Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 сентября 2016 г. N Ф02-4995/16 по делу N А19-20502/2015

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 сентября 2016 г. N Ф02-4995/16 по делу N А19-20502/2015

 

город Иркутск

 

26 сентября 2016 г.

Дело N А19-20502/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20 сентября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 26 сентября 2016 года.

 

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Левошко А.Н.,

судей: Бандурова Д.Н., Бурковой О.Н.,

при участии в судебном заседании представителя Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области - Цыжиповой К.С. (доверенность N ФПВ-38/11992 от 11.08.2016, паспорт),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Иркутской области на решение Арбитражного суда Иркутской области от 25 апреля 2016 года по делу N А19-20502/2015 и постановление Четвёртого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2016 года по тому же делу (суд первой инстанции - Зарубина Т.Б., апелляционный суд: Бушуева Е.М., Скажутина Е.Н., Юдин С.И.),

установил:

Иркутское региональное отделение Общественно-государственного объединения "Всероссийское физкультурно-спортивное общество "Динамо" (ОГРН 1023800005052, ИНН 3800000573, г.Иркутск, далее - Иркутское отделение объединения) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с исковым заявлением к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области (г. Иркутск, далее - ТУ Росимущества в Иркутской области) и Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Иркутской области (г. Иркутск, далее - ГУ МВД России по Иркутской области) о признании отсутствующим права собственности Российской Федерации и права оперативного управления ГУ МВД России по Иркутской области на волейбольную площадку площадью 1 891 кв.м с кадастровым номером 38:36:000018:15917, расположенную по адресу: г. Иркутск, ул. Баррикад, д. 42; в случае удовлетворения указанных требований, указать в решении, что оно является основанием для исключения из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) записей о регистрации N N 38-38-01/099/2013-385 и 38-38-01/109/2008-390.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены Общественно-государственного объединение "Всероссийское физкультурно-спортивное общество "Динамо" (ОГРН 1037739407826, ИНН 7714012406, г. Москва, далее - объединение) и Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Иркутской области (г. Иркутск).

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 25 апреля 2016 года, оставленным без изменения постановлением Четвёртого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2016 года, исковые требования удовлетворены.

Не согласившись с указанными судебными актами, ТУ Росимущества в Иркутской области обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит судебные акты отменить.

Заявитель кассационной жалобы, ссылаясь на пункты 52 и 58 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление N 10/22), указывает, что предъявление иска о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты права. В этой связи ТУ Росимущества в Иркутской области считает, что Иркутскому отделению объединения следовало предъявить иск о признании права собственности на спорный объект.

Кроме того, заявитель указывает, что право собственности Российской Федерации и право оперативного управления ГУ МВД России по Иркутской области на спорный объект зарегистрированы в установленном законом порядке, распоряжение ТУ Росимущества в Иркутской области N 534-и от 18.07.2008, являющееся основанием возникновения права собственности Российской Федерации на спорный объект, в суде оспорено не было. Таким образом, ввиду непредставления соответствующих документов, оснований для списания объекта у заявителя не было.

Отзыв на кассационную жалобу не представлен.

В судебном заседании Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа представитель ТУ Росимущества в Иркутской области поддержал требования кассационной жалобы по изложенным в ней основаниям.

Иные лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом (информация в сети "Интернет" на сайте суда - fasvso.arbitr.ru и в информационной системе "Картотека арбитражных дел" - kad.arbitr.ru), однако своих представителей в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не направили, в связи с чем кассационная жалоба рассматривается в их отсутствие.

Проверив в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов кассационной жалобы правильность применения Арбитражным судом Иркутской области и Четвёртым арбитражным апелляционным судом норм материального права и соблюдение ими норм процессуального права, соответствие выводов судов о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и следует из материалов дела, постановлением мэра города Иркутска N 031-06-107/1 от 01.02.2001 Иркутскому отделению объединения предоставлен земельный участок площадью 91 169 кв.м, расположенный в Куйбышевском районе г.Иркутска по ул. Баррикад, 42, в бессрочное (постоянное) пользование под эксплуатацию зданий существующего стадиона "Динамо".

На основании указанного постановления истцом получено свидетельство (повторное, взамен свидетельства 20.03.2013) от 24.07.2015 о государственной регистрации права постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок общей площадью 80 258 кв.м с кадастровым номером 38:36:000018:136, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: под эксплуатацию зданий существующего стадиона "Динамо", адрес (местонахождение) объекта: Иркутская область, г. Иркутск, ул. Баррикад, 42.

Среди расположенных на земельном участке с кадастровым номером 38:36:000018:136 объектов недвижимого имущества имеется стадион, принадлежащий на праве оперативного управления истцу, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права 38-АБ N 095203 от 17.12.2002; согласно свидетельству о государственной регистрации права 38 АД 185967 от 26.04.2010 право собственности на стадион зарегистрировано за объединением.

