, для применения расчетного метода определения налоговых обязательств, судом апелляционной инстанции отклоняются, поскольку указанные обстоятельства, вопреки доводам Инспекции и выводам суда первой инстанции, не исключают возможность и необходимость учета расходов предпринимателя в целях исчисления НДФЛ по правилам, установленным подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, так как в соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57, налоговый орган обязан определить истинные налоговые обязательства налогоплательщика даже при отсутствии у последнего необходимой первичной документации и наличии сомнений в достоверности имеющихся документов.

Представленные предпринимателем первичные документы расценены Инспекцией, как недопустимые и недостаточные доказательства. В то же время налоговый орган не воспользовался предоставленным ему правом на изъятие подлинников соответствующих документов и на получение иной информации, позволяющей установить возможные расходы предпринимателя, связанные со строительством спорного здания, несмотря на то, что именно на Инспекции лежала обязанность по определению реального размера налогового обязательства предпринимателя, для реализации которой и предусмотрены положения подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Кодекса.

Применяя названную норму Кодекса, Инспекция должна была определить размер налогов, исходя из особенностей и технических характеристик объектов, от реализации которых получен доход и в связи с возведением которых возникли расходы, и исходя из сведений, полученных как из документов, находящихся в ее распоряжении, так и путем сопоставления этих сведений с информацией об аналогичных объектах.

При этом неприменение упомянутых выше положений действующего налогового законодательства повлекло необоснованное начисление Инспекцией предпринимателю НДФЛ в сумме, не соответствующей размеру фактических налоговых обязательств налогоплательщика.

Изложенные выше выводы согласуются с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 19.07.2011 N 1621/11, от 10.04.2012 N 16282/11 по аналогичным спорам.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что размер доначислений по НДФЛ за 2010 год, указанных в оспариваемом решении Инспекции от 14.08.2013 N 08-12/рв, является недостоверным, а предложенный налоговым органом расчет таких доначислений осуществлен без учета положений норм действующего законодательства и не подтвержден надлежащими доказательствами.

Таким образом, исходя из изложенного выше, суд апелляционной инстанции считает, что решение МИФНС N 8 по ХМАО-Югре от 14.08.2013 N 08-12/рв в части доначисления налога на доходы физических лиц за 2010 год в сумме 468 000 руб., а также в части назначения штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату или неполную уплату суммы НДФЛ за 2010 год, в результате занижения налоговой базы, и в части начисления соответствующих сумм пени за несвоевременную уплату НДФЛ, не может быть признано законным и подлежит признанию недействительным.

Далее, как следует из материалов дела, в рассматриваемом случае предпринимателем также оспаривается законность решения от 14.08.2013 N 08-12/рв в части назначения индивидуальному предпринимателю Колибер Н.В. штрафа в размере 140 400 руб. по пункту 1 статьи 119 НК РФ, за непредоставление налогоплательщиком в установленный законодательством срок налоговой декларации по НДФЛ за 2010 год.

При этом доводы заявителя, приведенные в обоснование позиции о незаконности решения Инспекции в указанной выше части, сводятся к том, что о необходимости предоставления соответствующей декларации предпринимателю стало известно только в связи с проведением налоговой проверки, по результатам которой заявителю был начислен налог на доходы физических лиц за 2010 год, поскольку до указанного момента предприниматель относил себя только к плательщикам налога, уплачиваемого в связи с применение специального налогового режима в виде единого налога на вмененный доход, и, как следствие, считает необходимым представлять только декларации в рамках соответствующего налогового режима.

Иными словами, налогоплательщик, со ссылкой на правовую позицию, изложенную в определении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N ВАС-3365/13 от 21.06.2013, настаивает на отсутствии вины предпринимателя в совершении вменяемого ему административного правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 119 НК РФ.

Суд апелляционной инстанции, проанализировав указанные выше доводы подателя апелляционной жалобы, приходит к выводу о том, что в рассматриваемом случае имелись предусмотренные законом основания для привлечения индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. к ответственности по пункту 1 статьи 119 НК РФ, ввиду следующего.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 119 НК РФ непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета влечет взыскание штрафа в размере 5 процентов не уплаченной в установленный законодательством о налогах и сборах срок суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основании этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30 процентов указанной суммы и не менее 1 000 рублей.

