Постановление Суда по интеллектуальным правам от 7 мая 2014 г. N С01-362/2014 по делу N А41-14145/2013 Суд отменил ранее принятое постановление апелляционного суда по делу о взыскании компенсации за нарушение прав исполнителей и изготовителей фонограмм в части удовлетворения исковых требований и направил дело на новое рассмотрение, поскольку судами не был установлен факт предоставления спорным исполнениям и фонограммам правовой охраны на территории РФ, факт наличия у истца соответствующих прав по предъявлению в арбитражный суд исковых требований о взыскании компенсации за публичное исполнение спорных фонограмм

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 7 мая 2014 г. N С01-362/2014 по делу N А41-14145/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 5 мая 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 7 мая 2014 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Данилова Г.Ю., Силаева Р.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу

закрытого акционерного общества "Спортивный парк "ВОЛЕН"

на постановление Десятого арбитражного апелляционного суда (судьи Хомяков Э.Г., Мизяк В.П., Игнахина М.В.) от 29.10.2013 по делу N А41-14145/2013,

по иску общероссийской общественной организация "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности (ВОИС) (ул. Новослободская, д. 73, стр. 1, Москва, 127055, ОГРН 1087799012707)

к закрытому акционерному обществу "Спортивный парк "ВОЛЕН" (ул. Троицкая, д. 1, г. Яхрома, Дмитровский район, Московская область, 141840, ОГРН 1025001102048)

о взыскании компенсации за нарушение прав исполнителей и изготовителей фонограмм,

при участии в судебном заседании представителей:

от истца - Неволина Н.В., по доверенности от 26.03.2014;

от ответчика - Борисенковой Т.В., по доверенности от 04.06.2013, Паршутиной А.В., по доверенности от 05.06.2013,

установил:

Общероссийская общественная организация "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" (далее - ВОИС, истец) обратилась в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к закрытому акционерному обществу "Спортивный парк "ВОЛЕН" (далее - ЗАО "Спортивный парк "ВОЛЕН", ответчик) о взыскании компенсации в сумме 480 000 руб. за нарушение исключительных смежных прав исполнителей и изготовителей фонограмм. 

Решением Арбитражного суда Московской области от 02.08.2013 в удовлетворении иска было отказано. 

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2013 решение суда первой инстанции было отменено, с ответчика в пользу истца взыскана компенсация в сумме 300 000 руб., в остальной части иска отказано. 

Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, ЗАО "Спортивный парк "ВОЛЕН" обжаловало его в кассационном порядке в Суд по интеллектуальным правам. 

В кассационной жалобе и дополнении к ней ответчик, ссылаясь на незаконность принятого судебного акта, просит его отменить, дело направить на новое рассмотрение. 

В обоснование своей жалобы указывает на то, что судом апелляционной инстанции не установлен факт предоставления спорным фонограммам правовой охраны на территории Российской Федерации. 

ЗАО "Спортивный парк "ВОЛЕН", ссылаясь на положения Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций, оспаривает наличие у ВОИС прав на предъявление в суд исковых требований о взыскании компенсации за публичное исполнение фонограмм в интересах соответствующих иностранных правообладателей. 

Заявитель кассационной жалобы полагает, что судом при определении размера компенсации за неправомерное публичное исполнение спорных фонограмм неправильно применены нормы материального права, поскольку компенсация подлежит взысканию за нарушение права на фонограмму в целом, а не всех исполнителей и изготовителей фонограмм по отдельности. 

По мнению ответчика, при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции допущено нарушение правил о языке, поскольку в материалах дела имеются доказательства, в которых наименования фонограмм, исполнителей, используемых специалистом программ, аппаратуры, баз данных написаны на английском языке. 

Истец отзыв на кассационную жалобу не представил. 

Представители ответчика в судебном заседании на доводах, изложенных в кассационной жалобе и дополнении к ней, настаивали, просили отменить обжалуемый судебный акт и направить дело на новое рассмотрение. 

Представитель истца возражал против удовлетворения кассационной жалобы. 

