Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27 ноября 2001 г. N А56-8096/99 о признании недействительным постановления таможни о нарушении таможенных правил - недоставлении товара в место, определенное таможенным органом

ГАРАНТ:

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 января 2002 г. настоящее постановление оставлено без изменения

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда
Санкт-Петербурга и Ленинградской области
от 27 ноября 2001 г. N А56-8096/99

 

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в составе:

председательствующего Апранича В.В.

судей: Васильевой Л.В., Кузнецова М.В.

при участии в заседании:

от истца: представители Бородулин С.Н. (дов. от 20.08.01 г.), Кирсанова Г.А. (дов. от 09.08.01 г. N 368/16)

от ответчика: представитель Колбатова М.П. (дов. от 18.01.01 г. N 0604-11/139)

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу ООО "Невско-Балтийская транспортная компания"

на решение арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 05 июля 2001 года по делу N А56-8096/99

(председательствующий Звонарева Ю.Н., судьи Ермишкина Л.П., Савицкая И.Г.)

принятое по иску ООО "Невско-Балтийская транспортная компания"

к Таможне Санкт-Петербурга

о признании недействительным постановления

установил: В Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области обратилось с апелляционной жалобой ООО "Невско-Балтийская транспортная компания" о незаконности и необоснованности решения суда первой инстанции об отказе в иске ООО "Невско-Балтийская транспортная компания" к Санкт-Петербургской таможне о признании недействительным Постановления от 17 декабря 1998 г. по делу о нарушении таможенных правил N 3900-3313 о взыскании 702.502 руб. 35 коп. стоимости товара, являющегося непосредственным объектом правонарушения, в соответствии с ч.1 ст.254 Таможенного кодекса Российской Федерации с применением судом первой инстанции нормы ч.2 ст.247 Таможенного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой этот вид взыскания налагается независимо от времени совершения или обнаружения нарушения таможенных правил и независимо от того является он основным или дополнительным взысканием - в данном деле - дополнительным.

При рассмотрении апелляционной жалобы ООО "Невско-Балтийская транспортная компания" на решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 05 июля 1999 г., суд апелляционной инстанции пришел к выводу о несоответствии нормы ч.2 ст.247 Таможенного кодекса Российской Федерации - Конституция Российской Федерации, примененной судом первой инстанции в данном деле, и подлежащей применению, по мнению суда апелляционной инстанции, при рассмотрении дела по апелляционной жалобе, в связи с чем Определением от 24 августа 1999 г., в соответствии со ст.103 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" приостановил производство по делу для обращения в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности данного закона - ч.2 ст.247 Таможенного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п.2 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2001 г. N 7-П, Конституционный Суд Российской Федерации постановил: признать ч.2 ст.247 Таможенного кодекса Российской Федерации, как позволяющую налагать взыскание в виде конфискации (взыскании стоимости) товаров и транспортных средств, независимо от времени совершения или обнаружения нарушения таможенных правил, не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 1 (ч.1), 8 (ч.1), 19 (ч.1), 34 (ч.1), 35 (ч.1 и 2) и 55 (ч.3).

Впредь до принятия Федерального закона, устанавливающего соответствующие сроки, такие взыскания не могут налагаться позднее трех лет с момента нарушения таможенных правил, а для длящего правонарушения - с момента его обнаружения.

П.5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда от 27 апреля 2001 г. постановлено, что дело ООО "Невско-Балтийская транспортная компания" подлежит пересмотру в установленном законом порядке, если основанием вынесенного решения явились положения ч.2 ст.247 Таможенного кодекса Российской Федерации, позволяющие налагать взыскания в виде конфискации (взыскании стоимости) товаров и транспортных средств независимо от срока совершения или обнаружения нарушения таможенных правил.

При проверке законности и обоснованности решения суда апелляционной инстанцией установлено, что судом применена ч.2 ст.247 Таможенного кодекса Российской Федерации, с указанием, что истечение срока для применения основного вида ответственности не влечет невозможность применения дополнительного взыскания.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, груз принят к перевозке 15 декабря 1997 г. ООО "Невско-Балтийская транспортная компания" в виде контейнеров номера YKU 6024890, YKU 6610170 загруженных мебелью, отправленным CRAFTWAY COMMERCE LTD, Финляндия, в адрес ООО "Дункан", Санкт-Петербург, по книжке МДП NN 20827114, 20827120, 20827128 и 20577244.

