Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 декабря 2017 г. N С01-1116/2017 по делу N А45-13248/2017 Суд отменил принятые ранее судебные акты и направил на новое рассмотрение дело о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на программу для ЭВМ, поскольку нижестоящие суды не приняли во внимание доводы ответчика о том, что он является лицом, правомерно владеющим экземпляром программы для ЭВМ на основании соответствующего договора с истцом, и вправе совершать предусмотренные законом действия с данной программой без разрешения её правообладателя

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 декабря 2017 г. N С01-1116/2017 по делу N А45-13248/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 декабря 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 декабря 2017 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.,

судей - Рогожина С.П., Уколова С.М.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу садоводческого некоммерческого товарищества собственников недвижимости "Поселок Чистые луга" (с/с Прокудский, Новосибирская обл., Коченевский р-н, 632660, ОГРН 1025405828810) на решение Арбитражного суда Новосибирской области от 14.08.2017 (судья Хорошуля Л.Н.) и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2017 (судьи Шатохина Е.Г., Жданова Л.И., Павлова Ю.И.), по делу N А45-13248/2017 по иску общества с ограниченной ответственностью Инженерно-технический центр "Технотрейд" (ул. Русская, д. 21, кв. 106, г. Новосибирск, 630058, ОГРН 1045403231928) к садоводческому некоммерческому товариществу собственников недвижимости "Поселок Чистые луга" о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на программу для ЭВМ.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Наговицин Дмитрий Валентинович (г. Новосибирск, 630007), Шияпов Ринат Халитович (Москва, 117042).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью Инженерно-технический центр "Технотрейд" - Шехтман Е.Л. (по доверенности от 06.05.2017);

от садоводческого некоммерческого товарищества собственников недвижимости "Поселок Чистые луга" - Ткач Д.Л. (по доверенности от 21.12.2017) и Давыдова К.П. (по доверенности от 18.12.2017).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью Инженерно-технический центр "Технотрейд" (далее - истец) обратилось в арбитражный суд с иском к садоводческому некоммерческому товариществу собственников недвижимости "Поселок Чистые луга" (далее - ответчик) о взыскании 450 000 рублей компенсации за нарушение исключительного права на программу для ЭВМ "Project 001-2180 20160921-01.esms".

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Наговицин Дмитрий Валентинович и Шияпов Ринат Халитович (далее - третьи лица).

Решением Арбитражного суда Новосибирской области от 14.08.2017, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2017, исковые требования удовлетворены частично: с ответчика взыскано в пользу истца 50 000 руб. компенсации за нарушение исключительного права на программу для ЭВМ.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, нарушение судами норм материального и процессуального права, просит обжалуемые судебные акты отменить.

Кассационная жалоба мотивирована необоснованностью выводов судов о нарушении ответчиком исключительного права на программу для ЭВМ.

В обоснование кассационной жалобы ответчик ссылается на то, что судами не применены положения статьи 1280 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс), предусматривающие право лица, правомерно владеющего экземпляром программы для ЭВМ, совершать ряд действий с такой программой без разрешения ее автора или иного правообладателя.

При этом ответчик отмечает, что на законном основании обладает экземпляром спорной программы, в связи с чем ее использование не требовало заключения лицензионного договора, как ошибочно посчитали суды.

Считает не соответствующим фактическим обстоятельствам дела и не основанным на нормах материального права вывод судов о том, что ответчиком осуществлялось воспроизведение и распространение спорной программы.

Обращает внимание на несоответствие имеющимся в деле доказательствам описательной части судебных актов.

Также ответчик отмечает, что суд первой инстанции, признав использование спорной программы ответчиком исключительно в целях адаптирования работы оборудования к условиям расположения ответчика, не применил норму подпункта 9 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ, которая не относит такие действия к использованию программы.

Кроме того, ответчик обращает внимание на нарушение судом первой инстанции норм процессуального права, выразившееся в привлечении к участию в деле третьих лиц без необходимых на то оснований.

В отзыве на кассационную жалобу истец просит оспариваемые судебные акты оставить без изменения, сославшись на их законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов жалобы.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представители ответчика доводы кассационной жалобы поддержали, просили обжалуемые судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Представитель истца в судебном заседании возражал против удовлетворения кассационной жалобы, по основаниям, изложенным в отзыве.

Третьи лица, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалобы в их отсутствие.

Рассмотрев кассационную жалобу, выслушав представителей истца и ответчика, проверив в порядке статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и соблюдение норм процессуального права при принятии обжалуемых решения и постановления, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о наличии правовых оснований для ее удовлетворения в силу нижеследующего.

Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать результат интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1259 ГК РФ к объектам авторских прав также относятся программы для ЭВМ, которые охраняются как литературные произведения.

Авторские права на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код, охраняются так же, как авторские права на произведения литературы (статья 1261 Кодекса).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 ГК РФ в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 статьи 1270 ГК РФ. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

Статьей 1301 ГК РФ предусмотрено, что в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК РФ (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации, в том числе, в двукратном размере стоимости экземпляров произведения.

Как разъяснено в пункте 43.2 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

Таким образом, при предъявлении требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного права доказыванию подлежит наличие прав правообладателя на произведение (программу для ЭВМ), а также факт его незаконного использования ответчиком.

При рассмотрении настоящего спора судами установлено, что истец является правообладателем программы для ЭВМ "Project 001-2180 20160921-01.esms" на основании соглашения с работником и автором Наговициным Д.В. о распределении прав на служебное произведение от 25.05.2017 и свидетельства о государственной регистрации программы для ЭВМ N 2017616253.

Данная программа используется для управления водоочистными комплексами. Программа встроена в контроллер "EXM-12DC-DA1-R + 3" расширения "ELC-12E-8DC-DA-R".

Между истцом (исполнителем) и ответчиком (заказчиком) заключен договор от 27.10.2014 N 141027/001 на разработку, сборку, подключение и ввод в эксплуатацию системы водоподготовки, накопления и подачи в разводящую сеть, согласно которому исполнитель обязуется разработать технологию очистки воды, поставить и передать в собственность заказчику оборудование, указанное в спецификации, а также произвести сборку, подключение и ввод в эксплуатацию оборудования на объекте заказчика по адресу: Новосибирская область, Коченевский район, Прокудский сельсовет, СНТ "Надежда", а заказчик обязуется принять и оплатить поставленное оборудование и выполненные работы.

В соответствии с названным договором истцом был передан ответчику в составе оборудования контроллер со встроенными программами "GSM ES" и "EXM-12DC-DA1R-HM1".

В обоснование иска истцом указано, что 16.03.2017 от Шияпова Р.Х. (технического специалиста по сервисным услугам в отношении контроллера) им получена информация о том, что к данному лицу посредством электронной почты обратился член правления ответчика Ткач Д.Л. с просьбой оказать услуги по внесению изменений в программу контроллера очистки воды (программа была прикреплена к письму в качестве вложения).

Полученная программа была передана истцу для сравнения. Специалистом истца дано заключение о тождественности оригинальной программы "Project 001-2180 20160921-01.esms" и программы, изъятой ответчиком из контроллера и переданной Шияпову Р.Х.

Истец, полагая, что ответчиком нарушено исключительное право истца на указанную программу путем ее воспроизведения и распространения, обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности и доказанности истцом факта незаконного использования ответчиком принадлежащей истцу программы для ЭВМ путем ее воспроизведения и распространения, посчитав в то же время возможным снизить размер взыскиваемой с ответчика компенсации.

Принимая указанное решение, суд первой инстанции исходил из того, что любую неисправность или улучшение в работе оборудования с вмешательством в работу программного обеспечения ответчик вправе был осуществлять только с согласия истца.

Судом первой инстанции было установлено, что использование программы для ЭВМ произведено ответчиком исключительно в целях адаптирования работы оборудования к условиям расположения ответчика.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривавший дело, поддержал выводы суда первой инстанции.

При этом апелляционный суд сослался на то, что ответчик не заключал с истцом договоры о передаче исключительных прав, предоставлении права использования программы для ЭВМ.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что указанные выводы нельзя признать законными и обоснованными, поскольку они сделаны без надлежащего исследования всех обстоятельств, имеющих значение для дела, с нарушением норм материального и процессуального права, а также не соответствуют имеющимся в деле доказательствам.

В соответствии со статьями 170 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан указать в решении и постановлении доказательства, на которых основаны его выводы об обстоятельствах дела, мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

В нарушение указанных положений судами первой и апелляционной инстанций не дана оценка доводам ответчика, изложенным в его отзыве на иск, письменных пояснениях к отзыву на исковое заявление, а также в апелляционной жалобе, о наличии оснований для применения к его действиям, совершенным со спорной программой, положений статьи 1280 ГК РФ.