Законность обжалуемого судебного акта проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 

Как следует из материалов дела и установлено судами, в спортивном парке "ВОЛЕН", принадлежащем ответчику, расположенном по адресу: Московская область, Дмитровский район, г. Яхрома, улица Троицкая, д. 1, 31.01.2013 года в период с 19 час. 42 мин. до 20 час. 43 мин. осуществлялось публичное исполнение следующих фонограмм:

1) In My Mind (исполнители: Ivan Gough (Иван Гох) & Axwell (Аксел Кристофер Хедфорс), изготовитель - ООО "ФГ "Никитин");

2) Scream & Shout (исполнители: Will.I.Am (Уильям Джеймс Адамс) & Britney Spears (Бритни Джин Спирс), изготовитель - Universal Music Group);

3) Locked Out Of Heaven (исполнитель - Bruno Mars (Питер Джин Эрнандес), изготовитель - ООО "ФГ "Никитин");

4) Levels (исполнитель - Avicii (Тим Берглинг), изготовитель - Universal Music Group);

5) Crazy All My Life (исполнитель - Daniel Powter (Даниел Паутер), изготовитель - ООО "ФГ "Никитин");

6) Stereo Hearts (исполнители: Gym Class Heroes (Трэвис МакКой, Дисаши Лумумба - Касонго, Эрик Робертс, Мэтт МакДжинли) Feat. Adam Levine (Адам Ноа Левин), изготовитель - ООО "ФГ "Никитин");

7) I Rave You (Give It To Me) (исполнитель - Basto! (Джеф Мартенс), изготовитель - ООО "Никитин медиа диджитал контент");

8) I Follow Rivers (исполнитель - Lykke Li (Ли Люкке Тимотей Закриссон), изготовитель - ООО "ФГ "Никитин");

9) Set Me Free (исполнители: Jam&Spoon (Ролф Эллмер, Маркус Леффел) Feat. Rea Garvey (Реймонд Майкл Гарви), изготовитель - Universal Music Group);

10) Stereo Love (исполнитель - Edward Maya (Эдуард Мариан Илие), изготовитель - Edward Maya);

11) Everything At Once (исполнитель - Lenka (Ленка Крипак), изготовитель - Sony Music Entertainment);

12) Лепестками роз (исполнители: Dan Balan (Дан Михай Балан) и Вера Брежнева (Вера Викторовна Киперман), изготовитель - ЗАО "СБА Продакшн") (далее - спорные фонограммы). 

В подтверждение данного факта истцом в материалы дела представлены: два видеофайла "MOV-0001" и "MOV-0002" на DVD-диске, содержащие запись исполнения фонограмм; заключение специалиста Иваниной Р.В. от 07.02.2013; акт от 14.02.2013 копирования видеофайлов "MOV-0001" и "MOV-0002" на носитель DVD-R; кассовый чек от 31.01.2013. 

Указанные обстоятельства послужили основанием для предъявления ВОИС в Арбитражный суд Московской области настоящего иска. 

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что ответчиком осуществлялась трансляция радиопередачи - эфира радиостанции "Европа плюс"; в данном случае объектом защиты является сообщение радиопередачи организации эфирного вещания, а не публичное исполнение фонограмм; поскольку вход в парк "ВОЛЕН" не является платным, то трансляция эфира радиостанции "Европа плюс" не может быть признана нарушением прав исполнителей и изготовителей фонограмм; видеозапись, представленная истцом в подтверждение факта публичного исполнения ответчиком спорных фонограмм является недопустимым доказательством, так как осуществлялась скрытно, без уведомления ответчика и из нее невозможно достоверно установить источник звука. 

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и частично удовлетворяя исковые требования, исходил из того, что качество фиксации событий на представленной видеозаписи позволяет сделать вывод о видеосъемке публичного исполнения именно в спортивном парке, принадлежащем ответчику; указанная видеозапись является надлежащим доказательством; факт нарушения смежных прав исполнителей и изготовителей спорных фонограмм является доказанным; компенсация подлежит взысканию в минимальном размере, установленном законом, и исходя из количества исполнителей и изготовителей фонограмм, чьи права нарушены. 

