Постановление Суда по интеллектуальным правам от 1 августа 2019 г. N С01-553/2017 по делу N А41-63610/2016 Суд отменил определение в части требований об изъятии и уничтожении товаров, взыскания компенсации и распределения расходов, направив в этой части на новое рассмотрение в апелляционный суд, поскольку довод об оригинальном происхождении спорного товара не получил оценки

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 1 августа 2019 г. N С01-553/2017 по делу N А41-63610/2016

 

Резолютивная часть вынесена в судебном заседании 25 июля 2019 года.

Мотивированный судебный акт изготовлен 1 августа 2019 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Силаева Р.В.,

судей Булгакова Д.А., Мындря Д.И.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ТМР импорт" (литера 6Ш, корп. К-43, оф. 101, мкр. Птицефабрика, п. Томилино, Люберецкий р-н., Московская обл., 140072, ОГРН 1155027000424) на постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 по делу N А41-63610/2016 (судьи Семушкина В.Н., Боровикова С.В., Коновалов С.А.)

по иску иностранного лица Hyundai Motor Company (231, Yangjae-Dong, Seocho-Gu, Seul, 137-938, Korea) к обществу с ограниченной ответственностью "ТМР импорт" и иностранному лицу Emex DWC-LLC (UAE, Dubai, Dubai South, Logistic city, Plot FB-81, P.O. Box 16826) о защите исключительного права на товарный знак,

при участии в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Курской таможни (ул. Коммунистическая, д. 3А, г. Курск, 305004, ОГРН 1024600942904).

В судебном заседании приняли участие представители:

от иностранного лица Hyundai Motor Company - до перерыва в судебном заседании Лысенко Л.С. (по доверенности от 15.12.2017), после перерыва Кофанов А.С. (по доверенности от 15.12.2017), до и после перерыва Чугунов М.Ю. (по доверенности от 15.12.2017);

от общества с ограниченной ответственностью "ТМР импорт" - до перерыва в судебном заседании Сосов М.А. (по доверенности от 29.04.2019).

Суд по интеллектуальным правам установил:

иностранное лицо Hyundai Motor Company (далее - компания Hyundai) обратилась в Арбитражный суд Курской области с заявлением о принятии предварительных обеспечительных мер в виде наложения ареста на товары, ввезенные обществом с ограниченной ответственностью "ТМР импорт" (далее - общество "ТМР импорт", общество) на территорию Российской Федерации по декларации на товары N 10108060/140716/0000409, маркированные обозначением "HYUNDAI" и находящиеся по адресу: ул. Строительная, д. 20, г. Суджа, Курская обл., и запрете Мирному таможенному посту Курской таможни осуществлять выпуск спорных товаров.

Определением Арбитражного суда Курской области от 01.09.2016 (по делу N А35-8155/2016), оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2016 и постановлением Суда по интеллектуальным правам от 16.03.2017, заявление о принятии предварительных обеспечительных мер удовлетворено частично: наложен арест на товары, ввезенные обществом на территорию Российской Федерации по декларации на товары N 10108060/140716/0000409, маркированные обозначением "HYUNDAI".

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда следует читать как "от 14.12.2016"

Определением от 28.09.2016 принято к производству Арбитражного суда Московской области исковое заявление компания Hyundai Motor Company к обществу "ТМР Импорт" с требованиями:

- об обязании общества "ТМР Импорт" изъять из оборота и уничтожить за свой счет товары, ввезенные на территорию Российской Федерации по декларации на товары N 10108060/140716/0000409 и маркированные товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 87351, N 98414, N 425985, N 425986, N 444415 и N 565673;

- о запрете обществу "ТМР Импорт" без разрешения компании Hyundai использовать указанные товарные знаки в отношении товаров, для которых данные товарные знаки зарегистрированы, в том числе осуществлять ввоз, предложение к продаже, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также перевозку или хранение с этой целью указанных товаров;

- о взыскании с общества "ТМР Импорт" компенсации в размере 100 000 рублей за нарушение исключительных прав компании Hyundai на указанные товарные знаки компании путем ввоза в Российскую Федерацию без согласия правообладателя товаров по декларации на товары N 10108060/140716/0000409, маркированных указанными товарными знаками.

Определением от 28.09.2016 указанный иск принят Арбитражным судом Московской области к своему производству (делу присвоен N А41-63610/2016).

Определением Арбитражного суда Московской области от 01.11.2016 к участию в деле в качестве соответчика привлечено иностранное лицо Emex DWC-LLC (далее - компания Emex).

