Решение Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N АКПИ12-645 Об отказе в признании недействующим постановления Правительства РФ от 28 ноября 2011 г. N 977 "О федеральной государственной информационной системе "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающая информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме"

Решение Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N АКПИ12-645

 

Именем Российской Федерации

ГАРАНТ:

Определением Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 20 сентября 2012 г. N АПЛ12-503 настоящее решение оставлено без изменения

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда Российской Федерации Емышевой В.А.

при секретаре Александрове B.О.

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Банной Н.Ф., Лобашевой Т.М., Пугачевой А.В. о признании недействующим постановления Правительства Российской Федерации от 28 ноября 2011 г. N 977 "О федеральной государственной информационной системе "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме", установил:

постановлением Правительства Российской Федерации от 28 ноября 2011 г. N 977 "О федеральной государственной информационной системе "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме" (далее - Постановление) создана федеральная государственная информационная система "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме" (далее - единая система идентификации и аутентификации), утверждены требования к поименованной федеральной государственной информационной системе (далее - Требования). Постановление опубликовано в Собрании законодательства Российской Федерации 5 декабря 2011 г. N 49 (ч. 5), ст. 7284.

Банная Н.Ф., Лобашева Т.М., Пугачева А.В. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим Постановления по тем основаниям, что Правительством Российском Федерации незаконно введены государственный регистр населения и обязательная идентификация всех граждан по идентификационным номерам.

По мнению заявителей, оспариваемый нормативный акт не соответствует статьям 5, 9, 13 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" (далее - Закон о персональных данных), нарушает право на обработку их персональных данных на законных принципах, право идентифицировать себя в любых отношениях по фамилии, имени, отчеству, дате, месту рождения и месту жительства, отношению к гражданству, а не по идентификационному номеру, право на достоинство личности и свободу убеждений, право на свободу исповедания и действия в соответствии со своими религиозными убеждениями.

В судебном заседании Банная Н.Ф., Лобашева Т.М., Пугачева А.В. поддержали заявленные требования.

Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству связи и массовых коммуникаций Российской Федерации (далее - Минкомсвязь России) (поручение от 4 мая 2012 г. N ВС-П10-2560).

Представители заинтересованного лица Гатина Г.Ф., Макарова С.В.. Логунов В.В., Кузнецов А.Ю. возражали против удовлетворения заявленных требований, ссылаясь на то, что Постановление соответствует требованиям Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" (далее - Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ), Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", Закона о персональных данных, издано в пределах компетенции Правительства Российской Федерации и не нарушает прав и законных интересов заявителей.

Выслушав объяснения заявителей, представителей заинтересованного лица, исследовав материалы дела, принимая во внимание заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

В соответствии со статьей 19 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ предоставление государственных и муниципальных услуг в электронной форме, в том числе взаимодействие органов, предоставляющих государственные услуги, органов, предоставляющих муниципальные услуги, организаций, участвующих в предоставлении предусмотренных частью 1 статьи данного Закона государственных и муниципальных услуг или организующих представление государственных и муниципальных услуг, и заявителей, осуществляется на базе информационных систем, включая государственные и муниципальные информационные системы, составляющие информационно-технологическую и коммуникационную инфраструктуру. Правила и порядок информационно-технологического взаимодействия информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме, а также требования к инфраструктуре, обеспечивающей их взаимодействие, устанавливаются Правительством Российской Федерации (части 1, 2).

Во исполнение Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ Правительством Российской Федерации утверждены Требования, согласно которым единая система идентификации и аутентификации должна обеспечивать санкционированный доступ участников информационного взаимодействия в единой системе идентификации и аутентификации к информации, содержащейся в государственных информационных системах, муниципальных информационных системах и иных информационных системах, в следующие целях предоставление государственных и муниципальных услуг, в том числе услуг, предоставляемых государственными и муниципальными учреждениями и другими организациями, в которых размещается государственное задание (заказ) или муниципальное задание (заказ); исполнение государственных и муниципальных функций, формирование базовых государственных информационных ресурсов, определяемых Правительством Российской Федерации; межведомственное электронное взаимодействие; иные цели, предусмотренные федеральными законами, актами Президента Российской Федерации и актами Правительства Российской Федерации (пункт 1). Участниками информационного взаимодействия являются в том числе физические лица (пункт 3).

Довод заявителей о несоответствии Постановления положениям Закона о персональных данных суд считает необоснованным.

Закон о персональных данных допускает обработку персональных данных в случае, когда обработка персональных данных необходима для предоставления государственной или муниципальной услуги в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ, для обеспечения предоставления такой услуги, для регистрации субъекта персональных данных на едином портале государственных и муниципальных услуг (пункт 4 части 1 статьи 6).