Как установлено выше, следует из материалов дела и не оспаривается налогоплательщиком, индивидуальный предприниматель Колибер Н.В. в 2010 году являлся налогоплательщиком по налогу на доходы физических лиц в отношении доходов, полученных от реализации принадлежащего ему недвижимого имущества.

Подпунктом 4 пункта 1 статьи 23 и пунктом 1 статьи 80 НК РФ предусмотрена обязанность налогоплательщиков представлять в налоговый орган по месту учета налоговые декларации.

При этом в пункте 1 статьи 80 НК РФ указано, что налоговая декларация представляется каждым налогоплательщиком по каждому налогу, подлежащему уплате этим налогоплательщиком, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.

Таким образом, поскольку действующим законодательством о налогах и сборах не предусмотрено исключения из указанной выше обязанности в отношении налогоплательщиков - индивидуальных предпринимателей, уплачивающих НДФЛ, постольку индивидуальный предприниматель Колибер Н.В., получившая в 2010 году доход, облагаемый указанным налогом, несмотря на применение заявителем системы налогообложения ЕНВД, была обязана в установленные законом сроки представить в МИФНС N 8 по ХМАО-Югре налоговую декларацию по НДФЛ за 2010 год.

При этом ссылки подателя жалобы на отсутствие вины предпринимателя в непредставлении соответствующей декларации в установленный законом срок судом апелляционной инстанции отклоняются, поскольку в рассматриваемом случае обязанность представить такую декларацию возникла у предпринимателя в связи с получением указанного выше дохода, то есть еще до проведения проверочных мероприятий Инспекцией, и не связана с решением налогового органа об отказе предпринимателю в применении специального налогового режима и о переводе последнего на общий режим налогообложения, поскольку такого перевода налоговый орган не осуществлял.

В рассматриваемом случае Инспекцией не ставилась под сомнение обоснованность применения предпринимателем системы налогообложения ЕНВД, а доначисление по НДФЛ осуществлено по сделке, совершенной в рамках деятельности, при которой не может быть применен указанный выше специальный налоговый режим, поэтому наличие у налогоплательщика обязанности по представлению налоговой декларации по НДФЛ за 2010 год не является следствием вынесения оспариваемого решения МИФНС N 8 по ХМАО-Югре, а её неисполнение обусловлено непринятием предпринимателем всех зависящих от него мероприятий по надлежащему исполнению возложенных на него, как на налогоплательщика, обязанностей.

По аналогичным причинам суд апелляционной инстанции также отклоняет ссылки налогоплательщика на определение Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N ВАС-3365/13 от 21.06.2013, которое вынесено по результатам рассмотрения фактических обстоятельств, отличных от обстоятельств настоящего дела, а именно с учетом имевшего место факта изменения налоговым органом применяемого налогоплательщиком режима налогообложения со специального на общий (при применении налогоплательщиком иного налогового режима - упрощенной системы налогообложения).

Таким образом, в рассматриваемом случае в действиях индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. имеется состав налогового правонарушения, предусмотренный пунктом 1 статьи 119 НК РФ.

Между тем, как уже указывалось выше, штраф за совершение указанного правонарушения исчисляется в размере соответствующего процента от не уплаченной в установленный законодательством о налогах и сборах срок суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основании соответствующей декларации.

Следовательно, поскольку Инспекцией по результатам проверочных мероприятий не определена правильная (достоверная и рассчитанная в соответствии с положениями действующего законодательства) сумма налога на доходы физических лиц, подлежащая взысканию с индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. за 2010 год, постольку штраф за непредставление налоговой декларации, на основании которой подлежала уплате соответствующая сумма НДФЛ, также не может быть определен.

При этом решение о назначение предпринимателю штрафа по указанной выше норме, рассчитанного исходя из суммы доначисленного Инспекцией НДФЛ, в размере 140 400 руб., не может быть признано законным, поскольку основано на незаконном решении о доначислении соответствующих сумм указанного налога.

Таким образом, в рассматриваемом случае также имеются основания для признания недействительным решения МИФНС N 8 по ХМАО-Югре от 14.08.2013 N 08-12/рв в части назначения индивидуальному предпринимателю Колибер Н.В. штрафа по пункту 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации по форме 3-НДФЛ за 2010 год в размере 140 400 руб.

