Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 октября 2020 г. N 11АП-13301/20 по делу N А55-14835/2020

 

г. Самара

 

28 октября 2020 г.

Дело N А55-14835/2020

 

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе судьи Корастелева В.А.,

рассмотрев в порядке упрощенного производства, без вызова сторон, дело по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью "Русфинанс банк"

на решение Арбитражного суда Самарской области от 17 августа 2020 года по делу N А55-14835/2020 (судья Гордеева С.Д.), рассмотренному в порядке упрощенного производства,

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Русфинанс банк", г. Самара,

к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Татарстан, г. Казань,

с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - Тимирбаева Табриса Абдрахмановича,

об оспаривании постановления о назначении административного наказания,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Русфинанс банк" (далее - заявитель, ООО "Русфинанс банк", Банк) обратилось в Арбитражный суд Самарской области к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Татарстан (далее - административный орган, Управление, заинтересованное лицо) с требованием о признании в части незаконным и отмене постановления N 537/з по делу об административном правонарушении совершенным юридическим лицом от 21.05.2020, которым общество с ограниченной ответственностью "Русфинанс банк" на основании ч. 2 ст. 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях привлечено к административной ответственности с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 17 500 рублей.

Дело рассмотрено в порядке упрощенного производства без вызова сторон в соответствии со ст. 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Решением Арбитражного суда Самарской области от 17.08.2020 отказано полностью в удовлетворении требований Банка.

Не согласившись с принятым решением, ООО "Русфинанс банк" подало апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт, поскольку решение суда вынесено с нарушением норм материального права и не соответствует фактическим обстоятельствам дела..

В апелляционной жалобе указывает на то, что передача сведений, составляющих банковскую тайну, с согласия клиента не запрещена действующим законодательством.

Податель жалобы считает, что противоречит положениям ст.7 Федерального закона "О персональных данных" позиция административного органа в обжалуемом постановлении, о том, что непоименованные лица, фактически становясь операторами, либо лицами, получившими доступ к персональным данным, не становятся обязанными соблюдать конфиденциальность таких данных.

Управление, а также Тимирбаев Т.А. представили отзывы на апелляционную жалобу, в которых просят решение суда от 17.08.2020 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Дело с апелляционной жалобой рассмотрено судом апелляционной инстанции без вызова сторон в соответствии с ч. 1 ст. 272.1 АПК РФ.

Рассмотрев дело в порядке апелляционного производства, проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобе, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, 21.02.2020 в 11 час. 30 мин. в Управлении Роспотребнадзора по Республике Татарстан (Татарстан) по адресу: РТ, г. Казань, ул. Большая Красная, д. 30, при изучении материалов письменного обращения гр. Тимирбаева Т.А. (рег.N 1401/2/14 от 27.01.2020) о нарушении его прав как потребителя в сфере оказания ему ООО "Русфинанс Банк" финансовых услуг, приложенных к вышеуказанному обращению документов: копии Договора потребительского кредита, заключенного между ООО "Русфинанс Банк" и гр. Тимирбаевым Т.А. (далее - Договор), а именно: копии Индивидуальных условий Договора потребительского кредита N 1826973 -Ф от 05.12.2019, копии заявления о предоставлении кредита ООО "Русфинанс Банк" N 12322188 от 05.12.2019, Общих условий договора потребительского кредита и др., было выявлено включение в Договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя.

По данному факту административным органом вынесено оспариваемое постановление N 537/з по делу об административном правонарушении совершенным юридическим лицом от 21.05.2020, которым общество с ограниченной ответственностью "Русфинанс банк" на основании ч. 2 ст. 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях привлечено к административной ответственности с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 17 500 рублей.

Не согласившись с вынесением указанного постановления, заявитель обратился в Арбитражный суд Самарской области с рассматриваемым заявлением.

При принятии решения об отказе в удовлетворении указанного заявления суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

Судом первой инстанции в ходе рассмотрения дела установлено, что в пункт 9 Договора (индивидуальные условия) включено условие: "Обязанность заемщика заключить иные договоры.

9.1. Заемщик обязан заключить:

9.1.1. Договор банковского счета.

9.1.2. Договор залога приобретаемого за счет заемных средств транспортного средства.

9.1.3. Договор страхования приобретаемого автотранспортного средства".

Пунктом 11. Договора предусмотрено: "Цели использования заемщиком потребительского кредита.

- Приобретение автомобильного средства.

- Оплата услуг, указанных в заявлении о предоставлении кредита.

- Оплата страховых премии".

В п. 9., 9.1., 9.2 Заявления о предоставлении кредита ООО "Русфинанс Банк" N 12322188 от 05.12.2019 года указано: "Я согласен на оказание нижеперечисленных услуг и прошу включить их стоимость в сумму кредита: КАСКО - стоимость услуги 39693,00 руб., Кар Ассистанс - стоимость услуги составляет 23800,00 рублей; страхование жизни - стоимость услуги составляет 20790,00 рублей".

Согласно п.1 ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее".

В силу статьи 30 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках и банковской деятельности) отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами осуществляются на основе договоров, если иное не предусмотрено федеральным законом.

На основании п.п. 1, 4 статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключение договора; условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ). Согласно п.1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Судом первой инстанции верно отметил, что понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. При этом, свобода договора не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод. Между тем, условия договора при соблюдении принципа свободы договора не должны ущемлять установленные Законом права потребителей.

В соответствии со статьей 927 ГК РФ страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком). Договор личного страхования является публичным договором (статья 426).

Согласно статье 935 ГК РФ законом на указанных в нем лиц может быть возложена обязанность страховать жизнь, здоровье или имущество других определенных в законе лиц на случай причинения вреда их жизни, здоровью или имуществу. Обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону.

Нормами главы 48 ГК РФ, иными федеральными закона не предусмотрена обязанность заемщиков страховать жизнь, здоровье или имущество при заключении кредитного договора.

Таким образом, при обращении потребителя в банк за получением кредита, он не имеет как таковой заинтересованности в подключении к программе страхования жизни. Потребитель обращается в банк именно с целью получения денежных средств на неотложные нужды.

Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй ст. 29 Федерального закона от 03.02.1996 N 17-ФЗ, гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, т.е. для банков.

В соответствии с частью 18 статьи 5 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" (далее - Закон N 353-ФЗ) условия об обязанности заемщика заключить другие договоры либо пользоваться услугами кредитора или третьих лиц за плату в целях заключения договора потребительского кредита (займа) или его исполнения включаются в индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) только при условии, если заемщик выразил в письменной форме свое согласие на заключение такого договора и (или) на оказание такой услуги в заявлении о предоставлении потребительского кредита (займа).

Согласно части 2 статьи 7 Закона N 353-ФЗ, если при предоставлении потребительского кредита (займа) заемщику за отдельную плату предлагаются дополнительные услуги, оказываемые кредитором и (или) третьими лицами, включая страхование жизни и (или) здоровья заемщика в пользу кредитора, должно быть оформлено заявление о предоставлении потребительского кредита (займа) по установленной кредитором форме, содержащее согласие заемщика на оказание ему таких услуг, в том числе на заключение иных договоров, которые заемщик обязан заключить в связи с договором потребительского кредита (займа).

Кредитор в заявлении о предоставлении потребительского кредита (займа) обязан указать стоимость предлагаемой за отдельную плату дополнительной услуги кредитора и должен обеспечить возможность заемщику согласиться или отказаться от оказания ему за отдельную плату такой дополнительной услуги, в том числе посредством заключения иных договоров, которые заемщик обязан заключить в связи с договором потребительского кредита (займа).

Как следует из п.8 "Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров" (Информационное письмо Президиума ВАС РФ N 146 от 13.09.2011) включение в кредитный договор с заемщиком-гражданином условия о страховании его жизни и здоровья не нарушает прав потребителя, если заемщик имел возможность заключить с банком кредитный договор и без названного условия.

Суд первой инстанции правильно отметил, что указанный пункт включен к основным условиям заявления, а дополнительная строка для подписи под этим условием отсутствует. Тем самым, ставя подпись под всем заявлением в целом, потребитель подтверждает согласие со всеми условиями на данной странице заявления, и, соответственно, при желании отказаться от какого-либо предложенного условия (а именно от условия Страхования жизни), не может исключить эти условия из текста. Потребителю не предоставляется возможность отказать от какого-либо условия. Подписывая заявление, потребителя вынуждают соглашаться со всеми указанными условиями. Таким образом, банк навязывает потребителю условие о страховании жизни и здоровья.

Также п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 27.06.2013 N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан" предусмотрено, что согласие страхователя с условиями договора, в том числе с правилами страхования, должно быть выражено прямо, недвусмысленно и таким способом, который исключал бы сомнения относительно его намерения заключить договор добровольного страхования имущества на указанных условиях.

В обжалуемом решении верно отмечено, что согласно представленной копии заявления о предоставлении кредита ООО "Русфинанс Банк" N 12322188 от 05.12.2019, стоимость предлагаемых за отдельную плату дополнительных услуг кредитора указана, но не обеспечена возможность заемщику согласиться или отказаться от оказания ему за отдельную плату таких дополнительных услуг.

Суд первой инстанции правильно указал на то, что форма заявления о предоставлении кредита не предусматривает возможность потребителя выразить свое согласие в письменной форме, указанное условие напечатано типографическим способом. Таким образом, рассматривать подобное в качестве выраженного волеизъявление потребителя не представляется возможным.

Исходя из изложенного следует, что при заключении ООО "Русфинанс Банк" спорного договора кредитования с гр. Тимирбаевым Т.А., последний фактически лишен возможности влиять на содержание договора.

Выпиской по лицевому счету N 42301810000007564475 подтверждается тот факт, что Тимирбаевым Т.А. была оплачена страховая премия по договору страхования по КД N 1826973-Ф от 05.12.2019 в размере 20 790,00 руб. (общая сумма за дополнительные услуги - 84283,00 руб.)

Таким образом, ООО "Русфинанс Банк" по целевому потребительскому кредиту на приобретение автотранспортного средства в сумме 84283,00 руб., включил в нее оплату дополнительных услуг и начисление процентов, увеличивая тем самым сумму, подлежащую выплате заемщиком Банку, что ухудшает его финансовое положение.

Суд первой инстанции сделал правильный вывод, что исходя из условий, предусмотренных в данном Договоре, Банк обусловил его заключение обязательным заключением дополнительных услуг кредитора. Заемщик не имел возможности повлиять на содержание условий Договора, т.е. отсутствие реального права выбора на получение кредита без дополнительных услуг, является ущемляющим права потребителя, установленные п. 1, 2 ст. 16 Закона РФ от 7 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей".

Согласно пункту 2 статьи 16 Закона N 2300-1 запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

Банком в виде "компенсации страховой премии по страхованию жизни" берется плата за совершение действий, которые Банк обязан совершить в рамках заключенного им договора страхования жизни и здоровья.

В обжалуемом решении верно отмечено, что по своей правовой природе комиссия за услугу компенсация страховой премии по страхованию жизни является ничем иным как сбором, обработкой и технической передачей информации о заемщике и, тем самым, является дополнительной платой за пользование кредитом. Об этом свидетельствует и порядок определения размера комиссии, который поставлен в прямую зависимость от суммы кредита.

Поскольку сбор, обработка и техническая передача информации о заемщике являются обязанностями Банка, которые он взял на себя добровольно в рамках договора страхования, исполняет их за свой счет, то условие о взимании банком платы за подключение к программе страхования в силу статьи 168 ГК РФ, статьи 16 Закона РФ является ничтожным.

Согласно пункту 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре" разъяснено, что банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с процентами за пользование кредитом в том случае, если оно установлено за оказание самостоятельной услуги клиенту. В данном случае, банк услугу страхования заемщику не оказывает, поскольку это запрещено законом, а подключение банком заемщика к групповому договору не является самостоятельной услугой.

Действительно, часть 1 статьи 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" предусматривает возможность взимания банком комиссионного вознаграждения за совершение банковских операций по соглашению с клиентом. Между тем, сбор, обработка и техническая передача информации в отношении заемщика по договору страхования, заключенному между Банком и страховой организацией, согласно статье 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" не относится к перечню банковских операций, в свою очередь банком не указано на предоставление заемщику иной финансовой услуги, в рамках заключенного с гр. Тимирбаевым Т.А. кредитного договора.

В силу п.1 ст.954 ГК РФ под страховой премией понимается плата за страхование, которую страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, которые установлены договором страхования.

Кроме того, в п. 5. заявления о предоставлении кредита ООО "Русфинанс Банк" N 12322188 от 05.12.2019 содержится условие: "Настоящим я даю свое согласие Банку, расположенному по адресу: г. Самара, ул. Чернореченская, д. 42а, на: 5.2. обработку моих персональных данных (ФИО; дата рождения; место рождения; реквизиты документа, удостоверяющего личность (паспорта), заграничного паспорта, водительского удостоверения, адрес постоянной регистрации и фактического проживания: идентификационный номер налогоплательщика (ИНН СНИЛС): информации о семейном, социальном, имущественном положении; контактная информация; данные о профессии, образовании и доходах, другая информация, в том числе мои биометрические персональные данные (фотография), предоставленные Банку), включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, блокирование, удаление, уничтожение, передачу (распространение, предоставление, доступ) моих персональных данных третьим лицам, в том числе лицам, осуществляющим по договору с Банком сбор задолженности, трансграничную передачу персональных данных, а также осуществление любых иных действий с моими персональными данными с учетом действующего законодательства".

Согласно статье 7 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных" (далее - Закон N 152-ФЗ), операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 1 статьи 9 Закона N 152-ФЗ субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе. Согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным.

Согласие на обработку персональных данных может быть дано субъектом персональных данных или его представителем в любой позволяющей подтвердить факт его получения форме, если иное не установлено федеральным законом. В случае получения согласия на обработку персональных данных от представителя субъекта персональных данных полномочия данного представителя на дачу согласия от имени субъекта персональных данных проверяются оператором.

Согласно статье 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть представлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом.

Суд первой инстанции правильно отметил, что поскольку информация о клиенте, об операциях, о счетах и вкладах клиентов и иные сведения, связанные с кредитованием клиентов банка, являются конфиденциальной информацией и не предполагается ее разглашение третьим лицам, не указанным в законе, то положения кредитного договора прямо противоречат нормам действующего законодательства и ущемляют права заемщика-потребителя на сохранение таких сведений в тайне.

Более того, как усматривается из содержания договора, у потребителя не было возможности отказаться от передачи его персональных данных третьим лицам, и, следовательно, потребитель, являющийся стороной договора, был лишен возможности влиять на его содержание.

В силу п. 9 ст. 4 Закона N 353-03 индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально и включают в себя, в том числе, следующие условия: возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа).

В обжалуемом решении правильно указано, что из текста подписанных с потребителем документов ООО "Русфинанс Банк" невозможно установить список с наименованием или фамилией, именем, отчеством и адресом лиц или компаний, осуществляющих обработку персональных данных по поручению оператора.

Таким образом, не поименованные лица, фактически становясь операторами либо лицами, получившими доступ к персональным данным потребителя, не становятся обязанными сохранять конфиденциальность таких данных.

Подписав данные условия, потребитель фактически согласился с возможностью обработки его персональных данных третьими лицами, при этом банком не были учтены установленные законом специальные требования к письменному согласию субъекта персональных данных.

Судом первой инстанции верно сделана ссылка на постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2019 по делу N А55-24101/2018, в котором отражена аналогичная правоприменительная позиция.

Следовательно, отсутствие в кредитном Договоре возможности права выбора потребителя (согласия либо отказа) от передачи персональных данных третьим лицам является нарушением статьи 16 Закона N 2300-1 и статей 3, 7 Закона "О персональных данных".

Согласно п.1 ст. 16 Закона N 2300-1, условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

На основании изложенного суд первой инстанции сделал правильный вывод, что ООО "Русфинанс Банк", включившее в Договор условия, ущемляющие установленные законом права потребителя, нарушило требования законодательства о защите прав потребителей, что, в свою очередь, свидетельствует о наличии в действиях ООО "Русфинанс Банк" состава административного правонарушения.

В соответствии с положениями ч. 6 и ч. 7 ст. 210 АПК РФ при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела. При этом, суд не связан доводами, содержащимися в заявлении и проверяет оспариваемое решение в полном объеме.

В соответствии с пунктом 8 части 2 статьи 30.6 КоАП РФ при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, в числе других проверяются на основании имеющихся в деле и дополнительно представленных материалов законность и обоснованность вынесенного постановления.

Требования статей 28.2, 28.5, 29.7, 29.10 КоАП РФ при составлении протокола и вынесении постановления по делу об административном правонарушении соблюдены.

Отношения с участием потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом о защите прав потребителей, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации согласно статье Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", пункту 1 статьи 1 Закона о защите прав потребителей.

Следовательно, условия кредитных договоров должны соответствовать требованиям Гражданского кодекса Российской Федерации и Закона о защите прав потребителей.

Частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя, предусмотрено привлечение к административной ответственности в виде наложения административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на юридических лиц -от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

Объектами названых правонарушений является установленный законодательством порядок в области продажи товаров, оказания услуг, направленный на недопущение нарушения прав менее защищенного по сравнению с хозяйствующими субъектами лица -потребителя данных товаров, услуг, в частности, при заключении договоров на оказание финансовых услуг. Состав данных правонарушений носит формальный характер, соответственно, его установление не зависит от наступления неблагоприятных последствий, вызванных совершением противоправного деяния.

Статьей 30 Федерального закона от 02.12.1990 395-1 "О банках и банковской деятельности" предусмотрено, что отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами осуществляются на основе договоров, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу абзаца 1 преамбулы Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон N 2300-1), настоящий закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Частью 1 статьи 1 Закона N 2300-1 установлено, что отношения в области защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, настоящим законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Таким образом, отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать практически из любых договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Соответственно Закон N 2300-1 применяется при регулировании правоотношений в сфере кредитования населения. Охрана отношений в сфере оказания финансовых услуг, связанных с предоставлением кредитов, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя-гражданина, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, регулируется законодательством о защите прав потребителей.

При заключении договора потребительского кредита (займа) кредитор в силу пункта 15 статьи 7 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" (далее - Закон о потребительском кредите) обязан предоставить заемщику информацию о суммах и датах платежей заемщика по договору потребительского кредита (займа) или порядке их определения с указанием отдельно сумм, направляемых на погашение основного долга по потребительскому кредиту (займу), и сумм, направляемых на погашение процентов, а также общей суммы выплат заемщика в течение срока действия договора потребительского кредита (займа), определенной исходя из условий договора потребительского кредита (займа), действующих на дату заключения договора потребительского кредита (займа) (график платежей по договору потребительского кредита (займа).

Возможность потребителя реализовать свободный и осознанный выбор осуществляется путем предоставления полной информации и предоставления возможности отказа от услуги в случае, когда потребитель решил получить кредит без страхования.

Подпунктом 15 части 9 статьи 5 Закон о потребительском кредите предусмотрено, что индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально и включают в себя следующие условия: услуги, оказываемые кредитором заемщику за отдельную плату и необходимые для заключения договора потребительского кредита (займа) (при наличии), их цена или порядок ее определения (при наличии), а также подтверждение согласия заемщика на их оказание.

Из положений части 2 статьи 7 Закона о потребительском кредите следует, что если при предоставлении потребительского кредита (займа) заемщику за отдельную плату предлагаются дополнительные услуги, оказываемые кредитором и (или) третьими лицами, включая страхование жизни и (или) здоровья заемщика в пользу кредитора, а также иного страхового интереса заемщика, должно быть оформлено заявление о предоставлении потребительского кредита (займа) по установленной кредитором форме, содержащее согласие заемщика на оказание ему таких услуг, в том числе на заключение иных договоров, которые заемщик обязан заключить в связи с договором потребительского кредита (займа). Кредитор в заявлении о предоставлении потребительского кредита (займа) обязан указать стоимость предлагаемой за отдельную плату дополнительной услуги кредитора и должен обеспечить возможность заемщику согласиться или отказаться от оказания ему за отдельную плату такой дополнительной услуги, в том числе посредством заключения иных договоров, которые заемщик обязан заключить в связи с договором потребительского кредита (займа).

Согласно пунктам 1, 4 статьи 421, пункту 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключение договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

С учетом изложенного судом первой инстанции верно отмечено, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В соответствии с частью 1 статьи 16 Закона "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Следовательно, ущемляющими признаются те условия договора, которые ограничивают права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей.

Довод заявителя о том, что операторы и иные лица обязаны не раскрывать и не распространять конфиденциальную информацию без согласия субъекта персональных данных, суд первой инстанции правомерно признал необоснованным, поскольку в рамках кредитного договора именно Банк в силу закона обязан обеспечить соблюдение и сохранность этих данных.

Ссылка заявителя на судебную практику судом первой инстанции верно отклонена, поскольку решения по указанным делам вынесены на основании иных фактических обстоятельств и преюдициального значения для рассмотрения настоящего дела не имеют.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции сделал верный вывод, что указанный выше пункт заявления не соответствуют закону и является не действительным (ст. 32 Закона РФ "О защите прав потребителей"). Потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору).

В данной ситуации потребитель, согласно разъяснению Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П, гражданин (потребитель) как экономически слабая сторона в этих правоотношениях нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны.

Следовательно, включенные в заявление какие-либо условия при соблюдении принципа свободы договора не должны ущемлять установленные законом права потребителя. Исходя из конституционной свободы договора, в рассматриваемом случае имеет место формальное равенство сторон, поскольку в данном случае, потребитель является экономически слабой и зависимой стороной в отношениях с Банком.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о доказанности материалами дела факта совершения Банком правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

В силу части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим кодексом или законами субъектов РФ об административном правонарушениях установлена административная ответственность, но данным лицом не приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Суд первой инстанции верно учел, что доказательств принятия заявителем всех мер по соблюдению требований законодательства не представлено.

Заявитель - банк при формировании условий кредитного Договора обязан был учесть положения законодательства о защите прав потребителей и о банковской деятельности.

Вина Банка административным органом исследована и нашла отражение в оспариваемом постановлении.

Таким образом, состав правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ, административным органом доказан и находит подтверждение материалами дела. Порядок привлечения к административной ответственности судом проверен и обоснованно признан соблюденным. О времени, дате и месте составления протокола об административном правонарушении и рассмотрения дела об административном правонарушении заявитель был извещен надлежащим образом.

Наказание назначено Банку правомерно, в пределах санкции ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, с учетом отягчающих обстоятельств, изложенных в постановлении N 537/з от 21.05.2020.

Оспариваемое постановление вынесено компетентным органом (статья 23.49 КоАП РФ) в пределах годичного срока давности, предусмотренного статьей 4.5 КоАП РФ.

Суд первой инстанции верно не нашел исключительности в обстоятельствах вмененного Банку административного правонарушения, как оснований для применения положений ст. 2.9 КоАП РФ.

Учитывая социальную значимость требований законодательства в рассматриваемой сфере, пренебрежительное отношение ООО "Русфинанс Банк" к требованиям публичного права, а также то, что неправомерные действия банка могли повлечь причинение существенного материального вреда потребителям, суд первой инстанции сделал верный вывод об отсутствии основания для признания правонарушения малозначительным.

Судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела обоснованно установлены отягчающие обстоятельства, влияющие на размер административного наказания, поскольку общество ранее привлекалось за совершение однородного правонарушения, соответствующие постановления по которым признаны законными и оставлены без изменения (дела N А55-32298/2019, N А55-3643/2020, N А55-4309/2020 и др.). Кроме того, суд первой инстанции учел, что согласно открытым сведениям из Единого государственного реестра субъектов малого и среднего предпринимательства, заявитель не относится к субъектам малого и среднего предпринимательства, ранее привлекался к административной ответственности, и обоснованно с учетом этого пришел к выводу об отсутствии основания для применения к Банку положений ст. 4.1.1 КоАП РФ о замене административного наказания в виде административного штрафа на предупреждение.

Поскольку материалами дела подтверждается, что постановление принято уполномоченным органом с соблюдением порядка привлечения к административной ответственности, основания для привлечения к ответственности имеются, срок давности привлечения к ответственности не истек, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, отсутствуют, штраф назначен в пределах санкции вменяемой статьи, в связи с чем, суд первой инстанции верно не нашел оснований для признания назначенного наказания несправедливым и несоразмерным характеру совершенного правонарушения.

В соответствии с п. 3 ст. 211 АПК РФ в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд установит, что решение административного органа о привлечении к административной ответственности является законным и обоснованным, суд принимает решение об отказе в удовлетворении требования заявителя.

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции обоснованно отказал Банку в удовлетворении требований о признании незаконным и отмене вынесенного Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Татарстан постановления от 21.05.2020 N 537/з.

Довод подателя жалобы о том, что передача сведений, составляющих банковскую тайну, с согласия клиента не запрещена действующим законодательством, суд апелляционной инстанции отклоняет, поскольку согласно статье 7 Закона N 152-ФЗ операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Как усматривается из содержания договора, у потребителя не было возможности отказаться от передачи его персональных данных третьим лицам, и, следовательно, потребитель, являющийся стороной договора, был лишен возможности влиять на его содержание.

В силу п. 9 ст. 5 Закона N 353-ФЗ индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально и включают в себя, в том числе, следующие условия: возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа).

Между тем, из текста подписанных с потребителем документов ООО "Русфинанс Банк" невозможно установить список, наименование или фамилию, имя, отчество и адрес лиц или компаний, осуществляющих обработку персональных данных по поручению оператора.

Таким образом, не поименованные лица, фактически становясь операторами либо лицами, получившими доступ к персональным данным потребителя, не становятся обязанными сохранять конфиденциальность таких данных.

Подписав данные условия, потребитель фактически согласился с возможностью обработки его персональных данных третьими лицами, при этом банком не были учтены установленные законом специальные требования к письменному согласию субъекта персональных данных.

Следовательно, отсутствие в кредитном Договоре возможности права выбора потребителя (согласия либо отказа) от передачи персональных данных третьим лицам является нарушением статьи 16 Закона РФ и статей 3, 7 Закона "О персональных данных".

Другие доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не могут повлиять на законность принятого решения, поскольку суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал представленные доказательства, установил все имеющие значение для дела обстоятельства, применив при этом соответствующие этим обстоятельствам нормы материального и процессуального права.

С учетом вышеизложенного решение арбитражного суда первой инстанции следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 229, 268-271, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Самарской области от 17 августа 2020 года по делу N А55-14835/2020 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Судья

В.А. Корастелев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А55-14835/2020


Истец: ООО "Русфинанс банк"

Ответчик: Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по республике Татарстан

Третье лицо: Тимирбаев Табрис Абдрахманович