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы кассационной жалобы и дополнения к ней, выслушав представителей сторон, проверив в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам считает обжалуемый судебный акт подлежащим отмене частично с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям. 

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если этим Кодексом не предусмотрено иное. 

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). 

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных тем же Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными указанным Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную данным Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом. 

Согласно пункту 1 статьи 1304 Гражданского кодекса Российской Федерации, объектами смежных прав, в том числе, являются исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, постановки режиссеров - постановщиков спектаклей (исполнения), если эти исполнения выражаются в форме, допускающей их воспроизведение и распространение с помощью технических средств; фонограммы, то есть любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение. 

Подпунктом 8 пункта 2 статьи 1317 и подпунктом 1 пункта 2 статьи 1324 названного Кодекса предусмотрено, что использованием исполнения и использованием фонограммы считается публичное исполнение записи исполнения, то есть любое сообщение записи с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается запись в месте ее сообщения или в другом месте одновременно с ее сообщением. 

В случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 этого Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости экземпляров фонограммы или в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта (статья 1311 Гражданского кодекса Российской Федерации). 

Исходя из пункта 3 статьи 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации, организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 того же Кодекса, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены. 

Наличие у ВОИС государственной аккредитации на осуществление прав исполнителей и изготовителей фонограмм на получение вознаграждения за публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, подтверждено имеющимися в деле доказательствами и ответчиком не оспаривается. 

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, частично удовлетворяя исковые требования и, соответственно, признавая за ВОИС право на предъявление иска в защиту смежных прав исполнителей и изготовителей фонограмм, среди которых имеются иностранные физические и юридические лица, не учел следующего. 

Бремя доказывания наличия права на обращение с иском в защиту нарушенных прав исполнителей и изготовителей спорных фонограмм возлагается на истца, осуществляющего на профессиональной основе деятельность по управлению такими правами на коллективной основе. 

Установление наличия такого права требует необходимости выяснить, действует ли исключительное право конкретного исполнителя и изготовителя фонограммы на территории Российской Федерации (является ли оно объектом правовой охраны), поскольку если правовая охрана не предоставляется, то и право на получение вознаграждения не может считаться возникшим.

Как следует из статьи 1321 Гражданского кодекса Российской Федерации, исключительное право на исполнение действует на территории Российской Федерации в случаях, когда: исполнитель является гражданином Российской Федерации; исполнение впервые имело место на территории Российской Федерации; исполнение зафиксировано в фонограмме, охраняемой в соответствии с положениями статьи 1328 названного Кодекса; исполнение, не зафиксированное в фонограмме, включено в сообщение в эфир или по кабелю, охраняемое в соответствии с положениями статьи 1332 того же Кодекса; в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации. 

В силу статьи 1328 названного Кодекса исключительное право на фонограмму действует на территории Российской Федерации в случаях, когда: изготовитель фонограммы является гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом; фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространялись на территории Российской Федерации; в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации. 

Между тем, доказательств того, что исполнители и изготовители спорных фонограмм являются гражданами Российской Федерации или российскими юридическими лицами, исполнение впервые имело место на территории Российской Федерации, фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространялись на территории Российской Федерации, в материалах настоящего дела не имеется. 

Таким образом, возможность действия на территории Российской Федерации исключительных прав на спорные фонограммы с учетом вышеприведенных норм российского законодательства следует устанавливать исходя из норм международного права. 

К рассматриваемым отношениям применимыми нормами международного права являются нормы Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций, заключенной в г. Риме 26.10.1961 (далее - Римская конвенция), которая вступила в силу для Российской Федерации 26.05.2003, а также Договора Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнениям и фонограммам, принятого Дипломатической конференцией по некоторым вопросам авторского права и смежных прав в г. Женеве 20.12.1996 (далее - Женевский договор), к которому Российская Федерация присоединилась 14.07.2008. 

