Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 апреля 2018 г. N 09АП-12295/18

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 апреля 2018 г. N 09АП-12295/18

 

г. Москва

 

10 апреля 2018 г.

Дело N А40-197931/17

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 апреля 2018 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 10 апреля 2018 года.

 

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Кочешковой М.В.,

судей:

Марковой Т.Т., Суминой О.С.,

при ведении протокола

секретарем судебного заседания Бабажановым Н.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу

ООО "Экожилсервис"

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 24.01.2018 г. по делу N А40-197931/17

принятое судьей Папелишвили Г.Н.

по заявлению ООО "Экожилсервис"

к Управлению Федеральной антимонопольной службы России по г. Москве,

третье лицо: ФГБУ НИЦ "Курчатовский институт"

о признании недействительным решения от 11.09.2017 по делу N 2-57-10864/77-17,

при участии:

от заявителя:

Генеральный директор ООО "Экожилсервис" Лотышев Е.В.;

от заинтересованного лица:

Михалева Н.А. по дов. от 26.12.2017;

от третьего лица:

не явился, извещен;

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Экожилсервис" (Заявитель, ООО "Экожилсервис", Общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы России по г. Москве о признании незаконным и отмене решения УФАС по г. Москве от 11.09.2017 г. по делу N 2-57-10864/77-17.

К участию в деле в качестве Третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета иска, привлечено ФГБУ НИЦ "Курчатовский институт".

Решением Арбитражного суда города Москвы от 24.01.2018 г. в удовлетворении заявления ООО "Экожилсервис" отказано.

ООО "Экожилсервис" обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить. По мнению Общества при вынесении обжалуемого решения судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельства дела.

В судебном заседании представитель ООО "Экожилсервис" доводы апелляционной жалобы поддержал, просил решение суда отменить.

Представитель Заинтересованного лица в судебном заседании с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Третье лицо по делу, надлежащим образом извещенное о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание представителей не направило, заявлений и ходатайств суду не представило.

Рассмотрев дело в порядке статей 123, 156, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, заслушав представителей сторон по делу, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены или изменения решения арбитражного суда, принятого в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 4 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, в круг обстоятельств, подлежащих установлению при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) госорганов входят проверка соответствия оспариваемого акта закону или иному нормативному правовому акту, проверка факта нарушения оспариваемым актом действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя, а также соблюдение срока на подачу заявления в суд.

При этом согласно части 5 статьи 200 АПК РФ с учетом части 1 статьи 65 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действие (бездействие).

В силу указанных норм и статьи 13 ГК РФ в круг обстоятельств, подлежащих установлению при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) госорганов входят проверка соответствия оспариваемого акта, действия (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту, факта нарушения оспариваемым актом, действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя, а также соблюдение срока на обращение с заявлением в суд.

Принимая оспариваемое решение, суд первой инстанции, вопреки доводам апелляционной жалобы, полно и всесторонне исследовал имеющие значение для правильного рассмотрения дела обстоятельства, применил и истолковал нормы материального права, подлежащие применению, и на их основании сделал обоснованный вывод об отсутствии в настоящем споре совокупности необходимых условий для удовлетворения заявленных требований.

Апелляционная коллегия поддерживает данный вывод суда первой инстанции исходя из следующего.

Судом первой инстанции установлено, что в УФАС по г. Москве поступила жалоба ООО "Экожилсервис" на действия Заказчика - НИЦ "Курчатовский институт" при проведении открытого конкурса на право заключения государственного контракта на оказание услуг по проведению внеплановой и плановой специальной оценки условий труда (СОУТ), идентификации производственных факторов, проведение измерений вредных факторов и оформление протоколов измерений, а также оценки профессиональных рисков на рабочих местах (Закупка N 0373100001017000476) в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 N44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд".

В результате рассмотрения жалобы, комиссия УФАС по г. Москве 11.09.2017 г. приняла решение по делу N 2-57-10864/77-17 о признании жалобы ООО "Экожилсервис" на действия НИЦ "Курчатовский институт" необоснованной.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правомерно и обоснованно исходил из следующего.

14.08.2017 г. ФГБУ НИЦ "Курчатовский институт" опубликовало извещение о проведении указанного открытого конкурса. Объектом закупки явились услуги по проведению внеплановой и плановой специальной оценки условий труда, а также услуги по оценке профессиональных рисков на рабочих местах.

В соответствии со статьей 22 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров, и обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

Так, в силу части 2 статьи 212 ТК РФ работодатель обязан обеспечить проведение специальной оценки условий труда.

Отношения, возникающие в связи с проведением специальной оценки условий труда, а также с реализацией обязанности работодателя по обеспечению безопасности работников в процессе их трудовой деятельности и прав работников на рабочие места, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда, регулируются Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. N 426-ФЗ "О специальной оценке условий труда" (далее - Закон о специальной оценке условий труда).

Специальная оценка условий труда является единым комплексом последовательно осуществляемых мероприятий по идентификации вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса и оценке уровня их воздействия на работника (часть 1 статьи 3 Закона о специальной оценке условий труда).

Пунктом 2 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 01.03.2012 г. N 181н предусмотрена реализация мероприятий по улучшению условий труда, в том числе оценка уровней профессиональных рисков.

Таким образом, действующим трудовым законодательством на работодателя возложена обязанность по проведению как специальной оценки условий труда, так и оценки уровней профессиональных рисков на рабочих местах.

Довод Заявителя об отсутствии правовых актов, регламентирующих порядок проведения оценки уровней профессиональных рисков, не свидетельствует о неправомерности закупки названых услуг, поскольку обязанность по проведению спорной оценки возложена на Заказчика, как на работодателя. В связи с чем, УФАС по г. Москве обоснованно не усмотрело в действиях Заказчика нарушений по закупке спорных услуг.

Закон о контрактной системе не устанавливает каких-либо запретов, изъятий или ограничений по закупке товаров, работ и услуг, удовлетворяющих потребности заказчика, в зависимости от наличия или отсутствия действующих правовых актов, определяющих обязательные требования к закупаемым товарам.

Довод заявителя о том, что документы, подлежащие разработке по итогам исполнения контракта, в силу требований Технического задания, относятся к управлению профессиональными рисками, а не к их оценке, мотивированные ссылками на статьи 209 ТК РФ, которой определен понятийно-категориальный аппарат названного закона, подлежит отклонению.

Так, в силу статьи 209 ТК РФ управление профессиональными рисками - комплекс взаимосвязанных мероприятий, являющихся элементами системы управления охраной труда и включающих в себя меры по выявлению, оценке и снижению уровней профессиональных рисков. Указанная дефиниция определяет содержание понятия "управление профессиональными рисками" при применении ТК РФ. В свою очередь, как оценка уровней профессиональных рисков, так и осуществление управления рисками являются обязанностью работодателя.

В связи с чем, как правильно указал суд первой инстанции, нет оснований полагать, что заказчик не вправе в рамках осуществления закупки сформировать Техническое задание, удовлетворяющее его потребность в проведении мероприятий по управлению профессиональными рисками.

Так, пунктами 7.10-7.16 Технического задания предусмотрен перечень документов, подлежащих сдаче заказчику по итогам оказания услуг по оценке профессиональных рисков.

Как указывает Заявитель, некоторые документы нельзя отнести непосредственно к оценке профессиональных рисков, поскольку в силу положений ТК РФ относятся к управлению соответствующими рисками.

К таковым, по мнению Заявителя, надлежит отнести: - перечень разрабатываемых и корректируемых документов, регламентирующих реализацию процессов оценки и управления профессиональными рисками; - руководство по управлению профессиональными рисками, порядок разработки мер управления рисками с учетом установленной иерархии мер управления и рекомендации по формированию плана по управлению рисками с учетом контрольных мер по подержанию запланированных уровней; - программы подготовки руководителей и специалистов, осуществляющих идентификацию опасностей и оценку профессиональных рисков, устанавливающих меры управления рисками и проведение обучающих семинаров. Данные документы, как указывает Заявитель не имеют отношения к оценке уровней профессиональных рисков в контексте ТК РФ, что свидетельствует о недопустимости их установления заказчиком в документации в качестве документов, подлежащих сдаче исполнителем контракта, при проведении названной закупки.

Вместе с тем, как утверждает сам Заявитель, содержание порядка проведения оценки профессиональных рисков на законодательном уровне не определен. Тот факт, что трудовое законодательство определяет оценку профессиональных рисков как часть управления не свидетельствует о том, что Заказчик с целью создания безопасных условий труда, предупреждения несчастных случаев на производстве, профессиональных заболеваний путем выявления, оценки и снижения уровней профессиональных рисков не вправе сформировать объект закупки на основании потребности в разработке некоторых документов по совершенствованию системы управления охраны труда.

При этом, в силу положений руководства, утвержденного Минздравом России (Р 2.2.1766-03), оценка профессионального риска включает в себя в том числе и выработку рекомендаций, в связи с чем представляется возможным сделать вывод о безосновательности указанного довода Заявителя.

Пунктом 1 части 1 статьи 33 Закона о контрактной системе установлено, что заказчик при описании в документации объекта закупки должен руководствоваться следующими правилами: описание объекта закупки должно носить объективный характер, в нем надлежит указывать функциональные, технические, качественные характеристики и эксплуатационные характеристики объекта закупки (при необходимости).

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях Президиума ВАС РФ от 28.12.2010 г. N 11017/10 от 29 января 2013 года N 11604/12, основной задачей законодательства, устанавливающего порядок проведения торгов, является не столько обеспечение максимально широкого круга участников закупок для государственных и муниципальных нужд, сколько выявление в результате торгов лица, исполнение контракта которым в наибольшей степени будет отвечать целям эффективного использования источников финансирования, предотвращения злоупотреблений в сфере размещения заказов. В этой связи включение в документацию о торгах условий, которые в итоге приводят к исключению из круга участников размещения заказа лиц, не отвечающих таким целям, не может рассматриваться как ограничение. Заказчик вправе определить в документации такие требования к качеству, техническим и функциональным характеристикам товара/работы/услуги, которые соответствуют его потребностям с учетом специфики его деятельности и обеспечивают эффективное расходование бюджетных средств. При этом необходимо отметить, что потребности Заказчика являются определяющим фактором при установлении им соответствующих требований.

Заявитель, как податель жалобы в антимонопольный орган, и лицо, участвующее в деле в соответствии с частью 9 статьи 105 Закона о контрактной системе обязан вместе с жалобой представить соответствующие его позиции доказательства, подтверждающие или опровергающие оспариваемые обстоятельства. Однако, как следует из материалов дела, Обществом такие документы приложены не были, обоснований и объективных доказательств предполагаемого ограничения количества участников закупки помимо субъективной оценки действий Заказчика, Заявителем представлено не было.

Часть 2 статьи 33 Закона о контрактной системе гласит, что документация о закупке должна содержать показатели, позволяющие определить соответствие закупаемых товара, работы, услуги установленным заказчиком требованиям. При этом указываются максимальные и (или) минимальные значения таких показателей, а также значения показателей, которые не могут изменяться.

В связи с тем, что предметом закупки явились услуги по проведению внеплановой и плановой специальной оценки условий труда, идентификации производственных факторов, проведению измерений вредных факторов и оформлению протоколов измерений, а также оценке профессиональных рисков на рабочих местах, Техническим заданием установлены требования к оказанию услуг, а именно приведены вредные и опасные факторы производственной среды и трудового процесса, подлежащие установлению и измерению исполнителем контракта при проведении специальной оценки условий труда.

В силу невозможности предвидения на этапе проведения закупки конкретных показателей, выявленных исполнителем контракта по итогам оказания услуг, УФАС по г. Москве не усмотрело в действиях Заказчика нарушения части 2 статьи 33 Закона о контрактной системе, учитывая особенность предмета закупки.

Также суд первой инстанции правомерно указал, что УФАС по г. Москве правомерно отклонило довод Заявителя о неправомерности объединении в один лот услуг по проведению внеплановой и плановой специальной оценки условий труда, а также услуг по оценке профессиональных рисков на рабочих местах.

На основании части 3 статьи 17 Закона о защите конкуренции запрещается ограничение конкуренции между участниками торгов путем включения в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов.

Согласно Обзору судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017) при проведении государственных (муниципальных) закупок допускается включение в один лот технологически и функционально взаимосвязанных между собой товаров, работ и услуг.

В настоящем деле ООО "Экожилсервис" указывает, что Заказчиком неправомерно включены в один лот услуги по оценке профессиональных рисков на рабочих местах, а также услуги по проведению специальной оценки условий труда.

УФАС по г. Москве названный довод был признан необоснованным, поскольку объединение указанных услуг в один лот обусловлено их функциональной связанностью, вопреки доводам Заявителя.

Как установлено антимонопольным органом, целью проведения специальной оценки в силу статьи 3 Закона о специальной оценке условий труда является идентификация вредных и опасных факторов производственной среды и трудового процесса и оценка уровня их воздействия на работника. В свою очередь, профессиональная оценка рисков на рабочем месте также нацелена на выявление потенциальной угрозы, имеющейся в самом рабочем процессе для работника.

Таким образом, указанные услуги направлены на достижение одной цели - повышение безопасности и совершенствование мер по охране труда с целью минимизации негативного воздействия места работы на здоровье человека. При этом, как верно установлено УФАС по г. Москве, указанные услуги являются взаимосвязанными, поскольку специальная оценка нацелена на проверку условий конкретного рабочего места, а оценка профессиональных рисков - на всю деятельность работника с точки зрения опасности, которой он себя подвергает. Разделение же услуг, как на том настаивает Заявитель, повлечет для Заказчика необоснованные затраты, так как вследствие такого разделения все рабочие места ФГБУ НИЦ "Курчатовский институт" будут подвергнуты двойному обследованию - в целях проведения специальной оценки труда, а затем - в целях оценки профессиональных рисков, что нецелесообразно и экономически невыгодно.

Суд первой инстанции также указал, что, как следует из сведений, опубликованных в единой информационной системе закупок, по итогам рассматриваемой закупочной процедуры заказчиком заключен государственный контракт. Объективных и безусловных доказательств нарушения оспариваемым решением прав и законных интересов ООО "Экожилсервис" Заявитель суду не представил; судом с учетом вышеуказанных обстоятельств не установлено.

При указанных обстоятельствах, избранный заявителем способ защиты не приводит к восстановлению его субъективных прав, а материальный интерес заявителя к принятому антимонопольным органом решению имеет абстрактный характер, так как отсутствует неопределенность в сфере правовых интересов Заявителя, устранение которой возможно в случае удовлетворения заявленных требований.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что оспариваемое Заявителем решение УФАС по г. Москве от 11.09.2017 г. по делу N 2-57-10864/77-17 является законным и обоснованным.

Судом апелляционной инстанции рассмотрены все доводы апелляционной жалобы, однако они не опровергают выводы суда, положенные в основу решения, и не могут служить основанием для отмены решения и удовлетворения апелляционной жалобы.

Обстоятельства по делу судом первой инстанции установлены полно и правильно, им дана надлежащая правовая оценка.

Нарушений норм процессуального права, которые привели к принятию неправильного решения, судом первой инстанции не допущено. Основания для отмены решения суда отсутствуют.

Руководствуясь ст.ст. 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда города Москвы от 24.01.2018 г. по делу N А40-197931/17 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

 

Председательствующий судья

М.В. Кочешкова

 

Судьи

Т.Т. Маркова
О.С. Сумина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А40-197931/2017


Истец: ООО "ЭКОЖИЛСЕРВИС"

Ответчик: УФАС ПО МОСКВЕ

Третье лицо: "НИЦ Курчатовский институт", ФГБУ "НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР "КУРЧАТОВСКИЙ ИНСТИТУТ"