Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 7 августа 2015 г. N Ф08-4601/15 по делу N А32-25579/2014

 

г. Краснодар

 

07 августа 2015 г.

Дело N А32-25579/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 06 августа 2015 г.

Полный текст постановления изготовлен 07 августа 2015 г.

ГАРАНТ:

Определением СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2016 г. N 308-ЭС15-15218 настоящее постановление отменено

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Епифанова В.Е., судей Мещерина А.И. и Сидоровой И.В., при участии в судебном заседании от истца - закрытого акционерного общества "Новопетровское" (ИНН 2349011470, ОГРН 1022304650170) - Фадеевой А.В. (доверенность от 15.01.2015), от ответчика - Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Краснодарском крае (ИНН 2308171570, ОГРН 1102308008330) - Копысова А.С. (доверенность от 12.12.2014), в отсутствие ответчика - общества с ограниченной ответственностью "Жива-Агро" (ИНН 2364008948, ОГРН 1132364000988) и третьего лица - Федерального государственного бюджетного учреждения "Управление "Кубаньмелиоводхоз"", извещенных о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Краснодарском крае на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 13.01.2015 (судья Назыков А.Л.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.05.2015 (судьи Величко М.Г., Баранова Ю.И., Ванин В.В.) по делу N А32-25579/2014, установил следующее.

ЗАО "Новопетровское" (далее - общество, хозяйство) обратилось в арбитражный суд к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Краснодарском крае (далее - территориальное управление) со следующими требованиями:

- признать отсутствующим право собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему (литера У) протяженностью 281 558 м, расположенную в границах хозяйства;

- обязать территориальное управление исключить инженерную рисовую систему из реестра объектов, находящихся в государственной собственности;

- признать недействительными торги на право аренды земельного участка с кадастровым номером 23:27:0601000:0:11, а также инженерной рисовой системы;

- признать недействительным договор аренды, заключенный по результатам торгов.

Требования (с учетом изменения оснований) мотивированы тем, что спорная оросительная рисовая система предназначена для обслуживания земельных участков, арендуемых обществом, и не является гидротехническим сооружением. Поэтому государственная регистрация права федеральной собственности на нее, а также последующая передача (по результатам торгов) в аренду ООО "Жива-Агро" (далее - организация), противоречат закону и нарушают права арендатора земельных участков.

Определением от 24.10.2014 суд привлек организацию к участию в деле в качестве ответчика (т. 2, л. д. 167). На стадии апелляционного рассмотрения (определение от 06.04.2015; т. 8, л. д. 93) к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ФГБУ "Управление "Кубаньмелиоводхоз"" (далее - Управление мелиорации).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 13.01.2015, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.05.2015, требования удовлетворены в части. Признано отсутствующим право собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему (литера У) протяженностью 281 558 м, зарегистрированное в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП), запись регистрации N 23-23-01/491/2013-418 от 13.09.2013. На территориальное управление возложена обязанность по исключению инженерной рисовой системы из реестра объектов, находящихся в федеральной собственности. В остальной части исковые требования общества оставлены без рассмотрения. С территориального управления взыскано в пользу общества 4 тыс. рублей в порядке возмещения судебных расходов по уплате государственной пошлины. Обществу возвращено из федерального бюджета 8 тыс. рублей государственной пошлины. Суд первой инстанции в резолютивной части решения также указал, что данный судебный акт является основанием для погашения в ЕГРП регистрационной записи N23-23-01/491/2013-418 о праве собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему протяженностью 281558 м., инвентарный номер: 2787, 23:27:0601000:0:11, литера У, кадастровый номер 23:27:0601000:10427, по адресу: Краснодарский край, Славянский район, в границах общества.