В ходе производства по делу судом было принято произведенное компанией Hyundai уточнение исковых требований, в соответствии с которым истец просил:

- обязать общество "ТМР Импорт" и компанию Emex изъять из оборота и уничтожить за свой счет товары, ввезенные на территорию Российской Федерации по Декларации N 10108060/140716/0000409 и маркированные товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 87351, N 98414, N 425985, N 425986, N 444415 и N 565673;

- взыскать с общества "ТМР Импорт" и компании Emex в пользу компании Hyundai по 1 757 050 руб. 86 коп. компенсации с каждого за нарушение исключительных прав на указанные товарные знаки;

- запретить обществу "ТМР Импорт" и компании Emex без разрешения компании Hyundai использовать указанные товарные знаки в отношении товаров, указанных в ТД N 10108060/140716/0000409, а именно:

- молдинг кузовной, изделие с маркировкой HUPNDAI KIA (логотипы на изделии) EMEX, ЕМ 861302W000, Made in Japan, количество: 2 шт.;

- ручка двери пластмассовая, изделие с маркировкой HYUNDAI MOBIS (надпись на этикетке на изделии), HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) EMEX, ЕМ836604Н150, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- ручка двери пластмассовая, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), TRW (надпись на изделии) EMEX, ЕМ8265025000, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- кронштейн пластиковый, изделие с маркировкой HYUNDAI (логотип на изделии) EMEX, EM865142S000, Made in Korea, количество: 12 шт.;

- ручка двери пластмассовая, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) JAEYOUNG WELLIX ЕМЕХ, EM812543S000, Made in Korea, количество: 46 шт.;

- кронштейн пластиковый, изделие с маркировкой KIA (логотип на изделии) HYUNDAI (надпись на изделии) MOBIS ЕМЕХ, ЕМ86614А2000, Made in Korea, количество: 4 шт.;

- кронштейн пластиковый, изделие с маркировкой HYUNDAI (логотип на изделии) ЕМЕХ, ЕМ96962848, Made in Korea, количество: 4 шт.;

- кронштейн пластиковый, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ2447125001, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- патрубок радиатора пластиковый, изделие из пластмасс с маркировкой HYUNDAI KIA (логотип на этикетке на изделии) MOBIS (надпись и логотип на этикетке на изделии) ЕМЕХ, ЕМ253291Р100, Made in Korea, количество: 2 шт.;

- эмблема пластик, изделие с маркировкой HYUNDAI (логотип на изделии) ЕМЕХ, EM529601R500, Made in Korea, количество: 2 шт.;

- эмблема пластик, изделие с маркировкой HYUNDAI (надпись на изделии) ЕМЕХ, ЕМ863213Х000, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- патрубок резиновый, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ256312В051, Made in Korea, количество: 2 шт.;

- ремень приводной поликлиновой, изделие с маркировкой BANDO (надпись на изделии), HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, EM252122G100, Made in Korea, количество: 2 шт.;

- зеркало, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ8711045300, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- замок двери, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) РНС (логотипы на изделии) ЕМЕХ, EM812301R010, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- замок двери, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), HYUNDAI (надпись на изделии), ЕМЕХ, EM813102L020, Made in Korea, количество: 2 шт.;

- натяжитель ремня, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), ЕМЕХ, ЕМ252813Е011, Made in Korea, количество: 6 шт.;

- башмак натяжной, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), ЕМЕХ, ЕМ2446025001, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- ролик натяжителя, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), ЕМЕХ, ЕМ2528125000, Made in Korea, количество: 6 шт.;

- натяжитель ремня, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), ЕМЕХ, ЕМ252814А010, Made in Korea, количество: 2 шт.;

- ролик натяжителя, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), ЕМЕХ, EM252822G000, Made in Korea, количество: 9 шт.;

- натяжитель ремня, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), ЕМЕХ, ЕМ252813С100, Made in Korea, количество: 3 шт.;

- клапан выпускной ЕРМ, изделие с маркировкой HYUNDAI (логотип на изделии), ЕМЕХ, ЕМ2221237200, Made in Korea, количество: 13 шт.;

- крышка блока цилиндров с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), ЕМЕХ, ЕМ224052В800, Made in Korea, количество: 4 шт.;

- натяжитель цепи, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ2447025052, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- направляющая цепи, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ244312В000, Made in Korea, количество: 3 шт.;

- натяжитель ремня, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ252812В030, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- натяжитель ремня, изделие с маркировкой HYUNDAI (логотип на изделии) ЕМЕХ, ЕМ2441038001, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- поддон масляный двигателя, изделие с маркировкой HYUNDAI MOBIS (надпись на этикетке на изделии) ЕМЕХ, EMMFW0121511, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- корпус рабочего цилиндра сцепления с маркировкой HYUNDAI (логотип на изделии) ЕМЕХ, ЕМ4170043150, Made in Korea, количество: 4 шт.;

- насос гидроусилителя с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, EM571002J200, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- фильтр АКПП, изделие с маркировкой DONG WOO (надпись на изделии) HYUNDAI (логотип на изделии) ЕМЕХ, ЕМ4632139010, Made in Korea, количество: 2 шт.;

- подшипник роликовый, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ252823А001, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- подшипник роликовый, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA Valeo (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ4142132000, Made in Korea, количество: 10 шт.;

- вкладыш шатунный, изделие с маркировкой HYUNDAI MOBIS (надпись на этикетке на изделии), HYUNDAI KIA (логотипы на этикетке на изделии) ЕМЕХ, EM0K3Y011SE1, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- шестерня, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), ЕМЕХ, ЕМ243502В010, Made in Korea, количество: 2 шт.;

- прокладка ЕБЦ металлическая многослойная, изделие с маркировкой HYUNDAI (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ2231125212, Made in Korea, количество: 10 шт.;