В соответствии с частью 2 статьи 20 Римской конвенции ни одно Договаривающееся государство не обязано применять положения настоящей Конвенции к исполнениям или передачам в эфир, которые имели место, или фонограммам, которые были записаны до вступления настоящей Конвенции в силу в отношении этого государства. Таким образом, Римская конвенция не имеет обратной силы, охраняются на территории Российской Федерации лишь те исполнения и записи фонограмм, которые имели место после 26.05.2003. 

В силу статьи 4 Римской конвенции каждое Договаривающееся государство предоставляет исполнителям национальный режим при соблюдении любого из следующих условий:

a) исполнение имеет место в другом Договаривающемся государстве;

b) исполнение включено в фонограмму, охраняемую в соответствии со статьей 5 настоящей Конвенции. 

Согласно части 1 статьи 5 Римской конвенции, каждое Договаривающееся государство предоставляет изготовителям фонограмм национальный режим при соблюдении любого из следующих условий:

a) изготовитель фонограмм является гражданином или юридическим лицом другого Договаривающегося государства (критерий национальной принадлежности);

b) первая запись звука была осуществлена в другом Договаривающемся государстве (критерий записи);

c) фонограмма впервые была опубликована в другом Договаривающемся государстве (критерий публикации). 

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 20.12.2002 N 908 Российская Федерация присоединилась к Конвенции с оговоркой о том, что критерий записи, предусмотренный в подпункте "b" пункта 1 статьи 5 Конвенции, не будет применяться. 

Частью 2 статьи 5 Римской конвенции предусмотрено, что если фонограмма была впервые опубликована в государстве, не являющемся участником настоящей Конвенции, но если в течение тридцати дней со дня ее первой публикации она была также опубликована в Договаривающемся государстве (одновременная публикация), она считается впервые опубликованной в Договаривающемся государстве. 

В силу пункта 1 статьи 1 Женевского договора ничто в настоящем Договоре не умаляет существующие обязательства, которые Договаривающиеся Стороны имеют в отношении друг друга по Международной конвенции об охране интересов исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций, заключенной в Риме 26 октября 1961 года. 

Согласно пункту 1 статьи 3 указанного Договора, Договаривающиеся Стороны предоставляют охрану, предусмотренную настоящим Договором, исполнителям и производителям фонограмм, которые являются гражданами других Договаривающихся Сторон. 

При этом под гражданами других Договаривающихся Сторон понимаются те исполнители или производители фонограмм, которые отвечают критериям предоставления охраны, предусмотренным в Римской конвенции, как если бы все Договаривающиеся Стороны настоящего Договора являлись Договаривающимися государствами этой Конвенции (пункт 2 той же статьи). 

Следовательно, Женевский договор не содержит положений, устанавливающих иные правила предоставления правовой охраны исполнениям и фонограммам, отличные от правил, содержащихся в Римской конвенции

Вместе тем, в нарушение статей 1321 и 1328 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 4 и 5 Римской конвенции ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не устанавливали, когда имели место первые исполнения спорных фонограмм (до или после начала действия Римской конвенции для Российской Федерации); являются ли исполнители и изготовители спорных фонограмм гражданами или юридическими лицами государства-участника Римской конвенции (критерий национальной принадлежности); имели ли место исполнения и первые публикации фонограмм в государстве-участнике Римской конвенции (критерий публикации); были ли спорные фонограммы впервые опубликованы в государстве, не являющемся участником Римской конвенции, но в течение тридцати дней со дня их первой публикации они были также опубликованы в государстве-участнике Римской конвенции (одновременная публикация). 

С учетом изложенного, при рассмотрении настоящего спора судами не был установлен факт предоставления спорным исполнениям и фонограммам правовой охраны на территории Российской Федерации, и, соответственно, факт наличия у истца соответствующих прав по предъявлению в арбитражный суд исковых требований о взыскании компенсации за публичное исполнение спорных фонограмм. 

Кроме того, частично удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции определил размер взыскиваемой компенсации исходя из установленного факта неправомерного публичного исполнения 12 фонограмм, признав при этом нарушенными смежные права 18 исполнителей и 12 изготовителей фонограмм. 

