Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 февраля 2015 г. N С01-1441/2014 по делу N А32-3419/2014 Суд оставил в силе решение суда первой инстанции и отменил постановление суда апелляционной инстанции, которым указанное решение изменено в части присужденного истцу ко взысканию с ответчика размера компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, поскольку ответчиком к продаже предлагались не разные товары, а один и тот же товар, следовательно, имел место один случай нарушения в отношении каждого товарного знака

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 февраля 2015 г. N С01-1441/2014 по делу N А32-3419/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 11 февраля 2015 г.

Полный текст постановления изготовлен 16 февраля 2015 г.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Рассомагиной Н.Л.,

судей Данилова Г.Ю., Лапшиной И.В.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Лукаша Михаила Михайловича (Краснодарский край, ОГРНИП 305233012600263) на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2014 (судьи Ванин В.В., Еремина О.А., Чотчаев Б.Т.) по делу N А32-3419/2014

по исковому заявлению индивидуального предпринимателя Цуканова Михаила Анатольевича (Санкт-Петербург, ОГРНИП 304780222500044)

к индивидуальному предпринимателю Лукашу Михаилу Михайловичу

о взыскании 90 000 рублей компенсации за незаконное использование товарных знаков,

при отсутствии в судебном заседании извещенных надлежащим образом представителей лиц, участвующих в деле, установил:

индивидуальный предприниматель Цуканов Михаил Анатольевич (далее - предприниматель Цуканов М.А.) обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Лукашу Михаилу Михайловичу (далее - предприниматель Лукаш М.М.) о взыскании 50 000 рублей компенсации за незаконное использование товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 368829, N 405416, N 405493; а также о взыскании 900 рублей расходов на покупку товара. 

Определением суда от 07.02.2014 в соответствии со статьей 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело было назначено к рассмотрению в порядке упрощенного производства без вызова сторон. В ходе рассмотрения дела в порядке упрощенного производства суд пришел к выводу о том, что имеются основания, предусмотренные частью 5 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для рассмотрения дела по общим правилам искового производства. Определением от 07.04.2014 суд перешел к рассмотрению дела по общим правилам искового производства. 

Впоследствии истец заявленные требования уточнил, просил взыскать с предпринимателя Лукаша М.М. 90 000 рублей компенсации за 9 случаев незаконного использования товарных знаков по свидетельствам N 368829, N 405416, N 405493 (по 10 000 рублей за каждый случай). Уточнения приняты судом. 

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 18.08.2014 исковые требования удовлетворены частично: с предпринимателя Лукаша М.М. в пользу предпринимателя Цуканова М.А. взыскано 30 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, в удовлетворении остальной части иска отказано. 

Не согласившись с решением суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении заявленных требований, предприниматель Цуканов М.А. обжаловал его в суд апелляционной инстанции. 

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2014 решение Арбитражного суда Краснодарского края от 18.08.2014 изменено в части присужденного к взысканию размера компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, с предпринимателя Лукаша М.М. в пользу предпринимателя Цуканова М.А. взыскано 90 000 рублей компенсации. 

Не согласившись с постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2014, предприниматель Лукаш М.М. обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права. 

В обоснование кассационной жалобы Лукаш М.М. ссылается на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм статей 1252, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), указывает, что суд апелляционной инстанции, установив, что ответчиком было единовременно продано три единицы однотипного товара, на каждом из которых изображено по три товарных знака истца, пришел к необоснованному выводу о 9 случаях незаконного использования товарного знака ответчиком, в связи с чем, неправомерно взыскал компенсацию в размере 90 000 рублей. 

При этом заявитель кассационной жалобы соглашается с выводами суда первой инстанции, изложенными в решении, указывает, что суд первой инстанции при разрешении спора обоснованно исходил из единичного случая нарушения ответчиком прав истца на три товарных знака, то есть о трех случаях допущенного ответчиком нарушения. 

Также предприниматель Лукаш М.М. ссылается на тяжелое материальное положение в связи с болезнью сына. 

Предприниматель Цуканов М.А. в отзыве на кассационную жалобу просил оставить ее без удовлетворения, считая принятое по делу постановление апелляционной инстанции законным и обоснованным, указал, что судом апелляционной инстанции сделан правильный вывод о том, что ответчиком было фактически продано три единицы товара с незаконным использованием трех товарных знаков, что свидетельствует о девяти случаях неправомерного использования соответствующих товарных знаков, каждый из которых с учетом норм части 3 статьи 1252, части 1 статьи 1484 и части 1 статьи 1515 ГК РФ является самостоятельным объектом нарушения исключительного права истца на товарный знак. В связи с чем, по мнению истца, суд апелляционной инстанции правомерно рассчитал компенсацию в сумме 90 000 рублей по 10 000 рублей за каждый из девяти случаев незаконного использования товарных знаков и удовлетворил требования истца в полном объеме. 

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие. 

Законность обжалуемого судебного акта проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов кассационной жалобы. 

