Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 17 января 2013 г. N АПЛ12-721 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании недействующим абзаца седьмого позиции "Водители авто-, мототранспортных средств и городского электротранспорта" раздела "Медицинские психиатрические противопоказания для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности в условиях повышенной опасности" Перечня медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, утв. постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 28 апреля 1993 г. N 377, оставлено без изменения

Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 17 января 2013 г. N АПЛ12-721


Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Манохиной Г.В., Меркулова В.П.,

при секретаре Кулик Ю.А.,

с участием прокурора Степановой Л.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Забоева М.А. о признании частично недействующим абзаца седьмого позиции "Водители авто-, мототранспортных средств и городского электротранспорта" раздела "Медицинские психиатрические противопоказания для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности в условиях повышенной опасности" Перечня медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, утверждённого постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1993 г. N 377,

по апелляционной жалобе Забоева М.А. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2012 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения представителя заявителя - адвоката Кочедыкова М.М., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения представителей Правительства Российской Федерации Ерохиной Ю.В. и Егорова В.Ф., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, выслушав заключение прокурора Степановой Л.Е., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

абзац седьмой позиции "Водители авто-, мототранспортных средств и городского электротранспорта" раздела "Медицинские психиатрические противопоказания для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности в условиях повышенной опасности" Перечня медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, утвержденного постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1993 г. N 377 (далее - Перечень), предусматривает медицинские диагнозы - пограничную умственную отсталость и задержки умственного развития, эпилепсию и синкопальные состояния, алкоголизм, наркоманию, токсикоманию, дефекты речи и заикание в тяжелой форме (индивидуально) в качестве дополнительных медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления водителями автомобилей, предназначенных для перевозки пассажиров и имеющих более восьми мест, помимо сиденья водителя (категория D), составов транспортных средств с тягачами, относящимися к категориям средств В, С или D (категория Е), указанных видов профессиональной деятельности.

Забоев М.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с указанным выше заявлением о признании недействующим данного нормативного предписания в части, предусматривающей, что диагноз "алкоголизм" является противопоказанием для допуска к управлению транспортными средствами категорий D и Е. В обоснование своего требования заявитель со ссылкой на вынесенное по спору с его участием судебное решение указал, что в сложившейся правоприменительной практике данное противопоказание не ставится в зависимость от установления стойкой ремиссии и поэтому считается пожизненным. Полагает, что оспариваемое в части предписание противоречит части первой статьи 6 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 г. N 3185-I "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" и препятствует реализации конституционного права заявителя на труд.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2012 г. в удовлетворении заявленного требования отказано.

В апелляционной жалобе Забоев М.А., не соглашаясь с решением суда, просит его отменить и удовлетворить заявленные требования.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для её удовлетворения.

Постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1993 г. N 377, которым утверждён оспариваемый Перечень, принято в порядке реализации полномочий, предусмотренных постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 2 июля 1992 г. N 3186-I "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (пункт 4) и на основании статьи 30 ранее действовавшего Закона Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. N 4174-I "О Совете Министров - Правительстве Российской Федерации", опубликовано в Собрании актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993 г., N 18.

Как правильно указал суд в обжалованном решении, оспариваемый в части заявителем Перечень определяет медицинские психиатрические противопоказания для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности в условиях повышенной опасности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации использование транспортных средств признается деятельностью, осуществление которой связано с повышенной опасностью для окружающих.

С учётом приведённой нормы вывод суда первой инстанции о том, что указанная деятельность создаёт повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля над ней со стороны человека, является правильным.

Согласно статье 23 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" медицинское обеспечение безопасности дорожного движения заключается в обязательном медицинском освидетельствовании и переосвидетельствовании кандидатов в водители и водителей транспортных средств, целью которого является определение у водителей транспортных средств и кандидатов в водители медицинских противопоказаний или ограничений к водительской деятельности (пункты 1 и 2). Периодичность обязательных медицинских освидетельствований, порядок их проведения, перечень медицинских противопоказаний, при которых гражданину Российской Федерации запрещается управлять транспортными средствами, устанавливается федеральным законом (пункт 4).

Статья 6 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 г. N 3185-I "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (далее - Закон о психиатрической помощи) вводит ограничения выполнения отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности.

