Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 июня 2002 г. N А56-2700/02 О признании недействительным решения налоговой инспекции о доначислении НДС, сбора за уборку территорий населенных пунктов, налога на отдельные виды транспортных средств, начисления пеней и штрафов за неполную уплату налогов, за непредставление расчетов по налогам

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 18 июня 2002 г. N А56-2700/02

 

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Шевченко А.В., судей Абакумовой И.Д., Ломакина С.А., при участии от акционерного общества закрытого типа "Астор" Зайцевой О.Г. (доверенность от 26.02.2002 N 05/02), Борисенко А.Ю. (доверенность от 22.01.2002 N 01/02), Ишукова М.А. (доверенность от 26.02.2002 N 6/02), Ерошевской Ю.Л. (доверенность от 17.06.2002), от Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Всеволожскому району Ленинградской области Яковлева А.Н. (доверенность от 09.04.2002 N 15-17-93),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы акционерного общества закрытого типа "Астор" и Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Всеволожскому району Ленинградской области на решение от 26.02.2002 (судьи Жбанов В.Б., Загараева Л.П., Згурская М.Л.) и постановление апелляционной инстанции от 24.04.2002 (судьи Фокина Е.А., Астрицкая С.Т., Гайсановская Е.В.) Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-2700/02,

установил:

Акционерное общество закрытого типа "Астор" (далее - АОЗТ "Астор", общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о признании недействительными решения от 28.12.2001 N 02-1/31004 и требования об уплате налога от 08.01.2002 N 39 Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Всеволожскому району Ленинградской области (далее - налоговая инспекция).

Решением суда от 26.02.2002 исковые требования АОЗТ "Астор" полностью удовлетворены.

Постановлением апелляционной инстанции от 24.04.2002 решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе налоговая инспекция просит отменить судебные акты, ссылаясь на неправильное применение судами обеих инстанций норм материального и процессуального права. По мнению подателя жалобы, суды неверно истолковали положения законодательства о налоге на добавленную стоимость, регулирующие порядок определения облагаемой налогом базы, а также предусматривающие основания возмещения налога по экспортированным товарам. Кроме того, налоговая инспекция считает, что признание решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности недействительным на основании пункта 6 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) возможно только в случае существенного нарушения налоговым органом процедуры привлечения к ответственности. Однако налоговым органом существенных нарушений не допускалось.

АОЗТ "Астор" в своей кассационной жалобе просит изменить постановление апелляционной инстанции и указать в мотивировочной части на незаконность установления муниципальным образованием "Всеволожский район Ленинградской области" сбора за уборку территорий населенных пунктов. При этом истец просит также указать на то, что статья 12 НК РФ имеет обратную силу, решение вынесено с нарушением порядка издания данного акта в части самостоятельного указания в нем существенных элементов сбора за уборку территорий, а сбор изначально установлен в связи с отсутствием в федеральном законе всех его существенных элементов.

Проверив законность оспариваемых судебных актов, суд кассационной инстанции установил следующее.

Налоговая инспекция в сентябре - октябре 2001 года провела выездную проверку соблюдения АОЗТ "Астор" законодательства о налогах и сборах в период с 01.07.99 по 30.06.2001, результаты которой отражены в акте от 14.12.2001.

Как следует из материалов проверки, общество в 2000 году, выступая в роли комиссионера, заключило с фирмой "АИРГАЗ ИНК" (США) контракт на экспорт газа, во исполнение которого на его расчетный счет перечислен аванс в сумме 165 000 долларов США. По мнению налоговой инспекции, на сумму неизрасходованного аванса - 731 015 руб. подлежат начислению пени по налогу на добавленную стоимость.

Налоговый орган также считает необоснованным предъявление АОЗТ "Астор" в феврале 2001 года к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость по экспорту хладонов, поскольку на грузовой таможенной декларации, представленной в обоснование правомерности использования налоговой ставки 0 процентов, отметка Находкинской таможни "товар вывезен" датирована не февралем, а мартом 2001 года, в связи с чем налогоплательщику начислены пени.

Налоговая инспекция установила, что 19.03.2001 общество в счет предстоящего экспорта товара получило аванс в сумме 175 000 долларов США, однако налог на добавленную стоимость с аванса не исчислило. Поскольку фактически реализация товара на экспорт состоялась в мае 2001 года, налоговый орган считает, что только в мае АОЗТ "Астор" имело право исключить налог на добавленную стоимость, исчисленный с полученного аванса, из общей суммы налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в бюджет.

Кроме того, налоговая инспекция выявила, что в 2000 году АОЗТ "Астор" необоснованно не представило расчет по налогу на отдельные виды транспортных средств и не уплатило названный налог, а в мае и июне 2001 года не представило расчеты и не уплатило сбор за уборку территорий населенных пунктов.

