Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Верховного Суда РФ от 1 сентября 2017 г. N 56-АД17-17 Суд отменил принятые ранее судебные акты и прекратил производство по делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения

Постановление Верховного Суда РФ от 1 сентября 2017 г. N 56-АД17-17

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б.,

рассмотрев жалобу защитника Мизь В.К., действующего на основании доверенности в интересах ООО "Торговый дом "Таежник", на вступившие в законную силу постановление судьи Уссурийского районного суда Приморского края от 10 марта 2016 г., решение судьи Приморского краевого суда от 25 апреля 2016 г. и постановление заместителя председателя Приморского краевого суда от 10 октября 2016 г., вынесенные в отношении ООО "Торговый дом "Таежник" по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением судьи Уссурийского районного суда Приморского края от 10 марта 2016 г., оставленным без изменения решением судьи Приморского краевого суда от 25 апреля 2016 г. и постановлением заместителя председателя Приморского краевого суда от 10 октября 2016 г., ООО "Торговый дом "Таежник" (далее также общество) признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнуто административному наказанию в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник Мизь В.К. просит об отмене постановлений, вынесенных в отношении общества по настоящему делу об административном правонарушении, ссылаясь на их незаконность.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы заявителя позволяет прийти к следующим выводам.

Статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

В силу положений статьи 6 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации" (далее - Закон о прокуратуре) требования прокурора, вытекающие из его полномочий, перечисленных в статьях 9.1, 22, 27, 30 и 33 данного Федерального закона, подлежат безусловному исполнению в установленный срок.

В Законе о прокуратуре в качестве одной из мер реагирования прокуратуры на нарушение закона названо представление об устранении нарушений закона.

В пункте 3 статьи 22 Закона о прокуратуре указано, что прокурор или его заместитель в случае установления факта нарушения закона органами и должностными лицами, указанными в пункте 1 статьи 21 данного Федерального закона вносит представление об устранении нарушений закона.

Согласно пункту 1 статьи 24 Закона о прокуратуре представление об устранении нарушений закона вносится прокурором или его заместителем в орган или должностному лицу, которые полномочны устранить допущенные нарушения, и подлежит безотлагательному рассмотрению. В течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих; о результатах принятых мер должно быть сообщено прокурору в письменной форме.

Как усматривается из материалов дела, по итогам проведенной Уссурийской городской прокуратурой проверки соблюдения требований законодательства об антитеррористической защищенности установлено, что ООО "Торговый дом "Таежник", являясь организацией, осуществляющей торговлю оружием, в нарушение Требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), подлежащих обязательной охране полицией, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 25 марта 2015 г. N 272, не проведено категорирование объекта, подлежащего обязательной охране полицией, не разработан паспорт безопасности, не проведены мероприятия по антитеррористической защищенности.

29 ноября 2015 г. заместителем Уссурийского городского прокурора ООО "Торговый дом "Таежник" внесено представление N 7-17-2515/15636 об устранении нарушений требований законодательства о противодействии терроризму.

В представлении указывалось на необходимость безотлагательного рассмотрения представления с уведомлением о времени и дне его рассмотрения Уссурийского городского прокурора для участия; принятия мер по устранению причин выявленных нарушений закона и условий им способствующих; рассмотрения вопроса о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц; сообщения о результатах рассмотрения представления и принятых мерах Уссурийскому городскому прокурору в письменной форме в месячный срок.

В адрес общества представление поступило 18 декабря 2015 г.

В срок, установленный пунктом 1 статьи 24 Закона о прокуратуре, ответ об исполнении представления в письменной форме не представлен.

22 января 2016 г. представителем общества Мизь В.К. в прокуратуру г. Уссурийска направлено письмо, в котором указано, что принадлежащий обществу магазин по торговле оружием не входит в число организаций, оговоренных в постановлении Правительства Российской Федерации от 25 марта 2015 г. N 272.

9 февраля 2016 г. заместителем Уссурийского городского прокурора в отношении ООО "Торговый дом "Таежник" возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, по факту невыполнения требований прокурора об устранении выявленных и указанных в представлении нарушений законодательства.

Приведенные обстоятельства послужили основанием для привлечения общества постановлением судьи районного суда к административной ответственности, установленной данной нормой.

Вышестоящие судебные инстанции с выводами судьи районного суда и принятым им решением согласились.

