Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2016 г. N 308-ЭС15-15218 по делу N А32-25579/2014 Постановление суда округа, которым отказано в признании права собственности РФ на инженерную рисовую систему отсутствующим, подлежит отмене, а судебные акты нижестоящих инстанций, которыми заявленные требования удовлетворены, оставлены в силе, поскольку право собственности РФ на рисовую инженерную систему было зарегистрировано, минуя механизм ее истребования из владения собственников или арендатора земельных участков

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2016 г. N 308-ЭС15-15218

 

Резолютивная часть определения объявлена 31.03.2016 г.

Полный текст определения изготовлен 07.04.2016 г.

 

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Борисовой Е.Е.,

судей Киселевой О.В., Поповой Г.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества "Новопетровское" на постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 07.08.2015 по делу N А32-25579/2014 Арбитражного суда Краснодарского края

по иску закрытого акционерного общества "Новопетровское" (хут. Галицын, Краснодарский край) к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Краснодарскому краю (город Краснодар), обществу с ограниченной ответственностью "Жива-Агро" (ст. Кавказская, Краснодарский край) о признании права собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему отсутствующим, обязании исключить инженерную рисовую систему из реестра объектов федерального имущества, признании недействительными торгов на право заключения договора аренды инженерной рисовой системы, признании недействительным договора аренды инженерной рисовой системы,

при участии в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Федерального государственного бюджетного учреждения "Управление "Кубаньмелиоводхоз" (город Краснодар).

В заседании приняли участие представители:

истца - закрытого акционерного общества "Новопетровское" - Борисова О.А., Фадеева А.В.;

ответчика - общества с ограниченной ответственностью "Жива-Агро" - Лимасова Л.А.

Заслушав доклад судьи Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Е.Е., выслушав объяснения представителей сторон, Судебная коллегия по экономическим спорам установила:

решением Арбитражного суда Краснодарского края от 13.01.2015, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.05.2015, требования закрытого акционерного общества "Новопетровское" (далее - общество) частично удовлетворены: признано отсутствующим право собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему (литера У) протяженностью 281 558 метров, зарегистрированное в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП), запись регистрации N 23-23-01/491/2013-418 от 13.09.2013. На Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Краснодарскому краю (далее - территориальное управление) возложена обязанность по исключению инженерной рисовой системы из реестра объектов, находящихся в федеральной собственности. В остальной части исковые требования общества оставлены без рассмотрения.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 07.08.2015 судебные акты судов первой и апелляционной инстанций отменены, в удовлетворении указанного требования отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество ссылается на наличие оснований для отмены постановления суда кассационной инстанции в связи с допущенными им нарушениями норм материального права, регулирующих оборот недвижимых объектов.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе общества, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что оспариваемое постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене в силу следующего.

Судами при рассмотрении дела установлено, что общество является арендатором земельных участков сельскохозяйственного назначения на территории Славянского района Краснодарского края в границах рисоводческого совхоза "Новопетровский" на основании договора аренды от 01.12.2008, заключенного с собственниками долей в праве общей долевой собственности на земельные участки - физическими лицами, а также с обществом с ограниченной ответственностью "Земельный ресурс". Обременение права собственности арендой в пользу общества зарегистрировано в ЕГРП в установленном законом порядке.

Между тем 13.09.2013 органами регистрации в ЕГРП внесена запись N 23-23-01/491/2013-418 о праве собственности Российской Федерации на сооружение - инженерную рисовую систему (литера У) протяженностью 281 558 метров, расположенную в Славянском районе, в границах рисоводческого совхоза "Новопетровский". Основанием возникновения права собственности указано постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1.

Распоряжением территориального управления от 07.03.2014 N 88-р инженерная рисовая система (литера У) включена в перечень имущества, составляющего казну Российской Федерации.

Полагая, что произведенная государственная регистрация права собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему как на самостоятельный объект недвижимости (сооружение) не соответствует закону, нарушает его права, общество обратилось в арбитражный суд с требованиями о признании отсутствующим права собственности, обязании территориального управления исключить инженерную рисовую систему из реестра объектов, находящихся в государственной собственности, а также о признании недействительными торгов и заключенной по их результатам сделки.

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя иск в части требования о признании права собственности отсутствующим, исходили из положений Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон о регистрации), разъяснений, изложенных в пункте 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - постановление N 10/22), а также установленных по делу фактических обстоятельств.

Суды при проверке довода общества об отсутствии у спорного объекта признаков недвижимости исследовали представленные по делу доказательства, в том числе заключение кадастрового инженера Радюка А.А. о том, что части каналов инженерной рисовой системы входят в состав единого землепользования, принадлежащего на праве общей долевой собственности ряду граждан, а также в состав земельных участков, принадлежащих на праве собственности обществу с ограниченной ответственностью "Земельный ресурс". Кроме того, суды приняли во внимание также акт экспертизы от 20.10.2014 N 201014/01-ЗЭ, выполненный обществом с ограниченной ответственностью "Альтернатива".

С учетом исследования всех доказательств по делу суд первой инстанции установил, что инженерная рисовая система представляет собой прорытые в поверхностном слое почвы канавы, заросшие камышом, незначительной глубины, в некоторых случаях и вовсе пересохшие, без каких-либо признаков воды; границы этих канав или каналов не обозначены, строительные материалы для их обустройства не применялись, в состав оросительной системы не входят магистральный канал, насосное оборудование. Единственным техническим устройством на представленных сторонами фотоматериалах являются установленные в земле ржавые металлические задвижки, через которые вручную можно регулировать подачу воды в канал. В некоторых местах имеются остатки бетонных устройств, какое-либо специальное гидротехническое, механическое оборудование не усматривается.