2. Далее, оспариваемым решением МИФНС N 8 по ХМАО-Югре от 14.08.2013 N 08-12/рв индивидуальному предпринимателю также доначислен НДС за 3 квартал 2010 года в связи с совершением предпринимателем указанной выше сделки по реализации имущества, являющейся объектом обложения налогом на добавленную стоимость в рамках общей системы налогообложения.

Суд первой инстанции в обжалуемом решении, сославшись на наличие у заявителя статуса индивидуального предпринимателя и использование им реализованного имущества именно для целей осуществления предпринимательской деятельности, указал на обоснованность доначислений по НДС, рассчитанных с доходов от реализации недвижимого имущества, то есть от осуществления Колибер Н.В. предпринимательской деятельности.

Как установлено выше, факт совершения предпринимателем соответствующей сделки, являющейся объектом обложения НДС, и, как следствие, возникновение у налогоплательщика обязанности уплатить данный налог в соответствующем размере, подтверждается имеющимися в материалах дела документами и не оспаривается заявителем.

Доводы предпринимателя, заявлявшиеся в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции и изложенные в апелляционной жалобе, сводятся к тому, что в рассматриваемом случае имеются основания для применения расчетной ставки, установленной пунктом 4 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации, поэтому начисление НДС на сумму доходов от реализации имущества в связи с совершением указанной выше сделки с применением ставки 18% является неправомерным.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства, а также доводы лиц, участвующих в деле, относительно указанного выше эпизода оспариваемого решения налогового органа, суд апелляционной инстанции полностью поддерживает выводы суда первой инстанции о законности соответствующих доначислений по НДС и связанных с ними начислений сумм пени и штрафа, на основании следующего.

Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 164 НК РФ расчетная налоговая ставки (то есть процентное отношение налоговой ставки, предусмотренной пунктом 2 или пунктом 3 статьи 164 Кодекса, к налоговой базе, принятой за 100 и увеличенной на соответствующий размер налоговой ставки) применяется при наличии следующих условий:

- получении денежных средств, связанных с оплатой товаров (работ, услуг), предусмотренных статьей 162 Кодекса,

- при получении оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав, предусмотренных пунктами 2 - 4 статьи 155 Кодекса,

- при удержании налога налоговыми агентами в соответствии с пунктами 1 - 3 статьи 161 Кодекса,

- при реализации имущества, приобретенного на стороне и учитываемого с налогом в соответствии с пунктом 3 статьи 154 Кодекса,

- при реализации сельскохозяйственной продукции и продуктов ее переработки в соответствии с пунктом 4 статьи 154 Кодекса,

- при реализации автомобилей в соответствии с пунктом 5.1 статьи 154 Кодекса,

- при передаче имущественных прав в соответствии с пунктами 2 - 4 статьи 155 Кодекса,

- в иных случаях, когда в соответствии с Кодексом сумма налога должна определяться расчетным методом.

Вместе с тем, из имеющихся в материалах дела доказательств усматривается, что в рассматриваемом случае приведенные выше обстоятельства, являющиеся основанием для применения расчетной налоговой ставки в соответствии с пунктом 4 статьи 164 НК РФ, отсутствуют.

Так, в настоящем случае предпринимателем получены денежные средства в счет оплаты реализованного им принадлежащего на праве собственности недвижимого имущества, при этом передача объектов купли-продажи от продавца к покупателю произведена, сумма стоимости реализованного имущества передана продавцу в полном размере, при этом обязанность по уплате НДС с суммы исполненной сделки лежит на предпринимателе именно, как на налогоплательщике, а не как на налоговой агенте.

При этом доводы налогоплательщика о том, что в рассматриваемом случае сумма налога должна определяться расчетным методом и с учетом расходов предпринимателя на уплату сумм НДС его контрагентам, обоснованно отклонены судом первой инстанции, поскольку документальное обоснование права на применение налогового вычета сумм НДС, уплаченных контрагентам при приобретении товаров (работ, услуг), лежит на налогоплательщике, в то время как возможность использования в целях определения суммы налоговых вычетов расчётного метода исключается содержанием нормы подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ с учетом смысла, придаваемого данной норме правоприменительной практикой.

Данный вывод соответствует правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 09.11.2010 N 6961/10, от 09.03.2011 N 14473/10.

Таким образом, оснований для применения положений пункта 4 статьи 164 НК РФ в рассматриваемом случае не имеется, в связи с чем, Инспекция обоснованно начислила предпринимателю НДС на сумму сделки по реализации недвижимого имущества, исходя из ставки налога в размере 18%, в размере 810 000 руб.