Спорная волейбольная площадка была введена в эксплуатацию в 1934 году и с того времени входила в комплекс объектов, составляющих стадион "Динамо", в подтверждение чего представлены документы: договор N 32 о порядке использования имущества ВФСО "Динамо", закрепленного на праве оперативного управления, от 03.03.1999; учётная карточка на волейбольную площадку стадиона "Динамо"; технический паспорт здания: стадион "Динамо", содержащий сведения, что волейбольная площадка площадью 1 506 кв.м входит в состав стадиона "Динамо"; паспорт стадиона "Динамо", зарегистрированный в комитете по физической культуре и спорту при Иркутском горисполкоме 20.02.1981, где в составе основных сооружений и помещений указана также волейбольная площадка.

Постановлением Президиума Иркутского регионального отделения "Динамо" N 7 от 22.04.2004 "О списании с баланса ИРО "Динамо" основных средств", волейбольные площадки (3 шт.) списаны с баланса, поскольку к дальнейшей эксплуатации непригодны: волейбольные площадки (3 шт.) были оборудованы с асфальтовым покрытием, средств на искусственное или деревянное покрытие не было; на площадках проводились, в основном соревнования среди коллективов физкультуры; со временем асфальт потрескался, появились выбоины; дальнейшая эксплуатация стала травмоопасной; с 2000 года волейбольные площадки не эксплуатировались. Указанное постановление утверждено постановлением Президиума Центрального совета объединения N 111 от 23.11.2004; волейбольная площадка списана с баланса.

14.07.2015 истец обратился в Министерство имущественных отношений Иркутской области с заявлением о переоформлении права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком с кадастровым номером 38:36:000018:136 и предоставлении указанного земельного участка в собственность объединения.

Письмом N 51-45-8091/5 от 14.08.2015 Министерством имущественных отношений Иркутской области истцу отказано в предоставлении земельного участка по причине нахождения на указанном земельном участке объектов капитального строительства, принадлежащих иным лицам на праве собственности, в том числе объект капитального строительства с кадастровым номером 38:36:000018:15917, который представляет собой волейбольную площадку, назначение: нежилое, площадь застройки 1 891 кв.м., принадлежащий на праве собственности Российской Федерации (оперативное управление - ГУ МВД России). Последнее обстоятельство подтверждается свидетельствами о государственной регистрации права 38 АЕ 103091 и 38 АЕ 103090 от 11.06.2013, выданными на основании распоряжения ТУ Росимущества в Иркутской области N 534-и от 18.07.2008.

В материалы дела также представлено заключение муниципального унитарного предприятия "Бюро технической инвентаризации города Иркутска" N 16/307 от 17.02.2016, содержащее выводы, что волейбольная площадка (литера "А5" по генплану) фактически отсутствует на земельном участке.

Истец, указывая, что волейбольная площадка не является объектом недвижимости и существует лишь юридически, в то время как фактически объект прекратил существование, обратился в суд с настоявшим исковым заявлением.

В соответствии со статьёй 304 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. При этом в силу статьи 305 ГК РФ права, предусмотренные статьями 301 - 304 настоящего Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.

Согласно пункту 1 статьи 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Защита гражданских прав осуществляется указанными в статье 12 ГК РФ способами, а также иными способами, предусмотренными законом.

В соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. При этом зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Согласно абзацу 1 пункта 1 статьи 130 ГК РФ к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и всё, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

Суды первой и апелляционной инстанций, проанализировав представленные в материалы дела доказательства, указали, что спорная волейбольная площадка не является зданием, сооружением или объектом незавершенного строительства, напротив, площадка утратила своё назначение и фактически отсутствует на земельном участке, в связи с чем пришли к обоснованному выводу, что данный объект недвижимым имуществом не является.

Кроме того, Президиум Верховного Суда Российской Федерации в Обзоре судебной практики по вопросам, возникающим при рассмотрении дел, связанных с садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями, за 2010 - 2013 год, утверждённом 02.07.2014, указал, что из содержания статьи 128 ГК РФ, пункта 1 статьи 130 ГК РФ, пункта 1 статьи 218 ГК РФ следует, что для признания имущества недвижимым необходимо подтверждение того, что такой объект гражданских прав создан именно как недвижимость в установленном законом и иными правовыми актами порядке.

При этом пункт 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 25) разъясняет, что при разрешении вопроса о признании правомерно строящегося объекта недвижимой вещью (объектом незавершенного строительства) необходимо установить, что на нем, по крайней мере, полностью завершены работы по сооружению фундамента или аналогичные им работы (пункт 1 статьи 130 ГК РФ). Замощение земельного участка, не отвечающее признакам сооружения, является его частью и не может быть признано самостоятельной недвижимой вещью (пункт 1 статьи 133 ГК РФ).

Согласно правовой позиции, изложенной в постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 мая 2013 года N 17085/12, такие сооружения, как мини-футбольное поле и футбольное поле, представляют собой улучшения земельного участка, заключающиеся в приспособлении его для удовлетворения нужд лиц, пользующихся участком. Названные сооружения не являются самостоятельными недвижимыми вещами, а представляют собой неотъемлемую составную часть земельного участка, на котором они расположены (аналогичная правовая позиция выражена в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 11052/09 и от 17 января 2012 года N 4777/08).

