Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2017 г. N 18АП-9085/17

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2017 г. N 18АП-9085/17

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 14 декабря 2017 г. N Ф09-7900/17 настоящее постановление оставлено без изменения

г. Челябинск

 

31 августа 2017 г.

Дело N А76-1115/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 29 августа 2017 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 31 августа 2017 года.

 

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Скобелкина А.П.,

судей Костина В.Ю., Кузнецова Ю.А.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Разиновой О.А., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области на решение Арбитражного суда Челябинской области от 14.06.2017 по делу N А76-1115/2017 (судья Трапезникова Н.Г.).

В заседании приняли участие представители:

акционерного общества "Южуралзолото Группа Компаний" - Лукьянов Ю.А. (доверенность от 03.04.2017, паспорт), Зубринович А.С. (доверенность от 17.07.2017, паспорт), Шамгунов Д.З. (доверенность от 17.07.2017, паспорт), Субботина Н.В. (доверенность от 17.07.2017, паспорт);

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области - Комлева Ю.Ф. (доверенность N 03-07/16 от 29.12.2016, служебное удостоверение), Тукпаев С.А. (доверенность N 03-07/3 от 29.12.2016, служебное удостоверение), Суворова О.В. (доверенность N 53 от 21.03.2017, служебное удостоверение), Потапчук Е.Ю. (доверенность N 54 от 21.03.2017, служебное удостоверение), Мирзаянов Я.И. (доверенность N 03-07/51 от 27.02.2017, служебное удостоверение).

Акционерное общество "Южуралзолото Группа Компаний" (далее - заявитель, общество, налогоплательщик, АО "Южуралзолото Группа Компаний", АО "ЮГК") обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области (далее - Межрайонная ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области, заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган) от 29.09.2016 N 36 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 14.06.2017 (резолютивная часть объявлена 06.06.2017) заявленные требования общества удовлетворены частично, оспариваемое решение инспекции признано недействительным в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 128 459 524 рублей, соответствующих сумм пени 33 427 700,50 рублей и штрафа 12 507 408,18 рублей, земельного налога в сумме 2 447 300 рублей, соответствующих сумм пени 494 398,54 рублей и штрафа 204 676,80 рублей, налога на добавленную стоимость в сумме 65 119 734 рублей, соответствующих сумм пени 7 620 114,70 рублей и штрафа 6 321 334,63 рублей, налога на имущество в сумме 579 328 рублей, соответствующих сумм пени 62 151,09 рублей и штрафа 13 771,95 рублей, завышения убытка по налогу на прибыль организаций за 2014 год в сумме 154 585 556 рублей. В удовлетворении остальной части требований отказано.

С указанным решением суда не согласился налоговый орган, обратившись с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить в части удовлетворения требований общества, в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права, в удовлетворении заявленных требований отказать.

В обоснование доводов апелляционной жалобы заинтересованное лицо сослалось на получение обществом необоснованной налоговой выгоды в связи с завышением расходов по налогу на прибыль и вычетов по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) по взаимоотношениям с контрагентами - обществами с ограниченной ответственностью "Эгида", ТК "Баррель", "Нефтетранс" (далее - ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель", ООО "Нефтетранс", контрагенты, поставщики) по приобретению дизельного топлива, поскольку в ходе налоговой проверки установлено, что часть документов, которые подтверждают расходы, составлены АО "ЮГК" в одностороннем порядке в целях завышения объемов поставленного дизельного топлива.

В подтверждение данного вывода налоговый орган ссылается на выявленные в ходе налоговой проверки недостатки при оформлении первичных бухгалтерских и иных документов, таких как путевые листы, товарные накладные, которые свидетельствуют об отсутствии реальности поставки отраженного в них объема дизельного топлива. Недостатки указанных документов опровергают факт вывоза дизельного топлива самостоятельно транспортом и работниками АО "ЮГК".

Также налоговый орган критически относится к документам, представленным обществом в подтверждения списания в производство дизельного топлива Нарушения в заполнении путевых листов, которые выразились в том, что не заполнены графы "мотор-часы", пробег, маршрут, сделали невозможным установить налоговому органу реальное время работы механизмов, техники и как следствие реальный расход топлива. При этом произведенное обществом уточнение путевых листов в ходе проверки также содержит противоречивые сведения.

Кроме того, в ходе экспертного исследования оттисков прямоугольных штампов реального поставщика нефтепродуктов второго звена - ООО "Нефтемаркет-Челябинск", содержащихся на спорных финансово-хозяйственных документах, установлено их несоответствие представленному на исследование штампу.

По мнению заинтересованного лица, судом первой инстанции в нарушение ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не дана оценка приведенному налоговым органом анализу расчетных счетов ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель", ООО "Нефтетранс", который свидетельствует об отсутствии реального приобретения топлива в том количестве, которое было поставлено в адрес проверяемого налогоплательщика, а также о выводе части денежных средств через контрагентов второго звена.

Также инспекция ссылается на получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с организацией UGOLD LIMITED (Кипр) в виду создания фиктивного документооборота, опосредующего операции по приобретению услуг данной организации по созданию проекта завершения отработки Западно-Курасанского месторождения, которые в действительности не оказаны.

Как указывает в апелляционной жалобе налоговый орган, в ходе проверки выявлены обстоятельства, свидетельствующие о точном копировании всей информации отчета, выполненного организацией UGOLD LIMITED, с отчета (с сохранением орфографических и стилистических ошибок, наименований организаций и т.д.), выполненного Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО "Челябинская угольная компания" в 2006 году, который находится в распоряжении налогоплательщика, а также о наличии у налогоплательщика результата работ в виде 3D модели месторождения вне связи с взаимоотношениями с UGOLD LIMITED.

Данный вывод подтверждается заключением эксперта, а также отсутствием фактов передачи исполнителю исходных данных и реального взаимодействия между сторонами договора, возвратом уплаченных АО "ЮГК" за данные услуги денежных средств в форме займа и покупки акций, формальным характером составленных в подтверждение передачи результата работ документов, отсутствием сведений об использовании результатов работ в деятельности налогоплательщика, взаимозависимость организации UGOLD LIMITED, являющейся акционером АО "ЮГК", отсутствием признаков осуществления организацией UGOLD LIMITED финансово-хозяйственной деятельности в 2013-2014 гг., о чем свидетельствует непредставление отчетности.

По мнению инспекции, переоценка запасов Западно-Курасанского месторождения фактически произведена иными организациями без учета результатов, полученных от иностранной организации, что свидетельствует об отсутствии экономической обоснованности расходов.

При этом налоговый орган критически относится ко всем дополнительно представленным налогоплательщиком доказательствам, поскольку предоставление АО "ЮГК" новых документов, не сопровождались какими-либо пояснениями о причинах не представления в ходе выездной налоговой проверки по требованию инспекции. При этом судом первой инстанции принято решение по делу, со ссылкой на спорные документы без надлежащей проверки заявления о фальсификации этих доказательств.

Относительно представленных налогоплательщиком заключений по сравнительному анализу спорных работ, налоговый орган указывает, что приведенные мнения и выводы специалистов не конкретизированы, носят субъективных и поверхностный характер. Кроме того, все проведенные налогоплательщиком экспертизы, проведены по иным документам, которыми в ходе выездной налоговой проверки Инспекция не располагала.

Также, в апелляционной жалобе налоговый орган указывает, что в нарушение пункта 4 статьи 258 и пункта 3 статьи 268 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) обществом неверно определены ОКОФ и группа амортизации, в результате чего неправильно определен срок полезного использования и оставшийся срок полезного использования оборудования кислородной станции инв. N 0002192 для целей налогового учета, что привело к занижению налоговой базы по налогу на прибыль организаций, а также занижению среднегодовой стоимости имущества и неуплате налога на имущество организаций за 2012 год. По мнению инспекции, такое оборудование как "Кислородная станция", имеет принципиальные отличия от оборудования "Компрессор передвижной", как его определил налогоплательщик. Инспекцией данное основное средство отнесено к 5 амортизационной группе, для которой срок полезного использования установлен от 7 до 10 лет.

Также, в жалобе инспекция полагает обоснованным непризнания ею права налогоплательщика на увеличение расходов, связанных с убытками от реализацией бурового станка СБШ-250МНА-32, не учтенными ранее в целях налогообложения прибыли и не заявленных налогоплательщиком в налоговых декларациях по налогу на прибыль организаций.

Инспекция полагает, что ею было доказано нецелевое использование налогоплательщиком земельных участков сельскохозяйственного назначения и, соответственно, неправомерное применение ставки земельного налога 0,3%, в связи с чем при исчислении налога инспекция правомерно применила ставку налога в размере 1,5%. О данном факте свидетельствует, в том числе невыполнение обществом обязанностей владельца земель сельскохозяйственного назначения, отсутствие фактов ведения обществом сельскохозяйственной деятельности на спорных участках.

При этом налоговый орган критически относится к представленным по окончании проверки договорам безвозмездного пользования по спорным земельным участкам, заключенным АО "ЮГК" с физическими лицами.

Заявителем представлен отзыв на апелляционную жалобу, в котором отклонены доводы инспекции.

Так, налогоплательщик ссылается на то, что материалами налоговой проверки не опровергается реальность совершения хозяйственных операций с ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель", ООО "Нефтетранс". Поставка им дизельного топлива, потребность общества в данном объеме топлива и его списание в производство, исключает возможность отказа в праве на принятие расходов по налогу на прибыль и вычетов по НДС по формальному мотиву наличия недостатков при оформлении отдельных документов (16 путевых листов из порядка 700 листов, 4 единицы техники из 334 единиц). При этом выявленные налоговым органом ошибки были устранены налогоплательщиком, что не противоречит правилам бухгалтерского учета. Налогоплательщик не может быть лишен права представлять документы, в том числе исправленные в подтверждение права на получение налоговой выгоды. Оригиналы исправленных счетов путевых листов были представлены на обозрение суда 06.06.2017.

В подтверждение своей позиции налогоплательщик ссылается на двусторонний характер подписания спорных документов, в том числе со стороны должностных лиц контрагентов, и отсутствие при этом признаков их взаимозависимости (аффилированности) налогоплательщику, что исключает возможность одностороннего создания АО "ЮГК" фиктивного документооборота или влияния налогоплательщика на дальнейшее движение потоков денежных средств, перечисленных спорным поставщикам в оплату за дизельное топливо.

В опровержении позиции налогового органа о завышении объемов приобретения топлива налогоплательщиком были представлены материальные отчеты, которые подтверждают дальнейшее использование в производстве всего приобретенного объема топлива, которые не были опровергнуты инспекцией.

По отношениям с организацией UGOLD LIMITED налогоплательщик ссылается на неполноту исследования налоговым органом обстоятельств спорной сделки, связанных с передачей исполнителю исходных данных, взаимоотношением сторон в ходе исполнения договоров, использованием их результатов в деятельности.

При этом доводы апелляционной жалобы инспекции опровергаются выводами, сделанными вышестоящими налоговыми органами при рассмотрении жалобы налогоплательщика, согласно которым выводы инспекции о возврате организацией UGOLD LIMITED денежных средств в форме искусственного займа и приобретения акций АО "ЮГК" необоснованны. Налогоплательщиком в ходе рассмотрения дела в суде были представлены доказательства возврата займа организации UGOLD LIMITED.

Дополнительное представление документов в обоснованием реальности и экономической обоснованности спорных затрат объясняется тем, что в бухгалтерии налогоплательщика, работники которой и осуществляли взаимодействие с налоговым органом в ходе проверки, хранились только первичные бухгалтерские документы - договоры, акты выполненных работ, платежные документы, в то время как вся техническая и сопроводительная документация хранилась в отделе геолого-маркшейдерской службы по месту их использования, соответственно была представлена после получения акта проверки и в связи с вмененными налоговым органом недостатками.