При этом оснований для освобождения предпринимателя от исполнения обязанности по уплате НДС, начисленного в указанной выше сумме, в соответствии с положениями статьи 145 НК РФ не имеется, поскольку уведомления об использовании права на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой НДС, направлено заявителем в адрес Инспекции только 27.09.2013 и только в отношении налоговых периодов 2011-2012 годов (т.5 л.д.122, 123). Кроме того, к указанным уведомлениям не приложены документы, подтверждающие право на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика.

Пунктом 1 статьи 122 НК РФ установлено, что неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия), если такое деяние не содержит признаков налогового правонарушения, предусмотренного статьей 129.3 настоящего Кодекса, влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

Статьей 75 НК РФ предусмотрено, что пеней признается денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки. Пеня начисляется за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора.

Учитывая изложенные выше выводы о неправомерности действий предпринимателя по уменьшению размера своих реальных налоговых обязательств по НДС за 3 квартал 2010 года, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что у Инспекции также имелись основания для начисления заявителю пени за несвоевременную уплату НДС и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату такого налога, а также штрафа по пункту 1 статьии 119 НК РФ за непредоставление налоговой декларации по НДС за 3 квартал 2010 года.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, учитывая, что налогоплательщиком в ходе рассмотрения Инспекцией материалов выездной налоговой проверки, а также в рамках производства по настоящему делу неоднократно заявлялось ходатайство об уменьшении размера подлежащего назначению штрафа в связи с наличием смягчающих ответственность индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. обстоятельств, считает возможным применить предусмотренное пунктом 4 статьи 112 НК РФ правило о порядке учета обстоятельств, смягчающих ответственность, и снизить размер подлежащих назначению штрафных санкций по следующим основаниям.

Статьей 106 НК РФ предусмотрено, что налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое Кодексом установлена ответственность.

Пунктом 1 статьи 107 НК РФ предусмотрено, что ответственность за совершение налоговых правонарушений несут организации и физические лица в случаях, предусмотренных главами 16 и 18 Кодексом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 112 НК РФ обстоятельствами, смягчающими ответственность за совершение налогового правонарушения, признаются:

1) совершение правонарушения вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств;

2) совершение правонарушения под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;

2.1) тяжелое материальное положение физического лица, привлекаемого к ответственности за совершение налогового правонарушения;

3) иные обстоятельства, которые судом или налоговым органом, рассматривающим дело, могут быть признаны смягчающими ответственность.

Иными словами, перечень обстоятельств, смягчающих ответственность, указанный в статье 112 НК РФ, не является исчерпывающим.

Согласно пункту 4 статьи 112 НК РФ смягчающие ответственность обстоятельства за совершение налогового правонарушения устанавливаются судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются им при наложении санкций за налоговые правонарушения в порядке, установленном статьей 114 Кодекса.

Таким образом, судом, рассматривающим дело, так же как и налоговым органом при привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности по результатам мероприятий налогового контроля, могут быть признаны смягчающими иные обстоятельства.

При этом в силу положений пункта 3 статьи 114 НК РФ при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей Кодекса.

Как указано в пункте 19 постановлении Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 N 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации", если при рассмотрении дела о взыскании санкции за налоговое правонарушение будет установлено хотя бы одно из смягчающих ответственность обстоятельств, перечисленных в пункте 1 статьи 112 Кодекса, суд при определении размера подлежащего взысканию штрафа обязан в соответствии с пунктом 3 статьи 114 Кодекса уменьшить его размер не менее чем в два раза по сравнению с предусмотренным соответствующей нормой главы 16 НК РФ.

Учитывая, что пунктом 3 статьи 114 НК РФ установлен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания и более чем в два раза.

Аналогичные выводы содержаться также в пункте 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации".

Таким образом, право относить те или иные фактические обстоятельства, не указанные прямо в статье 112 НК РФ, к обстоятельствам, смягчающим ответственность налогоплательщика, и устанавливать размер, в том числе кратность размера, снижения налоговых санкций, установленных законом, предоставлено как налоговому органу, так и суду.