- мотор омывателя, изделие с маркировкой MOBIS DENSO (надпись на изделии) ЕМЕХ, ЕМ9851026100, Made in Korea, количество: 24 шт.;

- мотор омывателя, изделие с маркировкой HYUNDAI MOBIS (надпись на этикетке на изделии) HYUNDAI KIA (логотипы на этикетке на изделии), ЕМЕХ, ЕМ983705Н200, Made in Korea, количество: 5 шт.;

- сервопривод отопителя с маркировкой HYUNDAI MOBIS (надпись и логотип на этикетке на изделии) ЕМЕХ, ЕМ971592Е250, Made in Korea, количество: 5 шт.;

- мотор омывателя, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии), DENSO (надпись и логотип на изделии) ЕМЕХ, EM985102J000, Made in Korea, количество: 10 шт.;

- катушка зажигания, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ273012В010, Made in Korea, количество: 16 шт.;

- фара с маркировкой НМС MOBIS (надпись на изделии) ЕМЕХ, EM924021R000, Made in Korea, количество: 3 шт.;

- корпус фары с маркировкой HYUNDAI MOBIS (надпись на этикетке на изделии) ЕМЕХ, ЕМ0К2А267321 A, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- трапеция стеклоочистителя, изделие с маркировкой HYUNDAI (логотип на изделии) ЕМЕХ, ЕМ981502Е010, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- корпус фары с маркировкой HYUNDAI MOBIS (надпись на этикетке на изделии) ЕМЕХ, ЕМ9219122000, Made in Japan, количество: 4 шт.;

- реле, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) OMRON ЕМЕХ, EM952242D000, Made in Korea, количество: 4 шт.;

- датчик вкл. задней скорости, изделие с маркировкой HYUNDAI (логотип на изделии) ЕМЕХ, ЕМ938403К000, Made in Korea, количество: 1 шт.;

- термостат с маркировкой HYUNDAI KIA (логотипы на изделии) ЕМЕХ, ЕМ255002В000, Made in India, количество: 7 шт.;

- термостат, изделие с маркировкой HYUNDAI (логотип на изделии) ЕМЕХ, ЕМ2551041020, Made in Japan, количество: 7 шт.;

- ремень приводной поликлиновый, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA, ЕМ252122Е820, количество: 3 шт.;

- фильтр топливный, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA, ЕМЗ19222W000, количество: 11 шт.;

- фильтр топливный, изделие с маркировкой HYUNDAI, ЕМ319222Е000, количество: 7 шт.;

- фильтр масляный, изделие с маркировкой HYUNDAI KIA, ЕМ2630035504, количество: 4630 шт.;

- фильтр масляный, ЕМ2630035503, количество: 6 шт.;

- влагоотделитель топливной системы в сборе, ЕМЗ192066200, количество: 2 шт.

Решением Арбитражного суда Московской области от 06.11.2018 исковые требования удовлетворены частично, а именно: с общества "ТМР Импорт" и компании Emex в пользу компании Hyundai Motor Company взыскана компенсация за незаконное использование товарных знаков в размере 10 000 руб.; в остальной части иска отказано.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 решение Арбитражного суда Московской области от 06.11.2018 отменено, по делу принят новый судебный акт об удовлетворении требований компании Hyundai в полном объеме.

Не согласившись с указанным постановлением апелляционного суда, общество "ТМР Импорт" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит постановление отменить.

В обоснование кассационной жалобы общество "ТМР импорт" фактически указывает на несоответствие обжалуемого постановления суда апелляционной инстанции нормам материального права, нарушение норм процессуального права и несоответствие выводов апелляционного суда фактическим обстоятельствам дела.

Так, заявитель кассационной жалобы указывает, что судом апелляционной инстанции не был установлен факт незаконного размещения товарных знаков истца на спорных товарах, при том что вывод о законном или незаконном размещении спорного обозначения на товаре предопределяет возможность удовлетворения требований об изъятии и уничтожении спорных товаров, а также влияет на размер компенсации.

Общество "ТМР импорт" считает неправомерным взыскание компенсации за возможное нарушение исключительных прав истца в размере четырехкратной стоимости спорного товара.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы обращает внимание суда кассационной инстанции на то, что общество "ТМР импорт" заявляло о необходимости снижения компенсации.

Общество "ТМР импорт" оспаривает как необоснованные и не соответствующие обстоятельствам дела выводы суда апелляционной инстанции о принадлежности спорного товара на праве собственности компании Emex и нахождении такого товара у общества "ТМР импорт".

Заявитель кассационной жалобы также оспаривает применимость российского законодательства об интеллектуальной собственности к компании Emex, находящейся и осуществляющей деятельность на территории Объединенных Арабских Эмиратов.

Общество "ТМР импорт" ссылается на то, что установленный судом запрет на использование товарных знаков, по мнению заявителя кассационной жалобы, носит абстрактный характер, поскольку запрещает "действия, которые никто не совершает". В обоснование этого довода общество "ТМР Импорт" указывает, что оно прекратило хозяйственную деятельность в 2017 году, а компания Emex не ведет никакой хозяйственной деятельности на территории Российской Федерации.