Делая вывод о виновности общества в совершении вмененного административного правонарушения, судья районного суда и вышестоящие судебные инстанции исходили из того, что изложенное в представлении об устранении нарушений требований законодательства, законное требование прокурора, вытекающего из его полномочий, установленных федеральным законом, не выполнено, категорирование объекта не произведено, паспорт безопасности не разработан, мероприятия по антитеррористической защищенности не проведены.

Вместе с тем принятые по делу судебные акты законными признать нельзя.

Задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В силу положений статьи 26.1 названного Кодекса в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: наличие события административного правонарушения, виновность лица в совершении административного правонарушения, обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении.

Установление виновности предполагает доказывание вины лица в совершении противоправного действия (бездействия).

Объектом административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является институт государственной власти в виде реализации полномочий, в частности, прокурора, действующего от имени государства и представляющего его интересы, вытекающие из норм закона.

Объективную сторону правонарушения составляет, в частности, умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом.

Административная ответственность по статье 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях наступает только в случае неисполнения законных требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом.

Вопрос о законности и обоснованности представления, содержащего требования прокурора, невыполнение которых вменено лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, подлежит исследованию в рамках рассмотрения дела.

Обязанность доказывания правомерности требований, изложенных в соответствующем представлении, лежит на прокуроре.

В ходе производства по делу защитник общества Мизь В.К. оспаривал виновность общества в совершении вмененного административного правонарушения, в числе иных доводов заявляя о незаконности представления прокурора ввиду того, что Торговый дом "Таежник" не относится к числу объектов, на которые распространяются требования, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 25 марта 2015 г. N 272.

В настоящей жалобе защитник Мизь В.К. заявляет о необоснованности привлечения общества к административной ответственности по статье 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, приводя аналогичные доводы.

В нарушение требований статей 24.1, 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о выяснении всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, соответствующие доводы защитника лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, судебными инстанциями должным образом не проверены.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 5 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" Правительство Российской Федерации устанавливает обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности объектов (территорий), категории объектов (территорий), порядок разработки указанных требований и контроля за их выполнением, порядок разработки и форму паспорта безопасности таких объектов (территорий) (за исключением объектов транспортной инфраструктуры, транспортных средств и объектов топливно-энергетического комплекса).

Пунктами 5, 13, 21 Требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), подлежащих обязательной охране полицией, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 25 марта 2015 г. N 272 (в редакции, действовавшей до изменений, внесенных постановлением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2016 г. N 1040, далее также Требования к антитеррористической защищенности объектов (территорий), подлежащих обязательной охране полицией) в целях установления дифференцированных требований к обеспечению антитеррористической защищенности объектов (территорий) осуществляется их категорирование. На каждый объект (территорию) разрабатывается паспорт безопасности. Антитеррористическая защищенность объектов (территорий) обеспечивается путем, в том числе проведения организационных мероприятий по обеспечению антитеррористической защищенности объектов (территорий), а также комплекса мероприятий, направленных на минимизацию возможных последствий совершения террористических актов на объектах (территориях) и ликвидацию угрозы совершения террористических актов на объектах (территориях).

Согласно пункту 1 названных Требований они определяют порядок проведения организационно-практических, инженерно-технических, правовых и иных мероприятий, направленных на обеспечение антитеррористической защищенности объектов (территорий), подлежащих в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 2 ноября 2009 г. N 1629-р обязательной охране полицией, включая проведение категорирования объектов (территорий), осуществление контроля за выполнением данных требований и разработку паспорта безопасности объектов (территорий).

Указанным распоряжением Правительства Российской Федерации (действовало на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения общества к административной ответственности, утратило силу в связи с изданием постановления Правительства Российской Федерации от 15 мая 2017 г. N 568) утвержден перечень объектов, подлежащих обязательной охране полицией.

В соответствии с пунктом 7 данного перечня к таким объектам относятся комнаты хранения оружия органов и организаций системы МВД России, подразделений ведомственной охраны федеральных органов исполнительной власти и организаций (в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации об оружии), иных юридических лиц с особыми уставными задачами, участков инкассации Центрального банка Российской Федерации (Банка России) и на объектах, подведомственных Минприроды России.