Дополнительные документы, приложения к отчету, геологическая документация были своевременно предоставлены налоговому органу и эксперту и неправомерно не учтены последним при производстве экспертизы, в связи с чем ее результаты обоснованно не приняты судом первой инстанции.

Тот факт, что организацией UGOLD LIMITED не была представлена в уполномоченные органы р. Кипр налоговая отчетность за 2013 год в виду ее подготовки не опровергает действительность представленной указанной организацией по запросу заявителя финансовой отчетности за тот же период, в которой отражен доход от спорной операции.

По мнению заявителя, тот факт, что спорные результаты работ не были использованы обществом при уточнении запасов месторождения и не прошли государственную экспертизу, не имеет правового значения, поскольку для признания права на учет расходов и вычетов определяющим является не фактическое использование, а цель (направленность) на использование в предпринимательской деятельности, а кроме того инспекцией не опровергнуто использование результата работ UGOLD LIMITED в текущей деятельности налогоплательщика в рабочем порядке.

Также, по мнению общества, эксперт, привлеченный инспекцией для сравнения проектов не имеет необходимую квалификацию в области построения графических моделей месторождений, а потому его заключение правомерно отклонено судом первой инстанции, а налогоплательщиком проведены собственные экспертизы с привлечением четырех сторонних организаций, эксперты которых владеют программным продуктом Micromine, которые подтвердили уникальность и практическую ценность спорных отчетов и модели.

Отклоняя довод инспекции о неправомерном отнесении кислородной станции к первой амортизационной группе, общество ссылается на то, что амортизационная группа определяется самим налогоплательщиком с учетом технических характеристик и планируемого использования в производственном процессе.

В отношении учета убытка по реализации бурового станка общество ссылается на представление уточненных расчетов убытка за 2012 год в ходе налоговой проверки, а также обязанность налогового органа проверить правильность определения налоговой базы, то есть проверить и учесть все факторы, влияющие на ее размер и налоговые обязательства в целом, а не только в части отдельных аспектов, позволяющих доначислить налоги.

В отношении доначисления земельного налога заявитель указывает, что проверкой органов фитосанитарного контроля не установлено нецелевое использование земель, а выявлено лишь неисполнение обществом обязанности пользователя земель сельскохозяйственного назначения, таких как проведение мелиорационных работ. Кроме того, обществом представлены сведения, подтверждающие передачу спорных земельных участков в безвозмездное пользование физическим лицам для сельскохозяйственного производства.

В судебном заседании представители сторон, поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве на нее.

Законность и обоснованность судебного акта проверена судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие возражений лиц, участвующих в деле, решение пересматривается арбитражным апелляционным судом в обжалуемой заинтересованным лицом части.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности заявителя по вопросам соблюдения налогового законодательства за период с 01.01.2012 по 31.12.2014, по результатам которой составлен акт проверки от 27.06.2016 N 19 и вынесено решение от 29.09.2016 N 36 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым ему доначислены:

- транспортный налог за 2012-2014 годы в общей сумме 26 758 рублей,

- земельный налог за 2012-2015 годы в общей сумме 2 447 299 рублей, пени по земельному налогу - 294 072,10 рублей,

- налог на прибыль организаций за 2012-2014 годы в общей сумме 129 548 989 рублей, пени по налогу на прибыль организаций в сумме 33 733 042,58 рублей,

- налог на имущество организаций за 2012 год в сумме 579 328 рублей, пени по налогу на имущество организаций в сумме 62 151,09 рублей,

пени по НДС в сумме 7 620 114,70 рублей,

налог с доходов в виде дивидендов, полученных от российской организации иностранной организацией, в сумме 145 434 822 рублей, пени по налогу с доходов в виде дивидендов, полученных от российской организации иностранной организацией, в сумме 36 767 422,12 рублей,

а также уменьшена сумма НДС, излишне заявленного к возмещению из бюджета, за 1 - 4 кварталы 2012 года, 1-4 кварталы 2013 года, 1-4 кварталы 2014 года в общей сумме 65 119 734 рублей. и уменьшен убыток по налогу на прибыль организаций за 2014 год в сумме 288 507 812 рублей.

Общество также привлечено к налоговой ответственности (с учетом пункта 1 статьи 112, пункта 3 статьи 114 НК РФ):

- по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату земельного налога за 2014 год в виде штрафа в размере 3 965,20 рублей;

- по. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату земельного налога за 2012-2015 годы в результате неправильного исчисления налога в виде штрафа в размере 12 821 019,79 рублей;

- по п.п. 1, 3 ст. 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль организаций за 2012-2013 годы в виде штрафа в размере 12 616 342,99 рублей;

- по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату налога на имущество организаций за 2012 год в виде штрафа в размере 13 771,95 рублей;

- по п.п. 1, 3 ст. 122 НК РФ за неполную уплату НДС за периоды 2012-2014 годов в виде штрафа в размере 7 099 642,20 рублей;

- по ст. 123 НК РФ за неудержание и неперечисление налога с доходов, полученных иностранной организацией, в виде штрафа в размере 7 271 741,10 рублей.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области от 09.01.2017 N 16-07/000031, вынесенным по результатам рассмотрения апелляционной жалобы общества, решение инспекции отменено в части:

- подп. 4 п. 3.1 в части начисления штрафа по п. 3 ст. 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль организаций за 2013 год в сумме 108 934,81 рублей;

- подп. 4 п. 3.1 в части начисления недоимки по налогу на прибыль организаций за 2013 год в сумме 1 089 465 рублей;

- подп. 4 п. 3.1 в части начисления пени по налогу на прибыль организаций за 2013 год в сумме 305 342,08 рублей;

- подп. 5 п. 3.1 в части начисления штрафа по ст.123 НК РФ за неудержание и неперечисление налога с доходов, полученных иностранной организацией, в размере 7 271 741,10 рублей;

- подп. 5 п. 3.1 в части начисления недоимки по налогу с доходов в виде дивидендов, полученных от российской организации иностранной организацией, в размере 145 434 822 рублей;

- подп. 5 п. 3.1 в части начисления пени по налогу с доходов в виде дивидендов, полученных от российской организации иностранной организацией, в размере 36 767 422,12 рублей;

-п. 3.1 в части Итого в сумме 190 977 727,11 рублей, в т.ч. штраф - 7 380 675,91 рублей, недоимка - 146 524 287 рублей, пени - 37 072 764,20 рублей;

- п. 3.1.1 в части уменьшения убытка по налогу на прибыль организаций за 2014 год в сумме 133 922 256 рублей.

В остальной части решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области от 29.09.2016 N 36 было оставлено без изменения.

Общество, полагая, что решение инспекции не соответствует нормам Налогового кодекса Российской Федерации и нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании указанного ненормативного правового акта недействительным.

Удовлетворяя требования общества частично, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии доказательств получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды при совершении хозяйственных операций с ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель", ООО "Нефтетранс", организацией UGOLD LIMITED, в виду их реальности, а также недоказанности неверного исчисления земельного налога, налога на прибыль и налога на имущество при учете земельных участков и основных средств.

Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности и взаимосвязи, арбитражный суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции являются верными, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.

В ходе проведения выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что заявителем в 2012-2014 гг. неправомерно учтены расходы по налогу на прибыль в сумме 386 069 073,46 рублей, вычеты по НДС в сумме 65 119 734 рублей по приобретению дизельного топлива у ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель", ООО "Нефтетранс".

В силу статьи 143 НК РФ общество является плательщиком налога на добавленную стоимость.

В соответствии со статьей 146 НК РФ объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. Сумма налога исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы.

Согласно статье 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, а также в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Статьей 172 НК РФ установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов - фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии со статьей 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ.

Счета-фактуры должны быть подписаны руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации (п. 6 ст. 169 НК РФ).

Счета-фактуры, составленные или выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В то же время, ошибки в счетах-фактурах, не препятствующие налоговым органам при проведении налоговой проверки идентифицировать продавца, покупателя товаров (работ, услуг), имущественных прав, наименование товаров (работ, услуг), имущественных прав, их стоимость, а также налоговую ставку и сумму налога, предъявленную покупателю, не являются основанием для отказа в принятии к вычету сумм налога.

Невыполнение требований к счету-фактуре, не предусмотренных пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не может являться основанием для отказа принять к вычету суммы налога, предъявленные продавцом.

Таким образом, из системного анализа статей 169, 171, 172 НК РФ следует, что налогоплательщик имеет право на осуществление налогового вычета (возмещение) налога на добавленную стоимость при одновременном выполнении следующих условий: наличие счета-фактуры, оформленного в соответствии с императивными требованиями статьи 169 НК РФ; принятие товара (работ, услуг) к своему учету на основании первичных учетных документов, использование их в предпринимательской деятельности.

Согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).

При этом расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, а под документально подтвержденными - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" указано на то, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

Под налоговой выгодой для целей данного постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Пунктом 4 названного постановления разъяснено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В соответствии с п. 10 данного постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Таким образом, помимо формальных требований, установленных ст.ст. 172 НК РФ, условием признания налоговой выгоды обоснованной является реальность хозяйственной операции, а также проявление налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагента.

Как следует из материалов дела и установлено в ходе налоговой проверки АО "ЮГК" (покупатель) при осуществлении финансово-хозяйственной деятельности в целях приобретения дизельного топлива для использования в собственной деятельности (работа транспорта и оборудования) заключило следующие договоры поставки нефтепродуктов:

- с ООО "Эгида" (продавец) от 21.02.2011 N 59 ЭГ/2011, который от имени ООО "Эгида" подписан директором Гоман И.В., действующий до 31.12.2014;

- с ООО ТК "Баррель" (продавец) от 14.12.2012 N 1 ТБК/2012, который от имени ООО ТК "Баррель" подписан директором Гоман И.В., действующий до 31.12.2014;

- с ООО "Нефтетранс" (продавец) от 27.12.2013 N 2 НТ/2013, который от имени ООО "Нефтетранс" подписан директором Гоман И.В., действующий до 31.12.2014.

Согласно пункту 1.1 вышеуказанных договоров предметом договоров является поставка нефтепродуктов железнодорожным, автомобильным или иным видом транспорта в адрес покупателя от поставщика.

Пунктом 1.2 указанных договоров определено, что ассортимент, цена, срок оплаты и объемы продукции, подлежащие поставке, а в необходимых случаях технические характеристики товара (ГОСТ, ТУ завода-изготовителя) согласовываются сторонами и указываются в спецификациях, являющихся неотъемлемой частью договоров.

Согласно пункту 2.4 данных договоров, поставка продукции автомобильным транспортом осуществляется автотранспортом поставщика или покупателя, в автоцистернах, принадлежащих грузоотправителю, экспедитору и/или иному третьему лицу, на праве собственности, аренды или ином вещевом праве, предусмотренном ГК РФ, или в автоцистернах организации, с которой поставщиком (грузоотправителем) или покупателем заключен договор на оказание транспортных услуг.

В силу пункта 2.7 данных договоров, продукция может отгружаться на условиях самовывоза.

В подтверждение приобретения дизельного топлива правомерности расходов по налогу на прибыль и вычетов по НДС налогоплательщиком представлены надлежащим образом оформленные счета-фактуры и товарные накладные. Оплата произведена в адрес поставщиков в полном объеме в безналичном порядке.

НДС по счетам-фактурам, выставленным от имени ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель", ООО "Нефтетранс", отражен налогоплательщиком в книге покупок и принят к вычету по НДС в соответствующих налоговых периодах, равно как и стоимость топлива отражена в расходах по налогу на прибыль.