В указанных процессуальных документах ответчик ссылался на то, что, являясь лицом, правомерно владеющим экземпляром программы для ЭВМ на основании указанного договора с истцом, он вправе совершать предусмотренные данной статьей Кодекса действия с этой программой без разрешения правообладателя.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1280 ГК РФ лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ или экземпляром базы данных (пользователь), вправе без разрешения автора или иного правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения:

1) осуществлять действия, необходимые для функционирования программы для ЭВМ или базы данных (в том числе в ходе использования в соответствии с их назначением), включая запись и хранение в памяти ЭВМ (одной ЭВМ или одного пользователя сети), внесение в программу для ЭВМ или базу данных изменений исключительно в целях их функционирования на технических средствах пользователя, исправление явных ошибок, если иное не предусмотрено договором с правообладателем;

2) изготовить копию программы для ЭВМ или базы данных при условии, что эта копия предназначена только для архивных целей или для замены правомерно приобретенного экземпляра в случаях, когда такой экземпляр утерян, уничтожен или стал непригоден для использования. При этом копия программы для ЭВМ или базы данных не может быть использована в иных целях, чем цели, указанные в подпункте 1 настоящего пункта, и должна быть уничтожена, если владение экземпляром таких программы или базы данных перестало быть правомерным.

Согласно пункту 2 статьи 1280 ГК РФ лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, вправе без согласия правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения изучать, исследовать или испытывать функционирование такой программы в целях определения идей и принципов, лежащих в основе любого элемента программы для ЭВМ, путем осуществления действий, предусмотренных подпунктом 1 пункта 1 этой статьи.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1280 ГК РФ лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, вправе без согласия правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения воспроизвести и преобразовать объектный код в исходный текст (декомпилировать программу для ЭВМ) или поручить иным лицам осуществить эти действия, если они необходимы для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной этим лицом программы для ЭВМ с другими программами, которые могут взаимодействовать с декомпилируемой программой, при соблюдении следующих условий:

1) информация, необходимая для достижения способности к взаимодействию, ранее не была доступна этому лицу из других источников;

2) указанные действия осуществляются в отношении только тех частей декомпилируемой программы для ЭВМ, которые необходимы для достижения способности к взаимодействию;

3) информация, полученная в результате декомпилирования, может использоваться лишь для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы для ЭВМ с другими программами, не может передаваться иным лицам, за исключением случаев, когда это необходимо для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы для ЭВМ с другими программами, а также не может использоваться для разработки программы для ЭВМ, по своему виду существенно схожей с декомпилируемой программой для ЭВМ, или для осуществления другого действия, нарушающего исключительное право на программу для ЭВМ.

Исследование указанных обстоятельств, предусмотренных положениями статьи 1280 Кодекса, и на которые ответчик ссылался при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций, имело существенное значение для разрешения спора, поскольку в случае их установления судом ответчик не мог быть признан нарушителем исключительного права на принадлежащую истцу программу для ЭВМ.

С учетом предусмотренного приведенными положениями статьи 1280 ГК РФ права пользователя программы для ЭВМ совершать определенные действия с программой без разрешения ее правообладателя, содержащееся в решении суда первой инстанции утверждение о том, что любую неисправность или улучшение в работе оборудования с вмешательством в работу программного обеспечения ответчик вправе был осуществлять только с согласия истца, не основано на данных правовых нормах.

Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что ответчик не заключал с истцом договор о передаче исключительных прав, в том числе, договор о предоставлении права использования программы для ЭВМ, приведенная в обоснование вывода о нарушении ответчиком исключительных прав истца, также сделана без учета того, что в случае установления судом обстоятельств, предусмотренных статьей 1280 ГК РФ, на наличие которых ссылался ответчик, совершение определенных действий с этой программой могло осуществляться им без разрешения истца и без заключения какого-либо договора с ним.

Кроме того, суд первой инстанции, приходя к выводу о том, что использование программы произведено ответчиком исключительно в целях адаптирования работы оборудования к условиям расположения садового некоммерческого товарищества, не принял во внимание, что в соответствии с подпунктом 9 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ адаптация, то есть внесение изменений, осуществляемых исключительно в целях функционирования программы для ЭВМ или базы данных на конкретных технических средствах пользователя или под управлением конкретных программ пользователя, не является нарушением исключительного права на программу для ЭВМ.

Таким образом, исходя из указанных положений статьи 1270 Кодекса, вывод суда первой инстанции о нарушении ответчиком исключительного права истца на программу для ЭВМ не мог быть сделан при одновременном наличии другого вывода суда о том, что совершенные ответчиком действия с программой являются исключительно адаптацией.

