Акту об амнистии - форму федерального закона (В. Вырастайкин, "Российская юстиция", N 2, февраль 2001 г.)

Акту об амнистии - форму федерального закона


26 мая 2000 г. Государственная Дума РФ приняла очередной акт об амнистии (десятый за шесть лет). На карте мира скорее всего нет страны, где бы еще происходило подобное. Общественности разъясняют, что амнистии проводятся для "разгрузки" мест лишения свободы.

Отчасти это так. Однако в то же время под действие амнистии подпадают и осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы (к штрафу, ИТР, условно осужденные - будто они "занимают там место"). Освобождаются они и от дополнительных наказаний. В результате некоторые лица, систематически совершающие преступления, подпадают то под одну амнистию, то под другую.

Как же на фоне такой либеральной уголовной политики выполнить требования государства о решительном усилении правовыми средствами борьбы против преступности?

Есть претензии к акту об амнистии и с точки зрения юридической техники, несовершенство которой приводит к неединообразной практике амнистирования, что порождает незаконные судебные постановления по уголовным делам.

Приведу несколько примеров.

В июле 1998 г. П. осуждена районным судом по п."в" ч.3 ст.158 УК к пяти годам лишения свободы. Суд исходил из того, что она ранее дважды судима за хищения (кражи). Но при этом не было учтено то, что П. ранее была осуждена по ч.5 ст.69 УК, а это считается одной судимостью. Кроме того, по одному из предыдущих приговоров деяние декриминализировано. По предложению прокуратуры в августе 2000 г. приговор изменен в надзорном порядке: действия П. переквалифицированы на п."г" ч.2 ст.158 УК. Наказание снижено до трех лет, судом П. амнистирована.

Г. судима: в феврале 2000 г. по ч.1 ст.162 УК на три года лишения свободы в колонии общего режима; в июле 2000 г. - по ч.2 ст.158 на три года лишения свободы. Со ссылкой на подп."б" п.8 постановления Госдумы от 26 мая 2000 г. Г. от наказания по последнему приговору судом освобождена; первый приговор постановлено исполнять самостоятельно. Поскольку кражу Г. совершила в сентябре 1999 г., т.е. до вынесения приговора, суд обязан был окончательное наказание назначить в соответствии с ч.5 ст.69 УК, т.е. свыше трех лет (амнистия к таким не применима). Однако требование закона судом не выполнено.

Ч. судима: в январе 1999 г. по п."а" ч.2 ст.213 УК к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно; в марте 1999 г. тем же судом по ч.1 ст.158 УК - к 1 году лишения свободы. Со ссылкой на ч.5 ст.69 УК назначено 2 года 9 месяцев лишения свободы. Условное осуждение по первому делу отменено. Кражу Ч. совершила в декабре 1998 г. Согласно п.29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания" в таких случаях оба приговора исполняются самостоятельно, а правила ст.69 УК не применяются. Следовательно, срок реального лишения свободы должен был составить 1 год вместо 2 лет 9 месяцев с сохранением условной меры. Из-за судебной ошибки Ч. было отказано в применении амнистии от 18 июня 1999 г. как злостному нарушителю.

К сожалению, Государственная Дума не разъяснила, подлежит ли амнистированию лицо, если оба приговора исполняются раздельно, при этом по одному оно подпадает под амнистию, по другому - нет.

Кстати, нет ясности, как исполнять раздельно приговоры в таких случаях, поскольку ст.16 УИК РФ это возложено на разные органы (учреждения).

Полагаю, что неправильно считать осужденных амнистированными сразу после опубликования соответствующего акта - всем исполнителям отведено полгода, а за это время лицо может стать и злостным нарушителем со всеми вытекающими последствиями.

К злостным нарушителям отнесены и совершившие новые преступления во время отбывания не только лишения свободы, но и другого вида наказания (исправительных работ, уплаты по частям штрафа), ибо оговорок в тексте не делается. В то же время указано, что не учитываются судимости, если назначены наказания, не связанные с лишением свободы.

По смыслу ч.1 ст.86 УК, осужденный считается судимым не только в период после отбытия наказания, но и в период его отбывания. Но как же их не учитывать, если, во-первых, акт амнистии освобождает от таких наказаний, во-вторых, Дума однозначно признала злостными нарушителями определенную категорию осужденных к исправительным работам, к штрафу? Важно учесть и положение п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. о том, что не может рассматриваться как ранее отбывавшее лишение свободы лицо, которому в порядке ч.3 ст.50 УК исправительные работы заменены лишением свободы.

Иногда суды ошибочно применяют вместо ч.5 ст.69 ст.70 УК и наоборот и соответственно в первом случае незаконно "переводят" осужденных в разряд злостных нарушителей и неоднократно судимых, во втором - наоборот. Это мешает в работе по амнистированию, поэтому прокуратура вынуждена ставить вопрос об опротестовании в порядке надзора незаконных судебных постановлений.

Еще одна ситуация: лицу ранее сокращался срок лишения свободы в порядке помилования или амнистии, но после освобождения оно вновь совершило умышленное преступление - подпадает ли оно под амнистию?

Не стыкуются между собой пп. 5 и 12 Постановления об амнистии от 26 мая 2000 г. Поскольку в п. 12 перечислены только умышленные преступления, а в п. 5 говорится лишь о неосторожных, то упоминание о п. 5 в п. 12 явно необоснованно. Некоторые подпункты п. 8 также "не вписываются" в п. 12 по форме вины или по размеру санкций.

Не дано толкование и словосочетанию "впервые осужденный". Представляется, что к указанной категории относятся те, у кого предыдущая судимость была погашена до совершения следующего преступления (а не на момент вынесения по нему приговора и не на момент опубликования или исполнения акта амнистии). Такая позиция соответствует п.4 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 апреля 2000 г.

Согласно ч.4 ст.116 УИК осужденные признаются злостными нарушителями постановлением начальника исправительного учреждения. Иногда они в нарушение закона не признают их таковыми - чтобы не "портить показатели", а также из-за необходимости размещать их в изолированных помещениях.

Целесообразно ч.4 ст.116 УИК исключить, поскольку осужденный признается злостным нарушителем в силу ч.3 этой статьи (специального решения начальника даже и не требуется). Из текста же амнистии следует, что при своевременном непризнании злостным нарушителем осужденный может быть амнистирован.

Во избежание подобных ошибок предлагаю объявлять амнистию в форме федерального закона, принятие которого контролировалось бы Советом Федерации и Президентом РФ.


В. Вырастайкин,

помощник Чебоксарского прокурора

по надзору за соблюдением законов

в исправительных учреждениях




Акту об амнистии - форму федерального закона


Автор


В. Вырастайкин - помощник Чебоксарского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях


"Российская юстиция", 2001, N 2, стр.56


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.