Оспариваемый нормативный акт допускает обработку персональных данных для идентификации, аутентификации, авторизации участников информационного взаимодействия только для обеспечения предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме, регистрации заявителя на едином портале, что не противоречит требованиям федерального закона.

При этом не нарушается требования статьи 9 Закона о персональных данных, поскольку, регистрируясь на едином портале, заявитель сообщает о себе персональные данные и дает согласие на их обработку.

В силу части 4 статьи 13 Закона о персональных данных в целях обеспечения реализации прав субъектов персональных данных в связи с обработкой их персональных данных в государственных или муниципальных информационных системах персональных данных может быть создан государственный регистр населения, правовой статус которого и порядок работы с которым устанавливаются федеральным законом.

Суд не может согласиться с доводом заявителей о незаконном создании Правительством Российской Федерации государственного регистра населения.

Согласно пункту 6 Требований единая система идентификации и аутентификации должна включать в себя следующие регистры: регистр физических лиц, регистр юридических лиц, регистр должностных лиц органов и организаций, регистр органов и организаций, регистр информационных систем.

В регистре физических лиц в соответствии с Положением о федеральной государственной информационной системе "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме", утвержденным приказом Минкомсвязи России от 13 апреля 2012 г. N 107, указываются идентификаторы сведений о физических лицах (гражданах Российской Федерации, иностранных гражданах и лицах без гражданства, индивидуальных предпринимателях), обращающихся за предоставлением государственных и муниципальных услуг, представленные данными физическими лицами в целях регистрации на едином портале государственных и муниципальных услуг.

Таким образом, предусмотренный пунктом 6 Требований регистр физических лиц не является государственным регистром населения. Регистр физических лиц по существу является информационной системой персональных данных, создание которой не противоречит части 1 статьи 13 Закона о персональных данных, предоставляющей право государственным органам, муниципальным органам создавать в пределах своих полномочий, установленных в соответствии с федеральными законами, государственные или муниципальные информационные системы персональных данных.

Использование идентификаторов в регистрах единой системы идентификации и аутентификации также не противоречит части 2 статьи 13 Закона о персональных данных, согласно которой федеральными законами могут быть установлены особенности учета персональных данных в государственных и муниципальных информационных системах персональных данных, и том числе использование различных способов обозначения принадлежности персональных данных, содержащихся в соответствующей государственной или муниципальной информационной системе персональных данных, конкретному субъекту персональных данных.

Оспариваемое Постановление не содержит конкретных идентификаторов. Базовыми государственными информационными ресурсами являются указанные в Перечне, утвержденном распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2011 г. N 654-р "О базовых государственных информационных ресурсах", государственные информационные ресурсы, содержащие идентификаторы, позволяющие получить из этих и иных государственных информационных ресурсов сведения о лице и (или) об объекте, необходимые для предоставления государственных или муниципальных услуг (исполнения государственных или муниципальных функций), идентификаторы, сведения о лице и (или) об объекте.

Использование в регистрах единой системы идентификации и аутентификации идентификаторов не нарушает свободу совести и вероисповедания граждан, поскольку в системе используются идентификаторы, установленные федеральными законами, и только с согласия заявителей.

Ошибочным является утверждение заявителей о том, что оспариваемый нормативный акт устанавливает обязательную идентификацию всех граждан по идентификационным номерам, поскольку Постановление применяется лишь к гражданам, обратившимся за получением государственных или муниципальных услуг в электронном виде, и только с их согласия.

Не нарушает Постановление право заявителей идентифицировать себя в любых отношениях по фамилии, имени, отчеству, дате, месту рождения и месту жительства, отношению к гражданству, а не по идентификационному номеру, поскольку граждане вправе обратиться за получением государственных и муниципальных услуг не только в электронной форме, но и в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по их выбору, а органы, предоставляющие государственные услуги, обязаны обеспечить такую возможность (пункт 3 статьи 5, пункт 2 части 1 статьи 6 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ).

Учитывая, что Постановление издано в пределах предоставленных Правительству Российской Федерации полномочий, не противоречит федеральному законодательству, прав и охраняемых законом интересов заявителей не нарушает, суд в соответствии с частью 1 статья 253 ГПК РФ принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

в удовлетворении заявления Банной Н.Ф., Лобашевой Т.М., Пугачевой А.В. о признании недействующим постановления Правительства Российской Федерации от 28 ноября 2011 г. N 977 "О федеральной государственной информационной системе "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающая информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме" отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

 

Судья Верховного Суда РФ

В.А. Емышева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Решение Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N АКПИ12-645


Текст решения официально опубликован не был