Заявитель кассационной жалобы также указывает, что судом апелляционной инстанции не были применены подлежащие применению в отношении требований ко второму ответчику - компании Emex положения статей 4, 12, 179 и 186 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее - ТК ТС), а также статья 60 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" (далее - Закон о таможенном регулировании), по смыслу которых названным ответчиком не осуществлялись юридически значимые действия в отношении спорных товаров, за совершении которых указанный ответчик мог быть привлечен к ответственности.

Общество "ТМР импорт" отмечает отсутствие в обжалуемом судебном акте оценки довода названного ответчика о наличии оснований для применения в данном споре части 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Заявитель кассационной жалобы также обращает внимание суда кассационной инстанции на то обстоятельство, что апелляционным судом не установлена идентичность либо однородность спорных товаров товарам и услугам, в отношении которых охраняются товарные знаки истца.

И в заключение кассационной жалобы ее заявитель отмечает, что апелляционный суд проигнорировал довод ответчика со ссылкой на решение Суда по интеллектуальным правам по делу N СИП-614/2015 о том, что компания Hyundai в течение длительного времени не производит запчасти к автомобилям. При этом общество "ТМР импорт" настаивает на том, что данный факт в совокупности с наличием на спорных товарах и иных обозначений означает, что маркировка "HYUNDAI" носит информационный характер - указывает на назначение детали для автомобиля HYUNDAI.

Представитель общества "ТМР импорт" в судебном заседании 24.07.2019 заявил отвод всему составу суда, в связи с чем в судебном заседании был объявлен перерыв до момента рассмотрения председателем Суда по интеллектуальным правам указанного заявления - до 25.07.2019.

В связи с отклонением заявления об отводе судей определением от 25.07.2019 рассмотрение кассационной жалобы после перерыва продолжено Судом по интеллектуальным правам в прежнем составе.

Заявитель кассационной жалобы явку своего представителя в судебное заседание после перерыва не обеспечил.

Компания Hyundai в отзыве и его представители в ходе судебного заседания против удовлетворения кассационной жалобы возражали, считая обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции законным и обоснованным.

Ответчик - компания Emex и третье лицо - Курская таможня явку своих представителей в судебное заседание суда кассационной инстанции не обеспечили.

Данные обстоятельства в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не являются препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в отсутствие представителей ответчиков и третьего лица.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемого судебного акта проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, и возражений относительно жалобы, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами и следует из материалов дела, компания Hyundai является правообладателем товарных знаков со словесным обозначением "HYUNDAI" либо с изобразительным элементом , зарегистрированных по свидетельствам Российской Федерации N 87351, N 98414, N 425985, N 425986, N 444415 и N 565673 в отношении товаров и услуг 9, 11, 12 и 35-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, в том числе в отношении транспортных средств, автомобилей и их частей.

Согласно уведомлению от 10.08.2016 N 45-127/982 Курской таможней были выявлены признаки нарушения исключительных прав на указанные средства индивидуализации товаров путем ввоза без согласия правообладателя на территорию Российской Федерации по декларации на товары N 10108060/140716/0000409 товаров, маркированных обозначением "HYUNDAI", в количестве 4 899 штук.

В ходе осмотра доказательств нотариусом Черкашиной Е.М. был составлен протокол осмотра доказательств от 24.08.2016, которым подтвержден факт маркировки спорных товаров, ввезенных по ДТ N 10108060/140716/0000409, обозначениями, сходными до степени смешения с словесными товарными знаками "HYUNDAI".

Ссылаясь на то, что правообладатель товарных знаков не предоставлял ни обществу "ТМР импорт", ни компании Emex согласия на использование вышеуказанных товарных знаков, в том числе на импорт товаров, маркированных обозначением "HYUNDAI", компания Hyundai обратилась в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования частично, указал следующее. Из представленных суду документов следует, что спорный товар вводился в гражданский оборот на территории Российской Федерации с использованием товарного знака со словесным обозначением "EMEX" по свидетельству Российской Федерации N 371903, товары были выбраны, заказаны, оплачены на сайте www.emex.ru. Указанный товарный знак размещен на товарной упаковке, указан в сопроводительных документах. "Emex" является торговой площадкой (магазином) автомобильными запчастями, товаров собственного производства она не выпускает. В настоящем споре потребитель выбрал, оплатил, получил спорный товар через сайт www.emex.ru., доверяя свой выбор товарам, маркированным знаком "EMEX". Товарные знаки истца в данном случае "не участвовали".

В то же время суд первой инстанции указал, что истец не оспаривал факт правомерного размещения товарных знаков на товарах, однако считает, что "для продажи в России осуществляется выпуск товара в иной стране-производителе".

Доказательства того, что заявленное истцом правонарушение в виде ввоза товара, маркированного товарными знаками истца, на дату рассмотрения спора по существу является длящимся, не представлено. Истец не доказал факт ввоза ответчиком на территорию Российской Федерации товаров, маркированных товарным знаком истца.