Согласно данным, указанным в графе 22 отрывного листа N 1 книжек МДП, местом доставки является Санкт-Петербург.

16 декабря 1997 г. груз был доставлен на таможенный пост "Северный" СВХ ЗАО "Интерминал" и пройдя таможенное оформление, был передан грузополучателю.

Санкт-Петербургская таможня в Постановлении о привлечении к ответственности за нарушение таможенных правил от 17 декабря 1998 г. установила, что из Заключения эксперта ЦСПб ЛСЭ N 13353/02 от 03 ноября 1998 г. следует, что бланки указанных свидетельств не были выполнены в соответствии с требованиями, предъявляемыми к изготовлению данного вида документов, оттиски гербовой печати в них не были нанесены гербовой печатью Санкт-Петербургской таможней, оттиски печатей N 314 в указанных выше свидетельствах и CMR не были нанесены ЛНП N 314 Санкт-Петербургской таможни, оттиск штампа "Выпуск разрешен" N 218 в CMR не были нанесены штампом "Выпуск разрешен" N 218 Санкт-Петербургской таможни.

Таким образом, с момента нарушения таможенных правил, как его установила таможня, установленный Постановлением Конституционного Суда трех летний срок для наложения взыскания в виде взыскания стоимости, не пропущен.

Вместе с тем при проверке законности и обоснованности решения суда первой инстанции, судом апелляционной инстанции не могут быть игнорированы выводы Конституционного Суда относительно положений Таможенного кодекса Российской Федерации, подлежащих применению в настоящем деле.

Как следует из Постановления таможни от 17 декабря 1998 г., в ходе производства по делу о НТП N 03900-3313/98 были произведены опросы водителей ООО "Невско-Балтийская транспортная компания", осуществлявших перевозку товаров по указанным книжкам МДМ, которые по существу дела сообщили, что документы на товары по указанным поставкам были вручены должностным лицам таможенного поста "Северный" Санкт-Петербургской таможни представителям грузополучателя в присутствии водителей, осуществлявших перевозку.

При чем в Постановлении таможни сделан вывод, что в ходе производства по делу подтвердить или опровергнуть данные факты, а также опросить водителя, осуществляющего перевозку товара по МДП N 20827120, не представилось возможным.

Как следует из Заключения эксперта N 13353/02 от 03 ноября 1999 г. Центральной Санкт-Петербургской Лаборатории Судебной Экспертизы МЮ Российской Федерации, при решении вопроса о подлинности личной номерной печати таможни, свидетельства о подтверждении доставки товаров под таможенным контролем, штампов таможни "Выпуск разрешен", экспертом проводились следующие специальные исследования, которые установили что свидетельства о подтверждении доставки товаров под таможенным контролем выполнены на бланках соответствующего вида, бумага документов снабжена защитной сеткой, знаки текста имеют стандартное строение, рисунок и размерные характеристики одноименных знаков в пределах слов не различаются между собой, расстановка знаков стандартная - линии строк ровные, интервалы между знаками равномерные, вертикальные оси знаков перпендикулярны линиям строк, края штрихов знаков относительно ровные; распределение красящего вещества в штрихах равномерное и только при сравнительном исследовании исследуемых бланков с образцом, хранящимся в коллекции экспертизы с использованием микросхем микроскопа, в результате наблюдения картины видимой люминесценции на основании возбуждения фильтрованными УФ-лучами ртутно-кварцевой лампы "Луч" и инфракрасной люминесценции с использованием TV-установки и ПЗС-матрицей, комплектом осветителей и светофильтров по оттенку видимой люминесценции оборотной стороны листа были установлены отдельные различия, из которых был сделан вывод, что бланки свидетельств не были изготовлены в соответствии с требованиями, предъявляемыми к изготовлению данного вида документов. Оттиски личной номерной печати N 314 в бланках свидетельств и в накладных CMR только в результате исследования с помощью микроскопа с увеличением 7,5-25* установили отличие в рисунках знаков отдельных букв по направлению начальной и заключительной части, по протяженности начального элемента букв, по протяженности горизонтальной части первого элемента и относительно интенсивности правонаклонного штриха первого элемента, в штампе "Выпуск разрешен", с использованием той же аппаратуры, было установлено отличие в размещении буквы "П" вверх относительно линии строки и различия в протяженности знаков "С", по вертикали.