Учитывая изложенное выше, и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доводы подателя апелляционной жалобы и представленные в деле доказательства, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что приведенные налогоплательщиком обстоятельства (а именно, тяжелое финансовое положение предпринимателя, наличие у него на иждивении несовершеннолетнего ребенка, а также совершение налогового правонарушения впервые) могут быть квалифицированы в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность заявителя.

Наличие указанных выше обстоятельств подтверждалось налогоплательщиком надлежащими доказательствами в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки, при подаче возражений на акта выездной налоговой проверки от 26.06.2013 N 08-09/в и не опровергнуто Инспекцией.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии оснований для применения предоставленных суду действующим законодательством дискретных полномочий по снижению размера назначенных налоговым органом санкций и считает возможным уменьшить штрафы, назначенные заявителю по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату или неполную уплату НДС за 3 квартал 2010 года и по пункту 1 статьи 119 НК РФ за непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации по такому налогу, не менее чем в два раза, то есть на сумму в размере 81 000 руб. и в размере 121 500 руб. соответственно.

3. Предпринимателем в заявлении, поданном в суд первой инстанции, также оспаривалась законность решения МИФНС N 8 по ХМАО - Югре от 14.08.2013 N 08-12/рв в части доначисления налога на добавленную стоимость за налоговые периоды 2010-2012 годов в размере 1 014 993 руб. (см. стр.13 решения от 14.08.2013 N 08-12/рв - т.3 л.д.107) в связи с отнесением к объекту налогообложения НДС оказанных налогоплательщиком взаимозависимому лицу услуг по передаче в безвозмездное пользование принадлежащих предпринимателю нежилых помещений.

Обжалуя законность решения суда первой инстанции в части признания незаконным решения от 14.08.2013 N 08-12/рв о доначислении предпринимателю налога на добавленную стоимость в соответствующем размере по указанному выше эпизоду, мотивированного судом первой инстанции тем, что Инспекцией не соблюдены требования статьи 40 НК РФ о порядке исчисления рыночной стоимости оказанных услуг, принимаемой в качестве налоговой базы для исчисления НДС, налоговый орган настаивает на том, что рыночная цена аренды соответствующих объектов недвижимости определена Инспекцией в соответствии с требованиями указанной статьи Кодекса, с применением предусмотренного такой статьей метода идентичных товаров, и с соблюдением положений статьи 105.3 НК РФ.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, проанализировав изложенный выше довод налогового органа, и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства, соглашается с позицией налогоплательщика, обоснованно поддержанной судом первой инстанции, о том, что примененная налоговым органом в настоящем случае цена сделки между взаимозависимыми лицами не может быть признана рыночной и не может использоваться для определения налоговых обязательств индивидуального предпринимателя Колибер Н.В., на основании следующего.

Согласно пункту 5 статьи 38 Налогового кодекса Российской Федерации под услугой для целей налогообложения следует понимать деятельность, результаты которой не имеют материального выражения и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организации и других лиц.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 Кодекса объектом налогообложения по НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

При этом в целях главы 21 НК РФ передача права собственности на товары, результаты выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе признается реализацией товаров, работ, услуг (абзац второй подпункта 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации).

Содержание услуги по предоставлению нежилых помещений в безвозмездное временное пользование сводится к передаче права пользования и извлечению полезных свойств данного имущества в процессе его использования. Следовательно, в целях налогообложения предоставление имущества в безвозмездное временное пользование относится к реализации услуг и подлежит обложению НДС.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам лишь между взаимозависимыми лицами.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что в рассматриваемом случае между индивидуальным предпринимателем Колибер Н.В. и индивидуальным предпринимателем Дурандиной П.В. заключены договоры безвозмездного пользования нежилым помещением от 27.10.2008, от 01.10.2009, в соответствии с которыми заявитель безвозмездно предоставлял контрагенту во временное пользование торговые площади в магазинах "Элитный" и "Алтай".

Кроме того, между указанными выше лицами заключены договоры безвозмездного пользования нежилым помещением от 01.01.2010, от 01.12.2010, от 01.01.2012, по которым предприниматель безвозмездно предоставил ООО "Транзит" (руководитель - Дурандина П.В.) во временное пользование торговые площади в магазине "Павушка" (т.4 л.д.38-62).

При этом налоговым органом установлено, что индивидуальный предприниматель Колибер Н.В. является дочерью руководителя ООО "Транзит" (контрагент по договорам от 01.01.2010, от 01.12.2010, от 01.01.2012) - Дурандиной П.В., которая также является контрагентом заявителя по договорам от 27.10.2008, от 01.10.2009.

