Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2020 г. N 43-КГ20-1 Суд отменил определение нижестоящей инстанции и направил дело о взыскании страхового возмещения, возмещении ущерба, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия на новое апелляционное рассмотрение, поскольку не получило оценки то обстоятельство, что представитель ответчика выразил согласие на осуществление страховой выплаты, полагая, что восстановительный ремонт повреждённого транспортного средства невозможен

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2020 г. N 43-КГ20-1

 

N 2-303/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Киселёва А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Кожевникова Игоря Николаевича к акционерному обществу "Страховое общество газовой промышленности" и Чухланцеву Николаю Александровичу о взыскании страхового возмещения, возмещении ущерба, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия,

по кассационной жалобе представителя Кожевникова И.Н. - Ретунского А.В. на решение Индустриального районного суда г. Ижевска от 5 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 мая 2019 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителя АО "СОГАЗ" Чумака Р.Н. по доверенности от 28 января 2020 г. N 82/20, возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Кожевников И.Н. обратился в суд с иском к АО "СОГАЗ" и Чухланцеву Н.А., в котором просил взыскать в его пользу: с АО "СОГАЗ" - страховое возмещение в размере 400 000 рублей, неустойку на день вынесения решения, компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей; с Чухланцева Н.А. - сумму материального ущерба в размере 226 300 рублей, расходы, понесённые в связи с оплатой услуг оценочной компании, в размере 7 000 рублей, расходы на оплату государственной пошлины в размере 5 463 рубля; с АО "СОГАЗ" и Чухланцева Н.А. солидарно - расходы, понесённые в связи оплатой услуг представителя, в размере 15 000 рублей.

Решением Индустриального районного суда г. Ижевска от 5 февраля 2019 г. исковые требования Кожевникова И.Н. удовлетворены частично.

Суд взыскал в пользу Кожевникова И.Н.: с АО "СОГАЗ" - страховое возмещение в размере 188 200 рублей, неустойку в размере 50 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 3 000 рублей, штраф в размере 20 000 рублей; с Чухланцева Н.А. - ущерб в размере 147 000 рублей и расходы на уплату государственной пошлины в размере 5 463 рубля; с АО "СОГАЗ" и Чухланцева Н.А. в солидарном порядке - судебные расходы в размере 22 000 рублей. С АО "СОГАЗ" в доход муниципального образования "Город Ижевск" взыскана государственная пошлина в размере 4 964 рубля.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 мая 2019 г. решение суда первой инстанции в части удовлетворения требований о взыскании с АО "СОГАЗ" страхового возмещения, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда, возмещения расходов на оплату услуг представителя отменено и в данной части принято новое решение об отказе Кожевникову И.Н. в иске.

Решение суда первой инстанции в части удовлетворения требований о взыскании с Чухланцева Н.А. ущерба, судебных расходов, расходов на оплату государственной пошлины изменено.

Суд апелляционной инстанции взыскал в пользу Кожевникова И.Н. с Чухланцева Н.А.: ущерб - 114 800 рублей, расходы на оплату услуг представителя - 5 148 рублей, расходы на оплату оценочных услуг - 5 460 рублей, расходы на оплату государственной пошлины - 3 229,20 рубля.

В кассационной жалобе истцом ставится вопрос об отмене решения Индустриального районного суда г. Ижевска от 5 февраля 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 мая 2019 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 18 февраля 2020 г. кассационная жалоба Кожевникова И.Н. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражениях на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 390 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении.

В интересах законности судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления. При этом суд не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.

В соответствии со статьёй 390 14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 8 мая 2018 г. в 14.30 часов возле дома 59 по ул. Азина в г. Сарапуле Удмуртской Республики Чухланцев Н.А., управляя автомобилем марки ЗИЛ-554М, совершил столкновение с автомобилем марки "Тойота Ленд Крузер (Прадо)" под управлением Кожевникова И.Н. и автомобилем марки ВАЗ-2107 под управлением Ахметгалиева Э.Р.

Виновным в дорожно-транспортном происшествии (далее - ДТП) признан Чухланцев Н.А.

Согласно сведениям о водителях и транспортных средствах, участвовавших в ДТП, вред причинён не только транспортным средствам, но и иному имуществу (лестничная конструкция ТРЦ "Опера", дорожный знак "Пешеходный переход", фонарь уличного освещения).

Ответственность владельцев транспортных средств застрахована по договору ОСАГО: Чухланцева Н.А. - в АО "СОГАЗ", Кожевникова И.Н. и Ахметгалиева Э.Р. - в ПАО СК "Росгосстрах".