В оспариваемом решении инспекция отказывая в принятии указанных расходов по налогу на прибыль и вычетов по НДС, ссылается на следующие обстоятельства.

По сведениям, имеющимся в ЕГРЮЛ, ООО "Эгида" зарегистрировано в качестве юридического лица 21.12.2010 в ИФНС России по Калининскому району г.Челябинска, 09.07.2013 - ликвидировано, ООО ТК "Баррель" зарегистрировано в качестве юридического лица 13.12.2012 и состояло в ИФНС России по Калининскому району г.Челябинска, 05.03.2014 - ликвидировано, ООО "Нефтетранс" зарегистрировано в качестве юридического лица 23.12.2013 и состояло по 19.02.2015 в ИФНС России по Центральному району г.Челябинска. Директором и учредителем всех трех контрагентов за проверяемый период являлась Гоман И.В. Основным видом деятельности поставщиков являлась оптовая торговля топливом. У организаций отсутствуют движимое и недвижимое имущество, земельные участки, лицензии.

Налоговая отчетность представлялась ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель", ООО "Нефтетранс" с минимальными суммами налогов к уплате в бюджет по ТКС через ООО "СКБ-Контур" главным бухгалтером вышеуказанных организаций Ивановой И.Г.

ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс" в течение непродолжительного периода времени (каждое по 1 году) осуществляли деятельность по поставке топлива в адрес АО "ЮГК", которое являлось для указанных контрагентов основным покупателем - доля покупателя АО "ЮГК" составляла 68,02%, 76,8% и 81,66%, соответственно.

В рамках указанных договоров поставки ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс" осуществляли отгрузку дизельного топлива с нефтебазы ООО "Нефтемаркет-Челябинск" (склад ГСМ, расположенный по адресу: г. Копейск, ул. Линейная, 16). Доставка ГСМ осуществлялась посредством автомобильного транспорта, как продавца (с привлечением сторонних организаций или на арендованных транспортных средствах) так и покупателя (собственным транспортом), пунктами разгрузки являлись: г.Пласт, шахта "Центральная"; карьер "Светлинский" п. Светлый, Пластовский район.

В случае доставки ГСМ силами ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс", транспортные расходы перевыставлялись в адрес налогоплательщика. При доставке ГСМ силами покупателя транспортные расходы продавцами не предъявлялись.

В ходе проверки на основании постановления о производстве выемки, изъятия документов и предметов от 27.10.2015 N 2 инспекцией была проведена выемка документов, а именно: путевых листов грузовых автомобилей, принадлежащих АО "ЮГК" и осуществлявших доставку дизельного топлива от ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс" в адрес АО "ЮГК", а также транспортных накладных (далее - ТН) и товарно-транспортных накладных (далее - ТТН), касающихся взаимоотношений АО "ЮГК" с ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс".

При сопоставлении изъятых у налогоплательщика документов и представленных налогоплательщиком на проверку, составленных налогоплательщиком в отношении транспортных средств НЕФАЗ 6605262 с государственным регистрационным номером м583км174, НЕФАЗ 66061115 с государственным регистрационным номером у647вв174, МЕRСЕDЕS ВЕNZ 954.03 с государственным регистрационным номером N у641ав174, МЕRСЕDЕS ВЕNZ с государственным регистрационным номером х699аа174, а именно: путевых листов грузовых автомобилей, ТН и ТТН, выписанных на данные автомобили на идентичные даты, установлены следующие несоответствия:

- количество рейсов согласно ТН и ТТН за один календарный день, выписанных на один автомобиль, больше количества рейсов, указанных в путевом листе данного автомобиля за этот же день;

- маршрут следования, указанный в ТН и ТТН, не соответствует маршруту следования, указанному в путевом листе автомобиля, за этот же день;

- пробег автомобиля в путевом листе существенно расходится (в 2-4 раза меньше) с расчетным общим пробегом, указанным в ТН и ТТН за эту же дату;

- ФИО водителя, указанного в путевом листе грузового автомобиля АО "ЮГК", и в ТН, выписанной на этот же автомобиль, на идентичную дату не совпадают;

- ТН выписаны на автомобиль, который в данный день не покидал гараж;

- не все ТТН и ТН содержат подписи должностных лиц АО "ЮГК", осуществляющих приемку дизельного топлива, а также подписи водителей, осуществлявших доставку дизельного топлива;

- нарушена сквозная нумерация ТН, оформленных на нефтебазе, принадлежащей ООО "Нефтемаркет-Челябинск";

- форма ТН оформленных в один день на одной и той же нефтебазе, принадлежащей ООО "Нефтемаркет-Челябинск" и ее заполнение отличаются.

В ходе опросов водители (Ярославцев А.М., Бастрыков М.А., Тимофеев В.Л.), указанные в спорных путевых листах и товарных накладных, осуществлявших доставку заявленного в них объема топлива на автомобиле КрАЗ-255 с государственным регистрационным номером У664ВВ174, показали, что в спорном периоде (2012-2014 гг.) не сдавали экзамены и не получали свидетельство на допуск к перевозке пожароопасных грузов, дающее право на перевозку опасных грузов, перевозку нефтепродуктов не осуществляли.

Согласно показаниям заместителя директора АО "ЮГК" по автотранспорту Макарова А.В. (протокол допроса от 24.08.2016 N 593) главного автомеханика карьера "Березняковский" Кадочникова А.П. (протокол допроса от 16.08.2016 N 552) автомобиль КрАЗ-255 был закреплен за карьером "Березняковский", за пределы карьера не выезжал, так как на него не было допуска к перевозке опасных грузов.

Опрошенные в ходе проверки инженер нефтебазы ООО "Нефтемаркет-Челябинск" Шиляев В.С. (протокол допроса от 12.08.2016 N 577), экономист Титова И.Ю. также показали, что автомобилем КрАЗ-255 от лица АО "ЮГК" вывоз топлива с нефтебазы не осуществлялся.

Количество перевозимого согласно ТН дизельного топлива и количество транспортных накладных, которое должно соответствовать количеству рейсов автомобиля, не соответствует количеству рейсов, отраженных в путевых листах, и превышает максимально возможное автомобилем КрАЗ-255 к перевозке количество дизельного топлива.

В ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, в целях установления подлинности нанесенных оттисков прямоугольных 28 штампов ООО "Нефтемаркет-Челябинск" и "ОХРАНА ООО "Нефтемаркет- Челябинск", содержащихся на спорных финансово-хозяйственных документах, экспертом ООО "Южно-Уральский Центр Судебных Экспертиз" проведена техническая экспертиза, по результатам которой получено заключение от 19.08.2016 N 16/565, согласно которого оттиски штампа ООО "Нефтемаркет-Челябинск" в финансово-хозяйственных документах (транспортные накладные) нанесены не штампом "ООО "Нефтемаркет-Челябинск", не штампом "ОХРАНА ООО "Нефтемаркет-Челябинск", образцы оттисков которых представлены на исследование.

Налогоплательщиком с возражениями на акт проверки представлены материальные отчеты в доказательство того, что фактически весь приобретенный объем дизельного топлива обществом использован в производственных целях для дальнейшего извлечения прибыли.

Указанные материальные отчеты отклонены инспекцией в виду не представления документов, подтверждающих полномочия лиц как материально-ответственных на подписание представленных материальных отчетов.

С целью проверки фактического списания на затраты дизельного топлива инспекцией были приняты меры по установлению реального расхода дизельного топлива. На территории АО "ЮГК" налогоплательщиком представлены подлинники путевых листов, при анализе которых инспекцией установлены нарушения в их заполнении, в результате чего не представилось возможным достоверно установить фактический расход дизельного топлива.

Нарушения в заполнении путевых листов заключаются в следующем:

- не заполнены показания спидометра при выезде из гаража, при заезде в гараж, что делает невозможным установить реальный пробег автомобиля и как следствие реальный расход топлива;

- не заполнены графы "мотор-часы", что делает невозможным установить реальное время работы механизмов и как следствие реальный расход топлива;

- путевые листы содержат исправления.

Исходя из данных обстоятельств, налоговый орган пришел к выводу, что счета-фактуры и товарные накладные, оформленные на объем топлива, перевезенный автомобилем КрАЗ-255 с государственным регистрационным номером У664ВВ174, не подтверждают реальность операций по приобретению указанного топлива и право налогоплательщика на учет расходов по налогу на прибыль и вычетов по НДС.

Указанные обстоятельства суд апелляционной инстанции не может признать достаточными для вывода о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

В подтверждение реальности поставки товара заявителем в ходе налоговой проверки и рассмотрения дела в суде первой инстанции представлены надлежащим образом оформленные первичные документы: договоры, счета-фактуры, товарные накладные, подписанные в двустороннем порядке от имени уполномоченных лиц, товарно-транспортные накладные в случае, если доставка топлива осуществлялась сторонними организациями.

Все представленные счета-фактуры и товарные накладные подписаны от имени спорных контрагентов уполномоченными лицами, подлинность подписей которых налоговым органом не оспаривается. Должностными лицами ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс" факт поставки нефтепродуктов в заявленных объемах полностью подтвержден.

Равно работники и должностные лица АО "ЮГК" (работники отдела материально-технического снабжения, водители бензовозов) подтвердили подлинность своих подписей в представленных товарно-транспортных накладных и факт перевозки топлива.

Соответственно, отсутствие при этом признаков их взаимозависимости (аффилированности) налогоплательщику, исключает возможность одностороннего создания АО "ЮГК" фиктивного документооборота или влияния налогоплательщика на дальнейшее движение потоков денежных средств, перечисленных спорным поставщикам в оплату за дизельное топливо.

Между тем, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 25.07.2001 N 130-О и от 15.02.2005 N 93-О, для подтверждения недобросовестности налогоплательщика налоговому органу необходимо представить доказательства совершения сторонами по сделке умышленных совместных действий в целях получения необоснованной налоговой выгоды, убыточности предпринимательской деятельности налогоплательщика, фиктивности хозяйственных операций, неосуществления налогоплательщиком уставной деятельности, для которой получалась продукция и другие доказательства

Об отсутствии взаимозависимости налогоплательщика и спорных контрагентов дополнительно свидетельствует тот факт, что АО "ЮГК" не является единственным покупателем указанных организаций. Поступление на расчетные счета ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс" денежных средств с назначением платежа "за бензин, за ГСМ", "за дизельное топливо", "за нефтепродукты" происходит от значительного числа контрагентов (до 50% и более от объема продаж).

При этом ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс" являются реальными действующими организациями не обладающими признаками номинальных структур. Численность работников данных организаций в период взаимоотношений с заявителем составляла от 9 до 25 человек. Работники организаций (водители), а также их должностные лица подтвердили реальный характер деятельности организаций по поставке покупателям нефтепродуктов, и в том числе АО "ЮГК", а также их доставку, в том числе на арендованных транспортных средствах.

Довод налогового органа о том, что ООО "ЭГИДА" не владеет земельными участками, объектами недвижимого имущества и транспортными средствами, отсутствуют сведения о наличии лицензий, апелляционным судом признается недостаточным, поскольку вид деятельности, связанный с оптовой торговлей нефтепродуктами не требует обязательного наличия таких ресурсов. Данный вывод подтверждает также наличие у спорных контрагентов договоров с ООО "Нефтемаркет-Челябинск" на хранение горюче-смазочных материалов, договоров аренды транспортных средств.

Апелляционный суд также не усматривает связи между тем фактом, что ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс" учреждены одним лицом и выводами инспекции о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Апелляционный суд не может признать достаточными для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, также доводы инспекции о том, что анализ дальнейшего движения денежных средств со счетов ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс" на счета контрагентов второго звена и далее не в полной мере подтверждает приобретение указанными лицами объема топлива, поставленного в конечном итоге налогоплательщику, а также о низкой налоговой нагрузке контрагентов.

Так в пункте 31 "Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2017)" от 16.02.2017, в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 N 305-КГ16-10399 (по делу N А40-71125/2015), отмечено, что противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность товародвижения от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, равно как и факты неисполнения соответствующими участниками сделок (поставщиками первого, второго и более дальних звеньев по отношению к налогоплательщику) обязанности по уплате налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров.

При этом апелляционный суд учитывает, что в ходе проверки был установлен конечный продавец топлива ООО "Нефтемаркет-Челябинск", который подтвердил поставку топлива в адрес АО "ЮГК" через цепочку контрагентов, и в том числе ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс".

Признаки недобросовестности контрагентов второго или последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков не могут приводиться налоговыми органами в качестве самостоятельного основания возложения негативных последствий на налогоплательщика при отсутствии доказательств подконтрольности контрагентов проверяемому налогоплательщику.

При этом по расчетным счетам прослеживаются платежи от ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс" в адрес контрагентов с назначением платежа "за нефтепродукты", что корреспондирует виду товара приобретенного налогоплательщиком у ООО "Эгида", и позволяет признать возможность поставить этот товар (дизельное топливо).

Налоговым органом факт приобретения, оприходования и использования товара в предпринимательской деятельности в заявленных объемах не опровергнут надлежащими доказательствами.

Анализ внутреннего движения товара у налогоплательщика, который бы позволил предположить, что спорные объемы товара фактически не приобретены, не оприходованы и не использованы в предпринимательской деятельности, инспекцией не произведен, факты поступления аналогичного товара от иных поставщиков также в решении не зафиксированы.

В опровержение позиции налогового органа о завышении стоимости дизельного топлива налогоплательщиком были представлены материальные отчеты за 2012,2013,2014 г.г., которые подтверждают дальнейшее использование в производстве приобретенного дизельного топлива. Налоговый орган не проанализировал объемы закупленного и израсходованного дизельного топлива, не составил товарного баланса. При этом как верно отметил суд первой инстанции, неполнота проверочных мероприятий не может быть истолкована против налогоплательщика.

В налоговом споре налоговый орган не может только ставить под сомнение налогооблагаемую сделку, ссылаясь на непроявление налогоплательщиком должной осмотрительности в выборе контрагента, а должен доказать нереальность такой сделки ввиду отсутствия товарно-денежного оборота и ее номинальное оформление, имитацию с единственной целью получения незаконных налоговых выгод и налоговой экономии.

Инспекцией не опровергнута фактическая потребность общества в приобретенном количестве топлива для использования в основной деятельности.

Оплата товара произведена в полном объеме путем перечисления денежных средств на расчетные счета контрагентов.

По факту заполнения товарных накладных формы ТОРГ-12 и счетов-фактур налоговый орган не выдвинул каких-либо претензий, эти документы содержат сведения, позволяющие установить факт поставки товара (дизельного топлива), его цену, количество и стоимость.

Апелляционным судом также отклоняются претензии налогового органа к составлению путевых листов, поскольку сам по себе путевой лист не является основанием для принятия приобретенного товара к учету, не содержит сведений о перевозимом товаре, его стоимости и объеме.

Кроме того, выявленные несоответствия при заполнении путевых листов товарным накладным объяснены заявителем тем, что как со стороны грузоотправителя, так и со стороны налогоплательщика в оформлении документов были допущены ошибки.

Данный факт подтвержден налогоплательщиком представленными доказательствами, согласно которым на основании приказа управляющего директора была проведена проверка путевых листов, составлен акт от 10.02.2016 за подписью председателя и членов комиссии, которым зафиксированы выявленные нарушения в заполнении путевых листов, и выявлены сотрудники, ответственные за правильность и достоверность, виновные должностные лица, к ним применены соответствующие меры ответственности. По факту внесения исправлений недочетов в путевых листах и товарно-транспортных накладных за 2012-2014 г.г. составлена сводная таблица N 1 на 14 листах.

При этом налогоплательщик не лишен права вносить исправления в первичные бухгалтерские и иные документы, а также представлять суду доказательства в опровержении доводов налогового органа о необоснованном возникновении налоговой выгоды независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и предоставлении налогового вычета, а суд обязан исследовать соответствующие документы (Определение Конституционного суда Российской Федерации от 12.07.2006 N 267-О).

Таким образом, в условиях, когда налоговым органом не опровергнута реальность поставки товара, и несение реальных расходов на его приобретение, в принятии налоговых вычетов не может быть отказано по формальным основаниям, в связи с тем, что первичные бухгалтерские документы имеют недостатки в оформлении.

Апелляционный суд не может признать бесспорными выводы инспекции о бестоварности сделки, сделанные на основании заключения эксперта о нанесении на отдельные транспортные накладные штампа ООО "Нефтетранс-Челябинск", не соответствующего представленному для экспертизы, в виду того, что налоговым органом не доказано наличие единственного штампа, используемого в документообороте ООО "Нефтетранс-Челябинск".

При таких обстоятельствах, у суда апелляционной инстанции отсутствуют достаточные основания для вывода о нереальности заявленных налогоплательщиком хозяйственных операций по приобретению дизельного топлива у ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс".

Привлечение налогоплательщика к ответственности и вменение ему в обязанность уплату налогов не может основываться на предположениях налогового органа и должно подтверждаться бесспорными доказательствами.

В соответствии с позицией, изложенной в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, содержат устранимые недостатки, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды. Выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций, либо осведомленности налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

Между тем бесспорных доказательств данного факта налоговым органом не представлено.

В соответствии с положениями ст.ст. 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действия (бездействия), возлагается на соответствующий орган или должностное лицо.

Налогоплательщиком представлены все необходимые первичные документы, которые подтверждают факт поставки товаров, подписанные в двустороннем порядке.

Учитывая вышеизложенное, налоговым органом не было представлено достаточных доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что поставка товаров не носила реальный характер.

Следовательно, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии достаточных доказательств, которые бы бесспорно свидетельствовали о получении необоснованной налоговой выгоды заявителем при совершении хозяйственных операций с ООО "Эгида", ООО ТК "Баррель" и ООО "Нефтетранс".

В рамках рассмотрения апелляционной жалобы таких доказательств налоговым органом также не представлено.

Между тем, согласно ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционный суд может отменить или изменить решение арбитражного суда первой инстанции только в том случае, если установит неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными; несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Таких оснований апелляционным судом не установлено.

Как усматривается из решения, судом первой инстанции полно выяснены все обстоятельства, имеющие значение для дела, рассмотрены и оценены доводы обеих сторон, сделанные выводы подтверждены ссылками на доказательства, приобщенные к материалам дела, и соответствуют установленным обстоятельствам.

Также в ходе проведения выездной налоговой проверки инспекцией установлена совокупность фактов, свидетельствующих об отсутствии реальности сделок по оказанным услугам и выполненным работам от имени организации UGOLD LIMITED (далее также исполнитель), что привело к завышению расходов по налогу на прибыль организаций в сумме 403 418 739,06 рублей и неполной уплате налога на прибыль организаций за 2013 год в сумме 80 683 747,81 рублей.

Организация UGOLD LIMITED является основным акционером АО "ЮГК" с 27.09.2007 (доля в уставном капитале составляет 99,995%), а также является акционером ООО "Управляющая компания ЮГК" ИНН 7451258929 с 07.12.2007 (доля в уставном капитале 5%).

UGOLD LIMITED рег 207079 зарегистрировано 04.09.2007 по адресу: Республика Кипр, г.Никосия, Кеннеди, 12 Бизнес центр Кеннеди, 2 этаж, 1703. Руководители: Натали Гурегян и Стела Якову Крисостому с 05.09.2012. Количество сотрудников - 2 человека.

По сведениям, полученным от Федеральной антимонопольной службы (вх.002341дсп от 06.02.2015 исх. N 2-1-06/0002дсп от 30.01.2015) UGOLD LIMITED в периоде 2013-2014 годов не осуществляло финансово- хозяйственную деятельность, о чем свидетельствует непредставление отчетности за данные периоды.

Согласно сведениям программных продуктов компании "BureauvanDijk", (запрос от 10.09.2015 N 11- 19/1/16950дсп@, ответ от 06.10.2015N08214дсп), в состав бывшего руководства UGOLD LIMITED в том числе с 12.09.2011 входили: Бергер Р.В., Федосеев В.В., Ивлева Л.В., Струков К.И.

Из материалов выездной налоговой проверки установлено, что ОАО "ЮГК" (далее - Заказчик) с организацией UGOLD LIMITED (далее - Исполнитель) заключило договоры на оказание услуг от 12.12.2012 N 36-ГД, от 12.12.2012 N 38-ГД, со стороны UGOLD LIMITED подписанные от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому.

Пунктом 1.1 договора от 12.12.2012 N 36-ГД установлено, что предметом договора является оказание услуг:

- по сбору информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота;

- по оформлению геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота.

Исполнитель оформляет геологическую документацию на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота на русском языке в одном экземпляре (пункт 1.2 вышеуказанного договора).

Согласно пункту 1.3 указанного договора, сроки исполнения услуг: с момента заключения договора до 28.02.2013.

Общая стоимость услуг составляет 11 705 600 долл. США, в том числе НДС - 1 785 600 долл. США.

В рамках данного договора, как следует из акта N 008 сдачи приемки оказанных услуг от 21.01.2013, UGOLD LIMITED сдало, а ОАО "ЮГК" приняло по договору от 12.12.2012 N 36-ГД следующие услуги:

- сбор информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота;

- оформление геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота. Стоимость услуг согласно данному акту составила 11 705 600 долл. США, в том числе НДС - 1 785 600 долл. США. Данный акт подписан со стороны UGOLD LIMITED от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны ОАО "ЮГК" подписан и.о. управляющего директора Бергером Р.В..

В качестве результата оказания услуг налогоплательщиком представлен отчет "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота", который выполнен на 312 листах, скрепленных пластиковой пружиной. На титульном листе в верхней части листа заглавными буквами напечатано название исполнителя работы "UGOLD LIMITED", посередине листа расположено название работы "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота". В нижней части листа стоят подписи, выполненные от имени директоров Натали Гурегян и Стелла Иакову Крисостому чернилами синего цвета. Подписи скреплены оттиском печати синего цвета, по кромке печати указано "UGOLD LIMITED". На внутренней части оттиска указано: Republic of Cyprus, 2007. На последнем листе отчета отсутствуют какие-либо печати и подписи.

Оплата услуг по договору от 12.12.2012 N 36-ГД, заключенному с UGOLD LIMITED, АО "ЮГК" производилась следующим образом:

- 20.06.2013 на сумму 158 592 993,75 руб. (4 937 500 долл. США), банковский ордер N 1907337, заявление на перевод валюты от 20.06.2013;

- 13.11.2013 на сумму 163 463 867,00 руб. (4 982 500,00 долл. США), платежное поручение N 541 от 13.11.2013.

Согласно условию дополнительного соглашения от 12.03.2013 стоимость услуг по договору от 12.12.2012 N 36-ГД должна быть оплачена Заказчиком не позднее 01.06.2013. Таким образом, оплата по договору от 12.12.2012 N36-ГД осуществлена спустя 4 месяца после срока оплаты, установленного договором, без уплаты неустойки.

Однако, АО "ЮГК" в июне 2013 года оплачивает меньше половины стоимости оказанных услуг. При этом согласно представленной налогоплательщиком информации UGOLD LIMITED не предъявляло налогоплательщику требований об уплате неустоек, тогда как пунктом 6.2 договора от 12.12.2012 N 36-ГД предусмотрено, что в случае нарушения АО "ЮГК" срока оплаты цены договора и (или) возмещения, понесенных UGOLD LIMITED расходов, исполнитель вправе предъявить требование об уплате неустойки в размере банковской ставки рефинансирования Центрального банка России от общей суммы договора, за каждый день просрочки.

Кроме того, ОАО "ЮГК" (заказчик) с организацией UGOLD LIMITED (подрядчик) заключило договор на оказание услуг от 12.12.2012 N 38-ГД.

Пунктом 1.1 договора от 12.12.2012 N 38-ГД установлено, что предметом договора является выполнение в соответствии с условиями данного договора и техническим заданием работы по объекту: "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения". Информация по результатам работы по объекту предоставляется Подрядчиком Заказчику на электронном носителе информации. Согласно пункту 2.1 договора работы по данному договору выполняются в соответствии с техническим заданием.

Стоимость работ по указанному выше договору определяется в сумме равной 2 926 400 долларов США, в том числе НДС - 446 400 долларов США (пункт 3.1 договора от 12.12.2012 N 38-ГД).

Пунктом 3.2 данного договора определено, что расчет по договору производится Заказчиком до 30.06.2013, при условии соответствия выполненных работ техническому заданию, передачи Подрядчиком геологической информации на электронном носителе и после подписания сторонами акта сдачи-приемки выполненных работ.

К договору от 12.12.2012 N 38-ГД на оказание услуг АО "ЮГК" представлено приложение N 1 - "Техническое задание на выполнение работ по объекту".

В рамках данного договора на основании акта от 13.05.2013 N 012 сдачи- приемки работ UGOLD LIMITED сдает, а АО "ЮГК" принимает следующие работы: создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения. Стоимость услуг, согласно данному акту, составляет 2 926 400 долл. США, в том числе НДС - 446 400 долл. США. Данный акт подписан со стороны UGOLD LIMITED от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны ОАО "ЮГК" подписан и.о. управляющего директора Лукьяновым Ю.А. на основании доверенности.

В качестве результата оказания услуг налогоплательщиком представлен отчет "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения", который выполнен на 411 листах. Электронные носители информации, предусмотренные предметом договора, налогоплательщиком не представлены, при этом по требованию от 31.05.2016 N 29 АО "ЮГК" представлены пояснения, из которых следует, что отчет был передан как на бумажном, так и на электронном носителе.

Услуги по договору от 12.12.2012 N 38-ГД, заключенному с UGOLD LIMITED, АО "ЮГК" оплачивает на сумму 81 362 848 руб. (2 480 000 долл. США) платежным поручением от 13.11.2013 N 542. Таким образом, оплата по договору от 12.12.2012 N 38-ГД осуществлена АО "ЮГК" спустя 5 месяцев после срока оплаты, установленного договором, без уплаты неустойки.

Из представленного АО "ЮГК" на проверку "регистра косвенных затрат по производству и реализации продукции" и расшифровки по строке "прочие" данного регистра за 2013 год налоговым органом установлено, что налогоплательщик в налоговом учете затраты на оплату услуг по договору от 12.12.2012 N 36-ГД в сумме 299 648 480 руб. и по договору от 12.12.2012 N 38- ГД в сумме 77 085 592 руб. единовременно относит на расходы по налогу на прибыль организаций за 2013 год в строке "расходы на доразведку месторождений".

Налоговым органом в оспариваемом решении отмечено, что в актах сдачи приемки оказанных услуг от 21.01.2013N 008, от 13.05.2013 N 012 не поименовано место составления документа, следовательно, невозможно определить, где и каким способом были переданы результаты выполненных работ, оказанных услуг. Кроме того, в вышеуказанном акте отсутствует информация о периоде, в течение которого услуги оказывались; не описаны конкретные действия исполнителя, их характер, объем; отсутствует информация об оформлении результатов (письменно, устно и т.д.). Следовательно, акты не содержат каких-либо сведений, характеризующих совершенные хозяйственные операции, отсутствуют виды и способы предоставления услуг и выполнения работ, отсутствуют сведения о фактическом объеме и о порядке выполнения работ и оказания услуг. Таким образом, отсутствие необходимой информации указывает на формальное составление актов.

С целью установления фактического исполнителя работ (услуг) по договору от 12.12.2012 N 36-ГД налоговым органом проведен анализ имеющихся в инспекции документов, ранее представленных АО "ЮГК", а именно, письмом от 24.03.2015 N 73 представлен "Рабочий проект разработки месторождения "Западный Курасан" открытым способом", который датирован 2006 годом, выполнен Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО "Челябинская угольная компания", заказчик - ЗАО "Южуралзолото", г.Копейск (далее - "Рабочий проект, 2006 г.").

Также в ходе проверки в целях подтверждения того, является ли документация, представленная налогоплательщиком, достоверной и связанной с производственной необходимостью налоговым органом привлечен специалист Думчев А.И., начальник геолого-экономического отдела ООО ГК "Геокомплекс", являющийся специалистом в области геологии месторождений твердых полезных ископаемых.

Согласно письменному мнению (пояснению) специалиста от 31.05.2016, а также протоколу допроса Думчева А.И. от 31.05.2016 N 375 установлено, что текстовая часть отчета "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота", выполненная в рамках договора от 12.12.2012 N 36-ГД, полностью идентична тексту, содержащемуся в отчете "Рабочий проект разработки месторождения "Западный Курасан" открытым способом", выполненному в 2006 году и прошедшем экспертизу и государственную регистрацию.

Также, в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля постановлением от 08.08.2016 N 15 назначена сравнительная экспертиза документов: отчета "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота" от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED в рамках договора от 12.12.2012 N36-ГД, и "Рабочего проекта разработки месторождения "Западный Курасан" открытым способом", который датирован 2006 годом, выполненного Цехом проектно- конструкторского бюро ОАО "Челябинская угольная компания".

Из заключения эксперта от 19.08.2016 N 3/16-н следует, что отчет "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота", выполненный от имени UGOLD LIMITED, 2013 г, по сравнению с "Рабочим проектом разработки месторождения "Западный Курасан" открытым способом", выполненный Цехом Проектно- конструкторского бюро ОАО по добыче угля "Челябинская угольная компания", 2006 г., отсутствует какая-либо новая или уникальная информация. Текстовая часть отчета "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота" является полной компиляцией "Рабочего проекта разработки месторождения "Западный Курасан" открытым способом, выполненного Цехом ПКБ ОАО "ЧУК".

По договору от 12.12.2012 N 38-ГД согласно акту от 13.05.2013 N 012 АО "ЮГК" приняло отчет "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения".

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией также установлено, что АО "ЮГК" (Заказчик) с Представительством компании "SRK" заключило договор об оказании консультационных услуг от 23.12.2011 N RU00316. По результатам оказанных услуг компанией "SRK" АО "ЮГК" получило "Отчет о моделировании, месторождение Кочкарское" (далее - Отчет о моделировании, SRK 2011 года).

В целях подтверждения того, является ли документация, представленная налогоплательщиком, достоверной и связанной с производственной необходимостью, был привлечен специалист Думчев А.И., начальник геолого-экономического отдела ООО ГК "Геокомплекс". Анализ сопоставления Отчета "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения", выполненного от имени UGOLD LIMITED в 2013 году и Отчета "О моделировании, месторождение Кочкарское", выполненного SRK в 2011 году, показал, что отчет, выполненный от имени UGOLD LIMITED, идентичен отчету, выполненному SRK, так как текстовая часть Отчета "Создание баз данных о геологической информации и моделировании "Кочкарского месторождения", выполненная в рамках договора от 12.12.2012 N 38-ГД, скомпилирована из информации, содержащейся в Отчете "О моделировании, месторождение Кочкарское" (SRK Consulting (Russia) Ltd., 2011 года), что подтверждается мнением специалиста Думчева А.И. от 31.05.2016.

В ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля постановлением от 08.08.2016 N 16 назначена сравнительная экспертиза документов: Отчета "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения", выполненного UGOLD Limited, 2013 г. в рамках договора от 12.12.2012 N 38-ГД, и Отчета "О моделировании, месторождение Кочкарское", выполненного SRK Consulting (Russia) Ltd, 2011 г.

Из заключения эксперта от 19.08.2016 N 4/16-н следует, что в Отчете "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения", выполненном UGOLD Limited, 2013 г. в рамках договора от 12.12.2012 N38-ГД, по сравнению с Отчетом "О моделировании, месторождение Кочкарское", выполненным SRK Consulting (Russia) Ltd, 2011 г., отсутствует какая-либо новая или уникальная информация.

Текстовые части рассматриваемых отчетов практически полностью совпадают, принципиальное отличие данных документов заключается в наличии в Отчете "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения" приложения: "База данных" (с. 24-401), - ссылка на которое отсутствует в основном тексте. Вывод о "перспективности метода скважинной отбойки на Кочкарском месторождении", приведенный на стр.23 Отчета "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения" 97 Ugold Limited, нельзя назвать принципиальным отличием, поскольку он не обоснован соответствующими экономическими показателями.

Согласно условиям договора от 12.12.2012 N 36-ГД, заключенного между АО "ЮГК" и UGOLD LIMITED, предметом договора является оказание услуг: по сбору информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота; по оформлению геологической документации на завершение отработки Западно- Курасанского месторождения золота. Таким образом, в предмете договора, как и в его тексте, отсутствует указание на создание 3D модели месторождения.

Помимо прочего, в договоре также не указано, что к нему прилагаются дополнения или приложения, в которых указывается основной предмет договора, при этом предмет, указанный в самом договоре, является вторичным. В ходе выездной налоговой проверки Обществом представлен акт сдачи- приемки оказанных услуг от 21.01.2013 N 008, согласно которому UGOLD LIMITED - сдал, а ОАО "ЮГК" - приняло по договору от 12.12.2012 N 36-ГД следующие услуги: сбор информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота; оформление геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота. При этом, в акте сдачи-приемки оказанных услуг от 21.01.2013 N 008 отсутствуют сведения о какой-либо 3D модели.

В ходе проведения выездной налоговой проверки налогоплательщик представил в инспекцию протокол от 10.07.2013 N 115 производственного совещания АО "ЮГК", согласно которому был рассмотрен отчет компании UGOLD LIMITED по сбору информации и оформлению геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота. Согласно указанному протоколу на собрании от АО "ЮГК" присутствовали: и.о. управляющего директора Лукьянов Ю.А.; главный инженер Лобанов Е.А.; главный маркшейдер Медведев Б.В.; главный экономист Мансурова Ф.Д.; главный геолог Федосеев В.В.; начальник ПТО Казилов П.В.

С целью подтверждения проведения производственного совещания и рассмотрения на нем результатов работ и услуг, выполненных UGOLD LIMITED и составления по его результатам протокола, в порядке статьи 90 НК РФ инспекцией проведены допросы в качестве свидетелей указанных выше лиц, по результатам проведенных допросов инспекцией установлено, что ни один из участников комиссии по рассмотрению материалов отчета "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота" не подтвердил принятие в работу данного отчета путем рабочего совещания и составления по его итогам протокола.

Согласно протоколу от 26.12.2014 N 40 заседания территориальной комиссии по запасам Департамента по недропользованию по Уральскому федеральному округу (далее - протокол ТКЗ), представленному Территориальным фондом геологической информации по Уральскому федеральному округу (запрос от 27.11.2015 N 1-11/1/23112, ответ от 07.12.2015 N23646), по состоянию на 01.01.2012 утверждены балансовые и забалансовые запасы рудного золота и серебра месторождения Западный Курасан.

Согласно протоколу ТКЗ от 26.12.2014 N 40 переоценка запасов месторождения Западный Курасан производилась на основании:

1) материалов "Отчета по перерасчету запасов месторождения рудного золота Западный Курасан на основании разработанных постоянных разведочных кондиций по состоянию на 01.01.2012", ответственный исполнитель Думчев А.И., ООО Геологическая компания "Геокомплекс";

2) заключения экспертной комиссии Уральского филиала ФБУ "ГКЗ" (г.Екатеринбург) N 675-зак. о результатах проведения государственной экспертизы материалов отчета;

3) заключения внештатных экспертов Уральского филиала ФБУ "ГКЗ" (г.Екатеринбург) Яковлевой Е.И., Баль В.И.;

4) протокола от 21.05.2013N 429 заседания Территориальной комиссии по запасам полезных ископаемых по Челябинской области.

Работы по разработке и технико-экономическому обоснованию постоянных разведочных кондиций для подсчета запасов месторождения рудного золота Западный Курасан, а также сам подсчет данных запасов и сопровождение данных работ при проведении государственной экспертизы, были выполнены ООО ГК "Геокомплекс" за 1,5 млн. руб.

Таким образом, переоценка запасов фактически произведена иными организациями без учета результатов, "полученных" от иностранной организации UGOLD LIMITED.

Исходя из указанных обстоятельств, налоговый орган пришел к выводу, что договоры на оказание услуг от 12.12.2012 N 36-ГД и N 38-ГД и акты сдачи-приемки оказанных услуг от 21.01.2013 N008, от 13.05.2013 N012 составлены формально без намерения фактического оказания услуг UGOLD Limited, с целью получения заявителем необоснованной налоговой выгоды; невозможности включения спорных затрат в расходы для целей налогообложения.

Указанные обстоятельства суд апелляционной инстанции не может признать достаточными для вывода о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).

При этом расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, а под документально подтвержденными - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, предполагаются экономически оправданными и законными, если иное не доказано налоговым органом. Хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27.05.2003 N 9-П, недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно - оптимального вида платежа. Таким образом, в полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, при этом недопустимо доначисление налогов, исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического результата.

Гражданское законодательство Российской Федерации рассматривает предпринимательскую деятельность как самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли (пункт 1 статьи 2 ГК РФ). В определениях от 04.06.2007 N 320-О-П и N 366-О-П Конституционным судом Российской Федерации сформирована правовая позиция, согласно которой налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово- хозяйственной деятельности.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не признан проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией. В связи с этим, самостоятельное определение формы ведения предпринимательской деятельности (в том числе осуществление ее как одним субъектом предпринимательской деятельности, так и несколькими), особенности управления организацией, условия заключаемых гражданско-правовых договоров, ведение предпринимательской деятельности совместно с другими участниками гражданского оборота), отвечающее требованиям гражданского законодательства в Российской Федерации в отсутствие иных доказательств не могут сами по себе рассматриваться в качестве оснований для признания налоговой выгоды необоснованной.

Разрешение вопроса о добросовестности либо недобросовестности налогоплательщика при совершении действий, имеющих своим результатом получение налоговой выгоды, связано с установлением и исследованием фактических обстоятельств и представленных доказательств, подлежащих оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исходя из правовой позиции, выраженной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате.

Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения и использования капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала.

Экономическая обоснованность понесенных налогоплательщиком расходов определяется не фактическим получением доходов в конкретном налоговом (отчетном) периоде, а направленностью этих расходов на получение дохода, то есть обусловленностью экономической деятельности налогоплательщика.

С учетом изложенного все доводы инспекции, связанные с отсутствием у заявителя потребности в услугах и результатах работ, выполненных UGOLD LIMITED, отсутствием доказательств использования данных результатов во взаимоотношениях с уполномоченными в сфере добычи полезных ископаемых государственными органами, выбором исполнителя данных услуг апелляционным судом отклоняются как находящиеся вне сферы налогового контроля.

По смыслу вышеприведенных разъяснений налогового законодательства налоговый орган наделен полномочиями лишь по проверке реальности заявленных хозяйственных операций и соблюдения порядка их документального оформления. а также связи с осуществляемой предпринимательской деятельности.

В подтверждение реальности выполнения работ исполнителем заявителем в ходе налоговой проверки и рассмотрения дела в суде первой инстанции представлены надлежащим образом оформленные первичные документы: договоры, акты приемки выполненных работ, подписанные в двустороннем порядке от имени уполномоченных лиц.

Все представленные договоры и акты подписаны от имени исполнителя уполномоченными лицами, подлинность подписей которых налоговым органом не оспаривается.

Претензии налогового органа к формулировке условий договоров от 12.12.2012 N 36-ГД, от 12.12.2012 N 38-ГД, неточности описания их предмета апелляционный суд находит необоснованными и не имеющим правового значения для установления факта их реального исполнения с учетом фактического представления заявителем результатов выполненных UGOLD LIMITED работ.

Кроме того, апелляционный суд находит, что техническое задание к договору от 12.12.2012 N 38-ГД, вопреки доводам инспекции, охватывало создание электронной пространственной модели горных выработок и скважин, то есть так называемой 3D модели месторождения, равно как и акт N012 сдачи- приемки работ от 13.05.2013 UGOLD LIMITED предусматривал передачу результата моделирования Кочкарского месторождения.

Соответственно апелляционный суд не усматривает в представленных в подтверждение расходов документах нарушений порядка их оформления по содержанию и форме.

Что касается реальности выполнения работ, то в качестве результата оказания услуг по договору от 12.12.2012 N 36-ГД налогоплательщиком представлен отчет "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота", который выполнен на 312 листах. В качестве результата оказания услуг по договору от 12.12.2012 N 38-ГД налогоплательщиком представлен отчет "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения", который выполнен на 411 листах, а также диск содержащий 3D модель Кочкарского месторождения, выполненной в программе Micromine.

Согласно проведенного допроса свидетеля Ивлевой Л.В., которая являлась представителем UGOLD LIMITED с 2007 г. по 2016 г. в России, свидетель пояснил, что UGOLD LIMITED оказывало финансовые услуги (выдавало займы, вклад в уставный капитал) ОАО "ЮГК" в период с 2012 по 2014 г.г, а также выполняло работы и услуги для организации ОАО "ЮГК" по договорам З6-ГД, 38-ГД от 12.12.2012. Свидетель, также дала пояснения по конкретным обстоятельствам заключения спорных договоров и их выполнению, указав, что спорные работы выполнены UGOLD LIMITED с привлечением субподрядной организации.

Данные обстоятельства подтверждаются сведениями финансовой отчетности UGOLD LIMITED, согласно которым у UGOLD LIMITED имеется кредиторская задолженность порядка 18,5 млн. долларов США перед третьим лицом Berasheer Assets Ltd.

При этом выводы инспекции о вторичности указанных результатов работ, выполнении их иными лицами апелляционный суд находит необоснованными и неподтвержденными надлежащими доказательствами.

В силу ч. 1 ст. 95 НК РФ экспертиза назначается в случае, если для разъяснения возникающих вопросов требуются специальные познания в науке, искусстве, технике или ремесле.

Поскольку вопрос о научной (технической) ценности и новизне результатов выполненных UGOLD LIMITED работ выходи за пределы компетенции сотрудников налогового органа, данный вопрос мог быть разрешен только в ходе экспертизы.

В соответствии с ч. 1 ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются, в том числе заключения экспертов.

Между тем, исходя из ч. 3 ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Порядок проведения экспертизы в ходе налоговой проверки установлен ст. 95 НК РФ, согласно которой вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта. Кроме того, эксперт вправе знакомиться с материалами проверки, относящимися к предмету экспертизы, заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов. При назначении и производстве экспертизы проверяемое лицо имеет право представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта.

Как следует из материалов дела, сравнительная экспертиза была назначена постановлением инспекции N 15 от 08.08.2015, в распоряжение эксперта ФГБОУ ВО "Уральский государственный горный университет" Корнилкова М.В. налоговым органом представлены следующие материалы:

- договор N 36-ГД от 12.12.2012,

- отчет "Геологическая документация на завершение отработки Западно- Курасанского месторождения золота" от 2013 года, выполненный от имени UGOLD LIMITED.

- "Рабочий проект разработки месторождения "Западный Курасан" открытым способом", который датирован 2006 годом, выполненный Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО "Челябинская угольная компания".

Между тем, налогоплательщиком, 11.08.2016 представлено ходатайство о представлении дополнительных вопросов эксперту и дополнительных документов (15.08.2016 аналогичное ходатайство заявлено эксперту):

- приложение б/н к отчету "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота" от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED в количестве 20 книг на 8947 листах;

- планы горных работ по месторождению Западный Курасан, сделанные на основе 3D геологической модели в оболочке Micromine, сделанной компанией UGOLD LIMITED;

- приложения N 1 к договору N 36-ГД от 12.12.2012, которое содержало следующую информацию: "Цель проведения работ - Основная цель проведения работ по вышеуказанному договору в соответствии с данные требованиями - создание постоянно действующей ЗD модели месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации месторождения".

Между тем, в адрес АО "ЮГК" поступило письмо от 24.08.2016 от инспекции, согласно которого во время оформления заключения и формирования выводов экспертизы представление дополнительных документов не предусмотрено. В связи с чем, документы, представленные 17.08.2016 (вх.N 16933 от 17.08.2016) не могут быть переданы эксперту в качестве дополнительных материалов.

Таким образом, заключение эксперта основано только на сравнении текстовых частей рассматриваемых отчета и рабочего проекта, тогда как приложение отчета "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота" от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED в количестве 20 книг на 8947 листах, а также модель месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации месторождения, экспертом не были подвергнуты экспертизе.

При таких обстоятельствах апелляционный суд приходит к выводу, что заключение эксперта ФГБОУ ВО "Уральский государственный горный университет" Корнилкова М.В. не соответствует критерию полноты, а потому в силу ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не может быть принято в качестве допустимого доказательства.

При этом своим правом на проведение дополнительной экспертизы в связи с поступлением дополнительных материалов, предусмотренным ч. 10 ст. 95 НК РФ, налоговый орган не воспользовался.

К аналогичным выводам апелляционный суд приходит и в отношении заключения эксперта ФГБОУ ВО "Уральский государственный горный университет" Корнилкова М.В. от 19.08.2016 N 4/16-н, сделанного по результатам сравнения отчета "Создание баз данных о геологической информации моделирование Кочкарского месторождения" от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED в рамках договора N38-ГД от 12.12.2012, и отчета "Отчет о моделировании, месторождение Кочкарское", который датирован 2011 годом, выполненного Представительством компанией с ограниченной ответственностью "Эрсакей консалтинг (Россия) Лимитед".

В распоряжение эксперта были представлены следующие материалы:

- договор N 38-ГД от 12.12.2012, заключенных между ОАО "ЮГК" и UGOLD LIMITED;

- отчет "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождение" от 2013 года, выполненный от имени UGOLD LIMITED,

- "Отчет о моделировании, месторождение Кочкарское", который датирован 2011 годом, выполненным Представительством компанией с ограниченной ответственностью "Эрсакей консалтинг (Россия) Лимитед".

Между тем, налогоплательщиком, 11.08.2016 представлено ходатайство о представлении дополнительных вопросов эксперту и дополнительных документов (15.08.2016 аналогичное ходатайство заявлено эксперту) в принятии которых экспертом и налоговым органом было необоснованно отказано:

- приложения N 2 к договору N 38-ГД от 12.12.2012, согласно которого основная цель проведения работ по вышеуказанному договору в соответствии с данные требованиями - создание постоянно действующей ЗД модели месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации месторождения;

- копий приложения к отчету "Геологическая документация на завершение Кочкарского месторождения золота" в количестве 13 книг на 4984 листах), которое содержит геологическую базу данных на месторождение золота в виде таблицы с координатами и содержанием золота в каждой точке Кочкарского месторождения;

- планы горных работ по Кочкарскому месторождению.