Судебные инстанции установили, что на основании договоров аренды от 01.12.2008 и от 03.02.2014, заключенных обществом с физическими лицами и ООО "Земельный ресурс" соответственно, истец арендует земельные участки сельскохозяйственного назначения в границах хозяйства (свидетельства о государственной регистрации права, выписки из ЕГРП). Являясь титульным и фактическим владельцем земельных участков, общество обслуживает спорную рисовую систему, что наделяет его правом на обращение с требованием о признании отсутствующим права федеральной собственности на рисовую систему. При этом на саму оросительную систему общество не претендует. Интерес истца состоит в обеспечении беспрепятственной реализации прав арендатора земельных участков, предназначенных для промышленного выращивания риса. По результатам исследования представленных в дело доказательств (заключение кадастрового инженера Радюка А.А., акт экспертизы ООО "Альтернатива" от 20.10.2014, фотоматериалы) суды пришли к выводу о том, что спорная оросительная система самостоятельным сооружением не является. Части каналов рисовой системы входят в состав единого землепользования, арендуемого обществом. Оросительные сети являются в техническом плане фактически прорытыми в поверхностном слое почвы отводами воды, поступающей на поля самотеком. Такое улучшение поверхностного слоя почв невозможно считать самостоятельным объектом недвижимости, права на который допустимо регистрировать в ЕГРП в отрыве от земельного участка. Использование рисовой оросительной системы в отрыве от производства риса невозможно, поскольку она не имеет какого-либо иного хозяйственного назначения. Довод территориального управления и организации о недопустимости заключений специалистов суды отклонили как необоснованный. Оспаривая данные доказательства, ответчики альтернативных заключений не представили, ходатайств о назначении судебной экспертизы не заявляли. Факт владения оросительной системой Российской Федерацией (в лице территориального управления, иных структур) либо организацией не доказан. Право собственности Российской Федерации на рисовую систему зарегистрировано без ее истребования из владения собственников и арендатора земельных участков. Правоустанавливающие документы, на основании которых была произведена такая регистрация, не представлены. Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1 не содержит положений об отнесении оросительных систем и сооружения исключительно к федеральной собственности. Государственная регистрация права собственности на мелиоративную систему за лицом, не владеющим системой и земельным участком, на котором она расположена, нарушает принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов. С учетом изложенных обстоятельств, а также правовых позиций, закрепленных в пункте 52 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - постановление от 29.04.2010 N 10/22) и постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.01.2012 N 4777/08, суды признали обоснованным вещно-правовой иск общества о признании отсутствующим права федеральной собственности на инженерную рисовую систему. В целях правовой определенности суды посчитали необходимым обязать территориальное управление исключить спорную инженерную систему из реестра объектов, находящихся в федеральной собственности. Остальные требования (об оспаривании торгов и заключенной по их результатам сделки) суд первой инстанции оставил без рассмотрения применительно к пункту 1 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс). Суд установил тождественность искового заявления общества (в указанной части) требованиям, находящимся в производстве Славянского районного суда Краснодарского края (т. 7, л. д. 117; т. 8, л. д. 113).

