Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 июля 1999 г. N КГ-А40/2211-99 Договор банковского вклада подлежит расторжению по требованию вкладчика, если принято решение о его ликвидации (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 28 июля 1999 г. N КГ-А40/2211-99
(извлечение)

 

Ликвидационная компания Научно-технического центра "Сверхтвердые материалы" Министерства науки и технологий Российской Федерации (НТЦ СТМ) обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к АКБ "Мапо-Банк" о расторжении договора банковского вклада N 06/98-Д от 9.06.98 г. на основании ст. 419 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи со своей ликвидацией, взыскании размещенных на счете в качестве вклада денежных средств в сумме 11,6 млн. руб., и взыскании на основании ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации процентов за пользование чужими денежными средствами, исчисленных за период с 1.01.99 по 1.05.99 в сумме 2,32 млн. руб.

Истцом указывается также на наличие оснований, предусмотренных ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, для признания договора банковского вклада недействительным, поскольку его заключение нарушает запрет Министерства финансов Российской Федерации банку зачислять выделенные инвестором средства федерального бюджета на депозитные счета без разрешения Минфина Российской Федерации, который содержится в условиях Соглашения N 10 от 23.12.97 г. между последним и АКБ "Мапо-Банк" и письме Минфина Российской Федерации от 16.04.96 г. N 3-Ф2-02.

Кроме того, спорный договор банковского вклада в связи с заключением дополнительного к нему соглашения от 9.06.98 г. не содержит условия о выплате процентов за вклад.

К участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований привлечено ЗАО "Технопарк-Троицк".

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 13.05.99 договор банковского вклада N 06/98-Д от 9.06.98 г., заключенный между АКБ "Мапо-банк" и ГП "НТЦ СТМ" расторгнут на основании ст.ст. 451, 453 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении, по причине решения компетентными органами о ликвидации истца как юридического лица.

Суд первой инстанции удовлетворил требования о взыскании с ответчика в пользу истца 11.600.000 руб. основного долга, являющегося средствами, размещенными в качестве вклада.

В применении ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации отказано, поскольку до момента расторжения договора банковского вклада у ответчика перед истцом обязательства по возврату денежных средств не имелось, а следовательно, не было неосновательного их удержания.

При принятии решения суд первой инстанции руководствовался требованиями ст.ст. 11, 12, 307, 309, 314, 450 - 453, 834, 837 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Законность и обоснованность принятого по делу судебного акта судом апелляционной инстанции не проверялись.

АКБ "Мапо-Банк" обратился с кассационной жалобой на решение суда первой инстанции, в которой содержится просьба о его отмене в связи с неправильным применением ст. 451 Гражданского кодекса Российской Федерации, недостаточной исследовательностыо обстоятельств, имеющих значение для применения указанной нормы материального права, неправомерным изменением судом основания иска.

Заявитель указывает на необходимость направления дела на новое рассмотрение.

В судебном заседании представитель ответчика дал пояснения, аналогичные изложенным в жалобе.

Представитель истца и третьего лица возражают против ее удовлетворения. Истцом представлен отзыв на жалобу.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы представителей лиц, участвующих в деле, предусмотренных ст. 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оснований к отмене или изменению принятого по делу решения не находит.

Судом первой инстанции рассмотрен иск по заявленным предмету и основанию и верно определен объем прав и обязанностей сторон при досрочном расторжении договора банковского вклада в результате принятия решения органом, учредившим истца, о его ликвидации.

Вместе с тем, при верном решении об удовлетворении требования о расторжении договора и взыскании находящихся на депозитном счете, открытом у ответчика, денежных средств истца, суд исходил из ошибочного уяснения смысла ст. 451 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Необходимость урегулирования отношений сторон путем изменения или расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств возникает тогда, когда такое изменение приводит к большей обременительности исполнения, чем та, на которую рассчитывали стороны.

Обстоятельства, на которые указывает истец, вызывают невозможность исполнения обязательства.

В конкретном случае следовало исходить из правил, содержащихся в ст. 419, п. 2 ч. 2 ст. 450, ст. 453 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Учитывая обстоятельства, на которые указывал истец в качестве основания иска, следовало исходить также из установлений, содержащихся в ч. 1 ст. 61, ст. 62, ч. 1 ст. 63 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Суд установил, анализируя доказательства дела, выполнение лицом, принявшим решение о ликвидации, обязанностей, предусмотренных ст. 62 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно ч. 1 ст. 63 Гражданского кодекса Российской Федерации одной из задач ликвидационной комиссии является получение дебиторской задолженности для удовлетворения требований выявленных кредиторов по завершению деятельности юридического лица в установленный срок с наименьшим ущербом.

Учитывая указанное, а также то, что исполнение обязательства вкладчика по договору банковского вклада законом и иными правовыми актами на другое лицо в случае ликвидации первого возложено быть не может, следовало исходить из того, что в порядке, предусмотренном ст. 419 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство может быть прекращено и до акта ликвидации.

Причем с момента, когда в силу п. 8 ст. 63 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидация считается завершенной, становится невозможным совершение последним распорядительных действий по расчетам с кредиторами из возвращенных средств, принадлежащих ликвидированному юридическому лицу.

Из обстоятельств дела усматривается и судом установлено соблюдение истцом обязательного досудебного порядка урегулирования вопроса о расторжении договора, предусмотренного ч. 2 ст. 452 Гражданского кодекса Российской Федерации, и получении отказа банка на предложение расторгнуть договор.

Договор порождает обязательства и в силу п. 3 ч. 420 Гражданского кодекса Российской Федерации к нему применимы общие положения об обязательствах, следовательно, прекращение обязательства вкладчика в рамках договора банковского вклада влечет экономическую бессмысленность существования договора.

Таким образом, в данном деле основанием для расторжения договора по требованию одной из сторон по решению суда является случай, предусмотренный ст. 419 Гражданского кодекса Российской Федерации, что не противоречит п. 2 ч. 2 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции исходит из того, что ошибочное применение судом первой инстанции ст. 451 Гражданского кодекса Российской Федерации не повлияло на правильность выводов и правомерность решения в указанной части исковых требований.

Обоснованы также доводы об отказе в применении к АКБ "МАПО-Банк" ответственности, предусмотренной ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с изложенным, оснований для удовлетворения кассационной жалобы АКБ "МАПО-Банк" не установлено.

Руководствуясь ст. ст.ст. 171, 173 - 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 13.05.99 по делу N А40-14564/99-46-130 оставить без изменения, кассационную жалобу АКБ "МАПО-Банк" - без удовлетворения.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 июля 1999 г. N КГ-А40/2211-99


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Московского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника


Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании