Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 сентября 2013 г. (ключевые темы: судебные приставы-исполнители - имущество должника - арест - ответственное хранение - изъятие имущества)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 сентября 2013 г.
(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего-судьи Мельниковой Г.Ю.,

судей Матушкиной Н.В., Ступак Ю.А.,

при секретаре Злобиной Э.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 16 сентября 2013 года гражданское дело по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью " ... " к Кудрявцеву Д.А,, Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике о применении последствий недействительности ничтожных сделок,

по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью " ... " на решение Устиновского районного суда г. Ижевска от 30 мая 2013 года, которым в удовлетворении иска отказано.

Заслушав доклад судьи Мельниковой Г.Ю., объяснения представителя ответчика - Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике - Кулишовой Е.С., возражавшей по доводам жалобы, просившей оставить решение суда без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

общество с ограниченной ответственностью " ... " (далее по тексту - истец, ООО " ... ") обратилось в суд с иском к Кудрявцеву Д.А., Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике (далее по тексту - Управление Росимущества в УР) о применении последствий недействительности ничтожных сделок.

Исковые требования мотивированы тем, что 18 сентября 2012 года судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительных производств был наложен арест на принадлежащее истцу имущество: погрузчик фронтальный универсальный "данные изъяты", оранжево-черный, заводской номер N, двигатель N, изг. "данные изъяты", паспорт ТС N; погрузчик "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, желтый, колесный, "данные изъяты" кг, ПТС N N; грузовой автомобиль "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, двигатель N, шасси N, красного цвета, г/н N; трактор "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, черно-синий, колесный, "данные изъяты" кг.; трактор "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, красного цвета, паспорт N; автомобиль "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, VIN N, цвет белая ночь, бензиновый, "данные изъяты" кг, модель двигателя "данные изъяты", N, шасси N, г/н N.

Специалистом-оценщиком 24 октября 2012 года был составлен отчет об оценке указанного имущества и 13 ноября 2012 года данный отчет утвержден судебным приставом-исполнителем. 20 февраля 2013 года судебным приставом-исполнителем были вынесены постановления о передаче вышеуказанного имущества, за исключением погрузчика фронтального универсального "данные изъяты", на реализацию. Данное имущество подлежало передаче на реализацию в ТУ Росимущества в УР.

В нарушение требований ч.15 ст.87 Федерального закона N229-ФЗ "Об исполнительном производстве", судебный пристав-исполнитель направил указанные постановления в адрес ООО " ... " только 2 марта 2013 года, которые фактически поступили истцу лишь 4 марта 2013 года. Действия судебного пристава-исполнителя нарушили права и законные интересы истца как должника, поскольку истец был лишен возможности узнавать о совершаемых судебным приставом исполнителем в отношении его имущества действий.

Кроме того, судебный пристав-исполнитель в нарушение п.1 ст.69, п.7 ст.87 Федерального закона N229-ФЗ "Об исполнительном производстве" не осуществил действий по изъятию имущества ни до вынесения постановления о передаче имущества на реализацию, ни после этого. Соответственно, передачи имущества в ТУ Росимущества в УР фактически не осуществлялось. С момента оценки имущества - 24 октября 2012 года - прошло более 10 дней, в связи с чем оценка, рекомендованная оценщиком на период, когда данное имущество не могло использоваться, не могла быть использована при передаче его на реализацию перед началом сезона использования этого имущества. Соответственно, с учетом истечения 10-дневного срока на передачу имущества на реализацию, необходимо было провести повторную оценку. Несмотря на это, 26 февраля 2013 года между ответчиками были заключены договоры купли-продажи погрузчика "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, по цене 214 000 рублей, трактора "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, по цене 227 000 рублей, трактора "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, по цене 59 000 рублей.