В силу данной нормы закона гражданин может быть временно (на срок не более пяти лет и с правом последующего переосвидетельствования) признан непригодным вследствие психического расстройства к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности. Такое решение принимается врачебной комиссией, уполномоченной на то органом здравоохранения, на основании оценки состояния психического здоровья гражданина в соответствии с перечнем медицинских психиатрических противопоказаний и может быть обжаловано в суд.

Перечень медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, утверждается Правительством Российской Федерации (части первая и вторая статьи 6 названного Закона Российской Федерации).

Исходя из содержания указанной нормы суд правильно указал в решении, что наличие противопоказаний для осуществления деятельности должно быть подтверждено решением соответствующей врачебной комиссии, принятым на основании оценки состояния психического здоровья гражданина в результате диагностирования определённых в утверждаемом Правительством Российской Федерации перечне психических расстройств (заболеваний), препятствующих возможности безопасного использования источника повышенной опасности, в том числе транспортного средства.

При таких данных обоснованным является вывод суда о том, что установленное статьёй 6 Закона о психиатрической помощи ограничение осуществляется по итогам освидетельствования, носит временный характер (на срок не более пяти лет) и может быть отменено при реализации гражданином права на переосвидетельствование.

Согласно абзацу третьему раздела "Медицинские психиатрические противопоказания для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности в условиях повышенной опасности" Перечня периодичность освидетельствований осуществляется не реже одного раза в пять лет.

Поскольку данное нормативное положение изложено в качестве общего правила, суд пришёл к правильному выводу, что оно распространяется на водителей, перечисленных в оспариваемом заявителем предписании транспортных средств и в отношении которых диагностирован алкоголизм.

Оспариваемое в части положение с учётом правила о периодичности освидетельствования не предполагает установления диагноза "алкоголизм" пожизненно и поэтому, как правильно указано судом, не противоречит статье 6 Закона о психиатрической помощи.

Разрешая дело, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что отсутствие в оспариваемом положении указания о допуске водителей к управлению транспортными средствами категории D и категории Е при временном ослаблении или исчезновении симптомов заболевания "алкоголизм" (ремиссия, носящая стойкий характер) не отменяет временного характера ограничений, вводимых статьёй 6 Закона о психиатрической помощи, и не может расцениваться как не допускающее возможность снятия ранее установленного диагноза.

Кроме того, суд правильно указал в решении, что оспариваемая в части норма, определяя алкоголизм в качестве медицинского противопоказания для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности в условиях повышенной опасности, непосредственно не регламентирует права и обязанности лиц, страдающих алкоголизмом или страдавших алкоголизмом в прошлом.

Учитывая то обстоятельство, что признание гражданина непригодным вследствие психического расстройства к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, в силу статьи 6 Закона о психиатрической помощи производится на основании решения соответствующей врачебной комиссии, принятого в результате индивидуальной оценки состояния психического здоровья освидетельствуемого и исходя из места оспариваемой нормы в системе действующего правового регулирования, суд сделал правильный вывод, что данная норма не может рассматриваться как ограничивающая дееспособность лиц, страдающих психическими расстройствами.

Несогласие заявителя с заключением врача-нарколога, которое являлось предметом спора в Сыктывкарском городском суде Республики Коми с вынесением судебного решения об отказе в удовлетворении требований заявителя, не может служить основанием для признания незаконным оспариваемого положения нормативного правого акта по настоящему делу.

Более того, заявитель вправе поставить вопрос о пересмотре решения Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 29 декабря 2011 г. с учётом правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, высказанной по настоящему делу, рассмотренному в порядке прямого нормоконтроля.

Исходя из изложенного суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что оспариваемое в части положение Перечня действующему федеральному законодательству не противоречит, прав, свобод и законных интересов заявителя не нарушает и обоснованно отказал Забоеву М.А. в удовлетворении требований.

Оснований для отмены решения суда первой инстанции, предусмотренных частью 4 статьи 330 ГПК РФ, не установлено.

Содержание апелляционной жалобы Забоева М.А. по своей сути сводится к изложению доводов заявления, адресованного суду первой инстанции, которые рассмотрены этим судом и им дана надлежащая оценка.

Довод заявителя в апелляционной жалобе о том, что оспариваемый им нормативный правовой акт не имеет правовой определённости и в силу этого он лишён права управления автомобилями категории Д и Е, является несостоятельным, не опровергает выводы суда первой инстанции и не может повлечь отмену определения.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2012 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Забоева М.А. - без удовлетворения.


Председательствующий 

А.И. Федин



Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 17 января 2013 г. N АПЛ12-721


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.