На основании приведенных выводов суд первой инстанции констатировал, что с учетом положений пункта 1 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) спорный товар не может быть признан контрафактным, как следствие основания для удовлетворения исковых требований отсутствуют, в том числе для взыскания компенсации в порядке пункта 4 названной статьи.

В отношении требования об изъятии и уничтожении спорных товаров суд первой инстанции дополнительно указал, что истцом не представлены доказательства нахождения в настоящее время товара (запасных частей для транспортных средств) именно у ответчика, не указано также наименование товара, количество, его идентифицирующие признаки, а также место его нахождения или хранения. При указанных обстоятельствах, принимая во внимание отсутствие реальной возможности исполнения судебного акта в указанной части, арбитражный суд пришел к выводу о том, что исковые требования в указанной части не подлежат удовлетворению.

В то же время суд первой инстанции отметил, что действия ответчика по ввозу на территорию Российской Федерации товаров, маркированных товарными знаками истца, посредством перемещения спорных товаров через таможенную границу и подачи декларации на товары нарушают исключительные права истца, что и послужило основанием для взыскания с общества "ТМР импорт" и компании Emex компенсации в размере 10 000 руб. (без указания, в каком порядке названная компенсация подлежит взысканию - солидарном или долевом).

Апелляционный суд пришел к выводу о том, что выводы суда первой инстанции носят взаимоисключающий характер, а судебное решение в целом противоречиво и немотивированно, что и послужило основанием для его отмены.

Удовлетворяя исковые требования в полном объеме суд апелляционной инстанции констатировал обладание истцом исключительными правами на товарные знаки и факт нарушения соответствующих прав ответчиками в результате ввоза спорных товаров на территорию Российской Федерации.

В частности, апелляционный суд со ссылкой на пункт 15 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, указал, что ввоз товаров на территорию Российской Федерации является элементом введения товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации и представляет собой самостоятельное нарушение прав владельца товарного знака. Таким образом, действия (совместные) ответчиков по ввозу товаров на территорию Российской Федерации образуют законченный состав нарушения исключительных прав в соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 1484 ГК РФ, а также создают угрозу дальнейшего нарушения этих прав путем реализации товаров конечным потребителям.

Как указал апелляционный суд, для удовлетворения требования об изъятии и уничтожении спорного товара необязательно, чтобы товар находился у ответчика. Важно, чтобы ответчик имел реальную возможность исполнить такое судебное решение. В данном деле такая возможность имеется, так как она обеспечивается судебным арестом товара как на таможенном посту, так и на ответственном хранении у ответчика. Таким образом, вывод суда первой инстанции об отсутствии реальной возможности исполнения судебного акта не соответствует обстоятельствам дела.

Относительно требований о взыскании компенсации апелляционный суд пришел к следующим выводам. Истец просил взыскать с каждого из ответчиков компенсацию в размере двукратной стоимости спорных товаров. При этом при расчете размера компенсации истец учитывал стоимость не всех товаров, а лишь большей части из них, в связи с чем заявленная ко взысканию сумма уже меньше удвоенной стоимости всех спорных товаров, в отношении которых ответчики незаконно использовали товарные знаки истца.

Согласно выводам апелляционного суда, суд первой инстанции был не вправе снижать размер компенсации ниже двукратной стоимости товара, в отношении которого ответчики незаконно использовали товарные знаки истца. Более того, суд не вправе снижать размер компенсации по своей инициативе. Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры.

С учетом изложенного требования о взыскании компенсации были удовлетворены в заявленном размере.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы кассационной жалобы, выслушав мнение явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и норм процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, полагает, что кассационная жалоба подлежит частичному удовлетворению в силу следующего.

Коллегия судей полагает, что судом апелляционной инстанции верно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, и в целом правильно установлено применимое законодательство, регулирующее спорные правоотношения.

Так, судами верно определены нормы материального права, подлежащие применению при разрешении настоящего спора, а именно: нормы статей 1229, 1477 и 1484 ГК РФ, устанавливающие право правообладателя товарного знака по своему усмотрению разрешать или запрещать иным лицам использование принадлежащего ему средства индивидуализации товаров и услуг, а также нормы статей 1252 и 1515 ГК РФ, в соответствии с которыми правообладатель товарного знака вправе запрещать использование товарного знака и сходных с ним до степени смешения обозначений в отношении товаров и услуг, однородных тем, для которых зарегистрирован такой знак, требовать взыскания с правонарушителя компенсации за его незаконное использование, а также требовать изъятия и уничтожения спорных товаров.

В частности, в соответствии с пунктом 1 статьи 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном этим Кодексом, требования: 1) о признании права - к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя; 2) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия; 3) о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб, в том числе нарушившему его право на вознаграждение, предусмотренное статьей 1245, пунктом 3 статьи 1263 и статьей 1326 этого Кодекса; 4) об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 4 названной статьи - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю; 5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя - к нарушителю исключительного права.