Как установлено судами и следует из материалов дела, истец является правообладателем следующих товарных знаков: комбинированного товарного знака со словесным обозначением "РЕUltra" по свидетельству Российской Федерации N 405493 в отношении товаров 17, 22, 28 классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) (дата приоритета товарного знака - 30.04.2009; дата истечения срока действия регистрации - 30.04.2019); словесного товарного знака "PEULTRA" по свидетельству Российской Федерации N 368829 в отношении товаров 17, 22, 28 классов МКТУ (дата приоритета товарного знака - 07.08.2008; дата истечения срока действия регистрации - 07.08.2018); изобразительного товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 405416 в отношении товаров 16, 25, 28 классов МКТУ (дата приоритета товарного знака - 19.08.2008; дата истечения срока действия регистрации - 19.08.2018). 

31 июля 2013 года представителем истца в магазине "Рыбачок", принадлежащем предпринимателю Лукашу М.М., были приобретены шнуры плетеные для рыбалки: PE Ultra Elite 0,16 mm (1 шт.), PE Ultra Elite 0,20 mm (1 шт.), PE Ultra Elite 0,25 mm (1 шт.), на каждой упаковке которых имеются изображения, сходные до степени смешения с товарными знаками истца по свидетельствам Российской Федерации N 368829, N 405416, N 405493. 

Ссылаясь на то, что ответчик незаконно использует названные товарные знаки истца путем предложения к продаже и продажи товаров с использованием обозначений, сходных до степени смешения с этими товарными знаками, предприниматель Цуканов М.А. обратился в суд с настоящим иском о взыскании с ответчика 90 000 рублей компенсации. При этом истец указал, что не предоставлял согласия ответчику на использование товарных знаков. 

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные исковые требования частично в размере 30 000 рублей, исходил из однократного нарушения ответчиком прав истца на каждый из трех товарных знаков. При этом суд первой инстанции счел, что однократная реализация ответчиком трех единиц однотипного товара является однократным нарушением прав ответчика на каждый размещенный на упаковке такого товара товарный знак. Поскольку истцом испрашивалась минимальная компенсация за каждое нарушение исключительного права, суд первой инстанции взыскал с ответчика 30 000 рублей из расчета по 10 000 рублей за нарушение исключительного права за каждый товарный знак.

Суд апелляционной инстанции, изменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявленные исковые требования в полном объеме, исходил из того, что в рассматриваемом случае товарные знаки были размещены на трех единицах товара, каждый случай размещения товарного знака является самостоятельным нарушением права истца на товарный знак (индивидуализацию товара), требуемая истцом компенсация 90 000 рублей соответствует минимальному размеру при размещении на трех единицах товара трех товарных знаков правообладателя. 

Рассмотрев кассационную жалобу, проверив исходя из содержащихся в ней доводов правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального права при принятии обжалуемого судебного акта, а также соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии правовых оснований для ее удовлетворения, в силу нижеследующего. 

Согласно пункту 2 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

- на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

- при выполнении работ, оказании услуг;

- на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

- в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

- в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации. 

В соответствии с пунктом 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения. 

Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если названным Кодексом не предусмотрено иное. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными этим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается Кодексом. 

Факт незаконного использования товарных знаков истца путем предложения к продаже и продажи товаров с использованием обозначений, сходных до степени смешения с товарными знаками истца, ответчиком не оспаривался ни при рассмотрении дела в суде первой инстанции, ни при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, равно как названных доводов не содержит и кассационная жалоба. 

В силу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных этим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. 

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. 

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом. 

Таким образом, указанная имущественная ответственность наступает за гражданское правонарушение, состоящее в незаконном использовании товарного знака. 

При этом закон наделяет правообладателя правом выбора одного из двух вариантов определения размера взыскиваемой компенсации (пункт 4 статьи 1515 ГК РФ):

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака. 

Истцом выбран способ определения компенсации из расчета от 10 000 до 5 000 000 рублей за каждый случай нарушения исключительного права. 

В зависимости от выбора правообладателем конкретного варианта определения размера компенсации различаются и правовые возможности обращения с соответствующим требованием. 

Так, если правообладатель избрал способ расчета компенсации в соответствии с подпунктом первым пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, то его право на взыскание компенсации считается реализованным (исчерпанным) в результате рассмотрения судом единичного случая нарушения исключительного права, поскольку указанная компенсация определяется судом в размере, определяемом исходя из объема допущенного нарушения в целом. 

Учитывая данное обстоятельство, коллегия судей считает, что в случае, когда правообладателем выявлено предложение к продаже либо хранение для этих целей одним продавцом нескольких единиц одного товара, на которых незаконно размещен товарный знак, следует исходить из того, что для доказанности факта незаконного использования товарного знака достаточно даже одной единицы товара, маркированного чужим товарным знаком. В этом случае действия продавца контрафактного товара следует квалифицировать как совершение одного правонарушения в виде распространения контрафактной продукции, а количество единиц товара, содержащих товарный знак, может свидетельствовать об объеме правонарушения и подлежит учету судом при определении конкретного размера компенсации на основании пункта 4 статьи 1515 ГК РФ. 