16 мая 2018 г. Кожевников И.Н. обратился в порядке прямого возмещения убытков в ПАО СК "Росгосстрах", которое в тот же день произвело первичный осмотр транспортного средства, что подтверждается актом осмотра транспортного средства, выполненным ООО "ТК Сервис Регион". Согласно заключению ООО "ТК Сервис Регион" при осмотре автомобиля в зоне удара обнаружены скрытые дефекты панели задка, рамы и прочего. Требуется заключение диагностики системы безопасности. Проведена диагностика системы безопасности.

6 июня 2018 г. ПАО СК "Росгосстрах" признало заявленное событие страховым случаем и выдало направление на ремонт на СТОА ООО "Аспэк-Моторс-Сервис".

2 июля 2018 г. ПАО СК "Росгосстрах" отказало истцу в выплате страхового возмещения в порядке статьи 14.1 Закона об ОСАГО, ссылаясь на то, что помимо транспортных средств, участвовавших в дорожно-транспортном происшествии, вред был причинён также иному имуществу.

8 и 18 июня 2018 г. по инициативе истца ООО "Агентство оценки" произведены осмотры транспортного средства.

На основании заключённого между истцом и ООО "Агентство оценки" договора от 8 июня 2018 г. N 091/2018 проведена независимая техническая экспертиза, согласно выводам которой стоимость восстановительного ремонта автомобиля марки "Тойота Лэнд Крузер (Прадо)" без учёта износа составила 626 300 рублей, стоимость восстановительного ремонта с учётом износа составила 443 000 рублей.

16 июля 2018 г. Кожевников И.Н. обратился в АО "СОГАЗ" с заявлением о выплате страхового возмещения.

Сообщением от 20 июля 2018 г. представитель Кожевникова И.Н. уведомил страховую компанию "СОГАЗ" о невозможности представить автомобиль на осмотр в связи с его продажей, а также сообщил об исполнении обязанности по представлению автомобиля на осмотр в ПАО СК "Росгосстрах", на основании которого страхователю было выдано направление на ремонт.

20 июля 2018 г. АО "СОГАЗ" истребовало у ПАО СК "Росгосстрах" материалы осмотра автомобиля.

По заказу АО "СОГАЗ" ООО "Равт-Эксперт" составлено экспертное заключение N 10316, согласно выводам которого стоимость восстановительного ремонта автомобиля "Тойота Лэнд Крузер (Прадо)" без учёта износа составила 284 253 рубля, стоимость восстановительного ремонта с учётом износа составила 179 600 рублей.

30 июля 2018 г. Кожевников И.Н. обратился в АО "СОГАЗ" с досудебной претензией о выплате страхового возмещения в размере 400 000 рублей.

18 сентября 2018 г. АО "СОГАЗ" в добровольном порядке перечислило истцу страховое возмещение в размере 179 600 рублей, признав заявленный случай страховым (л.д. 104).

В ходе судебного разбирательства определением Индустриального районного суда г. Ижевска от 17 октября 2018 г. по делу назначена оценочная экспертиза, согласно выводам которой стоимость восстановительного ремонта автомобиля "Тойота Лэнд Крузер (Прадо)" без учёта износа составила 514 800 рублей, стоимость восстановительного ремонта с учётом износа составила 367 800 рублей.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 10, 15, 151, 333, 931, 1064, 1072 и 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 94, 98, 100 и 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статьёй 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей", статьями 1, 12, 14.1 и 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон об ОСАГО), разъяснениями, содержащимися в пункте 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. N 58 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", пунктом 3.11 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утверждённых положением Банка России от 19 сентября 2014 г. N 431-П, исходил из того, что обязанность по представлению автомобиля на осмотр истцом исполнена, и ввиду отсутствия недобросовестного осуществления гражданских прав со стороны истца, а также заключения судебной оценочной экспертизы взыскал в пользу истца с АО "СОГАЗ" страховое возмещение в размере 188 200 рублей (367 800 рублей (стоимость восстановительного ремонта с учётом износа автомобиля) - 179 600 рублей (сумма добровольно выплаченного страхового возмещения АО "СОГАЗ") = 188 200 рублей), неустойку в размере 50 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 3 000 рублей, штраф в размере 20 000 рублей; с Чухланцева Н.А. взысканы материальный ущерб в размере 147 000 рублей (514 000 рублей (стоимость восстановительного ремонта без учёта износа) - 367 800 рублей (стоимость восстановительного ремонта с учётом износа) =147 000 рублей) и расходы на оплату государственной пошлины в размере 5 463 рубля.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики, усмотрев в действиях Кожевникова И.Н. злоупотребление правом, выразившееся в непредставлении повреждённого автомобиля на осмотр страховщику, в самостоятельной организации его осмотров и затем его продаже, пришла к выводу об отказе в удовлетворении требований истца к АО "СОГАЗ".