Однако данный вывод апелляционного суда не может быть признан в полной мере обоснованным в силу следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1314 Гражданского кодекса Российской Федерации, смежные права на совместное исполнение принадлежат совместно принимавшим участие в его создании членам коллектива исполнителей (актерам, занятым в спектакле, оркестрантам и другим членам коллектива исполнителей) независимо от того, образует такое исполнение неразрывное целое или состоит из элементов, каждый из которых имеет самостоятельное значение. 

Следовательно, совместное исполнение не влечет за собой возникновение субъективного права у каждого исполнителя по отдельности на соответствующее исполнение в целом и в случае его неправомерного использования может быть нарушено одно субъективное право всего коллектива исполнителей, а не каждого исполнителя по отдельности. В рассматриваемом случае множественность исполнителей не означает множественности исключительных прав на исполнение. 

Данный вывод следует также из содержащихся в Гражданском кодексе Российской Федерации (пункт 3 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации) подходов к распределению доходов между правообладателями-исполнителями за использование совместного исполнения, а также между исполнителями и изготовителями фонограмм. 

В силу пункта 1 статьи 1326 Гражданского кодекса Российской Федерации публичное исполнение фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, а также ее сообщение в эфир или по кабелю допускается без разрешения обладателя исключительного права на фонограмму и обладателя исключительного права на зафиксированное в этой фонограмме исполнение, но с выплатой им вознаграждения. 

При этом вознаграждение распределяется между правообладателями в следующей пропорции: пятьдесят процентов - исполнителям, пятьдесят процентов - изготовителям фонограмм (пункт 3 данной статьи).

Таким образом, законодатель исходит из наличия единого самостоятельного права на исполнение (без его дробления на права отдельных соисполнителей) и самостоятельного права изготовителей фонограмм. 

С учетом изложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что действующим гражданским законодательством предусматривается наличие единого исключительного права исполнителей на объект смежных прав, и, соответственно, нарушение этого исключительного права следует рассматривать как один случай нарушения. 

Вместе с тем, довод заявителя кассационной жалобы относительно нарушения судом апелляционной инстанции правил о языке при вынесении обжалуемого постановления суд кассационной инстанции признает необоснованным, поскольку наличие в материалах дела доказательств, в которых наименования фонограмм, исполнителей, используемых специалистом программ, аппаратуры, баз данных, выполненных на языке страны-происхождения или правообладателя и доступных для их восприятия, не является нарушением пункта 3 части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правил о языке судопроизводства. В рассматриваемом деле судопроизводство осуществлялось на русском языке, лица, участвующие в деле, в ходе рассмотрения дела не заявляли о недоступности для восприятия письменных доказательств, исполненных частично на иностранном языке. 

Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции полагает, что постановление суда апелляционной инстанции принято с нарушением норм материального права, а выводы, содержащиеся в постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем данный судебный акт не может быть признан законным и подлежит отмене в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 

При этом решение суда первой инстанции также не может быть признано законным, как содержащее те же юридические пороки (судом не устанавливалось наличие у истца права на иск). 

В связи с этим, постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене только в части удовлетворения исковых требований (взыскания компенсации и расходов по оплате государственной пошлины), в части же отмены решения суда первой инстанции его следует оставить без изменения. 

Принимая во внимание, что для принятия законного и обоснованного решения требуется исследование и оценка необходимых доказательств, что невозможно в арбитражном суде кассационной инстанции в силу его ограниченных полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить указанные недостатки, исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, в том числе, установить действуют ли исключительные права на спорные исполнения и фонограммы на территории Российской Федерации и вправе ли истец обращаться в суд с исковыми требованиями в защиту исключительных прав иностранных исполнителей и изготовителей спорных фонограмм, дать надлежащую правовую оценку доводам лиц, участвующих в деле, имеющимся в деле доказательствам и принять решение в соответствии с требованиями действующего законодательства, а также распределить судебные расходы в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 

На основании вышеизложенного и руководствуясь статьями 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, постановил:

постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2013 по делу N А41-14145/2013 отменить в части удовлетворения исковых требований.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

А.А. Снегур

 

Судьи

Г.Ю. Данилов

 

 

Р.В. Силаев