Истец считает, что указанные договоры купли-продажи являются ничтожными, поскольку они заключены с нарушением требований Федерального закона N229-ФЗ "Об исполнительном производстве", просит применить последствия недействительности сделок, заключенных между ответчиками, - договоров купли-продажи N50 погрузчика "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, желтый, по цене 214 000 рублей; N52 трактора "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, черно-синий, по цене 227 000 рублей; N53 трактора "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, красного цвета, по цене 59 000 рублей - в виде обязания сторон возвратить друг другу все полученное по сделкам.

В судебное заседание ответчик Кудрявцева Д.А., третье лицо - судебный пристав-исполнитель МРО по ОИП УФССП России по УР Ф.И.О.1, представитель третьего лица - Управления Федеральной службы судебных приставов России по УР в судебное заседание не явились, дело рассмотрено судом в их отсутствие.

В судебном заседании представитель истца - Мурашова Д.М. на удовлетворении иска настаивала.

В судебном заседании представитель ответчика - ТУ Росимущества в УР - Бурменко О.В. исковые требования не признала.

В судебном заседании представитель ответчика Кудрявцева Д.А. - Рогова Н.В. исковые требования не признала, пояснила, что истцом не предоставлено доказательств того, что его права были нарушены именно заключением оспариваемых договоров купли-продажи.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении иска, ссылаясь на следующие доводы:

-суд неправильно истолковал положения п.1 ст.69 Федерального закона от 2 октября 2007 года N229-ФЗ "Об исполнительном производстве", поскольку обращение взыскания на имущество должника без выбытия этого имущества из фактического владения должника невозможно;

-суд не учел, что ответственное хранение имущества судебным приставом-исполнителем не отменено;

-суд не учел, что судебным приставом-исполнителем нарушены требования ч.15 ст.87 Федерального закона от 2 октября 2007 года N229-ФЗ "Об исполнительном производстве";

-в нарушение положений п.7 ст.87 Федерального закона от 2 октября 2007 года N229-ФЗ "Об исполнительном производстве" имущество должника по акту приема-передачи в ТУ Росимущества в УР не передавалось;

-суд не учел, что для законности договора купли-продажи чужого имущества у продавца должно возникнуть право распорядиться чужим имуществом;

-процедура реализации арестованного имущества ТУ Росимущества в УР была нарушена, поскольку указанное имущество было реализовано лицу, подавшему заявку до размещения информации об имуществе в сети Интернет;

-суду не были представлены доказательства перечисления на счет службы судебных приставов полученных от реализации имущества денежных средств;

-суд не дал оценки постановлению судебного пристава-исполнителя об отзыве имущества с реализации от 5 марта 2013 года;

-суд не учел, что заключение оспариваемых сделок привело к нарушению права собственности должника на принадлежащее ему имущество.

В возражениях на апелляционную жалобу ответчик - ТУ Росимущества в УР - ссылается на несогласие с содержащимися в ней доводами.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции представитель истца, ответчик Кудрявцев Д.А., представитель третьего лица - УФССП России по УР, третье лицо - судебный пристав-исполнитель МРО по ОИП УФССП России по УР Ф.И.О.1 не явились, о времени и месте судебного заседания извещались надлежащим образом, причины неявки судебной коллегии неизвестны. На основании ст.ст.167, 327 Гражданского процессуального кодекса РФ дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие неявившихся лиц.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на неё, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 18 сентября 2012 года судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительных производств N N наложен арест (осуществлена опись имущества) в отношении указанного в иске имущества должника - ООО " ... ". Указанное имущество оставлено на ответственное хранение директору ООО " ... " - Ф.И.О.2

На основании заявки судебного пристава-исполнителя N159 на оценку арестованного имущества оценщик - ИП Ф.И.О.3 - произвел оценку рыночной стоимости арестованного имущества. Согласно отчета об оценке N, рыночная стоимость объектов оценки составляет: погрузчик фронтальный универсальный "данные изъяты" - 619 000 рублей; погрузчик "данные изъяты" - 214 000 рублей, грузовой автомобиль "данные изъяты" - 261 000 рубль.

13 ноября 2012 года судебным приставом-исполнителем вынесено постановление об оценке арестованного имущества должника - ООО " ... ", согласно которому принят отчет N от 24 октября 2012 года об оценке рыночной стоимости имущества.

На основании заявки судебного пристава-исполнителя N160 на оценку арестованного имущества оценщик - ИП Ф.И.О.3 - произвел оценку рыночной стоимости арестованного имущества. Согласно отчета об оценке N, рыночная стоимость объектов оценки составляет: трактор "данные изъяты" - 227 000 рублей, трактор "данные изъяты" - 59 000 рублей, автомобиль "данные изъяты" - 87 000 рублей.

13 ноября 2012 года судебным приставом-исполнителем вынесено постановление об оценке арестованного имущества должника - ООО "Зеленхоз", согласно которому принят отчет N от 24 октября 2012 года об оценке рыночной стоимости имущества.

20 февраля 2013 года судебным приставом-исполнителем вынесены постановления о передаче имущества должника - ООО " ... " - для реализации на комиссионных началах в ТУ Росимущества в УР, а именно: погрузчик "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, желтый, по цене 214 000 рублей; грузовой автомобиль "данные изъяты", "данные изъяты" г.в., двигатель N, шасси N, красного цвета, по цене 261 000 рублей; трактор "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, черно-синий, по цене 227 000 рублей; трактор "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, красного цвета, по цене 59 000 рублей, автомобиль "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, VIN N, цвет белая ночь, по цене 87 000 рублей.

Согласно актов передачи документов от 21 февраля 2013 года, судебный пристав-исполнитель передал, а ТУ Росимущества в УР приняло документы на арестованное имущество.

21 февраля 2013 года Кудрявцевым Д.А. в адрес ТУ Росимущества в УР было направлено заявление с просьбой продать ему вышеуказанное арестованное у должника - ООО " ... " - имущество.

26 февраля 2013 года между Кудрявцевым Д.А. и ТУ Росимущества в УР заключены договоры купли продажи: N50 - погрузчика "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, желтый; N52 - трактора "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, черно-синий; N53 - трактора "данные изъяты", "данные изъяты" года выпуска, заводской номер N, двигатель N, красного цвета.

Кудрявцевым Д.А. обязательства по вышеуказанным договорам купли-продажи в части оплаты стоимости имущества были исполнены в полном объеме, что подтверждается платежными поручениями от 1 марта 2013 года о переводе денежных средств в адрес ТУ Росимущества в УР на сумму 227 000 рублей, 59 000 рублей и 214 000 рублей соответственно.

Указанные выше обстоятельства подтверждаются документально и не вызывают сомнений у судебной коллегии.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции руководствовался ст.55, 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, ст.ст.3, 11, 168 Гражданского кодекса РФ, Федеральным законом от 2 октября 2007 года N229-ФЗ "Об исполнительном производстве", Положением о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденным постановлением Правительства РФ от 5 июня 2008 года N432, Федеральным стандартом оценки N1, утвержденным приказом Министерства экономического развития и торговли РФ от 20 июля 2007 года N256, и пришел к следующим выводам: ТУ Росимущества в УР является органом, осуществляющим реализацию арестованного имущества во исполнение решений судов и актов иных органов, уполномоченных принимать решения о наложении взыскания на имущество должников; режим ответственного хранения арестованного имущества не противоречит законодательству об исполнительном производстве; акты о наложении ареста на имущество должника заинтересованными лицами в установленном законом порядке не обжалованы, недействительными не признаны; реализация имущества на основании документов, характеризующих данное имущество, и позволяющих идентифицировать это имущество, не противоречит закону; в законодательстве не установлен запрет на право ТУ Росимущества в УР принимать заявки от покупателей вне зависимости от стадии реализации имущества; с момента производства оценки до даты заключения оспариваемых договоров купли-продажи не прошло более шести месяцев; реализация арестованного имущества должника - ООО " ... " - произведена ТУ Росимущества в УР в соответствии с требованиями Федерального закона "Об исполнительном производстве"; доказательств несоответствия оспариваемых договоров купли-продажи требованиям закона истцом не представлено; доказательств нарушения своих прав со стороны ответчиков истцом не представлено.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции тщательно проанализировал материалы дела, верно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства, дал обоснованную и мотивированную оценку всем доводам сторон, привел в решении все необходимые ссылки на правовые нормы.

Оценивая доводы апелляционной жалобы в порядке ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ч.1 ст.69 Федерального закона "Об исполнительном производстве" обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

По мнению подателя жалобы, обращение взыскания на имущество должника без выбытия этого имущества из фактического владения должника невозможно.

Кроме того, истец полагает, что в нарушение положений п.7 ст.87 Федерального закона от 2 октября 2007 года N229-ФЗ "Об исполнительном производстве" имущество должника по акту приема-передачи в ТУ Росимущества в УР не передавалось.

С такой трактовкой норм закона судебная коллегия согласиться не может, поскольку из их содержания прямо следует, что изъятие имущества является одной из альтернативных мер обращения взыскания на него.

Возможность передачи для реализации только правоустанавливающих и подтверждающих право документов без имущества в натуре прямо предусмотрена п.2.3 Порядка взаимодействия Федеральной службы судебных приставов и Федерального агентства по управлению государственным имуществом по вопросам организации продажи имущества, арестованного во исполнение судебных решений или актов органов, которым предоставлено право принимать решения об обращении взыскания на имущество, утвержденного приказом ФССП РФ N347, Росимущества N149 от 25 июля 2008 года.

Таким образом, как правильно указал суд первой инстанции, реализация имущества на основании документов, характеризующих данное имущество и позволяющих его идентифицировать, не противоречит закону.

Довод подателя жалобы о том, что ответственное хранение имущества судебным приставом-исполнителем не отменено, в связи с чем реализация имущества, не изъятого у должника и находящегося на ответственном хранении у третьего лица, противоречит ст.69 Федерального закона "Об исполнительном производстве", также нельзя признать состоятельным.

Согласно ч.1 ст.80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника.

В силу ч.4 ст.80 названного Закона арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования, о чем судебный пристав-исполнитель делает отметку в постановлении о наложении ареста на имущество должника и (или) акте о наложении ареста (описи имущества).

В соответствии с ч.2 ст.86 Федерального закона "Об исполнительном производстве" движимое имущество должника, на которое наложен арест, передается на хранение под роспись в акте о наложении ареста должнику или членам его семьи, взыскателю либо лицу, с которым территориальным органом Федеральной службы судебных приставов заключен договор.

Из приведенных выше положений закона следует, что изъятие имущества не является обязательной составной частью ареста имущества как меры принудительного исполнения.

Из акта о наложении ареста (описи имущества) от 18 сентября 2012 года следует, что указанное в акте имущество оставлено на ответственное хранение директору ООО " ... " - Ф.И.О.2, арест произведен в форме объявления запрета распоряжения имуществом, режим хранения арестованного имущества установлен с ограниченным правом пользования, без права передачи третьим лицам.

Действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество в установленном порядке незаконными не признаны. Само по себе оставление арестованного имущества на ответственном хранение, а не его изъятие, понятию ареста, приведенному в ч.4 ст.80 Федерального закона "Об исполнительном производстве", не противоречит.

Согласно ч.6 ст.87 Федерального закона "Об исполнительном производстве" о передаче имущества должника на реализацию судебный пристав-исполнитель выносит постановление. В силу ч.15 указанной статьи копии постановлений, указанных в настоящей статье, не позднее дня, следующего за днем их вынесения, направляются сторонам исполнительного производства.