При этом судебная коллегия изменила решение суда первой инстанции в части размера ущерба, подлежащего взысканию в пользу истца с Чухланцева Н.А., и взыскала с него 114 800 рублей (514 800 рублей (стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца без учёта износа) - 400 000 рублей (лимит ответственности страховой компании) =114 800 рублей).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 мая 2019 г. согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 10 статьи 12 Закона об ОСАГО при причинении вреда имуществу в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению страховщиком убытков потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховое возмещение или прямое возмещение убытков, в течение пяти рабочих дней с даты подачи заявления о страховом возмещении и прилагаемых к нему в соответствии с правилами обязательного страхования документов обязан представить повреждённое транспортное средство или его остатки для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, проводимой в порядке, установленном статьёй 12.1 данного федерального закона, иное имущество для осмотра и (или) независимой экспертизы (оценки), проводимой в порядке, установленном законодательством Российской Федерации с учётом особенностей, установленных этим федеральным законом.

В случае, если осмотр и (или) независимая техническая экспертиза, независимая экспертиза (оценка) представленных потерпевшим повреждённого транспортного средства, иного имущества или его остатков не позволяют достоверно установить наличие страхового случая и определить размер убытков, подлежащих возмещению по договору обязательного страхования, для выяснения указанных обстоятельств страховщик в течение 10 рабочих дней с момента представления потерпевшим заявления о страховом возмещении вправе осмотреть транспортное средство, при использовании которого имуществу потерпевшего был причинён вред, и (или) за свой счёт организовать и оплатить проведение независимой технической экспертизы в отношении этого транспортного средства в порядке, установленном статьёй 12.1 данного федерального закона. Владелец транспортного средства, при использовании которого имуществу потерпевшего был причинён вред, обязан представить это транспортное средство по требованию страховщика.

В соответствии с абзацем первым пункта 11 статьи 12 Закона об ОСАГО страховщик обязан осмотреть повреждённое транспортное средство и (или) организовать их независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку) в срок не более чем пять рабочих дней со дня поступления заявления о страховом возмещении или прямом возмещении убытков с приложенными документами, предусмотренными правилами обязательного страхования, и ознакомить потерпевшего с результатами осмотра и независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки), если иной срок не согласован страховщиком с потерпевшим. Независимая техническая экспертиза или независимая экспертиза (оценка) организуется страховщиком в случае обнаружения противоречий между потерпевшим и страховщиком, касающихся характера и перечня видимых повреждений имущества и (или) обстоятельств причинения вреда в связи с повреждением имущества в результате дорожно-транспортного происшествия.

Если после проведённого страховщиком осмотра повреждённого имущества или его остатков страховщик и потерпевший не достигли согласия о размере страхового возмещения, страховщик обязан организовать независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку), а потерпевший - представить повреждённое имущество или его остатки для проведения независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки).

Если страховщик не осмотрел повреждённое имущество или его остатки и (или) не организовал независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку) повреждённого имущества или его остатков в установленный пунктом 11 указанной статьи срок, потерпевший вправе обратиться самостоятельно за технической экспертизой или экспертизой (оценкой). В таком случае результаты самостоятельно организованной потерпевшим независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) принимаются страховщиком для определения размера страхового возмещения (пункт 13 статьи 12 Закона об ОСАГО).

По смыслу указанных норм права, осмотр повреждённого автомобиля необходим для достоверного установления факта наступления страхового случая и определения размера убытков, подлежащих выплате потерпевшему.

Как установлено судом и следует из материалов дела, истец ошибочно обратился с заявлением о прямом возмещении убытков в ПАО СК "Росгосстрах", которое произвело первичный осмотр повреждённого транспортного средства и выдало истцу направление на ремонт.

Впоследствии, сославшись на то, что помимо транспортных средств, участвовавших в дорожно-транспортном происшествии, вред был причинён также иному имуществу, ПАО СК "Росгосстрах" отказало истцу в выплате страхового возмещения в порядке прямого возмещения убытков.

В связи с этим истец обратился в АО "СОГАЗ", застраховавшее ответственность виновника дорожно-транспортного происшествия, которое признало заявленный случай страховым и в добровольном порядке перечислило ему страховое возмещение в размере 179 600 рублей.

Поскольку АО "СОГАЗ" признало заявленное событие страховым случаем, единственным основанием для отказа страховщиком в осуществлении истцу доплаты страхового возмещения могла являться лишь невозможность установления размера такой доплаты.

Между тем результаты осмотра повреждённого транспортного средства, документально зафиксированные ПАО СК "Росгосстрах", позволяли АО "СОГАЗ" определить размер подлежащих возмещению истцу убытков, а иное не доказано.