Исходя из положений указанных норм, заместителем Уссурийского городского прокурора по результатам проверки сделан вывод о том, что ООО "Торговый дом "Таежник", которое является организацией, осуществляющей торговлю оружием, в нарушение приведенных требований законодательства не проведено категорирование объекта, не разработан паспорт безопасности, не проведены мероприятия по антитеррористической защищенности. В связи с чем внесено представление об устранении этих нарушений, по факту невыполнения которого впоследствии заместителем Уссурийского городского прокурора в отношении общества возбуждено настоящее дело об административном правонарушении.

Вместе с тем, разрешая вопрос о законности данного представления, необходимо учитывать, что в силу пункта 7 перечня объектов, подлежащих обязательной охране полицией, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 2 ноября 2009 г. N 1629-р (далее также перечень объектов, подлежащих обязательной охране полицией), к таким объектам относятся только комнаты хранения оружия органов и организаций, указанных в этой норме.

ООО "Торговый дом "Таежник" таким субъектом не является, принадлежащий ему магазин не относится к объектам, перечисленным в пункте 7 перечня объектов, подлежащих обязательной охране полицией, в отношении которых необходимо проводить категорирование и разработку паспорта безопасности, что оставлено без внимания заместителем Уссурийского городского прокурора при внесении представления.

В рамках судебного разбирательства внесенное прокурором представление на предмет законности и обоснованности должным образом не проверено, наличие или отсутствие оснований для отнесения Торгового дома "Таежник" к числу объектов, на которые распространяются требования, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 25 марта 2015 г. N 272, не выяснялось. Вместе с тем данное обстоятельство имеет существенное значение для разрешения дела по существу, от его установления зависит разрешение вопроса о наличии либо отсутствии в деянии лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, состава вмененного административного правонарушения.

При этом содержание постановления судьи Уссурийского районного суда Приморского края от 10 марта 2016 г. позволяет сделать вывод о том, что при рассмотрении дела судья районного суда руководствовался утвержденными указанным постановлением Правительства Российской Федерации Требованиями к антитеррористической защищенности мест массового пребывания людей.

Однако принадлежащий ООО "Торговый дом "Таежник" объект, в котором осуществляется торговля оружием, не относится к местам массового пребывания людей в пределах территории Уссурийского городского округа, перечень которых утвержден постановлением администрации Уссурийского городского округа от 7 августа 2015 г. N 2126 (в редакции, действовавшей на момент внесения представления).

Кроме того, в представлении прокурора, за невыполнение которого общество привлечено к административной ответственности, на нарушение Требований к антитеррористической защищенности мест массового пребывания людей, которыми при рассмотрении дела руководствовался судья районного суда, не указывалось. В представлении сделан вывод о нарушении утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 25 марта 2015 г. N 272 Требований об антитеррористической защищенности объектов (территорий), подлежащих обязательной охране полицией, и об устранении нарушений именно этих требований ставился вопрос.

Таким образом, при рассмотрении дела и решении вопроса о наличии или отсутствии в деянии общества состава вмененного административного правонарушения судья районного суда неправомерно исходил из норм закона, на нарушение которых в представлении не указывалось, и об устранении которых вопрос не ставился.

Данное обстоятельство оставлено без внимания вышестоящими судебными инстанциями в рамках разрешения жалоб на постановление судьи районного суда.

Более того, делая вывод о том, что принадлежащий обществу объект, в котором осуществляется торговля оружием, подлежит категорированию с получением паспорта безопасности данного объекта, судья краевого суда исходил из того, что в силу пункта 7 перечня объектов, подлежащих обязательной охране полицией, к таким объектам относятся комнаты хранения оружия организаций (в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации об оружии).

С учетом положений статьи 22 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии", пункта 55 Правил оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 1998 г. N 814, пункта 163 Инструкции по организации работы органов внутренних дел по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 12 апреля 1999 г. N 288, судья краевого суда указал, что юридические лица, осуществляющие такой вид деятельности, как торговля оружием, обязаны хранить оружие в специальных комнатах для хранения, которые в свою очередь в соответствии с пунктом 7 названного выше перечня подлежат обязательной охране полицией, а потому в соответствии с требованиями к антитеррористической защищенности в отношении комнат хранения оружия общество обязано проводить организационно-практические, инженерно-технические, правовые и иные мероприятия, направленные на обеспечение антитеррористической защищенности объекта, в том числе по категорированию объекта с получением на него паспорта безопасности объекта.