Подпунктом 11 пункта 2 статьи 105.1 НК РФ установлено, что физическое лицо, его супруг (супруга), родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры, опекун (попечитель) и подопечный являются взаимозависимыми лицами для целей налогообложения, если особенности отношений между лицами могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц.

Согласно пункту 1 статьи 105.3 НК РФ в случае, если в сделках между взаимозависимыми лицами создаются или устанавливаются коммерческие или финансовые условия, отличные от тех, которые имели бы место в сделках, признаваемых в соответствии с настоящим разделом сопоставимыми, между лицами, не являющимися взаимозависимыми, то любые доходы (прибыль, выручка), которые могли бы быть получены одним из этих лиц, но вследствие указанного отличия не были им получены, учитываются для целей налогообложения у этого лица.

Для целей Кодекса цены, применяемые в сделках, сторонами которых являются лица, не признаваемые взаимозависимыми, а также доходы (прибыль, выручка), получаемые лицами, являющимися сторонами таких сделок, признаются рыночными.

В соответствии с пунктом 3 статьи 40 НК РФ в случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.

Таким образом, поскольку указанные выше сделки предпринимателя заключены им с взаимозависимыми лицами (близким родственником - подпункт 11 пункта 2 статьи 105.1 НК РФ), и налога на добавленную стоимость в связи с совершением таких сделок заявителем, как налогоплательщиком, не уплачен, постольку Инспекцией правомерно проверена правильность обложения соответствующих сделок налогом на добавленную стоимость и заключен обоснованный вывод о наличии оснований для доначисления НДС на указанные услуги по передаче имущества в безвозмездное временное пользование.

Между тем, в статье 40 НК РФ указано, что для целей налогообложения принимается цена товаров, работ, услуг, указанная сторонами сделки, поскольку пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен (пункт 1), в то время как условные методы расчета рыночной цены, предусмотренные для этих случаев пунктами 4-11 данной статьи, применяются только если есть основания полагать, что налогоплательщик искусственно занижает цену товаров, работ или услуг (пункт 3).

При этом установленные указанными выше пунктами статьи 40 НК РФ методы определения рыночной цены для целей налогообложения применяются, как правильно отметил суд первой инстанции, в соответствующей последовательности.

Так, в первую очередь должна использоваться информация о заключенных на момент реализации товаров (работ, услуг) налогоплательщика сделках на идентичный (однородный) товар (работу, услугу) в сопоставимых условиях, таких как количество (объемы) поставляемых товаров (работ, услуг), сроки исполнения обязательств по поставке, особенности оплаты и другие условия, которые могут оказать влияние на рыночную цену сделки.

Вторым методом определения рыночной цены является метод последующей реализации, где рыночная цена определяется путем разницы между ценой реализации товаров и затрат обычных в подобных ситуациях. При этом, второй способ может быть применен при отсутствии на соответствующем рынке товаров (работ, услуг) информации о сделках с идентичными (однородными) товарами (работами, услугами), отсутствии предложения на рынке идентичных (однородных) товаров, а также невозможности определения соответствующих цен ввиду отсутствия либо недоступности информационных источников.

При невозможности использования метода цены последующей реализации (в частности, при отсутствии информации о цене товаров, работ или услуг, в последующем реализованных покупателем) используется затратный метод, при котором рыночная цена товаров, работ или услуг, реализуемых продавцом, определяется как сумма произведенных затрат и обычной для данной сферы деятельности прибыли. При этом учитываются обычные в подобных случаях прямые и косвенные затраты на производство (приобретение) и (или) реализацию товаров, работ или услуг, обычные в подобных случаях затраты на транспортировку, хранение, страхование и иные подобные затраты.

Таким образом, применение конкретного метода определения рыночной цены для определения налоговых обязательств по сделкам безвозмездной передачи имущества в пользование не является произвольным и производится в соответствии с предусмотренной законодательством методикой.

Аналогичный вывод также следует из положений статьи 105.3 НК РФ, на которую ссылается налоговый орган и которая предусматривает, что определение в целях налогообложения доходов (прибыли, выручки) взаимозависимых лиц, являющихся сторонами сделки, которые могли бы быть получены этими лицами, но не были получены вследствие отличия коммерческих и (или) финансовых условий указанной сделки от коммерческих и (или) финансовых условий такой же сделки, сторонами которой являются лица, не признаваемые взаимозависимыми, производится федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, с применением методов, установленных главой 14.3 Кодекса.