По аналогичным мотивам заслуживают критики и пояснения специалиста Думчева Анатолия Ивановича, привлеченного налоговым органом.

В свою очередь заявителем представлены заключения экспертов ФГБОУ ВПО "Магнитогорский государственный Технический университет им. Г.И. Носова (Институт горного дела и транспорта); ЗАО "Геоэксперт", ФГУАОУ ВО "НИТУ "МИСиС", АО "Иркутский научно-исследовательский институт благородных и редких металлов и алмазов", сделанные на основе, в том числе дополнительно представленных налогоплательщиком документов.

Согласно полученным заключениям целью работы по договору N 36-ГД от 12.12.2012 является создание постоянно действующей ЗD модели месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации. Результатом выполнения работы является модель месторождения, которая была представлена заказчику (согласно акту N 008 приема-передачи 3D модели от 21.01.2013), которая является уникальным самостоятельным продуктом, практическое значение которого не связано с последующим согласованием в государственных надзорных органах, а связано с использованием при ведении единой геологической и маркшейдерской документации с последующим внесением геологических и маркшейдерских данных, получаемых в результате эксплуатационной разведки и в процессе отработки месторождения. Данная модель также используется для разработки планов горных работ и моделирования вариантов отработки месторождения при изменении геологических и маркшейдерских данных о месторождении, колебаниях цен на рынках металлов, потребляемого сырья, материалов.

Также, в заключениях сделан вывод, что при разработке технической, проектной или геологической документации на одно и то же месторождение (объект), в случае представления заказчиком идентичной ранее полученной информации по месторождению (отчеты о инженерно-геологических изысканиях, выполненные проекты), исполнитель может в описательной части работы использовать одни и те же фразы, характеризующие месторождения (объекта) или существующее состояние горных работ. Но в любом случае исполнитель обязан ссылаться на ранее выполненные работы и результаты, используемые в данной работе.

В приложении к отчету "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота" от 2013 года, выполненному компанией UGOLD LIMITED, представлена геологическая база данных на месторождение золота в виде таблицы с координатами и содержанием золота в каждой точке, на основании которой программа "Micromine" может визуализировать месторождение.

В итоге в заключениях сделан вывод, что работы "Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота" от 2013 г., выполненные компанией UGOLD LIMITED и "Рабочий проект разработки месторождения "Западный Курасан" открытым способом", 2006 г., выполненный Цехом ПКБ ОАО "ЧУК", не идентичны, имеют различный результат и назначение.

Аналогичный вывод об отсутствии идентичности сделан экспертами в отношении отчета "Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождение", 2013 г., компания UGOLD LIMITED (411 с). 137 -"Отчет о моделировании, месторождение Кочкарское", выполненный SRK consulting (Russia) Ltd, 2011 г.

Аналогичные выводы сделаны в заключениях экспертов АО "Иркутский научно-исследовательский институт благородных и редких металлов и алмазов", ЗАО "Геоэксперт", Национального исследовательского технологического университета "Московский институт стали и сплавов".

Оценив указанные заключения с точки зрения их относимости и достоверности по правилам, установленным ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о допустимости данных доказательств в целях подтверждения самостоятельного характера работ, выполненных компания UGOLD LIMITED, оснований для переоценки которого апелляционный суд не находит, и в апелляционной жалобе не приведено.

Довод налогового органа о том, что оплата по договору от 12.12.2012 N 36- ГД осуществлена АО "ЮГК" спустя 4 месяца после срока оплаты, установленного договором, а оплата по договору от 12.12.2012 N 38-ГД 161 осуществлена АО "ЮГК" спустя 5 месяцев после срока оплаты, установленного договором, без уплаты неустойки, не имеет правового значения, поскольку не опровергает факт выполнения работ и не влияет на порядок налогообложения спорных операций.

Доводы налогового органа о том, что UGOLD LIMITED не отразило выручку от реализованных работ в рамках договоров N 36-ГД и N 38-ГД, признаются судом необоснованными, поскольку в финансовой отчетности, представленной UGOLD LIMITED в ответ на запрос АО "ЮГК", отражен ожидаемый доход от услуг, оказанных в отношении геологической документации по горнодобычным работам на Западно-Курасанском месторождении золота, на сумму 9 920 000 долл. США (без НДС), а также доход от работ, связанных с геологической информацией по Кочкарскому месторождению золота, на сумму 2 480 000 дол. США (без НДС).

Довод налогового органа о возврате налогоплательщику ранее уплаченных им денежных средств компании UGOLD LIMITED посредством предоставления в последующем компанией UGOLD LIMITED ему займа носит бездоказательный характер, а кроме того уже признан несостоятельным вышестоящим налоговым органом при рассмотрении апелляционной жалобы налогоплательщика. Также заявителем представлены доказательства возврата полученного от UGOLD LIMITED займа.

Учитывая вышеизложенное, налоговым органом не было представлено достаточных доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что выполнение работ не носило реальный характер.

Следовательно, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии достаточных доказательств, которые бы бесспорно свидетельствовали о получении необоснованной налоговой выгоды заявителем при совершении хозяйственных операций с компанией UGOLD LIMITED.

В рамках рассмотрения апелляционной жалобы таких доказательств налоговым органом также не представлено.

Между тем, согласно ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционный суд может отменить или изменить решение арбитражного суда первой инстанции только в том случае, если установит неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными; несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Таких оснований апелляционным судом не установлено.

Как усматривается из решения, судом первой инстанции полно выяснены все обстоятельства, имеющие значение для дела, рассмотрены и оценены доводы обеих сторон, сделанные выводы подтверждены ссылками на доказательства, приобщенные к материалам дела, и соответствуют установленным обстоятельствам.

Как следует из оспариваемого решения, налоговый орган пришел к выводу, что налогоплательщиком в нарушение п. 4 ст. 258 и п. 3 ст. 268 НК РФ неверно определены ОКОФ и группа амортизации, в результате чего неправильно определен срок полезного использования кислородной станции инв. N 0002192 для целей налогового учета, что привело к занижению налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2013 год в размере 10 946 999 рублей и неуплате налога на прибыль организаций за 2013 год в сумме 2 189 400 рублей, за 2014 год к увеличению убытка в размере 7 831 335 рублей. Кроме того, АО "ЮГК" занижена среднегодовая стоимость имущества в связи с неверным определением срока полезного использования основного средства "Кислородная станция" инвентарный N 0002192, что привело к неуплате налога на имущество организаций за 2012 год в сумме 569 753 рублей.

Так, в ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что АО "ЮГК" основное средство - "станция кислородная" отнесло к первой группе амортизации, что подтверждается актом приема-передачи объекта основных средств от 31.12.2011 N 00000287. При анализе акта приема - передачи объектов основных средств от 31.12.2011 N0000287 (ф.NОС-1), инвентарной карточки инв.N002192, паспорта на "кислородную станцию Elegant VPSAO-3000-4B" установлено, что АО "ЮГК" для данного оборудования установило ОКОФ 14 2912132, и отнесло имущество к компрессорам передвижным и специальным.

В ходе анализа указанных документов инспекцией установлено, что спорное оборудование ОАО "Иргиредмет" приобреталось у иностранной организации VIVID INTERNATIONAL TRADE CO.LIMITED почтовый адрес: CHINA, SHANGHAL B1006, 12 YUMIN ROAD BEIJING P.R. Страна изготовителя - КНР (Китай). Номер таможенной декларации 10216100/081211/0130382.

По информации, имеющейся в налоговом органе, по контрагенту ОАО "Иргиредмет" имеется ГТД 10216100/081211/0130382, которая подтверждает факт поступления оборудования - 08.12.2011. В строке 31 данной ГТД указано описание и характеристика товара, код товара ОКП 364100. По "ОК 005-93" Общероссийского классификатора продукции", утвержденному Госстандартом России от 30.12.1993 N 301, установлено, что к коду товара ОКП 364100 относятся "установки воздухоразделительные и редких газов".

В классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 N 1, к подразделу "Машины и оборудование" относится все недолговечное имущество со сроком полезного использования от 1 года до 2 лет, представляют собой оборудование ОКОФ 14 2912132 - "Компрессоры передвижные".

По мнению налогового органа, рассматриваемое имущество не может передвигаться и не относится к компрессору передвижному, по этой причине инспекцией сделан вывод о том, что общество данное оборудование неправильно отнесло к первой группе амортизации. Следуя своему выводу, инспекцией данное основное средство отнесено к 5 амортизационной группе, для которой срок полезного использования установлен - от 7 до 10 лет или от 85 месяцев до 120 месяцев

В соответствии с п.1 ст.256 НК РФ амортизируемым имуществом в целях главы 25 НК РФ признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено главой 25 НК РФ), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 40 000 рублей.

При этом в силу ст. 253 НК РФ в состав расходов, связанных с производством и реализацией, включают суммы амортизации, начисленные по основным средствам и нематериальным активам, которые используют в производственной деятельности организации.

При определении налоговой базы по налогу на имущество организаций имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным в учетной политике организации (п. 1 ст. 375 НК РФ).

Согласно п. 1 ст. 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями настоящей статьи и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1 утверждена Классификация основных средств, включаемых в амортизационные группы.

Согласно указанной Классификации основных средств, в редакции, действующей в период приобретения спорного оборудования, к первой амортизационной группе относятся машины и оборудование, среди которых названы Компрессоры передвижные и специальные (ОКОФ 14 2912132).

Аналогичные правила закреплены в п. 20 ПБУ 6/01 "Учет основных средств", утвержденного Приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, и п. 59 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных Приказом Минфина России от 13.10.2003 N 91н, срок полезного использования объекта основных средств определяется организацией при принятии объекта к бухгалтерскому учету. Определение срока полезного использования объекта основных средств производится исходя из: ожидаемого срока использования этого объекта в соответствии с ожидаемой производительностью или мощностью; ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды, системы проведения ремонта; нормативно-правовых и других ограничений использования этого объекта (например, срок аренды).

При установлении кода ОКОФ налогоплательщик руководствовался техническим паспортом объекта и его действительным технологическим предназначением в производстве. В данном случае код ОКОФ присвоен налогоплательщиком с учетом технических характеристик и планируемого участия в производственном процессе.

При этом налоговый орган надлежащим образом не доказал, что объект основных средств "Кислородная станция" не является передвижным, и не может относиться к компрессору передвижному. Согласно технической характеристике указанного объекта предполагается его свободное передвижение. Налоговым органом не приведено оснований со ссылкой на паспорт на "кислородную станцию Elegant VPSAO-3000-4B", что спорное оборудование не может быть отнесено организацией исходя из ожидаемого срока использования этого объекта в соответствии с ожидаемой производительностью или мощностью, а также целью его использования в производстве к ОКОФ 14 2912132 - "Компрессоры передвижные", включаемой в первую амортизационную группу.

Таким образом, выводы налогового органа о занижении налоговой базы по налогу на прибыль за 2013 год в размере 10 946 999 рублей и неуплате налога на прибыль организаций за 2013 год в сумме 2 189 400 рублей, за 2014 год к увеличению убытка в размере 7 831 335 рублей, а также к неуплате налога на имущество организаций за 2012 год в сумме 569 753 рублей являются необоснованными и на подтверждены соответствующими доказательствами.

Также в апелляционной жалобе налоговым органом не опровергнуты выводы суда первой инстанции о том, что инспекцией неверно рассчитаны расходы, в частности, не отражено увеличение расходов по буровому станку СБШ-250МНА-32 N 1528 в 2013, 2014 годах.