Территориальное управление обжаловало решение и апелляционное постановление в кассационном порядке. В жалобе заявитель просит указанные акты отменить, в удовлетворении требований общества отказать в полном объеме, ссылаясь на неправильное применение (нарушение) судами норм материального и процессуального права, а также несоответствие сделанных им выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Жалоба мотивирована следующим. Согласно пункту 2 приложения N 2 постановления N 3020-1 предприятия по строительству и эксплуатации водохозяйственных систем и сооружений отнесены к объектам федеральной собственности. В соответствии со статьей 132 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс) в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь. Таким образом, спорный объект недвижимости как составная часть предприятия, указанного в пункте 2 приложения N 2 постановления N 3020-1, относится к федеральной собственности. В силу пункта 2.1.10 Указа Президента Российской Федерации от 24.12.1993 N 2284 "О государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации" водохозяйственные и мелиоративные системы и сооружения, находящиеся в федеральной собственности, являются объектами, приватизация которых запрещена. Данная норма подлежит применению с учетом принятого позднее Федерального закона от 10.01.1996 N 4-ФЗ "О мелиорации земель" (далее - Закон о мелиорации). Выписка из реестра федерального имущества не является правоустанавливающим либо правоудостоверяющим документом, она представляет собой документ, подтверждающий факт учета объекта федерального имущества в реестре. В этой связи фиксация объектов в реестре носит технический характер и не имеет правоустанавливающего или правоподтверждающего значения государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Судами дело правоустанавливающих документов из регистрирующего органа не истребовано, основание возникновения права собственности Российской Федерации на спорный объект достоверно не установлено. Вывод судебных инстанций о том, что спорный объект не имеет самостоятельного функционального назначения, не подтвержден надлежащими (достоверными и достаточными) доказательствами. Представленный истом акт экспертизы от 20.10.2014 N 201014/01-ЗЭ является недостоверным и недопустимым доказательством, поскольку подготовлен лицом, не осуществляющим легитимную экспертную деятельность. На основании представленных документов специалист ООО "Альтернатива" Нестеренко Е.А. вправе проводить исследование строительных объектов и территории, функционально связанной с ними, с целью определения их стоимости. В реестре членов Некоммерческого партнерства "Палата судебных экспертов" указанное лицо, а также ООО "Альтернатива" не значатся. Нестеренко Е.А., не обладая достаточной квалификаций, не предупрежденная об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, провела строительно-техническую экспертизу объекта недвижимого имущества без осуществления специальных инженерных технических исследований. Относимость имеющихся в деле фотоматериалов к спорному объекту судами не установлена. Заключение кадастрового инженера Радюка А.А. также является недопустимым доказательством. Кадастровым инженером не указаны координаты характерных точек расположения элементов спорного объекта на земельных участках; выводы заключения носят некатегоричный характер; инженером не указаны методы, использованные при подготовке заключения, документы, на основании которых выявлены результаты, использованные технические устройства. Процессуальное решение по ходатайствам территориального управления об исключении акта экспертизы от 20.10.2014 из числа доказательств по делу, а также об истребовании дела правоустанавливающих документов судом необоснованно не принято. В то же время на спорный объект недвижимости обеспечена государственная регистрация права собственности Российской Федерации. По смыслу пункта 52 постановления от 29.04.2010 N 10/22 правом на предъявление иска о признании права или обременения отсутствующими имеет лицо, владеющее этим имуществом и обладающее на него зарегистрированным правом. Общество не обладает легальными вещными либо обязательственными правами на спорный объект. Ссылаясь на нарушения прав общества как арендатора земельных участков, суды не учли, что срок действия заключенного с ООО "Земельный ресурс" договора аренды на момент изготовления решения истек, следовательно, хозяйство не обладало титулом на арендуемые земельные участки. Дополнительное соглашение к краткосрочному договору аренды земельных участков заключено с целью обхода правил о государственной регистрации права аренды. Правовая позиция, изложенная в постановлении от 17.01.2012 N 4777/08, не подлежит применению к спорным правоотношениям, так как сформирована при рассмотрении дела с иными фактическими обстоятельствами. Признаков объекта благоустройства земельного участка у спорного сооружения судом не установлено. Спорный объект, являющийся частью Черноерковской оросительной системы, представляет собой комплекс гидротехнических сооружений. Данное обстоятельно подтверждено Управлением мелиорации (письма от 25.06.2010, от 22.04.2015); оно исследовалось апелляционным судом по делу N А32-4246/2010. В рамках иного дела (N А32-20631/2012) установлено, что спорная рисовая оросительная система строилась по заказу Управления Черноерковской оросительной рисовой системы Министерства сельского хозяйства и управления водных ресурсов РСФСР за счет государственных бюджетных средств; в 26.06.1992 была передана на баланс сельхозпредприятия. Элементы оросительной системы межхозяйственного значения находятся на балансе Управления мелиорации. По правилам статьи 65 Кодекса бремя доказывания отсутствия у спорного имущества признаков недвижимой вещи возложено на истца, поэтому именно он должен был заявить о проведении судебной экспертизы. Требование об обязании исключить спорный объект из реестра федерального имущества удовлетворено необоснованно. Судами не указано, каким нормам права противоречат действия территориального управления по включению спорного объекта в реестр. Обязанность осуществления учета федерального имущества предусмотрена пунктом 5.7 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 05.06.2008 N 432), а также Положением об учете федерального имущества. Полномочие по осуществлению учета федерального имущества относятся к публичным полномочиям Росимущества и не обусловлены осуществлением субъективных прав собственника (Российской Федерации) в отношении федерального имущества. Вопрос о легальности внесения спорного объекта в реестр судами не исследован. Кроме того, данное требование должно было быть рассмотрено в порядке главы 24 Кодекса. Изложение в решении (его мотивировочной части) доктринального толкования норм Закона о мелиорации, ссылки на законодательные акты иностранных государств, сборники научных трудов и статей неправомерно, поскольку приведенные судом первой инстанции источники не являются законами (нормативными правовыми актами) и не могут быть положены в основу судебного акта. Следовательно, соответствующие положения мотивировочной части решения подлежат исключению из судебного акта на основании норм статей 170, 269 Кодекса. Кроме того, территориальное управление заявляло о наличии злоупотребления правом со стороны истца (пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса). Актом 1992 года спорный объект был передан на баланс коллективного сельхозпредприятия "Новопетровское". Согласно выписке из ЕГРЮЛ общество находится в стадии ликвидации. Спорный объект путем включения в ликвидационный баланс в порядке статьи 104 Гражданского кодекса, статей 21 - 24 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" может быть передан третьим лицам. Однако гидротехническое сооружение не может быть передано в частную собственность. Общество не лишено права требовать заключения с ним договора аренды спорного имущества, но не вправе порочить вещное право Российской Федерации.

5 августа 2015 года (то есть за день до судебного заседания) от общества поступил (направлен в суд округа в электронном виде) отзыв на кассационную жалобу, к которому приложены копии документов о направлении его иным участвующим в деле лицам 04.08.2015.

По правилам части 1 статьи 279 Кодекса лицо, участвующее в деле, направляет отзыв на кассационную жалобу с приложением документов, подтверждающих возражения относительно жалобы, другим лицам, участвующим в деле, и в арбитражный суд. К отзыву, направляемому в арбитражный суд, прилагается также документ, подтверждающий направление отзыва другим лицам, участвующим в деле.

Отзыв направляется заказным письмом с уведомлением о вручении в срок, обеспечивающий возможность ознакомления с отзывом до начала судебного заседания (часть 2 статьи 279 Кодекса).

В нарушение указанных процессуальных норм отзыв на жалобу поступил в суд кассационной инстанции непосредственно перед судебным заседанием; его копии направлены обществом иным участвующим в деле лицам в срок, не обеспечивающий возможность ознакомления с ним до начала судебного заседания. Процессуальное поведение истца лишило иных участников процесса возможности изложить свою правовую позицию по доводам, изложенным в отзыве (не позволило подготовить мотивированные возражения по нему). Поэтому отзыв общества во внимание окружным судом не принимается и при рассмотрении кассационной жалобы не учитывается.

От иных участвующих в деле лиц отзывы на жалобу не поступили.

В судебном заседании представитель территориального управления поддержал доводы жалобы, просил кассационную инстанцию решение и апелляционное постановление отменить, в удовлетворении требований обществу отказать в полном объеме.

Представитель общества возражала против удовлетворения жалобы, просила судебные акты оставить в силе, ссылался на их законность и обоснованность.

От организации поступило ходатайство об отложении судебного заседания в связи с нахождением представителя указанного ответчика в очередном трудовом отпуске. Представитель территориального управления не только поддержал заявленное организацией ходатайство, но и устно ходатайствовал об отложении судебного разбирательства на более поздний срок.

Представитель общества оставила решение вопроса об отложении судебного заседания на усмотрение судебной коллегии.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, обсудив заявленные ответчиками ходатайства, не установил оснований для их удовлетворения. В силу части 3 статьи 284 Кодекса неявка в судебное заседание кассационной инстанции лиц, участвующих в деле, не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие, если они были надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства. Участники процесса извещены о времени и месте судебного заседания. Нормы Кодекса не требуют обязательного личного присутствия лиц, участвующих в деле (их представителе), в суде кассационной инстанции.

Управление мелиорации, извещенное о времени и месте судебного заседания, явку представителя в суд кассационной инстанции не обеспечило.

Изучив материалы дела и доводы жалобы, выслушав представителей общества и территориального управления, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа полагает, что решение от 13.01.2015 и апелляционное постановление от 06.05.2015 в части оставления без рассмотрения требований общества следует оставить без изменения. В остальной части судебные акты подлежат отмене с принятием нового судебного акта об отказе в удовлетворении требований.

Как видно из материалов дела и установили судебные инстанции, общество является арендатором земельных участков сельскохозяйственного назначения на территории Славянского района в границах хозяйства на основании договора аренды от 01.12.2008 (т. 7, л. д. 27 - 56), заключенного с собственниками долей в праве общей долевой собственности на земельные участки. Обременение права собственности физических лиц арендой в пользу хозяйства зарегистрировано в ЕГРП, в подтверждение чего в дело представлены свидетельства о государственной регистрации права и выписки из ЕГРП.

По заключенному с ООО "Земельный ресурс" краткосрочному (на 11 месяцев) договору аренды от 03.02.2014 (т. 7, л. д. 57 - 78) общество также приобрело права арендатора на участки из земель сельскохозяйственного назначения общей площадью 48 484 823 кв. м, расположенные в Славянском районе, в границах хозяйства. Принадлежность ООО "Земельный ресурс" земельных участков, переданных в аренду обществу, подтверждена имеющимися в деле свидетельствами о государственной регистрации права и выписками из ЕГРП.

