Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Новосибирского областного суда от 22 ноября 2016 г. по делу N 33-11629/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе

председательствующего Галаевой Л.Н.

судей Братчиковой Л.Г., Дмитриевой Л.А.

при секретаре БТА

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 22 ноября 2016 года гражданское дело по апелляционной жалобе КИА на решение Калининского районного суда г. Новосибирска от 08 сентября 2016 года, которым в удовлетворении исковых требований по иску КИА к Федеральному государственному унитарному предприятию Производственное объединение "Север" о взыскании компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск - отказано.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Галаевой Л.Н., КИА, представителя Федерального государственного унитарного предприятия Производственное объединение "Север" по доверенности ДЕС, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

КИА обратился в суд с иском к Федеральному государственному унитарному предприятию Производственное объединение "Север" о взыскании компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск.

В обоснование исковых требований указано, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ он работал у ответчика в юридическом отделе. С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ работал в должности юрисконсульта (приказ от ДД.ММ.ГГГГ N), с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в должности начальника бюро - "данные изъяты" (приказ от ДД.ММ.ГГГГ N). ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии со статьей 80 Трудового кодекса РФ, трудовой договор с ним расторгнут.

Ответчиком не была выплачена истцу компенсация за неиспользованный дополнительный отпуск в связи с ненормированным рабочим днем на основании коллективного договора.

Просил (с учетом уточнений) взыскать компенсацию за неиспользованный дополнительный отпуск за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в сумме "данные изъяты" руб., проценты за нарушение срока выплаты при увольнении "данные изъяты" с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ год.

Судом постановленоуказанное выше решение, с которым не согласился КИА

В апелляционной жалобе просит решение отменить, принять по делу новое решение, удовлетворив исковые требования в полном объеме.

В обоснование доводов жалобы указано, что поскольку предоставление дополнительного отпуска за ненормированный рабочий день установлено ТК РФ, обязанности отражать указанные положения в трудовом договоре, а также приказах о предоставлении отпусков, нет.

Представленный табель учета рабочего времени не является доказательством выполнения, либо невыполнения трудовой функции за пределами установленной продолжительности рабочего времени, так как все внесенные в табель часы подлежат оплате в соответствии с ТК РФ. Однако работа в режиме ненормированного рабочего времени не оплачивается, а компенсируется в соответствии со ст. 119 ТК РФ ежегодным дополнительным отпуском.

Обязанность предоставлять работникам с ненормированным рабочим днем ежегодный дополнительный отпуск законодатель связывает с самим фактом установления работнику режима ненормированного рабочего дня, т.е. с возможностью привлечения его к работе за пределами установленной продолжительности рабочего времени без его согласия, а не с фактической продолжительностью такой работы.

При этом, ни Трудовым кодексом РФ, ни коллективным договором предприятия не предусмотрено письменного обязательного обращения работника с заявлением в целях предоставления отпусков, в том числе дополнительных.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии с ч.1 ст. 327.1 ГПК РФ, исходя из доводов жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, КИА был принят в ФГУП ПО "Север" юристом с ДД.ММ.ГГГГ и с ним заключен трудовой договор, по условиям которого установлена продолжительность рабочего дня 8,2 часа, продолжительность рабочей недели 40 часов, в других условиях 1 смена. Работнику устанавливается ежегодный отпуск продолжительностью 28 дней. Дополнительный отпуск не установлен.

Указанный трудовой договор был подписан КИА и работодателем издан приказ "данные изъяты" ДД.ММ.ГГГГ о приеме на работу.

Согласно трудовой книжки КИА с ДД.ММ.ГГГГ назначен на должность начальника бюро - старшим юрисконсультом отдела, с ДД.ММ.ГГГГ уволен по собственному желанию.

Пунктами 7.4. Коллективных договоров с 2007 по 2015 год ФГУП ПО "Север" работникам, должности которых, перечислены в Приложении 5 к Коллективным договорам, предоставляется ежегодный дополнительный отпуск за ненормированный рабочий день до 6 календарных дней. К указанным должностям относятся: начальники бюро, старший юрисконсульт, юрисконсульт. Право на использование дополнительных дней отпуска подтверждается руководителем подразделения на основании данных АСТУ.

В коллективном договоре на 2016 год право на дополнительный отпуск сроком 3 календарных дня имеют те же должностные лица.

Разрешая спор, суд первой инстанции, отклонив заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что КИА доказательств, свидетельствующих о переработке сверх нормальной продолжительности рабочего времени, не представлено.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается. При этом, отклоняет доводы апелляционной жалобы о том, что предоставление дополнительного отпуска за ненормированный рабочий день установлено коллективными договорами и ТК РФ, а обязанность работодателя вести учет времени такой переработки не предусмотрена.