Также, с учетом положений статей 1229 и 1270 ГК РФ, вывод суда первой инстанции о нарушении ответчиком исключительного права истца на произведение противоречит сделанному им ранее выводу о том, что спорная программа в коммерческих или иных целях ответчиком не использовалась.

Отмеченные противоречия в выводах суда первой инстанции и нарушение норм материального права судом апелляционной инстанции не устранены.

Помимо изложенного, Суд по интеллектуальным правам не может признать соответствующими фактическим обстоятельствам дела и нормам материального права выводы судов о распространении ответчиком спорной программы.

В силу подпункта 2 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ распространением произведения является продажа или иное отчуждение его оригинала или экземпляров.

В то же время судами не было установлено, что оригинал или экземпляр спорной программы отчуждался Шияпову Р.Х. сотрудником ответчика Ткач Д.Л. по какому-либо гражданско-правовому основанию, в связи с чем у судов не было оснований для вывода о том, что ответчик осуществил распространение спорной программы.

Кроме того, Суд по интеллектуальным правам считает обоснованной ссылку заявителя кассационной жалобы на не соответствие фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам изложенных судами сведений, содержащихся в описательной части обжалуемых судебных актов, о том, что сотрудник ответчика Ткач Д.Л. обратился к Шияпову Р.Х. с письменной просьбой оказать услуги по внесению изменений в программу контроллера, поскольку из электронного письма Ткач Д.Л. в адрес Шияпова Р.Х. от 23.09.2016 (том 1, л. д. 47) усматривается, что данное обращение имело целью оказать консультацию.

При этом суд кассационной инстанции обращает внимание на то, что из имеющегося в материалах дела (том 1, л.д. 75) письма Шияпова Р.Х. в адрес истца усматривается, что Шияпов Р.Х. также воспринимал содержание направленного ему Ткач Д.Л. письма в качестве просьбы "помочь разобраться" в спорной программе.

Правильное установление целевого назначения данного письма могло иметь значение для разрешения настоящего спора, поскольку приведенными выше положениями пункта 2 статьи 1280 ГК РФ предусмотрено право пользователя программы для ЭВМ без согласия правообладателя изучать, исследовать функционирование такой программы в целях определения идей и принципов, лежащих в основе этой программы.

При указанных обстоятельствах решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции нельзя признать вынесенными с правильным применением норм материального и процессуального права, а выводы судов - соответствующими фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам.

Учитывая, что допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам привели к принятию неверных решения и постановления, они не могут быть признаны законными и подлежат отмене в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В то же время судом кассационной инстанции не принимается ссылка заявителя кассационной жалобы на нарушение судом первой инстанции норм процессуального права, выразившееся в привлечении к участию в деле третьих лиц без необходимых на то оснований.

Отклоняя данный довод ответчика, суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что привлечение к участию в деле третьих лиц соответствует положениям Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, привлечение третьих лиц к участию в деле является процессуальным действием, которое в соответствии с правилами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит обжалованию.

Исходя из того, что для принятия законного и обоснованного решения требуется исследование и оценка доказательств, что невозможно в арбитражном суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства; дать надлежащую правовую оценку всем доводам лиц, участвующих в деле, имеющимся в деле доказательствам, и, исходя из установленного, принять решение в соответствии с требованиями законодательства.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Новосибирской области от 14.08.2017 и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2017 по делу N А45-13248/2017 отменить. Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Новосибирской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий

В.В. Голофаев

 

Судья

С.П. Рогожин

 

Судья

С.М. Уколов

 

С ответчика была взыскана компенсация за нарушение исключительного права на программу для ЭВМ. Поводом послужило то, что его сотрудник направил техническому специалисту электронное письмо с просьбой оказать услуги по внесению изменений в программу (она была прикреплена в качестве вложения).

Однако Суд по интеллектуальным правам не согласился с указанным решением.

По ГК РФ лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, может без разрешения правообладателя совершать с ней определенные действия. В частности, изучать, исследовать ее функционирование в целях определения идей и принципов, лежащих в ее основе.

Ответчик как раз ссылался на данные обстоятельства.

Кроме того, адаптация, т. е. внесение изменений исключительно в целях функционирования программы на конкретных технических средствах пользователя или под управлением конкретных программ пользователя, не является нарушением исключительного права.

Нельзя согласиться с выводом о том, что ответчик распространял программу. Ведь не было установлено, что он отчуждал ее техническому специалисту по какому-либо гражданско-правовому основанию.