Судья краевого суда сделал вывод о том, что представление прокурора является законным, и деяние общества, выразившееся в невыполнении данного представления, образует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Вместе с тем, вопреки суждению судьи краевого суда, из буквального содержания пункта 7 названного выше перечня, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 2 ноября 2009 г. N 1629-р, следует, что обязательной охране полицией подлежат комнаты хранения оружия не любых организаций, а только организаций системы МВД России, организаций, имеющих право на создание ведомственной охраны, иных юридических лиц с особыми уставными задачами. ООО "Торговый дом "Таежник" к таковым не относится.

Исходя из установленных в ходе производства по делу обстоятельств, с учетом приведенных выше норм отсутствуют основания для вывода о том, что ООО "Торговый дом "Таежник" относится к числу субъектов, на которые распространяются утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 25 марта 2015 г. N 272 Требования к антитеррористической защищенности объектов (территорий), подлежащих обязательной охране полицией, на нарушение которых указано в представлении прокурора, и об устранении которых в нем поставлен вопрос.

О нарушении иных требований законодательства в представлении не указывалось.

При таких обстоятельствах внесенное обществу представление прокурора об устранении нарушений, выразившихся в том, что, вопреки Требованиям к антитеррористической защищенности объектов (территорий), подлежащих обязательной охране полицией, не проведено категорирование объекта, не разработан паспорт безопасности, не проведены мероприятия по антитеррористической защищенности, законным признать нельзя.

Кроме того, при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями оставлено без внимания следующее.

Пунктом 4 статьи 10 Закона о прокуратуре предусмотрено, что прокурор в установленном законом порядке принимает меры по привлечению к ответственности лиц, совершивших правонарушения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 22 Закона о прокуратуре прокурор или его заместитель по основаниям, установленным законом, возбуждает производство об административном правонарушении, требует привлечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответственности, предостерегает о недопустимости нарушения закона.

Представление заместителя Уссурийского городского прокурора от 29 ноября 2015 г. N 7-17-2515/15636 в числе прочих содержит требование о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц.

Между тем данное требование не соответствует приведенным положениям Закона о прокуратуре.

Частью первой статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить перечисленные в указанной норме дисциплинарные взыскания.

Применение к работнику мер дисциплинарной ответственности является правом, а не обязанностью работодателя, производится в законодательно установленном порядке. Содержащееся в представлении Уссурийского городского прокурора от 29 ноября 2015 г. N 7-17-2515/15636 императивное требование о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц противоречит приведенным нормам Закона о прокуратуре, Трудового кодекса Российской Федерации.

При изложенных обстоятельствах нельзя признать обоснованными выводы судебных инстанций о наличии в деянии общества состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку административную ответственность на основании этой статьи влечет невыполнение законных требований перечисленных в ней должностных лиц.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отсутствие состава административного правонарушения является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 настоящего Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление судьи Уссурийского районного суда Приморского края от 10 марта 2016 г., решение судьи Приморского краевого суда от 25 апреля 2016 г. и постановление заместителя председателя Приморского краевого суда от 10 октября 2016 г., вынесенные в отношении ООО "Торговый дом "Таежник" по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене, производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 названного Кодекса в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации постановил:

жалобу защитника Мизь В.К., действующего на основании доверенности в интересах ООО "Торговый дом "Таежник", удовлетворить.

Постановление судьи Уссурийского районного суда Приморского края от 10 марта 2016 г., решение судьи Приморского краевого суда от 25 апреля 2016 г. и постановление заместителя председателя Приморского краевого суда от 10 октября 2016 г., вынесенные в отношении ООО "Торговый дом "Таежник" по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации 

С.Б. Никифоров

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

ВС РФ не согласился с тем, что имеются основания для наложения штрафа по КоАП РФ на компанию из-за невыполнения ею требований прокурора.

Так, представление, вынесенное в адрес компании прокурором, содержало, помимо прочего, требование о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц.

Между тем, как указал ВС РФ, данное требование не соответствует Закону о прокуратуре.

Согласно ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, т. е. неисполнение или ненадлежащее исполнение лицом по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель вправе применить дисциплинарное взыскание.

ВС РФ пояснил, что применение к сотрудникам мер дисциплинарной ответственности является правом, а не обязанностью работодателя, производится в законодательно установленном порядке.

Поэтому содержащееся в представлении прокурора императивное требование о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц противоречит закону.


Постановление Верховного Суда РФ от 1 сентября 2017 г. N 56-АД17-17


Текст постановления официально опубликован не был