Так, в ходе выездной налоговой проверки АО "ЮГК" представлены уточненный расчет убытка от реализации основных средств за 2012 год и уточненный расчет убытков, принятых в расходы в 2013- 2014 годах, в котором налогоплательщиком произведен расчет убытка от реализации бурового станка СБШ -250 МНА-32 N 1528 (убыток увеличен на 4 880 424 рублей), сумм убытков от реализации амортизируемого имущества, относящихся к расходам отчетного (налогового) периода в 2013 - 2014 годах (увеличены расходы на 1 095 832,57 рублей за 2013 год, и на 1 095 832,57 рублей за 2014 год). Нарушения по учету убытка от реализации основного средства, а также сумм убытков от реализации амортизируемого имущества, относящихся к расходам отчетного (налогового) периода в 2013 - 2014 годах по буровому станку СБШ - 250 МНА-32 N 1528, в оспариваемом решении отсутствуют, уточненные расчеты убытка инспекцией не оспариваются.

При этом налоговые периоды 2012-2014 гг. относятся к периоду, охваченным выездной налоговой проверкой, в связи с чем налоговый орган с учетом целей налогового контроля не вправе ссылаться лишь на формальное непредставление налогоплательщиком уточненной налоговой декларации за 2012 год.

Как определено в ст. 87 НК РФ целью камеральной и выездной налоговых проверок является контроль за соблюдением налогоплательщиком, плательщиком сборов или налоговым агентом законодательства о налогах и сборах.

При обнаружении любого несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком налоговый орган должен сообщить о нем налогоплательщику.

При этом инспекция вправе требовать у налогоплательщика, а последний, соответственно вправе представить пояснения или внести исправлений по выявленным ошибкам, противоречиям и несоответствиям, что в данном случае налогоплательщиком и было сделано.

Так, заявитель до окончания выездной налоговой проверки внес соответствующие исправления в бухгалтерский учет, что не противоречит налоговому законодательству.

Таким образом, вывод налогового органа о непризнании права налогоплательщика на увеличение расходов на 1 095 832,57 рублей за 2013 год, и на 1 095 832,57 рублей за 2014 год, обоснованно признан судом первой инстанции неправомерным.

Как следует из оспариваемого решения, АО "ЮГК" в нарушение п. 1 ст. 394 НК РФ неправомерно применена ставка земельного налога 0,3% по следующим земельным участкам: 74:06:0701001:0463, 74:06:0701001:0464, 74:06:0701001:0491, 74:06:0701001:0492, 74:06:0701001:0493, 74:06:0701001:0494, 74:06:0701001:0495, 74:06:0701001:0496, 74:06:0701001:0497, 74:06:0701001:0498, 74:06:0701001:0518, 74:06:0701001:0519, 74:06:0701001:0520, 74:06:0703001:0290, 74:06:0703001:0291, 74:06:0703001:0292, 74:06:0703001:0293, 74:06:1803001:273, 74:06:1803001:274, 74:06:1803001:275, 74:06:1803001:276, 74:22:0210001:0072, 74:22:0210001:0047, 74:22:0210001:366, 74:22:0210001:367, 74:23:1002004:51, 74:23:1002004:80, 74:23:1002004:83, 74:23:1002004:89, 74:26:0000000:109, 74:26:0000000:116, 74:26:0000000:125, 74:26:0000000:52, 74:26:2005003:13, 74:26:2005003:14, 74:26:2005003:40, 74:26:2005003:8, 74:26:2005003:9, 74:26:2301002:164, 74:26:2301002:27, 74:26:2301007:43.

Основанием для такого вывода инспекции послужило то, что в 2012-2014 годах АО "ЮГК" не осуществляло на спорных земельных участках какие - либо виды экономической деятельности, относящиеся к ведению сельского хозяйства, для которых законодательством была установлена ставка земельного налога 0,3%.

Свои доводы налоговый орган основывает также на отсутствии в бухгалтерском учете расходов по содержанию сельскохозяйственных земель, отсутствии выручки от сельхозпродукции, отсутствии на балансе предприятия сельскохозяйственной техники.

Согласно п. 1, 2 ст. 387 НК РФ земельный налог устанавливается настоящим Кодексом и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований, вводится в действие и прекращает действовать в соответствии с настоящим Кодексом и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований и обязателен к уплате на территориях этих муниципальных образований. Устанавливая налог, представительные органы муниципальных образований (законодательные (представительные) органы государственной власти городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя) определяют налоговые ставки в пределах, установленных настоящей главой.

В соответствии с п. 1 ст. 388 НК РФ налогоплательщиками признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками, признаваемыми объектом налогообложения в соответствии со статьей 389 настоящего Кодекса, на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения, если иное не установлено настоящим пунктом.

Объектом налогообложения в соответствии со ст. 389 НК РФ признаются земельные участки, расположенные в пределах муниципального образования

Как определено в п. 1 ст. 390 НК РФ налоговая база определяется как кадастровая стоимость земельных участков, признаваемых объектом налогообложения в соответствии со статьей 389 настоящего Кодекса.

Статьей 394 НК РФ установлено, что налоговые ставки устанавливаются нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований (законами городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя) и не могут превышать, в частности 0,3 процента в отношении земельных участков отнесенных к землям сельскохозяйственного назначения или к землям в составе зон сельскохозяйственного использования в населенных пунктах и используемых для сельскохозяйственного производства.

В соответствии со ст. 2 Решения от 31.08.2011 N 62 Совета депутатов Пластовского городского поселения Челябинской области "Об утверждении Положения о земельном налоге в Пластовском городском поселении", п. 2 Решения от 21.03.2011 N07 Совета депутатов Краснинского сельского поселения Верхнеуральского муниципального района Челябинской области "Об установлении налога на землю", п.2 Решения от 12.08.2011 N13 Совета депутатов Демаринского сельского поселения "Об утверждении Положения "О земельном налоге в Демаринском сельском поселении" в проверяемых периодах установлены налоговые ставки 0,3 процента в отношении земельных участков земли сельскохозяйственного использования.

Согласно статье 77 Земельного кодекса Российской Федерации землями сельскохозяйственного назначения признаются земли, находящиеся за границами населенного пункта и предоставленные для нужд сельского хозяйства, а также предназначенные для этих целей. В составе земель сельскохозяйственного назначения выделяются сельскохозяйственные угодья, земли, занятые внутрихозяйственными дорогами, коммуникациями, лесными насаждениями, предназначенными для обеспечения защиты земель от воздействия негативных (вредных) природных, антропогенных и техногенных явлений, водными объектами, а также зданиями, строениями, сооружениями, используемыми для производства, хранения и первичной переработки сельскохозяйственной продукции.

Как следует из материалов дела земельные участки АО "ЮГК", по которым доначислен земельный налог, имеют следующую категорию земель и виды разрешенного использования:

- земли сельскохозяйственного назначения для ведения личного подсобного хозяйства;

- земли сельскохозяйственного назначения для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства;

- земли сельскохозяйственного назначения для сельскохозяйственного производства,

что подтверждается свидетельствами о государственной регистрации, кадастровыми паспортами земельных участков.

Кроме того, 29.09.2016 в ходе рассмотрения в инспекции материалов проверки и результатов дополнительных мероприятий налогового контроля налогоплательщик представил договоры безвозмездного пользования по спорным земельным участкам, заключенным АО "ЮГК" с физическими лицами. Согласно данным договорам АО "ЮГК" передало физическим лицам: Кузьминову М.А., Молчанову А.В., Девятаевой Т.Н., Евдокимову Д.А. (для сенокошения и выпаса скота) на безвозмездной основе рассматриваемые земельные участки.

Таким образом, апелляционный суд приходит к выводу, что спорные земельные участки имеют вид разрешенного использования земли сельскохозяйственного назначения и фактически использовались для сельскохозяйственного производства, в связи с чем отвечают условиям применения ставки земельного налога 0,3%, указанным в ст. 394 НК РФ.

При этом апелляционный суд находит верным отклонение судом первой инстанции акта внеплановой документарной проверки Управления по Челябинской области Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору N 15-ЗН от 14.03.2016 и постановление от 20.04.2016 по делу об административном правонарушении, поскольку данными актами был установлен факт невыполнения установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению, защите земель и охране почв, а также указано, что документы об использовании земельных участков отсутствуют. Фактов нецелевого использования земель в ходе указанной проверки не установлено.

Кроме того, апелляционный суд соглашается с позицией, изложенной в Письме Министерства Финансов Российской Федерации от 16.07.2014 N 03-05- 04-02/34879, в соответствии с которой в случае, если земельный участок признан уполномоченным органом неиспользуемым для сельскохозяйственного производства, налогообложение в отношении всего этого участка должно производиться по налоговой ставке, установленной представительным органом муниципального образования в отношении прочих земель и не превышающей 1,5 процента, начиная с налогового периода, в котором вынесено решение о выявленном нарушении, до начала налогового периода, в котором нарушение устранено.

Доказательств, свидетельствующих об использовании АО "ЮГК" спорных земельных участков для осуществления иных видов деятельности, не связанных с их целевым назначением (для сельскохозяйственного производств), в проверяемых периодах, налоговым органом не представлено.

Доказательств, что земельные участки АО "ЮГК" были принудительно изъяты в судебном порядке по основаниям, установленным ст. 6 Федерального закона от 24.07.2002 N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (в случае, если в течение трех и более лет подряд со дня возникновения у такого собственника права собственности на земельный участок он не используется для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности) инспекцией также не представлено.

При таких обстоятельствах у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления обществу земельного налога в сумме 2 447 300 рублей.

Учитывая вышеизложенное, решение инспекции правомерно признано судом первой инстанции недействительным в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 128 459 524 рублей, соответствующих сумм пени 33 427 700,50 рублей и штрафа 12 507 408,18 рублей, земельного налога в сумме 2 447 300 рублей, соответствующих сумм пени 494 398,54 рублей и штрафа 204 676,80 рублей, налога на добавленную стоимость в сумме 65 119 734 рублей, соответствующих сумм пени 7 620 114,70 рублей и штрафа 6 321 334,63 рублей, налога на имущество в сумме 579 328 рублей, соответствующих сумм пени 62 151,09 рублей и штрафа 13 771,95 рублей, завышения убытка по налогу на прибыль организаций за 2014 год в сумме 154 585 556 рублей.

Как усматривается из решения, судом первой инстанции в полном объеме выяснены все обстоятельства, имеющие значение для дела, рассмотрены и оценены доводы обеих сторон, а также доказательства в их совокупности и взаимосвязи, сделанные выводы подтверждены ссылками на доказательства, приобщенные к материалам дела, и соответствуют установленным обстоятельствам.

В рамках рассмотрения апелляционных жалобы доказательств несоответствия выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела налоговым органом не представлено.

Между тем, согласно ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционный суд может отменить или изменить решение арбитражного суда первой инстанции только в том случае, если установит неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными; несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Таких оснований апелляционным судом не установлено.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не установлено.

При указанных обстоятельствах решение суда первой инстанции не подлежит отмене, а апелляционная жалоба - удовлетворению.

Руководствуясь статьями 176, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 14.06.2017 по делу N А76-1115/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

 

Председательствующий судья

А.П. Скобелкин

 

Судьи

В.Ю. Костин
Ю.А. Кузнецов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А76-1115/2017


Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 14 декабря 2017 г. N Ф09-7900/17 настоящее постановление оставлено без изменения


Истец: АО "Южуралзолото Группа Компаний"

Ответчик: МИФНС России по крупнейшим налогоплатильщикам по Челябинской области