Налогоплательщик 28.12.2001 направил в налоговую инспекцию по почте возражения на акт проверки, которые получены налоговым органом только 10.01.2002.

Налоговая инспекция 28.12.2001 вынесла решение N 02-1/31004 о доначислении АОЗТ "Астор" налога на добавленную стоимость, сбора за уборку территорий населенных пунктов, налога на отдельные виды транспортных средств, начислении пеней, а также о привлечении общества к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату перечисленных налогов, по пункту 1 статьи 119 НК РФ за непредставление расчетов по сбору за уборку территорий и по пункту 2 статьи 119 НК РФ за непредставление расчета по налогу на отдельные виды транспортных средств. Налоговым органом налогоплательщику направлено требование от 08.01.2002 N 39 об уплате налога.

АОЗТ "Астор" обжаловало указанные решение и требование в суд.

В исковом заявлении налогоплательщик указал на несоответствие акта налоговой проверки и решения о привлечении к налоговой ответственности установленным законодательством требованиям.

Истец ссылается также на необоснованное доначисление налога на добавленную стоимость за 2000 год. По его мнению, облагаемой этим налогом базой у комиссионера является комиссионное вознаграждение, а не вся сумма выручки, поступившая в счет оплаты товара комитента.

Начисление пеней по предъявленному к возмещению в феврале 2001 года налогу на добавленную стоимость общество считает неправомерным, поскольку, с его точки зрения, пени начисляются в случае уплаты причитающихся сумм налогов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки. В связи с тем, что при реализации товаров на экспорт налог на добавленную стоимость уплате не подлежит, пени, по мнению истца, начисляться не должны, даже при нарушении срока представления документов, предусмотренных статьей 165 НК РФ.

АОЗТ "Астор" в исковом заявлении указало на то, что при вынесении решения о начислении пеней по эпизоду, связанному с получением в марте 2001 года аванса в сумме 175000 долларов США, налоговый орган основывал свои выводы на документах, относящихся к другому товару.

Кроме того, налогоплательщик считает, что не должен уплачивать сбор за уборку территорий населенных пунктов, поскольку обязанность по уплате указанного сбора не установлена в соответствии с требованиями законодательства о налогах и сборах.

Суд первой инстанции, рассмотрев материалы дела, поддержал позицию АОЗТ "Астор" о неправомерности доначисления налога на добавленную стоимость и начисления пеней по этому налогу. Вместе с тем суд указал на соответствие законодательству о налогах и сборах решения собрания представителей муниципального образования от 02.11.2000 N 59 "Всеволожский район Ленинградской области" о введении сбора за уборку территорий населенных пунктов. Однако, учитывая нарушение налоговой инспекцией процедуры привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности, суд согласно пункту 6 статьи 101 НК РФ признал недействительным оспариваемое решение налогового органа, а также требование об уплате налога, основанное на данном решении.

Апелляционная инстанция оставила решение суда без изменения. В то же время суд в постановлении не указал на недействительность решения налогового органа согласно пункту 6 статьи 101 НК РФ. Кроме того, апелляционная инстанция сослалась на то, что налоговая инспекция при доначислении обществу налога на отдельные виды транспортных средств ни в решении, ни в акте не перечислила транспортные средства и их характеристики, с учетом которых исчислила налог, что привело к недоказанности обоснованности доначисления суммы налога, а также суммы штрафов по пункту 1 статьи 119 и пункту 1 статьи 122 НК РФ. Что касается сбора на уборку территорий населенных пунктов, суд пришел к выводу о наличии неясностей и неустранимых сомнений в решении представительного органа, касающихся механизма исчисления сбора, и на этом основании признал решение налогового органа недействительным в части, относящейся к доначислению сбора, начислению пеней, а также привлечению общества к ответственности.

Кассационная инстанция считает судебные акты подлежащими частичной отмене.

В соответствии с пунктом 3 статьи 4 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость" при осуществлении предприятиями посреднических услуг облагаемым оборотом является сумма дохода, полученная в виде надбавок, вознаграждений и сборов. У заготовительных, снабженческо-сбытовых, оптовых и других предприятий, занимающихся продажей и перепродажей товаров, в том числе по договорам комиссии и поручения, облагаемый оборот определяется на основе стоимости реализуемых товаров исходя из применяемых цен без включения в них налога на добавленную стоимость.

Таким образом, из смысла приведенной нормы следует, что у комиссионера, получающего вознаграждение за услуги, оказываемые по договору комиссии, объектом обложения налогом на добавленную стоимость является сумма вознаграждения, тогда как для комитента, чей товар реализуются на основании договора комиссии, налогооблагаемым оборотом является стоимость этого товара.