Суд апелляционной инстанции правомерно исходил из того, что правонарушение является оконченным с момента перемещения товаров, содержащих воспроизведение товарного знака или сходных с ним обозначений, через таможенную границу Российской Федерации и подачи таможенному органу таможенной декларации, тем самым признал факт ввоза ответчиками на территорию Российской Федерации товаров, маркированных товарным знаком истца, нарушением их исключительных прав. Фактически из мотивировочной части обжалуемого постановления следует, что апелляционный суд пришел к выводу о том, что ввоз спорных товаров осуществлен совместными действиями ответчиков.

Факт ввоза на территорию Российской Федерации спорных товаров, маркированных принадлежащими истцу товарными знаками, судом апелляционной инстанции установлен на основании исследования доказательств, представленных в материалы дела.

При этом апелляционный суд признал, что ввоз ответчиками на территорию Российской Федерации спорных товаров, маркированных товарными знаками истца, является нарушением его исключительного права.

Аналогичная правовая позиция изложена в пункте 15 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, согласно которому ввоз товара, маркированного товарным знаком, без согласия его правообладателя, является элементом введения товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации и представляет собой самостоятельное нарушение прав владельца товарного знака.

Коллегия судей кассационной инстанции исходит из того, что заявителем кассационной жалобы не оспаривается обладание истцом вышеперечисленными товарными знаками, факт ввоза (декларирования) им спорных товаров в рамках таможенной процедуры выпуска для внутреннего потребления, а равно сохранность спорного товара, на который определением от 01.09.2016 наложен арест.

Как указывалось выше, в соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемого судебного акта, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражений относительно жалобы. Как следствие, соответствующие выводы суда апелляционной инстанции не требуют проверки.

Коллегия судей также отмечает, что установление факта правонарушения и совершения его конкретными лицами является вопросом факта и относится к компетенции судов первой и апелляционной инстанций, рассматривающих спор по существу заявленных требований.

Как следствие, суд кассационной инстанции не полномочен оценивать доводы заявителя кассационной жалобы относительно наличия оснований для привлечения к гражданско-правовой ответственности ответчиков по настоящему делу.

Так, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций. Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.07.2018 N 300-ЭС18-3308.

Таким образом, переоценка доказательств и выводов суда апелляционной инстанции не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а несогласие заявителя жалобы с судебным актом не свидетельствует о неправильном применении судом норм материального и процессуального права и не может служить достаточным основанием для его отмены.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле. Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224.

Вместе с тем Суд по интеллектуальным правам считает обоснованными доводы заявителя кассационной жалобы о неправильном применении судом апелляционной инстанции норм материального права, обуславливающих взыскание компенсации за нарушение исключительного права на товарные знаки.

В силу пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: 1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Апелляционный суд, удовлетворяя требование истца о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости спорных товаров с каждого из ответчиков, исходил из правомерности соответствующих притязаний истца к каждому из ответчиков, чьими совместными действиями, согласно выводам коллегии судей апелляционной инстанции, совершено правонарушение.

Вместе с тем апелляционный суд не учел следующего.

Согласно правовой позиции высшей судебной инстанции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.11.2012 N 8953/12 по делу N А40-82533/2011, размер компенсации за неправомерное использование произведения должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в то имущественное положение, в котором он находился бы, если бы произведение использовалось правомерно. Поэтому при определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права.

Указанный подход применяется к любым объектам интеллектуальной собственности.

Вопреки приведенной правовой позиции судом апелляционной инстанций при определении размера компенсации не было учтено, что в результате удовлетворения требований к обоим ответчикам размер компенсации за ввоз спорных товаров составил четырехкратную их стоимость.

Указание апелляционного суда на то, что соответствующее исковое требование основано на расчете размера компенсации по таможенной стоимости лишь части декларируемых товаров и такой расчет учитывал стоимость не всех товаров, а лишь большей части из них, в связи с чем заявленная ко взысканию сумма "уже меньше удвоенной стоимости всех спорных товаров, в отношении которых ответчики незаконно использовали товарные знаки истца", является умозрительным и не отменяет того обстоятельства, что суммарный размер компенсации не мог превышать двукратную стоимость именно спорных товаров, а не всех товаров, помещенных под процедуры выпуска для внутреннего потребления и указанных в декларации на товары. Более того, из обжалуемого судебного акта не следует, что в отношении иных товаров, не учтенных в расчете компенсации, апелляционным судом был установлен факт незаконного использования на них каких-либо товарных знаков истца.

Приведенные обстоятельства имеют важное значение для правильного разрешения спора в части определения размера компенсации, на взыскание которой вправе претендовать компания Hyundai, поскольку взыскание за один и то же спорный товар (одну партию товара) компенсации дважды из расчета двукратной стоимости такого товара с очевидностью не соответствует вышеприведенному принципу направленности компенсации на восстановление имущественного положения правообладателя.

При данных обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанций об обоснованности (правомерности) притязаний истца в размере 1 757 050 руб. 86 коп. к обществу "ТМР импорт" и в том же размере к компании Emex основан на неверном толковании норм статьи 1515 ГК РФ и сделан без учета вышеприведенной правовой позиции высшей судебной инстанции.

Между тем определение размера компенсации относится к компетенции судов, рассматривающих спор по существу, и суд кассационной инстанции в силу положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не наделен полномочиями по определению размера компенсации.