Таким образом, исходя из смысла указанных выше норм права и их разъяснений, спорная волейбольная площадка самостоятельным объектом недвижимости не являлась и до своего полного износа.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016), утверждённом 13.04.2016 (далее - Обзор N 1), указал, что из содержания пункта 1 статьи 130 ГК РФ и пункта 38 Постановления N 25 следует, что при разрешении вопроса о признании вещи недвижимостью, независимо от осуществления государственной регистрации права собственности на неё, следует устанавливать наличие у неё признаков, способных относить её в силу природных свойств или на основании закона к недвижимым объектам.

Согласно пункту 52 Постановления N 10/22 в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путём предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

В соответствии с указанными выше нормами права и их разъяснениями, суды, ссылаясь на Обзор N 1, верно указали, что наличие в ЕГРП записей о праве собственности Российской Федерации и праве оперативного управления ГУ МВД России по Иркутской области на спорный объект накладывает на истца - пользователя земельного участка, на котором находится площадка, определенные ограничения, обусловленные распространением на этот объект правового режима, установленного действующим законодательством для недвижимого имущества, выразившиеся, в том числе в отказе истцу в предоставлении означенного земельного участка в собственность.

Суды сделали правильный вывод, что поскольку спорный объект, права на который в ЕГРП зарегистрированы как на недвижимость, не обладает соответствующими признаками недвижимой вещи, сам факт государственной регистрации права собственности и права оперативного управления на такое имущество нарушает права истца, поскольку значительно ограничивают возможность реализации последним имеющихся у него правомочий.

В этой связи суды, установив, что спорный объект не является недвижимым имуществом, правомерно указали, что нарушенное право истца может быть восстановлено путём исключения из реестра записей о праве собственности и праве оперативного управления ответчиков на данный объект, и обоснованно признали исковые требования подлежащими удовлетворению.

При этом доводы ТУ Росимущества в Иркутской области о том, что истцом избран ненадлежащий способ защиты права, судами верно отклонены как противоречащие обстоятельствам дела и основанные на неверном толковании норм гражданского законодательства.

Суд кассационной инстанции также отклоняет аналогичные доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, поскольку в соответствии с разъяснениями указанного выше Постановления N 10/22 (на которое ссылается и заявитель жалобы) оспаривание зарегистрированного права на имущество как на недвижимое, которое при этом признакам недвижимой вещи не отвечает, может быть осуществлено путём предъявления иска о признании такого права отсутствующим.

Апелляционный суд справедливо указал, что доводы ТУ Росимущества в Иркутской области о том, что у него не имелось правовых оснований для списания спорного имущества в связи с непредставлением соответствующих документов, не имеют правового значения, поскольку сам факт государственной регистрации права собственности и права оперативного управления на спорный объект нарушает права и законные интересы истца. В этой связи аналогичные доводы заявителя кассационной жалобы также подлежат отклонению.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает, что выводы судов об удовлетворении исковых требований основаны на оценке всех доказательств, представленных участвующими в деле лицами в обоснование своих требований и возражений, в соответствии со статьёй 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на предмет их относимости, допустимости, достоверности в отдельности, а также достаточности и взаимной связи в их совокупности, установлении всех обстоятельств, имеющих значение при рассмотрении настоящего спора, и правильном применении положений норм материального права, регулирующих рассматриваемые правоотношения.

Доводы, изложенные заявителем в кассационной жалобе, являлись предметом исследования в ходе судебного разбирательства, основаны на неправильном толковании приведённых выше норм, при этом они получили соответствующую правовую оценку и по существу направлены на переоценку доказательств и установление фактических обстоятельств дела, отличных от установленных судами первой и апелляционной инстанций, что в силу положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 25 апреля 2016 года по делу N А19-20502/2015 и постановление Четвёртого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2016 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьёй 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

 

Председательствующий

А.Н. Левошко

 

Судьи

Д.Н. Бандуров
О.Н. Буркова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Суды сделали правильный вывод, что поскольку спорный объект, права на который в ЕГРП зарегистрированы как на недвижимость, не обладает соответствующими признаками недвижимой вещи, сам факт государственной регистрации права собственности и права оперативного управления на такое имущество нарушает права истца, поскольку значительно ограничивают возможность реализации последним имеющихся у него правомочий.

В этой связи суды, установив, что спорный объект не является недвижимым имуществом, правомерно указали, что нарушенное право истца может быть восстановлено путём исключения из реестра записей о праве собственности и праве оперативного управления ответчиков на данный объект, и обоснованно признали исковые требования подлежащими удовлетворению.

При этом доводы ТУ Росимущества в Иркутской области о том, что истцом избран ненадлежащий способ защиты права, судами верно отклонены как противоречащие обстоятельствам дела и основанные на неверном толковании норм гражданского законодательства.

Суд кассационной инстанции также отклоняет аналогичные доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, поскольку в соответствии с разъяснениями указанного выше Постановления N 10/22 (на которое ссылается и заявитель жалобы) оспаривание зарегистрированного права на имущество как на недвижимое, которое при этом признакам недвижимой вещи не отвечает, может быть осуществлено путём предъявления иска о признании такого права отсутствующим."