По сведениям ЕГРП, отраженным в свидетельстве о государственной регистрации права от 13.09.2013 и выписке от 09.10.2014 (т. 2, л. д. 1; т. 7, л. д. 79), на основании постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1 в ЕГРП внесена запись N 23-23-01/491/2013-418 от 13.09.2013 о праве собственности Российской Федерации на сооружение - инженерную рисовую систему (литера У) протяженностью 281 558 м, расположенную в Славянском районе, в границах хозяйства.

Распоряжением территориального управления от 07.03.2014 N 88-р инженерная рисовая система (литера У) включена в перечень имущества, составляющего казну Российской Федерации (т. 2, л. д. 55 - 57).

Из представленной в дело аукционной документации (т. 2, л. д. 58 - 124) следует, что предметом аукциона выступило право заключения договора аренды имущества, находящегося в федеральной собственности, расположенного в границах общества, имеющего следующие технические характеристики: год ввода в эксплуатацию - 1972; площадь объекта - 1 807 786,6 кв. м; протяженность объекта - 281 558 м; кадастровый номер 23:27:0601000:0:11. Победителем торгов, состоявшихся 14.04.2014, признана организация.

Ссылаясь на незаконность государственной регистрации права собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему как на самостоятельный объект недвижимости (сооружение), общество обратилось в арбитражный суд с требованиями о признании отсутствующим соответствующего права, обязании территориального управления исключить инженерную рисовую систему из реестра объектов, находящихся в государственной собственности, а также признании недействительными торгов (заключенной по их результатам арендной сделки).

Требования общества об оспаривании торгов и заключенного по их результатам договора аренды суд оставил без рассмотрения применительно к пункту 1 части 1 статьи 148 Кодекса, установив тождественность иска общества (в указанной части) требованиям, находящимся в производстве Славянского районного суда Краснодарского края. В части оставления искового заявления без рассмотрения решение от 13.01.2015 участниками спора не обжалуется, поэтому судебный акт в данной части окружным судом не проверяется (часть 1 статьи 286 Кодекса).

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

В пункте 52 постановления от 29.04.2010 N 10/22 разъяснено, что оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2012 N 12576/11 указано, что иск о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты, который подлежит применению лишь тогда, когда нарушенное право истца не может быть защищено посредством предъявления специальных исков, предусмотренных действующим гражданским законодательством.

Таким образом, применение такого способа защиты как признание отсутствующим права другого лица на недвижимое имущество возможно при условии исчерпания истцом иных способов защиты, установлении судом нарушений, имеющих место при государственной регистрации соответствующего права, а также подтверждении факта нарушения прав и законных интересов лица, обратившегося в суд с соответствующим требованием.

Как видно из материалов дела, в ЕГРП внесена запись N 23-23-01/491/2013-418 от 13.09.2013 о праве собственности Российской Федерации на сооружение - инженерную рисовую систему (литера У) протяженностью 281 558 м, расположенную в Славянском районе, в границах хозяйства.

При разрешении спора судебные инстанции признали незаконной государственную регистрацию за Российской Федерацией права собственности на спорное имущество. Суды исходили из отсутствия правоустанавливающих документов, на основании которых была произведена такая регистрация. Указанное в свидетельстве о праве собственности в качестве основания для регистрации Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1 не содержит положений об отнесении оросительных систем и сооружения исключительно к федеральной собственности. Суды пришли к выводу о том, что спорная оросительная система недвижимостью (сооружением) не является. Части каналов рисовой системы входят в состав единого землепользования, арендуемого обществом. Оросительные сети являются в техническом плане фактически прорытыми в поверхностном слое почвы отводами воды, поступающей на поля самотеком. Такое улучшение поверхностного слоя почв невозможно считать самостоятельным объектом недвижимости (статья 135 Гражданского кодекса), права на который допустимо регистрировать в ЕГРП в отрыве от земельного участка.

Судебные инстанции также установили, что спорная оросительная рисовая система расположена на землях сельскохозяйственного назначения, арендуемых обществом на основании договоров от 01.12.2008 и от 03.02.2014, заключенных с физическими лицами и ООО "Земельный ресурс". Являясь титульным и фактическим владельцем земельных участков, в границах которых расположена рисовая система, общество фактически ее обслуживает. Данное обстоятельство, как признали суды первой и апелляционной инстанций, наделяет общество правом на предъявление требования, указанного в абзаце четвертом пункта 52 постановления от 29.04.2010 N 10/22. При этом на саму оросительную рисовую систему общество не претендует, а интерес истца состоит в обеспечении беспрепятственной реализации прав арендатора земельных участков, предназначенных для промышленного выращивания риса.

