Определение Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2020 г. N 817-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Конаковой Веры Анатольевны на нарушение ее конституционных прав положениями статей 22, 25 и 30 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи В.Г. Ярославцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки В.А. Конаковой,

установил:

1. Гражданка В.А. Конакова оспаривает конституционность следующих положений Основ законодательства Российской Федерации о нотариате:

части шестой статьи 22 (применена в деле В.А. Конаковой в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 3 августа 2018 года N 338-ФЗ; в настоящее время данная норма содержится в части девятой статьи 22), согласно которой отношения, связанные с оплатой нотариальных действий и других услуг, оказываемых при осуществлении нотариальной деятельности, не являются предметом регулирования антимонопольного законодательства;

положения части второй статьи 25, в соответствии с которым нотариальная палата, в частности, ежегодно устанавливает обязательные для применения нотариусами размеры платы за оказание услуг правового и технического характера, не превышающие предельных размеров платы за оказание нотариусами услуг правового и технического характера, установленные Федеральной нотариальной палатой;

абзацев пятнадцатого и шестнадцатого части второй статьи 30, согласно которым Федеральная нотариальная палата утверждает порядок определения обязательного для применения нотариусами и экономически обоснованного предельного размера платы за оказание услуг правового и технического характера и ежегодно устанавливает предельные размеры указанной платы для каждого субъекта Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, решением Кировского районного суда города Екатеринбурга от 12 декабря 2017 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 10 апреля 2018 года, В.А. Конаковой и гражданину К. отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным требования нотариуса об оплате стоимости дополнительных услуг правового и технического характера, обязании совершить нотариальное действие - выдать свидетельство о праве на наследство. Определениями судьи Свердловского областного суда от 25 октября 2018 года и судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2018 года отказано в передаче кассационных жалоб В.А. Конаковой на принятые по делу судебные постановления для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции.

По мнению заявительницы, часть шестая статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате в части слов "и других услуг", часть вторая статьи 25 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате в части слов "ежегодно устанавливает обязательные для применения нотариусами размеры платы за оказание услуг правового и технического характера, не превышающие предельных размеров платы за оказание нотариусами услуг правового и технического характера, установленные Федеральной нотариальной палатой", абзацы пятнадцатый и шестнадцатый части второй статьи 30 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате лишают гражданина прав на наследство, на свободное волеизъявление при получении услуг и свободное распоряжение собственным имуществом, а потому противоречат статьям 2, 34, 35, 55 и 71 Конституции Российской Федерации.

Кроме того, В.А. Конакова просит Конституционный Суд Российской Федерации отменить правоприменительные решения судов, вынесенные по ее конкретному делу и основанные на оспариваемых законоположениях, в той мере, в какой они не соответствуют Конституции Российской Федерации.

2. Согласно статье 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариус наделяется правом совершать предусмотренные законодательными актами нотариальные действия от имени Российской Федерации. Соответственно, к нотариальной деятельности законодатель предъявляет ряд определенных требований, обеспечивающих публичность и доступность для граждан и юридических лиц данного вида квалифицированной юридической помощи, гарантированной статьей 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Нотариат как публично-правовой институт, призванный обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц в Российской Федерации путем совершения нотариусами нотариальных действий в случаях, предусмотренных законом, и по волеизъявлению указанных лиц, непосредственно Конституцией Российской Федерации не регламентируется, а потому вопросы наделения нотариусов полномочиями, установления их прав и обязанностей, перечня осуществляемых ими нотариальных действий, пределов ответственности, источников финансирования деятельности и др. относятся к дискреции законодателя и в силу статей 72 (пункт "л" части 1) и 76 Конституции Российской Федерации входят в компетенцию органов законодательной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

2.1. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате предусматривают, что источником финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, являются денежные средства, полученные им за совершение нотариальных действий и оказание услуг правового и технического характера, другие финансовые поступления, не противоречащие законодательству Российской Федерации (часть первая статьи 23); денежные средства, полученные нотариусом, занимающимся частной практикой, после уплаты налогов, других обязательных платежей поступают в собственность нотариуса (часть вторая статьи 23); нотариус не вправе заниматься предпринимательской и другой оплачиваемой деятельностью, за исключением преподавательской, научной или иной творческой деятельности, и оказывать посреднические услуги при заключении договоров (статья 6).

Таким образом, одним из главенствующих принципов деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, является осуществление им своих обязанностей на основе самофинансирования. Данный принцип направлен на обеспечение независимости нотариуса при совершении нотариальных действий, ограждение его от неправомерного влияния, которое могло бы быть оказано в связи с финансированием из иных источников, призван гарантировать объективность и беспристрастность нотариуса, а также соблюдение принципа законности в деятельности нотариуса и, в итоге, нацелен на недопущение нарушения конституционных прав лиц, заинтересованных в совершении нотариальных действий, иных лиц, чьи права и законные интересы могут быть затронуты совершенными нотариальными действиями, а также конституционных принципов юридического равенства и верховенства права.

2.2. Рассматривая вопросы оплаты нотариальных действий, совершаемых нотариусами, занимающимися частной практикой, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 1 марта 2011 года N 272-О-О отметил, что действовавшие на момент его принятия положения Основ законодательства Российской Федерации о нотариате не предполагали возможности взимания за совершение нотариальных действий нотариальных тарифов в больших размерах, чем это определено законодателем, и допускали финансирование деятельности нотариуса за счет оказания дополнительных услуг правового и (или) технического характера, предоставляемых гражданам и юридическим лицам исключительно при наличии их согласия и вне рамок нотариальных действий.