По мнению подателя жалобы, нарушение судебным приставом-исполнителем названных положений закона в части срока направления постановления нарушило права и законные интересы истца.

Из материалов дела следует, что постановление о передаче арестованного имущества на реализацию вынесено судебным приставом-исполнителем 20 февраля 2013 года, а направлено истцу 2 марта 2013 года, то есть в нарушение положений ч.15 ст.87 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

По мнению судебной коллегии, несвоевременное направление судебным приставом-исполнителем в адрес истца вынесенного 20 февраля 2013 года постановления не нарушает его прав на защиту, поскольку срок обжалования данного постановления установлен моментом, когда лицо узнало о совершенном исполнительном действии.

В установленном законом порядке постановление судебного пристава-исполнителя от 20 февраля 2013 года истцом не оспорено, предметом рассмотрения по данному делу вопрос о законности данного постановления не является.

Более того, нарушение указанного срока не является основанием для признания сделок купли-продажи арестованного имущества недействительными, поскольку данный срок не является пресекательным, его нарушение не является препятствием для осуществления действий по последующей реализации имущества в рамках исполнительного производства.

Довод апелляционной жалобы о том, что для законности договора купли-продажи чужого имущества у продавца должно возникнуть право распорядиться чужим имуществом, судебная коллегия также не может признать состоятельным.

Как правильно указал суд первой инстанции, на основании постановления Правительства РФ от 5 июня 2008 года N432, ст.87 Федерального закона "Об исполнительном производстве", ТУ Росимущества в УР является органом, осуществляющим реализацию арестованного имущества во исполнение судебных решений и актов иных органов, которым предоставлено право принимать решения об обращении взыскания на имущество должников.

Довод подателя жалобы о том, что процедура реализации арестованного имущества ТУ Росимущества в УР была нарушена, поскольку указанное имущество было реализовано лицу, подавшему заявку до размещения информации об имуществе в сети Интернет, отмену принятого по делу решения не влечет, поскольку действующим законодательством не установлены сроки и правила для подачи заявлений на приобретение арестованного имущества, равно как и предусмотрен запрет на реализацию такого имущества лицу, подавшему заявку до размещения информации об имуществе в сети Интернет.

Довод апелляционной жалобы о том, что суду не были представлены доказательства перечисления на счет службы судебных приставов полученных от реализации имущества денежных средств судебной коллегией отклоняется как несостоятельный, поскольку, во-первых, данное обстоятельство не является основанием для признания сделки недействительной, а во-вторых, указанное обстоятельство не было указано истцом в качестве основания иска при обращении в суд, в то время как в силу ч.3 ст.196 Гражданского процессуального кодекса РФ решение по делу принимается в пределах заявленных требований.

Ссылку в апелляционной жалобе на то, что суд не дал оценки постановлению судебного пристава-исполнителя об отзыве имущества с реализации от 5 марта 2013 года, судебная коллегия не может признать состоятельной, поскольку данное обстоятельство также не является основанием для признания оспариваемых сделок недействительными.

Довод истца о том, что заключение оспариваемых сделок привело к нарушению его права собственности на принадлежащее ему имущество, нельзя признать состоятельным, поскольку каких-либо доказательств нарушения своих прав со стороны ответчиков истцом не представлено.

Доводы апелляционной жалобы касаются обстоятельств, установленных при рассмотрении спора по существу, сводятся к переоценке выводов суда первой инстанции, оснований для этого судебная коллегия не усматривает. При указанных обстоятельствах доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не могут служить поводом к отмене вынесенного решения.

Безусловных оснований для отмены принятого по делу решения, предусмотренных ч.4 ст.330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебной коллегией не установлено.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Устиновского районного суда г. Ижевска от 30 мая 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью " ... " - без удовлетворения.

 

Председательствующий Г.Ю. Мельникова

 

Судьи Н.В. Матушкина

Ю.А. Ступак

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.