Выводы судебных инстанций о незаконности государственной регистрации за Российской Федерацией права собственности на рисовую оросительную систему, не являющуюся объектом недвижимости (сооружением), а также о наличии у общества (арендатора земельных участков, в границах которых расположена такая оросительная система) самостоятельного интереса в оспаривании зарегистрированного права федеральной собственности на указанное имущество, ошибочны.

Статья 2 Закона о мелиорации земель под мелиоративными системами понимает комплексы взаимосвязанных гидротехнических и других сооружений и устройств (каналы, коллекторы, трубопроводы, водохранилища, плотины, дамбы, насосные станции, водозаборы, другие сооружения и устройства на мелиорированных землях), обеспечивающих создание оптимальных водного, воздушного, теплового и питательного режимов почв на мелиорированных землях. При этом мелиорированными землями являются земли, на которых проводятся мелиоративные мероприятия. К государственным мелиоративным системам относятся мелиоративные системы, находящиеся в государственной собственности и обеспечивающие межрегиональное и (или) межхозяйственное водораспределение и противопаводковую защиту, а также противоэрозионные и пастбищезащитные лесные насаждения, которые необходимы для обеспечения государственных нужд.

К федеральной собственности относятся государственные мелиоративные системы и отдельно расположенные гидротехнические сооружения, размещенные на территории одного или на территориях нескольких субъектов Российской Федерации, осуществляющие межрегиональное и (или) межхозяйственное водораспределение и построенные (строящиеся) за счет средств федерального бюджета, а также использующиеся для осуществления полномочий Российской Федерации, установленных данным Законом. Государственные мелиоративные системы и находящиеся в государственной собственности отдельно расположенные гидротехнические сооружения, объекты и другое имущество организаций по эксплуатации мелиоративных систем и надзору за мелиоративным состоянием земель не могут быть переданы в собственность граждан (физических лиц) и юридических лиц (статья 11 Закона о мелиорации).

Полномочия Российской Федерации в области мелиорации земель закреплены в статье 14 Закона о мелиорации. К ним, в частности, относятся владение, пользование, распоряжение и управление отнесенными к федеральной собственности государственными мелиоративными системами и отдельно расположенными гидротехническими сооружениями, а также финансирование мелиорации земель (мелиоративных мероприятий), обеспечиваемой отнесенными к федеральной собственности государственными мелиоративными системами и отдельно расположенными гидротехническими сооружениями.

Таким образом, мелиоративные системы создаются (предназначены) для обеспечения оптимального водного, воздушного, теплового и питательного режимов почв на мелиорированных землях. Такие системы обеспечивают технологическое единство объединенных в нее объектов для выполнения указанных функций.

Критериями отнесения конкретной мелиоративной системы к государственной (относящейся к федеральной собственности) мелиоративной системе, являются: размещение ее на территории одного либо нескольких субъектов Российской Федерации; осуществление такой системой межрегионального и (или) межхозяйственного водораспределения; возведение мелиоративной системы ее за счет средств федерального бюджета и использование ее для осуществления полномочий Российской Федерации, установленных Законом о мелиорации.

В пункте 4 постановления от 29.04.2010 N 10/22 разъяснено, что обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы.

Как указал Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 26.03.2013 N 14828/12, положения пункта 4 постановления от 29.04.2010 N 10/22 не распространяются на вопросы факта, а касаются выводов о принадлежности имущества определенному лицу.