Следовательно, суды обеих инстанций пришли к обоснованному выводу о неправомерности решения налоговой инспекции о доначислении АОЗТ "Астор" налога на добавленную стоимость с аванса, перечисленного обществу в 2000 году в счет поставок товара, собственником которого он не являлся, а выполнял лишь функции комиссионера. Судебные инстанции, оценив представленные сторонами доказательства, пришли к выводу, что налоговый орган не доказал получение обществом авансовых платежей в счет оказания услуг по договору комиссии. У кассационной инстанции в силу статей 165 и 174 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отсутствуют основания для переоценки данного вывода судебных инстанций.

Что касается эпизода начисления пеней по налогу на добавленную стоимость, необоснованно, по мнению налогового органа, предъявленного к вычету в феврале 2001 года, то следует учесть, что согласно статьи 165, пункту 3 статьи 172 НК РФ для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов в налоговые органы представляется определенный пакет документов, то есть налоговые вычеты производятся в том же периоде, когда возникает право на применение ставки 0 процентов.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 164 НК РФ налогообложение производится по налоговой ставке 0 процентов при реализации товаров, помещенных под таможенный режим экспорта при условии фактического вывоза за пределы таможенной территории Российской Федерации и представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 НК РФ.

Таким образом, для применения ставки 0 процентов налогоплательщик должен выполнить три условия: поместить товар под таможенный режим экспорта, фактически вывезти товар за пределы таможенной территории Российской Федерации и представить в налоговые органы документы, предусмотренные статьей 165 НК РФ.

Пунктом 9 статьи 167 НК РФ определено, что при реализации товаров (работ, услуг), предусмотренных подпунктами 1-3 пункта 1 статьи 164 НК РФ, дата реализации указанных товаров (работ, услуг) определяется как наиболее ранняя из следующих дат:

1) последний день месяца, в котором собран полный пакет документов, предусмотренных статьей 165 НК РФ;

2) 181-й день, считая с даты помещения товаров под таможенный режим экспорта или транзита.

Как видно из материалов дела, отметка Находкинской таможни "товар вывезен" на грузовой таможенной декларации, представленной в подтверждение факта экспорта товара, датируется 02.03.2001. Следовательно, полный пакет документов по этой операции мог быть собран только в марте 2001 года, а не в феврале, когда товар был помещен под таможенный режим экспорта, и именно последний день этого месяца считается датой реализации товара на экспорт. При таких обстоятельствах АОЗТ "Астор" имело право на налоговые вычеты только в марте 2001 года. Однако общество заявило налоговые вычеты в декларации за февраль, что привело к неполной уплате налога на добавленную стоимость в феврале 2001 года и переплате в марте 2001 года.

Довод истца о том, что он не должен уплачивать налог на добавленную стоимость с авансовых платежей противоречит подпункту 1 пункта 1 статьи 162 НК РФ.

Поскольку согласно статье 75 НК РФ пени начисляются в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки, следует признать обоснованным начисление налоговой инспекцией АОЗТ "Астор" пеней за неполную уплату налога на добавленную стоимость за февраль 2001 года, а вывод суда в этой части - неправильным. Однако в акте проверки и в решении налогового органа отсутствует расчет пеней по данному эпизоду, а потому невозможно установить, за какой период времени и с какой суммы начислены пени. Кроме того, в решении суда указано на ошибочность ссылок ответчика на выписки банка от 06.02.2001 N 9 и от 19.02.2001 N 14, в связи с чем суд сделал вывод, что пени по налогу на добавленную стоимость рассчитаны на основании данных, не подтвержденных соответствующими документами. Из Приложения к решению от 28.09.2001 N 02-1-924 (с.37-38) также не ясно, на основании каких данных рассчитаны пени. Следует также отметить, что исходя из реквизитов Приложения оно вообще не относится к оспариваемому решению налогового органа. При таких обстоятельствах оснований для отмены судебных актов в данной части нет.

По эпизоду начисления пеней в связи с неисчислением в марте 2001 года налога на добавленную стоимость с аванса в сумме 175000 долларов США, полученного в счет предстоящего экспорта товаров, кассационная инстанция считает выводы судебных инстанций правомерными. Действительно, выводы налогового органа, содержащиеся в оспариваемом решении, основаны на документах, не относящихся к рассматриваемой поставке товара. Налоговым органом исследовались документы (коносамент и поручение на отгрузку), подтверждающие вывоз товара, и даты на них, относящиеся к другой грузовой таможенной декларации. Потому судебные инстанции сделали правомерный вывод о несоответствии документов, на которые ссылается ответчик, документам, относящимся к проверяемой отгрузке товара.

Кассационная инстанция считает правильным вывод суда апелляционной инстанции (в решении суда первой инстанции данный эпизод не нашел своего отражения), что налоговый орган не доказал обоснованности доначисления обществу налога на отдельные виды транспортных средств, поскольку ни в решении налоговой инспекции, ни в ее акте не перечислены транспортные средства и их характеристики, с учетом которых исчислен налог, что привело к недоказанности размера подлежащих уплате налога, а также штрафов по пункту 1 статьи 119 и пункту 1 статьи 122 НК РФ.