При этом суд апелляционной инстанции считает необходимым отметить, что положения указанной статьи (как и иных статей раздела V.1 НК РФ) вступили в силу и подлежат применению только к правоотношениям, возникшим с 01.01.2012.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, в настоящем случае для определения рыночной цены, используемой для расчета налоговой базы по НДС, подлежащему начислению индивидуальному предпринимателю Колибер Н.В., Инспекция, учитывая, что договорами безвозмездного пользования имуществом не определялся размер арендной платы за один квадратный метр предоставляемых помещений, запросила информацию о средней рыночной стоимости аренды 1 кв.м. торговых площадей в магазинах, расположенных в п. Игрим, ул. Спортивная, и в п. Ванзетур, ул. Центральная, за период 2010-2012 годов у следующих лиц:

- территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Ханты - Мансийскому автономному округу - Югре (Росстат);

- Березовского территориального подразделения государственной статистики;

- Администрации городского поселения Игрим;

- открытого акционерного общества "Игримторг";

- проверяемого лица - индивидуального предпринимателя Колибер Н.В.

При этом на основании полученной от Администрации городского поселения Игрим и открытого акционерного общества "Игримторг" (иными лицами соответствующая информация не представлена по причине её отсутствия) информации о рыночной стоимости арендной платы одного квадратного метра торговых площадей налоговым органом определена средняя стоимость аренды торговых площадей путем вычисления среднеарифметического показателя стоимости среди показателей, указанных в ответах указанных информаторов.

То обстоятельство, что средняя рыночная стоимость аренды помещений в рассматриваемые периоды времени определена налоговым органом именно указанным выше способом, усматривается из содержания решения от 14.08.2013 N 08-12/рв (см. стр.10-12 решения от 14.08.2013 N 08-12/рв - т.3 л.д.104-106), а также подтверждено представителем МИФНС N 8 по ХМАО - Югре в ходе судебного заседания суда апелляционной инстанции, состоявшегося 29.01.2015 (см. протокол и аудиопротокол судебного заседания от 29.01.2015).

Между тем, применённый налоговым органом в настоящем случае способ определения рыночной цены для целей исчисления налоговых обязательств индивидуального предпринимателя Колибер Н.В. в связи с совершением сделок безвозмездной передачи во временное пользование недвижимого имущества, состоящий в расчете среднеарифметического от имеющихся данных о ценах на такую услуг, статьей 40 НК РФ не предусмотрен.

При этом доводы МИФНС N 8 по ХМАО - Югре о том, что примененный налоговым органом метод фактически представляет собой метод сопоставимых рыночных цен или расчетный метод, судом апелляционной инстанции отклоняются, как не свидетельствующие о соблюдении Инспекцией требований действующего законодательство о порядке расчета рыночной цены, поскольку возможность применения такого расчетного метода не предусмотрена ни статьей 40 НК РФ, ни статьей 105.7 НК РФ, а метод сопоставимых рыночных цен представляет собой определение соответствия цены товаров (работ, услуг) в анализируемой сделке рыночной цене на основании сопоставления цены, примененной в анализируемой сделке, с интервалом рыночных цен, определенным в порядке, предусмотренном пунктами 2-6 статьи 105.9 НК РФ, а не определение среднеарифметического от цен, примененных в аналогичных сделках.

Таким образом, учитывая изложенное выше, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что налоговым органом не доказана законность и обоснованность применения указанного выше способа определения рыночной цены и, как следствие, допустимость и правомерность применения для целей определения налоговых обязательств заявителя показателя стоимости, указанного в оспариваемом решении от 14.08.2013 N 08-12/рв.

Следовательно, вывод суда первой инстанции о незаконности решения от 14.08.2013 N 08-12/рв по данному эпизоду полностью соответствует нормам действующего законодательства и обстоятельствам настоящего дела, в связи с чем, поддерживается судом апелляционной инстанции.

В целом, доводы апелляционной жалобы МИФНС N 8 по ХМАО - Югре, по мнению суда апелляционной инстанции, направлены исключительно на переоценку обстоятельств дела, правильно установленных судом первой инстанции в полном объеме на основе доказательств, оцененных в соответствии с правилами, определенными статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и не могут служить основанием для признания обжалуемого решения суда незаконным или необоснованным в рассмотренной выше части.