Из данных исследований суд установил, что без специальных познаний и специальной аппаратуры водители перевозчика не имели физической возможности установить факт несоответствия проставленных печатей и штампов и выданных свидетельств о доставке товаров образцам сравнения, хранящихся в коллекции лаборатории.

На основании этого необходимо сделать вывод об отсутствии вины перевозчика в нарушении таможенных правил.

Как следует из п.1 резолютивной части Постановления от 27 апреля 2001 г.; Конституционный Суд Российской Федерации постановил признать положение части 6 ст. 231 и находящиеся во взаимосвязи с ним положения ст.230, п.6 ст.291 и абзаца 4 ст. 320 Таможенного кодекса Российской Федерации в части касающейся ответственности предприятий, организаций, учреждений, а также лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, за нарушение таможенных правил, не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку этими положениями не исключается возможность для данных субъектов таможенных отношений должным образом подтверждать, что нарушение таможенных правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне их контроля, при соблюдении ими той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от них в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей.

При этом, под другими препятствиями Конституционный Суд понимает именно вину субъектов таможенных отношений.

Данный вывод следует из п.1.1 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда, в соответствии с которой к основаниям ответственности, исходя из общего понятия состава правонарушения, относится и вина, если в самом Законе прямо и недвусмысленно не установлено иное. Отсутствие вины при нарушении таможенных правил является таким образом одним из обстоятельств, исключающих производство по делу о данном нарушении, поскольку свидетельствует об отсутствии самого состава таможенного правонарушения. Иная трактовка состава таможенного правонарушения, как основания ответственности, противоречила бы и природе правосудия: суд, обеспечивающий в связи с привлечением к ответственности за нарушение таможенных правил защиту прав и свобод физических и юридических лиц, посредством судопроизводства, основанного на состязательности и равноправии сторон (ст.123 Конституции Российской Федерации), не может ограничиваться формальной констатацией лишь факта нарушения таможенных правил, не выявляя иные связанные с ним обстоятельства, в том числе наличие или отсутствие вины соответствующих субъектов, в какой бы форме она не проявлялась и как ни было распределено бремя ее доказывания.

Отсутствие вины ООО "Невско-Балтийская транспортная компания" подтверждается и ее последующим поведением, поскольку груз был доставлен на таможенный пост 16.12.97 г. и в этот же день был передан грузополучателю и только на запрос в апреле 1998 г. Санкт-Петербургской таможни с просьбой оказать содействие в предоставлении документов, связанной с возбуждением уголовного дела в связи с уклонением грузополучателя от уплаты таможенных платежей, ООО "Невско-Балтийская транспортная компания" добросовестно предоставила все подлинные документы, связанные с таможенным оформлением груза.

Поскольку вина перевозчика отсутствует, следовательно отсутствует состав таможенного правонарушения, что исключает привлечение перевозчика к ответственности за совершение нарушений таможенных правил.

При таких обстоятельствах решение подлежит отмене, с вынесением нового решения об удовлетворении иска о признании недействительным Постановления таможни о привлечении ООО "Невско-Балтийская транспортная компания" к ответственности за нарушение таможенных правил.

Руководствуясь ст.ст. 134, 157-159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, -

Арбитражный Суд Постановил:

1. Возобновить производство по делу.

2. Решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 5 июля 1999 г. - отменить.

3. Признать недействительным Постановление Санкт-Петербургской таможни от 17 декабря 1998 г. по делу о нарушении таможенных правил N 03900-3313.

4. Выдать истцу справку на возврат госпошлины из бюджета.

 

Председательствующий
Судьи

В.В. Апранич
Л.В. Васильева

М.В. Кузнецов

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27 ноября 2001 г. N А56-8096/99


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 января 2002 г. настоящее постановление оставлено без изменения