Что касается решения налогового органа относительно доначисления сбора на уборку территорий населенных пунктов, начисления пеней и привлечения общества к ответственности по пункту 1 статьи 119 и пункту 1 статьи 122 НК РФ за январь - июнь 2001 года, то кассационная инстанция считает судебные акты подлежащими отмене, а исковые требования - отклонению.

Сбор на уборку территорий как один из местных налогов установлен подпунктом "х" пункта 1 статьи 21 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", в котором указано, что сбор вносят юридические и физические лица (владельцы строений) в размере, устанавливаемом представительными органами власти. В соответствии с пунктом 4 этой статьи сбор устанавливается по решению представительных органов местного самоуправления.

Решением собрания представителей муниципального образования "Всеволожский район Ленинградской области" от 02.11.2000 N 59 установлены местные налоги, взимаемые с 01.01.2001 на территории Всеволожского района Ленинградской области, в том числе сбор на уборку территорий населенных пунктов.

Согласно данному решению, принятому в период действия Налогового кодекса Российской Федерации, налоговым периодом для указанного сбора является квартал; налоговой базой - годовой фонд заработной платы; налоговой ставкой для юридических лиц - 5% от годового фонда заработной платы; уплата сбора его плательщиками производится помесячно до 20-го числа месяца, следующего за отчетным. Таким образом, названным решением определены все существенные элементы налогообложения и говорить о невозможности исчислить данный сбор нет оснований.

Следовательно, сбор на уборку территорий населенных пунктов, введенный решением собрания представителей муниципального образования Всеволожского района от 02.11.2000 N 59, установлен представительным органом местного самоуправления в рамках предоставленных ему полномочий.

Законность введенного органами местного самоуправления сбора на уборку территорий подтверждается и положениями определения Конституционного Суда Российской Федерации от 04.10.2001 N 183-О.

Довод АОЗТ "Астор" о том, что статья 12 НК РФ имеет обратную силу и, следовательно, сбор на уборку территорий нельзя признать законно установленным, отклоняется кассационной инстанцией.

Пунктами 3 и 4 статьи 5 НК РФ, определяющей действие актов законодательства о налогах и сборах во времени, предусмотрено два случая придания обратной силы актам законодательства о налогах и сборах:

- акты законодательства о налогах и сборах, устраняющие или смягчающие ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах либо устанавливающие дополнительные гарантии защиты прав налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, их представителей, имеют обратную силу;

- акты законодательства о налогах и сборах, отменяющие налоги и (или) сборы, снижающие размеры ставок налогов (сборов), устраняющие обязанности налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, их представителей или иным образом улучшающие их положение, могут иметь обратную силу, если прямо предусматривают это.

Поскольку в статье 12 НК РФ не содержатся устраняющие или смягчающие ответственность за налоговые правонарушения положения, а также прямое указание на то, что она применяется к правоотношениям, возникшим до вступления ее в силу, обратной силы эта норма не имеет.

Таким образом, судебные акты по данному эпизоду подлежат отмене: решение суда первой инстанции, правильное по существу, которым, однако, признано недействительным решение налогового органа на основании пункта 6 статьи 101 НК РФ, и постановление апелляционной инстанции, в котором указано на наличие неясностей и неустранимых сомнений в решении представительного органа, касающихся механизма исчисления сбора на уборку территорий населенных пунктов, при отсутствии таковых, однако не подтверждено наличие оснований для признания решения налогового органа недействительным по пункту 6 статьи 101 НК РФ.

Кассационная инстанция также с учетом пункта 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2001 N 5 не усматривает оснований для признания решения налогового органа недействительным в связи с нарушением пункта 1 статьи 101 НК РФ.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 174 и 175 (пункт 2) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение от 26.02.2002 и постановление от 24.04.2002 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-2700/02 отменить частично.

Отказать акционерному обществу закрытого типа "Астор" в иске о признании недействительными решения от 28.12.2001 N 2-1/31004 и требования от 08.01.2002 N 39 Инспекции Министерства Российской Федерации по Всеволожскому району Ленинградской области в части доначисления сбора на уборку территорий, начисления пеней и взыскания штрафа по пункту 1 статьи 119 и пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

В остальной части судебные акты оставить без изменения.

Взыскать с акционерного общества закрытого типа "Астор" в доход федерального бюджета 2 000 рублей госпошлины за рассмотрение дела в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций.

 

Председательствующий
Судьи

А.В.Шевченко
И.Д.Абакумова

С.А.Ломакин

 

 

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 июня 2002 г. N А56-2700/02


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением пунктуации и орфографии источника