Таким образом, с учетом изложенных правовых норм и обстоятельств дела, арбитражный суд апелляционной инстанции считает, что судом первой инстанции не полностью установлены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Арбитражным судом Ханты-Мансийского автономного округа - Югры необоснованно не принято во внимание, что материалами дела подтверждается факт действительного несения предпринимателем расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода от продажи спорного недвижимого имущества и выражающихся в расходах на строительство такого имущества и на его восстановление после пожара, а также то, что в рассматриваемом случае налоговый орган при определении реальных налоговых обязательств предпринимателя по НДФЛ за 2010 год должен был учитывать на только полученные заявителем суммы доходов, но и факт несения предпринимателем расходов, связанных с получением доходов и подлежащих исчислению по правилам подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ.

Кроме того, судом первой инстанции необоснованно не учтено, что предпринимателем заявлено мотивированное ходатайство об уменьшении размера штрафов, подлежащих взысканию за совершение налоговых правонарушений, для удовлетворения которого имеются все основания, предусмотренные законом.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене в соответствующей части, а апелляционная жалоба налогоплательщика - частичному удовлетворению.

В силу части 1 статьи 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В случае признания обоснованным полностью или частично заявления об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц судебные расходы подлежат отнесению на такой орган в полном размере.

В связи с удовлетворением заявления предпринимателя об оспаривании решения налогового органа судебные расходы заявителя по уплате государственной пошлины за рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции в размере 100 руб. подлежат отнесению на МИФНС N 8 по ХМАО - Югре.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 269, пунктом 1 части 1 статьи 270, статьёй 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 03.10.2014 по делу N А75-11086/2013 отменить в части отказа в удовлетворении требования индивидуального предпринимателя Колибер Натальи Владимировны о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре от 14.08.2014 N 08-12/рв в редакции решения Управления инспекции Федеральной налоговой службы по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре от 23.10.2013 N 07/497 в части:

1) доначисления налога на доходы физических лиц за 2010 год в сумме 468 000 руб.;

2) привлечения к налоговой ответственности:

а) по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату или неполную уплату суммы налога, в результате занижения налоговой базы, в том числе:

- налога на доходы физических лиц за 2010 год в размере 93 600 руб.;

- налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2010 года в размере 81 000 руб.;

б) по пункту 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации:

- по налогу на доходы физических лиц (по форме 3-НДФЛ) за 2010 год в размере 140 400 руб.;

- по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2010 года в размере 121 500 руб.

3) начисления пени за неуплату или неполную уплату налога на доходы физических лиц за 2010 год в сумме 96 915 руб.,

принять в указанной части новый судебный акт.

Признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре от 14.08.2014 N 08-12/рв в редакции решения Управления инспекции Федеральной налоговой службы по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре от 23.10.2013 N 07/497 в части:

1) доначисления налога на доходы физических лиц за 2010 год в сумме 468 000 руб.;

2) привлечения к налоговой ответственности:

а) по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату или неполную уплату суммы налога, в результате занижения налоговой базы, в том числе:

- налога на доходы физических лиц за 2010 год в размере 93 600 руб.;

- налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2010 года в размере 81 000 руб.;

б) по пункту 1 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации:

- по налогу на доходы физических лиц (по форме 3-НДФЛ) за 2010 год в размере 140 400 руб.;

- по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2010 года в размере 121 500 руб.

3) начисления пени за неуплату или неполную уплату налога на доходы физических лиц за 2010 год в сумме 96 915 руб.,

как не соответствующее Налоговому кодексу Российской Федерации.

В остальной части решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 03.10.2014 по делу N А75-11086/2013 оставить без изменения.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре в пользу индивидуального предпринимателя Колибер Натальи Владимировны 100 руб. судебных расходов, в связи с уплатой государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

 

Председательствующий

Е.П. Кливер

 

Судьи

Ю.Н. Киричёк
О.Ю. Рыжиков

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А75-11086/2013


Истец: ИП Колибер Наталья Владимировна

Ответчик: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 8 по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре, Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 8 по ХМАО-Югре

Третье лицо: Управление Федеральной налоговой службы по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре, Управление Федеральной налоговой службы по ХМАО - Югре