С учетом изложенного ошибочное представление повреждённого транспортного средства на осмотр в другую страховую компанию, а также последующая продажа этого транспортного средства сами по себе не могут служить основанием для отказа в доплате суммы страхового возмещения и расцениваться в качестве обстоятельств, безусловно свидетельствующих о злоупотреблении правом со стороны потерпевшего.

Более того, закон не содержит запрета на отчуждение повреждённого транспортного средства.

Таким образом, вывод судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики о том, что действия истца являются злоупотреблением правом, следует признать ошибочным и не основанным на нормах статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации во взаимосвязи со статьёй 12 Закона об ОСАГО.

Нельзя согласиться и с утверждением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики о том, что на страховщике в данном случае не лежит обязанность по выплате страхового возмещения в большем объёме.

Суд не учёл, что добровольная выплата страховщиком части страхового возмещения не может освобождать его от осуществления доплаты в случае подтверждения её обоснованности.

То обстоятельство, что страхователь произвёл самостоятельную независимую оценку повреждений принадлежащего ему транспортного средства, в данном деле правового значения не имеет, поскольку суд первой инстанции обязал ответчика - АО "СОГАЗ" произвести доплату страхового возмещения исходя из сумм, определённых не на основании экспертного заключения, представленного истцом, а на основании заключения судебной экспертизы, с которым судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики согласилась в полном объёме и исходя из которого она впоследствии определила размер возмещения вреда, подлежащий выплате виновником ДТП Чухланцевым Н.А.

Таким образом, отказав истцу во взыскании недостающей части страхового возмещения со страховой компании, суд апелляционной инстанции взыскал ущерб с причинителя вреда с учётом положений пункта "б" статьи 7 Закона об ОСАГО, согласно которому страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причинённый вред, в части возмещения вреда, причинённого имуществу каждого потерпевшего, составляет 400 000 рублей.

Подпункт "д" пункта 16.1 статьи 12 Закона об ОСАГО также предусматривает, что страховое возмещение вреда, причинённого легковому автомобилю, находящемуся в собственности гражданина и зарегистрированному в Российской Федерации, осуществляется путём выдачи суммы страховой выплаты потерпевшему (выгодоприобретателю) в кассе страховщика или перечисления суммы страховой выплаты на банковский счёт потерпевшего (выгодоприобретателя) (наличный или безналичный расчёт) в случае, если стоимость восстановительного ремонта повреждённого транспортного средства превышает установленную подпунктом "б" статьи 7 данного закона страховую сумму (400 000 рублей).

Согласно пункту 66 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. N 58 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страховое возмещение вреда, причинённого повреждением легкового автомобиля, находящегося в собственности гражданина и зарегистрированного в Российской Федерации, осуществляется путём выдачи суммы страховой выплаты в случаях, предусмотренных пунктом 16.1 статьи 12 Закона об ОСАГО, а также в случаях, когда восстановительный ремонт повреждённого транспортного средства по той или иной причине невозможен.

Из приведённых правовых норм следует, что страховое возмещение вреда, причинённого легковому автомобилю, находящемуся в собственности гражданина, осуществляется путём выплаты страховой суммы в случае, если стоимость восстановительного ремонта повреждённого транспортного средства превышает 400 000 рублей либо тогда, когда его восстановительный ремонт невозможен.

Как следует из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции, представитель АО "СОГАЗ" выразил согласие на осуществление страховой выплаты в размере 179 600 рублей, полагая, что восстановительный ремонт повреждённого транспортного средства невозможен (л.д. 205 оборот).

Однако это обстоятельство не получило оценки суда апелляционной инстанции по правилам статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 мая 2019 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 390 14-390 16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 мая 2019 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение в Верховный Суд Удмуртской Республики.

 

Председательствующий

Горшков В.В.

 

Судьи

Гетман Е.С.

 

 

Киселёв А.П.

Потерпевший представил поврежденный в результате ДТП автомобиль своему страховщику на осмотр, а позднее продал его. Поскольку он ошибочно обратился к своему страховщику, он потребовал страховое возмещение у страховщика причинителя вреда. Тот по результатам осмотра у первого страховщика добровольно выплатил часть требуемой суммы. Суд отказал потерпевшему во взыскании остальной суммы. Он усмотрел в поведении истца злоупотребление правом, поскольку тот продал автомобиль, лишив страховщика причинителя вреда возможности его осмотреть.

Верховный Суд РФ нашел эти выводы ошибочными. Он отметил, что результаты осмотра первым страховщиком достаточны для расчета убытков. Закон не запрещает продажу потерпевшим автомобиля, а значит, это не должно расцениваться как злоупотребление правом.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2020 г. N 43-КГ20-1


Текст определения опубликован не был