Также Суд по интеллектуальным правам соглашается с доводом заявителя кассационной жалобы о том, что в обжалуемом судебном акте не получили надлежащей оценки доводы об оригинальном происхождении спорных товаров.

Так, из отзыва компании Emex от 17.10.2018 (том 6, листы дела 33-36) следует, что указанный ответчик утверждал, что спорные товары являются оригинальными - товарные знаки на них размещены самим правообладателем, и товары (автомобильные запчасти) были лишь упакованы компанией Emex в свою фирменную упаковку. С учетом этого названный ответчик со ссылкой на официальные разъяснения, изложенные в постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 13.02.2018 N 8-П/2018 "По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Паг" (далее - постановление N 8-П), возражал против удовлетворения требования об изъятии и уничтожении спорных товаров.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Номер названного постановления следует читать как "N 8-П"

Из материалов дела и решения суда первой инстанции от 06.11.2018 (том 6, листы дела 80-86) не усматривается, что истец оспаривал утверждение компании Emex об оригинальности спорных товаров. Напротив, как указывалось выше, из решения суда первой инстанции (абзац девятый страницы 9 судебного акта) следует, что истец не оспаривал факт правомерного размещения товарных знаков на товарах, указывал, что выпуск товара производился в иной стране не для продажи в Российской Федерации.

В судебном заседании Суда по интеллектуальным правам представители истца, отвечая на вопрос коллегии судей, не смогли подтвердить или опровергнуть оригинальное происхождение спорных товаров. В то же время подтвердили, что представитель истца (Кофанов А.С.) присутствовал при осмотре нотариусом Черкашиной Е.М. 24.08.2016 спорной партии товаров, однако не проверял оригинальность таких товаров. Представители истца высказались о том, что приведенное указание суда первой инстанции на позицию истца по данному вопросу не соответствует действительности.

Вместе с тем из апелляционной жалобы компании Hyundai (том 6, листы дела 109-113) не усматривается, что соответствующий вывод (указание на позицию истца) суда первой инстанции оспаривался компанией Hyundai.

С учетом этого коллегия судей кассационной инстанции обращает внимание истца на то, что, исходя из принципа эстоппель, сторона лишается права ссылаться на возражения в отношении ранее совершенных действий и сделок, а также принятых решений, если поведение свидетельствовало о его действительности.

Данное правило вытекает из общих начал гражданского законодательства и является частным случаем проявления принципа добросовестности, согласно которому при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно; никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункты 3 и 4 статьи 1 ГК РФ) (пункт 3 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 15.11.2017).

Главная задача принципа эстоппель - не допустить, чтобы вследствие непоследовательности в своем поведении сторона получила выгоду в ущерб другой стороне, которая добросовестным образом положилась на определенную юридическую ситуацию, созданную первой стороной. Принцип эстоппель можно определить как запрет ссылаться на обстоятельства, которые ранее признавались стороной бесспорными исходя из ее действий или заверений.

Из обжалуемого постановления суда апелляционной инстанции также не усматривается, что вышеприведенный вывод суда первой инстанции, который фактически подтвердил утверждение ответчика - компании Emex об оригинальности (не контрафактности) спорного товара, был опровергнут апелляционным судом.

Вместе с тем судом апелляционной инстанции не было учтено, что правовые последствия, наступающие в случае ввоза товара, на который товарный знак нанесен незаконно, и товаров, на который товарный знак нанесен самим правообладателем, являются различными.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении N 8-П указал, что при применении положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1 и 2 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ отсутствуют конституционно-правовые основания для назначения таких мер ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, как изъятие из оборота и уничтожение товаров, ранее введенных правообладателем в гражданский оборот на территории другого государства и ввезенных на территорию России без его согласия (параллельный импорт), в отличие от последствий ввоза поддельных товаров, изъятие и уничтожение которых может не производиться лишь в порядке исключения (если введение таких товаров в оборот продиктовано необходимостью защиты общественно значимых интересов).

Однако это не исключает применение иных последствий нарушения исключительного права на товарный знак.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что установление судами при рассмотрении дел, касающихся импорта товаров, юридического статуса ввезенных товаров (введены ли они в гражданский оборот ранее самим правообладателем на территории другого государства (параллельный импорт), либо являются контрафактными, маркировка товарного знака на которые нанесена без согласия правообладателя), является существенным для правильного разрешения настоящего дела.

При таких обстоятельствах судам при рассмотрении дел, связанных с взысканием по искам правообладателей компенсации, а также с изъятием и уничтожением спорных товаров, необходимо принимать во внимание характер совершенного правонарушения, в случае ввоза на территорию России без согласия правообладателя товарного знака продукции, на которой товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, не допускается изъятие и уничтожение такого товара, а также взыскание такой же по размеру компенсации, как при ввозе (реализации) поддельной продукции, если это не повлекло для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от использования товарного знака на поддельной продукции.