Как разъяснено в пункте 43 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения. 

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что однократная реализация ответчиком однотипного товара является одним нарушением прав истца на каждый размещенный на упаковке товара товарный знак. Поскольку на упаковке товара было размещено три товарных знака, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация на нарушение его прав на три товарных знака.

При этом количество реализованной продукции может быть учтено при определении объема допущенного нарушения, то есть при установлении размера подлежащей взысканию компенсации за каждое нарушение. 

Применительно к настоящему спору следует отметить, что при предъявлении иска истец требовал компенсацию в размере 10 000 рублей за каждое нарушение его прав. 

При изложенных обстоятельствах у суда отсутствовали основания для взыскания большей суммы компенсации за каждое допущенное нарушение прав ответчика, чем ее минимальный установленный законом размер. 

Изменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции ошибочно посчитал одновременную реализацию трех упаковок однотипного товара в качестве трех нарушений прав ответчика. А с учетом того, что на каждой упаковке было нанесено три товарных знака, пришел к ошибочному выводу о 9 случаях нарушения ответчиком прав истца на товарные знаки. 

В рассматриваемом случае ответчиком к продаже предлагались не разные товары, а один и тот же товар - шнуры плетеные для рыбалки, следовательно, в этом случае имел место один случай нарушения в отношении каждого товарного знака, а количество товара могло быть учтено при определении размера компенсации. 

При этом, как указывалось выше, истцом выбран способ определения компенсации из расчета от 10 000 до 5 000 000 рублей за каждый случай нарушения исключительного права. Истец просил взыскать по 10 000 рублей за каждый случай нарушения исключительного права. 

На основании вышеизложенного, суд кассационной инстанции пришёл к выводу о наличии правовых оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции. 

Согласно части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. 

Исходя из содержания пункта 5 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции вправе оставить в силе одно из ранее принятых по делу решений или постановлений. 

Учитывая, что фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, были установлены судом первой инстанции на основании исследования имеющихся в деле доказательств, суд кассационной инстанции считает возможным отменить обжалуемое постановление и оставить в силе решение суда первой инстанции. 

В силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований. 

Поскольку кассационная жалоба ответчика подлежит удовлетворению, судебные расходы, понесенные ответчиком в связи с оплатой государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы, подлежат возмещению ему за счет истца. 

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2014 по делу NА32-3419/2014 отменить.

Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 18.08.2014 по делу N А32-3419/2014 оставить в силе.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Цуканова Михаила Анатольевича в пользу индивидуального предпринимателя Лукаша Михаила Михайловича 2 000 рублей в возмещение судебных расходов по оплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Н.Л. Рассомагина

 

Судья

Г.Ю. Данилов

 

Судья

И.В. Лапшина

 

Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу, что апелляционная инстанция неверно определила размер компенсации за незаконное использование товарных знаков.

Правообладатель может выбрать один из 2-х вариантов определения размера компенсации. Первый - в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения. Второй - в 2-кратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в 2-кратном размере стоимости права использования товарного знака. В зависимости от выбранного варианта различаются и правовые возможности обращения с соответствующим требованием.

Если правообладатель выбрал первый вариант (как и было в спорном случае), то его право на взыскание компенсации считается реализованным (исчерпанным) в результате рассмотрения судом единичного случая нарушения исключительного права. Ведь размер указанной компенсации определяется судом исходя из объема допущенного нарушения в целом.

В случае, когда продавец предлагает к продаже либо хранит для этих целей несколько единиц одного товара, на которых размещен чужой товарный знак, для доказанности факта его незаконного использования достаточно даже одной единицы маркированного им товара. В этом случае действия продавца следует квалифицировать как одно правонарушение. А количество единиц товара, содержащих товарный знак, может свидетельствовать об объеме правонарушения и подлежит учету судом при определении конкретного размера компенсации.

Таким образом, однократная реализация однотипного товара является одним нарушением прав истца на каждый размещенный на упаковке товара товарный знак.

При этом количество реализованной продукции может быть учтено при определении объема допущенного нарушения, т. е. при установлении размера компенсации за каждое нарушение.

Апелляционная инстанция ошибочно расценила одновременную реализацию 3-х упаковок однотипного товара в качестве 3 нарушений прав истца. А с учетом того, что на каждую упаковку было нанесено 3 товарных знака, сделала неверный вывод о 9 случаях нарушения прав истца на товарные знаки.

Ответчиком предлагал к продаже не разные товары, а один и тот же товар. Следовательно, имел место 1 случай нарушения в отношении каждого товарного знака.


Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 февраля 2015 г. N С01-1441/2014 по делу N А32-3419/2014


Текст постановления официально опубликован не был