Ранее общество обращалось в Арбитражный суд Краснодарского края с исками о признании права собственности на оросительную рисовую систему, расположенную в границах земель хозяйства (дела N А32-4246/2010 и N А32-20631/2012). Вступившими в законную силу судебными актами по названным делам истцу в удовлетворении требований отказано. Суды при разрешении споров установили, что общество является правопреемником рисоводческого совхоза "Новопетровский", которому Исполнительным комитетом Славянского районного Совета народных депутатов в бесплатное (бессрочное) пользование был предоставлен земельный участок площадью 13316,53 га для сельскохозяйственного использования (государственный акт от 24.01.1983 на право пользования землей серии А-1 N 247530). На данном участке расположена рисовая инженерная система, переданная по акту от 25.06.1992 на баланс хозяйства в соответствии с постановлением председателя Правительства Краснодарского края от 25.05.1992 N 266 "О передаче внутрихозяйственных оросительных и осушительных систем на баланс колхозов и совхозов". Расположенная на территории хозяйства оросительная рисовая система является частью Черноерковской рисовой оросительной системы, размещенной в Славянском районе на левом берегу р. Протока на территории Петровско-Ачуевских плавней. Источником орошения рисовой оросительной системы является река Протока. Система площадью 32,9 тыс. га строилась в четыре очереди в период с 1972 по 1983 годы. Рисовая оросительная система возводилась по заказу Управления Черноерковской оросительной рисовой системы Министерства сельского хозяйства и управления водных ресурсов РСФСР за счет государственных бюджетных средств. Черноерковская оросительная рисовая система осуществляет межхозяйственное водораспределение и является комплексом функционально взаимосвязанных гидротехнических сооружений и устройств на мелиорируемой территории. Элементы оросительной системы межхозяйственного значения находятся на балансе Управления мелиорации. Работа внутрихозяйственной сети каналов и сооружений в комплексе с межхозяйственной сетью обеспечивают защиту от затопления земель. Оросительная система в границах земель общества является неотъемлемой частью государственной мелиоративной системы.

Привлеченное судом апелляционной инстанции к участию в деле Управление мелиорации пояснило следующее. Оросительная рисовая система общества входит в состав Черноерковской государственной оросительной рисовой системы и не является изолированной (автономной) по характеру функционирования, а является частью государственной рисовой оросительной системы, технологическое единство которой должно быть сохранено. Система вводилась в эксплуатацию в начале 70-х годов отдельными участками и строилась за счет государственных средств. Черноерковская государственная оросительная рисовая система состоит из межхозяйственной и внутрихозяйственной мелиоративной сети, расположенной в границах мелиорируемых земель системы. Работа внутрихозяйственной сети каналов и сооружений в комплексе с межхозяйственной сетью обеспечивают защиту от затопления земель. Черноерковская государственная оросительная рисовая система осуществляет межхозяйственное водораспределение и является комплексом функционально связанных гидротехнических сооружений и устройств на мелиорируемой территории (т. 8, л. д. 93 - 97).

Таким образом, расположенная в границах хозяйства оросительная и коллекторно-дренажная сеть, улучшая качество арендуемых обществом земель, на которых она расположена, не является автономной. Инженерная рисовая система хозяйства является составной частью (элементом) функционально и технологически связанного гидротехнического комплекса (Черноерковской государственной оросительной рисовой системой). Данная оросительная система обеспечивает защиту от затопления земель на территории Славянского района, она возводилась за счет государственных бюджетных средств, и выполняет функцию межхозяйственного водораспределения.

С учетом норм Закона о мелиорации, разъяснений, содержащихся в постановлении от 29.04.2010 N 10/22, а также обстоятельств, установленных арбитражным судом при разрешении споров делам N А32-4246/2010 и N А32-20631/2012, оснований для вывода о незаконности государственной регистрации права федеральной собственности на инженерную рисовую систему, являющуюся частью Черноерковской государственной оросительной рисовой системой, у судебных инстанций не имелось.

В соответствии с частью 1 статьи 4 Кодекса заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном Кодексом.

Защита гражданских прав осуществляется способами, установленными статьей 12 Гражданского кодекса, а также иными способами, предусмотренными законом. При этом избираемый способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и характеру нарушения, а в случае удовлетворения требований должен привести к восстановлению нарушенных прав лица, обратившегося за судебной защитой.

В данном случае права общества как арендатора земельных участков не могут быть нарушены фактом государственной регистрации права федеральной собственности на оросительную рисовую систему. Истец в обоснование интереса в оспаривании зарегистрированного права Российской Федерации на спорное имущество ссылается на возможные ограничения со стороны организации, осуществляющей эксплуатацию мелиоративной системы (уменьшение объемов подачи воды на земельные участки, необоснованное завышение цены за водопользование), что повлечет ухудшение качества почв и падение урожайности (увеличит затраты на производство продукции). Однако приведенные обществом (и поддержанные судами) доводы свидетельствуют лишь о возможном нарушении прав собственников и арендатора земель со стороны эксплуатанта спорного имущества (организации), но не наличием в ЕГРП записи о государственной регистрации права собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему. Признание судом недействительной государственной регистрации права федеральной собственности на спорное имущество не может повлечет для общества изменения фактических условий пользования участками и, следовательно, не приведет к тому правовому результату, на достижение которого было направлено предъявление иска. Наличие в ЕГРП записи о праве федеральной собственности само по себе не нарушает каких-либо прав хозяйства и не ухудшает положение истца, законный интерес которого (как носителя обязательственного права) в полной мере защищен положениями главы 34 Гражданского кодекса. Документально не обоснована (обществом не доказана) и возможность восстановления каких-либо прав истца посредством предъявленных к территориальному управлению по настоящему делу требований.