Между тем, как было указано выше, в настоящем деле судом апелляционной инстанции не дана оценка доводу одного из ответчиков об оригинальном происхождении спорного товара. Поскольку в зависимости от вывода о ввозе на территорию России без согласия правообладателя товарного знака продукции, на которой товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, подлежал учету правовой подход, выраженный в постановлении N 8-П, это, в свою очередь, при установлении соответствующих обстоятельств исключало удовлетворение иска в части изъятия и уничтожения такого товара, а также обуславливало необходимость учитывать характер совершенного правонарушения и наличие (отсутствие) у правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от использования товарного знака на поддельной продукции, при определении размера компенсации.

С учетом изложенного обжалуемый судебный акт на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене в части удовлетворения требований о взыскании компенсации, об изъятии и уничтожении спорных товаров, как противоречащий нормам материального права и не соответствующий фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в целях определения размера компенсации и оценки довода ответчика - компании Emex об оригинальном происхождении спорного товара.

Иные доводы заявителя кассационной жалобы, в том числе о неправильном применении части 1 статьи 1252 ГК РФ и норм таможенного законодательства, подлежат, как указывалось выше, отклонению, как фактически направленные на переоценку выводов суда, рассматривающего спор по существу заявленных требований, о факте правонарушения и лицах, его совершивших.

Доводы общество "ТМР импорт" о неприменении судом апелляционной инстанции части 2 статьи 10 ГК РФ, подлежащей, по мнению заявителя кассационной жалобы, применению в данном деле, а также об игнорировании судом доводов ответчика о недобросовестности со стороны общества с ограниченной ответственностью "Мобис Партс СНГ", также подлежат отклонению в силу следующего.

Общество с ограниченной ответственностью "Мобис Партс СНГ" не является стороной в настоящем деле.

При этом в соответствии с пунктом 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 этой статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 названной статьи).

По смыслу приведенных норм, для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

Таким образом, обобщающим квалифицирующим признаком злоупотребления правом, установленным законом, является наличие заведомой недобросовестности лица, осуществляющего принадлежащее ему субъективное гражданское право.

В соответствии с частью 1 статьи 64, статьями 71, 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств.

Статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена обязанность лиц, участвующих в деле, доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих требований и возражений.

В соответствии с частью 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

С учетом этого бремя доказывания наличия признаков злоупотребления правом и недобросовестной конкуренции в действиях процессуального оппонента, а не иного лица, не участвующего в деле, лежит на лице, заявляющем об этом.

Вопреки приведенным подходам, из материалов дела не усматривается, что ответчиком были представлены необходимые и достаточные доказательства, подтверждающие его точку зрения, которая могла быть предметом оценки суда. Кассационная жалоба общества "ТМР импорт" не содержит ссылок на конкретные материалы дела, опровергающие презумпцию добросовестности участников гражданского оборота (пункт 5 статьи 10 ГК РФ).

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции надлежит оценить обстоятельства дела, вынести законный и обоснованный судебный акт с учетом вышеизложенных разъяснений суда кассационной инстанции. В частности, суду надлежит учесть, что размер компенсации за неправомерное использование результата интеллектуальной деятельности должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя; истец должен быть поставлен в то имущественное положение, в котором он находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно. Кроме того, суду следует оценить довод ответчика - компании Emex об оригинальном происхождении спорных товаров, то есть о ввозе на территорию Российской Федерации продукции, на которой товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, как влияющий на возможность удовлетворения исковых требований и их размер.

По результатам нового рассмотрения дела суду апелляционной инстанции также необходимо в силу абзаца второго части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации распределить судебные расходы по уплате государственной пошлины, в том числе за подачу кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 по делу N А41-63610/2016 отменить в части удовлетворения требований об обязании общества с ограниченной ответственностью "ТМР импорт" и иностранного лица Emex DWC-LLC изъять и уничтожить товары, ввезенные на территорию Российской Федерации по декларации на товары N 10108060/140716/0000409 и маркированные товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 87351, N 98414, N 425985, N 425986, N 444415 и N 565673; в части взыскания с общества с ограниченной ответственностью "ТМР импорт" и иностранного лица Emex DWC-LLC по 1 757 050 руб. 86 коп. компенсации; в части распределения судебных расходов.

В указанной части дело направить на новое рассмотрение в Десятый арбитражный апелляционный суд.

В остальной части оставить постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2019 по делу N А41-63610/2016 без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Р.В. Силаев

 

Судьи

Д.А. Булгаков

 

 

Д.И. Мындря

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Организация закупала в ОАЭ и ввозила в Россию запчасти к автомобилям, маркированные товарными знаками компании Hyundai. Последняя потребовала компенсации за нарушение исключительных прав, а также уничтожения контрафактного товара. Апелляционная инстанция удовлетворила иск, но Суд по интеллектуальным правам направил дело на пересмотр.

Продавец из ОАЭ утверждал, что запчасти оригинальные. Товарные знаки на них разместил правообладатель. Он выпускал товары в обращение в ОАЭ, но не для продажи в России. Истец это не опроверг. Суд должен оценить эти обстоятельства, поскольку от этого зависят правовые последствия для ответчика. В отличие от контрафактного, оригинальный товар нельзя изъять и уничтожить, даже если он ввезен без согласия правообладателя.