Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 апреля 2012 г. Дело "Савриддин Джураев против России" [Savriddin Dzhurayev v. Russia] (жалоба N 71386/10) (I Секция) (извлечение)

Европейский Суд по правам человека
(I Секция)

 

Дело "Савриддин Джураев против России"
[Savriddin Dzhurayev v. Russia]
(Жалоба N 71386/10)

 

Постановление Суда от 25 апреля 2012 г.
(извлечение)

ГАРАНТ:

См. также Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 апреля 2013 г. Дело "Савриддин Джураев (Savriddin Dzhurayev) против Российской Федерации" (Жалоба N 71386/10) (Первая секция)

Обстоятельства дела

 

Заявитель бежал из Таджикистана, гражданином которого он являлся, опасаясь преследования за религиозную деятельность. Он прибыл в Россию, где ему позднее было предоставлено временное убежище. Тем временем таджикские власти направили запрос о его экстрадиции по обвинению в преступном сговоре. Российские власти удовлетворили этот запрос, но экстрадиция заявителя была отложена на основании предварительной меры, указанной Европейским Судом в соответствии с правилом 39 его Регламента. Однако вечером 31 октября 2011 г. заявитель был похищен неустановленными лицами в Москве и задержан на один-два часа, после чего был принудительно доставлен в аэропорт и отправлен в Таджикистан, где был немедленно заключен под стражу.

 

Вопросы права

 

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. Компетентные органы были уведомлены представителем заявителя и российским Уполномоченным по правам человека о реальной и непосредственной угрозе пытки и жестокого обращения, которой подвергался заявитель. Фактически обстоятельства, при которых заявитель был похищен, и обстоятельства его похищения не оставляли сомнения относительно наличия этой угрозы и должны были побудить власти к принятию профилактических оперативных мер по его защите от незаконных действий со стороны других лиц. Тем не менее государство-ответчик не сообщило Европейскому Суду о каких-либо своевременных профилактических мерах по устранению этой угрозы.

Версия заявителя о происшедших с ним событиях в основном подкреплялась неопровергнутой презумпцией, принятой в делах "Искандаров против России" [ISkandarov v. Russia] и "Абдулхаков против России" [Abdulkhakov v. Russia], в которых Европейский Суд установил, что принудительное перемещение заявителей по этим делам в Таджикистан не могло иметь места без ведома и пассивного или активного участия российских властей. Российское государство-ответчик не дало объяснений, опровергавших эту презумпцию в настоящем деле. Действительно, власти явно уклонились от выяснения обстоятельств происшествия за счет эффективного расследования на уровне страны. Следовательно, государство-ответчик несет ответственность согласно Конвенции за принудительное выдворение заявителя в Таджикистан в связи с причастностью представителей государства к данной операции. Действия представителей государства характеризовались явным произволом и злоупотреблением властью с целью обхода законного решения о предоставлении заявителю временного убежища в России и мер, официально принятых государством-ответчиком для воспрепятствования экстрадиции заявителя в соответствии с предварительной мерой, указанной Европейским Судом. Операция была проведена "вне обычной правовой системы", и "сознательный обход надлежащей процедуры, [представлял собой] отрицание верховенства права и ценностей, защищаемых Конвенцией".

Отсюда следует, что имело место нарушение требований статьи 3 Конвенции в части уклонения властей от защиты заявителя от принудительного выдворения в Таджикистан, где он подвергался реальной и непосредственной угрозе пытки и жестокого обращения, отсутствия эффективного расследования происшествия и пассивного или активного участия в операции государственных представителей.

 

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 34 Конвенции. Хотя предварительная мера, указанная Европейским Судом, оставалась в силе, заявитель был предварительно доставлен в Таджикистан самолетом в рамках специальной операции, в которой были признаны участвующими представители государства. Было бы немыслимо допустить обход национальными властями предварительной меры наподобие указанной в настоящем деле путем использования другой процедуры отправки заявителя в страну назначения или, что еще более настораживает, путем допущения его произвольной доставки туда явно незаконным образом. В результате пренебрежения государством-ответчиком предварительной меры заявитель был подвергнут реальной угрозе жестокого обращения в Таджикистане, и Европейский Суд лишился возможности обеспечения ему практического и эффективного осуществления его прав, предусмотренных статьей 3 Конвенции.

 

Постановление

 

По делу допущено несоблюдение требований статьи 34 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также установил, что по делу допущено нарушение требований пункта 4 статьи 5 Конвенции в связи с длительными задержками рассмотрения жалоб заявителя на два решения о его содержании под стражей в 2010 году.

 

Компенсация

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

В порядке применения статьи 46 Конвенции. Государство-ответчик должно принять реальные меры для защиты заявителя, которому оно предоставило временное убежище, от существующих угроз его жизни и здоровью в иностранном государстве. Государство-ответчик должно также провести эффективное расследование данного происшествия.

Кроме того, необходимо принятие мер общего характера для предотвращения будущих аналогичных нарушений. После принятия Постановления по делу Искандарова Европейский Суд столкнулся с неоднократными происшествиями подобного рода. Эти случаи составляют явное пренебрежение верховенством права и позволяют полагать, что в некоторых государственных органах возникла практика, нарушающая обязательства, вытекающие из российского законодательства и Конвенции. По-прежнему необходимо принять решительные меры общего характера, включающие дальнейшее совершенствование внутренних средств правовой защиты по делам об экстрадиции и высылке, и обеспечить законность любых действий государства в этой сфере, эффективную защиту потенциальных жертв в соответствии с предварительными мерами, указанными Европейским Судом, и эффективное расследование каждого нарушения таких мер или сходных незаконных действий. Обязанности государства в соответствии с настоящим Постановлением требуют разрешения текущих проблем без задержки.

(См. Постановление Европейского Суда от 23 сентября 2010 г. по делу "Искандаров против России" [ISkandarov v. Russia], жалоба N 17185/05, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the CaSe-law of European Court of Human Rights] N 133* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2011.), и Постановление Европейского Суда от 2 октября 2012 г. по делу "Абдулхаков против России" [Abdulkhakov v. Russia], жалоба N 14743/11, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the CaSe-law of European Court of Human Rights] N 156.)

 


Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 апреля 2012 г. Дело "Савриддин Джураев против России" [Savriddin Dzhurayev v. Russia] (жалоба N 71386/10) (I Секция) (извлечение)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2013


Перевод Г.А. Николаева