Согласно ст. 127 Трудового кодекса РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Согласно ст. 116 Трудового кодекса РФ ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, работникам, имеющим особый характер работы, работникам с ненормированным рабочим днем, работникам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Согласно ч. 1 ст. 119 Трудового кодекса РФ работникам с ненормированным рабочим днем предоставляется ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск, продолжительность которого определяется коллективным договором или правилами внутреннего трудового распорядка и который не может быть менее трех календарных дней.

Исходя из ст. 101 ТК РФ ненормированный рабочий день - особый режим работы, в соответствии с которым отдельные работники могут по распоряжению работодателя при необходимости эпизодически привлекаться к выполнению своих трудовых функций за пределами установленной для них продолжительности рабочего времени. Перечень должностей работников с ненормированным рабочим днем устанавливается коллективным договором, соглашениями или локальным нормативным актом, принимаемым с учетом мнения представительного органа работников.

Трудовое законодательство рассматривает ненормированный рабочий день не как удлиненный рабочий день по сравнению с общеустановленным, а как особый порядок распределения рабочего времени в пределах рабочего дня и (или) рабочей недели. Его специфика заключается в том, что работник в большинстве случаев подчинен общему режиму работы организации, но в то же время он может задерживаться на работе для выполнения своих трудовых функций сверх установленной продолжительности рабочего дня (смены) либо являться на работу до начала работы (смены).

Таким образом, работа в условиях ненормированного рабочего дня подразумевает переработку, то есть работу за пределами продолжительности рабочего времени, установленной для данного работника в соответствии с ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Из ст. 97 ТК РФ следует, что такая переработка по своей природе совпадает со сверхурочной работой, однако у работников с ненормированным рабочим днем сверхурочной работой она не является.

В отличие от сверхурочных работ оплата переработки при ненормированном рабочем дне ТК РФ не предусмотрена, как и обязанность работодателя вести учет времени такой переработки.

Однако для некоторых работодателей существуют иные правила.

Так, финансируемые из федерального бюджета организации-работодатели, согласно п. п. 3, 4 Правил предоставления ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам с ненормированным рабочим днем в организациях, финансируемых за счет средств федерального бюджета, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N "данные изъяты" в случае если дополнительный отпуск таким работникам не предоставляется, должны компенсировать переработку за пределами нормальной продолжительности рабочего времени как сверхурочную работу.

Для этих целей они обязаны вести учет времени, фактически отработанного каждым работником в условиях ненормированного рабочего дня.

Таким образом, обязанность учета времени переработки при ненормированном рабочем дне прямо предусмотрена законодательством о труде для организаций, финансируемых из федерального бюджета.

Поэтому, в каждом случае привлечения работника к выполнению работы за пределами установленной для него продолжительности рабочего времени (не является исключением и переработка при режиме ненормированного рабочего времени) отметки о такой переработке должны отражаться в табеле учета рабочего времени.

Следовательно, из непосредственного толкования специальных норм вытекает, что работник ФГУП не имеет права на предоставление такого дополнительного отпуска при условии, что фактически работник в течение года, предшествующего отпуску, к работе за пределами установленной продолжительности не привлекался.

Однако, из предоставленных ответчиков документов, следует, что истец за весь период работал в условиях нормальной продолжительности рабочего времени, что подтверждается также табелями учета рабочего времени за период с сентября 2007 года по февраль 2016 года (т.1 л.д.210-241, т.2 л.д. 1-61), согласно которым истец работал по "данные изъяты" часов в день без переработок.

Отсутствие переработок у истца также подтверждается данными учета проходной предприятия.

Напротив, в соответствии данными учета проходной предприятия недоработка истца (то есть отсутствие на территории предприятия не по рабочим вопросам) составляла от "данные изъяты" рабочих часов в год (т.1 л.д.203- 305).

Кроме того, суд обоснованно указал, что истец с заявлениями на дополнительный отпуск за период работы к работодателю не обращался, также и не обращался с его правом на подтверждение к руководителю подразделения, как это было предусмотрено коллективными договорами.

Доводы апелляционной жалобы являются несостоятельными и не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку не опровергают выводов суда первой инстанции; основаны на неправильном применении норм материального права, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и правового значения не имеют.

Никаких новых данных, опровергающих выводы суда и нуждающихся в дополнительной проверке, апелляционная жалоба не содержит.

Оснований для отмены решения суда, по доводам, указанным в апелляционной жалобе, не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Калининского районного суда г. Новосибирска от 08 сентября 2016 года в пределах доводов жалобы оставить без изменения, апелляционную жалобу КИА - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.