После принятия Конституционным Судом Российской Федерации названного Определения законодатель, реализуя свои конституционные полномочия в пределах установленной компетенции, дополнил Основы законодательства Российской Федерации о нотариате оспариваемыми в жалобе положениями статей 25 и 30, наделившими Федеральную нотариальную палату полномочиями по утверждению порядка определения обязательного для применения нотариусами экономически обоснованного предельного размера платы за оказание услуг правового и технического характера и по ежегодному установлению предельных размеров данной платы, а нотариальную палату - полномочием по установлению обязательных для применения нотариусами размеров платы за оказание услуг правового и технического характера (Федеральный закон от 3 июля 2016 года N 332-ФЗ). В продолжение вышеназванных изменений в статью 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате были внесены дополнительные положения, указавшие на обязанность лиц, обращающихся к нотариусу, занимающемуся частной практикой, за совершением нотариального действия, оплачивать перечисленные в них услуги правового и технического характера, перечень которых является открытым, и установившие состав оплаты нотариального действия, совершенного нотариусом, занимающимся частной практикой, равным сумме нотариального тарифа, исчисленного по правилам данной статьи, и стоимости услуг правового и технического характера (Федеральный закон от 3 августа 2018 года N 338-ФЗ).

Названные законодательные изменения, как следует из их содержания, призваны обеспечить нотариусам, занимающимся частной практикой, чья деятельность базируется на принципе самофинансирования, материальную возможность выполнения возложенных на них публично-правовых функций в полном объеме и гарантировать тем самым защиту прав и законных интересов лиц, обращающихся к нотариусам за совершением нотариальных действий, с учетом того, что предусмотренный статьей 22.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате размер нотариального тарифа не во всех случаях компенсирует затраты нотариуса на совершение тех или иных нотариальных действий. Таким образом, сами по себе данные изменения не могут считаться недопустимыми с точки зрения возложенной на законодателя конституционной обязанности по нормативному регулированию вопросов нотариата и обеспечению его надлежащего функционирования для выполнения поставленных перед последним публично-правовых целей и задач.

3. Как следует из смысла оспариваемых норм, если совершение нотариального действия связано с необходимостью оказания нотариусом, занимающимся частной практикой, услуг правового и технического характера, то отказ обратившегося к нотариусу лица от оплаты таких услуг, носящих обязательный характер, влечет невозможность нотариального действия и, соответственно, ведет к отказу нотариуса в его совершении. В целях обеспечения доступности нотариальных действий на Федеральную нотариальную палату законодательно возложена обязанность установления экономически обоснованных предельных размеров платы за услуги правового и технического характера. Определение указанной платы должно осуществляться на основе четких и понятных критериев и под контролем уполномоченных государственных органов, гарантирующих доступность нотариальных услуг и равенство прав при их получении.

Вместе с тем совершение отдельных нотариальных действий не всегда требует от нотариуса дополнительных усилий по правовому анализу представленных документов, консультированию по вопросам применения норм законодательства, изготовлению документов и оказанию иных услуг правового и технического характера. Соответственно, нотариус при разъяснении во исполнение требования статьи 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате лицу, обратившемуся за совершением нотариального действия, его прав и обязанностей должен пояснить особенности нотариального действия, которые могут повлечь необходимость оказания нотариусом услуг правового и технического характера, объявить размер платы за данное действие, в том числе сумму нотариального тарифа и стоимость услуг правового и технического характера (при необходимости их оказания), исчисленную согласно правилам, установленным нотариальными палатами, а также предоставить информацию о существующих льготах при обращении за нотариальными действиями.

Заинтересованное лицо, в свою очередь, вправе не согласиться с необходимостью оплаты нотариусу стоимости услуг правового и технического характера исходя из существа конкретного нотариального действия. Отказ нотариуса в совершении нотариального действия в таких случаях может быть обжалован в суд в установленном законом порядке. При рассмотрении подобных дел суды не вправе ограничиваться формальной ссылкой на подлежащие применению нормативные положения, в том числе оспариваемые в данной жалобе, а обязаны выяснять в каждом конкретном случае необходимость оказания нотариусом услуг правового и технического характера исходя из существа нотариального действия, за совершением которого заинтересованное лицо обратилось к нотариусу, влекущую для этого лица необходимость уплатить нотариусу стоимость услуг в объявленном размере, и должны, таким образом, реально обеспечивать эффективное восстановление нарушенных прав, - иное означало бы необоснованный отказ в судебной защите, что недопустимо.

В соответствии с частью второй статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" основанием для рассмотрения дела Конституционным Судом Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемая заявителем норма. Поскольку отсутствует неопределенность в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации оспариваемых положений части шестой статьи 22, части второй статьи 25 и абзацев пятнадцатого и шестнадцатого части второй статьи 30 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, жалоба не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Установление же того, правомерен ли отказ нотариуса в совершении конкретного нотариального действия, проверка законности и обоснованности состоявшихся в связи с этим судебных постановлений, равно как и их отмена, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, закрепленной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относятся.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Конаковой Веры Анатольевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2020 г. N 817-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Конаковой Веры Анатольевны на нарушение ее конституционных прав положениями статей 22, 25 и 30 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате"


Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)