Таким образом, право истца (как арендатора земельных участков) наличием записи в ЕГРП о праве федеральной собственности на инженерную рисовую систему не нарушается, а оспаривание такого права какого-либо юридически значимого эффекта для хозяйства не влечет (не восстанавливает каких-либо прав, которые истец считает нарушенными). Поэтому у судебных инстанций отсутствовали основания для вывода о наличии (доказанности обществом) интереса в оспаривании зарегистрированного за Российской Федерацией права собственности на указанное имущество.

Следовательно, суды удовлетворили требования истца о признании отсутствующим права федеральной собственности на инженерную рисовую систему и об обязании территориального управления исключить инженерную рисовую систему из реестра объектов, находящихся в федеральной собственности при нарушении (неправильном применении) норм материального и процессуального права.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 287 Кодекса по результатам рассмотрения жалобы суд кассационной инстанции вправе отменить решение и постановление и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если судами первой и апелляционной инстанций неправильно применены нормы права.

Поскольку судами при разрешении спора нарушены (неправильно применены) нормы материального и процессуального права, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, обжалуемые территориальным управлением судебные акты (в части удовлетворения требований общества) отменить, приняв (в указанной части) новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска хозяйства.

Руководствуясь статьями 274, 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 13.01.2015 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.05.2015 по делу N А32-25579/2014 в части оставления без рассмотрения требований ЗАО "Новопетровское" о признании недействительными торгов на право аренды земельного участка с кадастровым номером 23:27:0601000:0:11, а также инженерной рисовой системы, и признании недействительным договора аренды, заключенного по результатам торгов, оставить без изменения.

В остальной части решение от 13.01.2015 и постановление от 06.05.2015 отменить. Прекратить исполнение в отмененной части судебных актов.

В удовлетворении требований о признании отсутствующим права федеральной собственности на инженерную рисовую систему (литера У) протяженностью 281 558 м, расположенную в границах ЗАО "Новопетровское", и об обязании Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Краснодарском крае исключить инженерную рисовую систему из реестра объектов, находящихся в федеральной собственности, отказать.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

В.Е. Епифанов

 

Судьи

А.И. Мещерин
И.В. Сидорова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Защита гражданских прав осуществляется способами, установленными статьей 12 Гражданского кодекса, а также иными способами, предусмотренными законом. При этом избираемый способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и характеру нарушения, а в случае удовлетворения требований должен привести к восстановлению нарушенных прав лица, обратившегося за судебной защитой.

В данном случае права общества как арендатора земельных участков не могут быть нарушены фактом государственной регистрации права федеральной собственности на оросительную рисовую систему. Истец в обоснование интереса в оспаривании зарегистрированного права Российской Федерации на спорное имущество ссылается на возможные ограничения со стороны организации, осуществляющей эксплуатацию мелиоративной системы (уменьшение объемов подачи воды на земельные участки, необоснованное завышение цены за водопользование), что повлечет ухудшение качества почв и падение урожайности (увеличит затраты на производство продукции). Однако приведенные обществом (и поддержанные судами) доводы свидетельствуют лишь о возможном нарушении прав собственников и арендатора земель со стороны эксплуатанта спорного имущества (организации), но не наличием в ЕГРП записи о государственной регистрации права собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему. Признание судом недействительной государственной регистрации права федеральной собственности на спорное имущество не может повлечет для общества изменения фактических условий пользования участками и, следовательно, не приведет к тому правовому результату, на достижение которого было направлено предъявление иска. Наличие в ЕГРП записи о праве федеральной собственности само по себе не нарушает каких-либо прав хозяйства и не ухудшает положение истца, законный интерес которого (как носителя обязательственного права) в полной мере защищен положениями главы 34 Гражданского кодекса. Документально не обоснована (обществом не доказана) и возможность восстановления каких-либо прав истца посредством предъявленных к территориальному управлению по настоящему делу требований."