При установленных по делу обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что использование инженерной рисовой системы в отрыве от производства риса невозможно, система предназначена для улучшения поверхностного слоя почвы, иного какого-либо хозяйственного назначения не имеет. Единственно возможный вариант коммерческой эксплуатации данной системы лицом, не являющимся производителем риса и не владеющим земельными участками, на которых расположена эта система, является возмездная подача воды рисоводческим хозяйствам.

Суды первой и апелляционной инстанций также приняли во внимание факт отсутствия владения инженерной рисовой системой иными лицами, кроме как истцом по делу, использующим земельный участок, на котором она расположена. Государственная регистрация права собственности на спорную систему за другими лицами и возможность распоряжения ею этими лицами, нарушает права истца по использованию инженерной рисовой системы как части арендуемого земельного участка.

Доказательств, опровергающих указанные характеристики инженерной рисовой системы, ответчик суду не представил, ходатайство о назначении экспертизы при рассмотрении дела не заявлял.

Таким образом, судами первой и апелляционной инстанций было установлено, что спорная инженерная рисовая система как специфичный объект не имеет самостоятельного функционального назначения, создана исключительно в целях улучшения качества и обслуживания земельных участков, на которых она расположена, поэтому является их неотъемлемой частью и, применительно к статье 135 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс), должна следовать судьбе этих земельных участков.

Судами при рассмотрении дела также учтена правовая позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.01.2012 N 4777/08 по делу N А56-31923/2006.

Суд кассационной инстанции, не опровергая выводы судов первой и апелляционной инстанций, сделанные относительно характеристик, назначения и специфичных особенностей такого объекта, как инженерная рисовая система, отменил судебные акты судов и отказал в иске, руководствуясь иными мотивами, не связанными с определением спорного объекта как движимой или недвижимой вещи.

Так, суд посчитал, что постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1 как основание возникновения права собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему не может быть признано несоответствующим закону.

Кроме того, исходя из положений статьи 2 Федерального закона от 10.01.1996 N 4-ФЗ "О мелиорации земель" (далее - Закон о мелиорации), в которой раскрывается понятие государственных мелиоративных систем как мелиоративных систем, находящихся в государственной собственности и обеспечивающих межрегиональное и (или) межхозяйственное водораспределение и противопаводковую защиту, а также противоэрозионные и пастбищезащитные лесные насаждения, которые необходимы для обеспечения государственных нужд, статьи 11 того же закона об основаниях отнесения к федеральной собственности государственных мелиоративных систем и отдельно расположенных гидротехнических сооружений, размещенных на территории одного или нескольких субъектов Российской Федерации, осуществляющих межрегиональное и (или) межхозяйственное водораспределение и построенные (строящиеся) за счет средств федерального бюджета, а также использующиеся для осуществления полномочий Российской Федерации, установленных данным законом, суд кассационной инстанции пришел к выводу о принадлежности спорной системы исключительно к федеральной собственности.

Суд кассационной инстанции также посчитал имеющими значение для правильного разрешения спора результаты других дел, рассмотренных судами по искам общества о признании права собственности на инженерную рисовую систему, расположенную в границах земель хозяйства (дела N А32-4246/2010 и N А32-20631/2012). Вступившими в законную силу судебными актами по названным делам истцу в удовлетворении требований отказано.

Между тем судом кассационной инстанции не учтено следующее.

Заявляя иск по настоящему делу о признании зарегистрированного права собственности Российской Федерации на спорную инженерную рисовую систему отсутствующим, истец, ссылаясь на пункт 52 постановления N 10/22, указывал на отсутствие у этого объекта признаков недвижимости.

Согласно пункту 52 постановления N 10/22 в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим.

Иск по настоящему делу был обоснован отсутствием у спорного объекта - инженерной рисовой системы - признаков недвижимости, права на которую подлежали государственной регистрации.

В пункте 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 25) разъяснено, что, по смыслу статьи 131 Гражданского кодекса, закон в целях обеспечения стабильности гражданского оборота устанавливает необходимость государственной регистрации права собственности и других вещных прав на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение. Вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств (абзац первый пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса, либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинен режиму недвижимых вещей (абзац второй пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса). При этом по общему правилу государственная регистрация права на вещь не является обязательным условием для признания ее объектом недвижимости (пункт 1 статьи 130 Гражданского кодекса).

Из изложенного следует, что при разрешении вопроса о признании вещи недвижимостью, независимо от осуществления государственной регистрации права собственности на нее, следует устанавливать наличие у нее признаков, способных относить ее в силу природных свойств или на основании закона к недвижимым объектам.

Именно проверка наличия у спорного объекта таких признаков была осуществлена судами первой и апелляционной инстанций, которые в пределах предоставленных процессуальных полномочий оценили имеющиеся в деле доказательства и пришли к выводу об отсутствии у данного объекта признаков недвижимости. Суды сделали вывод о том, что инженерная рисовая система предназначена для улучшения поверхностного слоя почвы, иного какого-либо самостоятельного хозяйственного назначения не имеет, единственным предназначением спорной системы является создание оптимального водного, воздушного, теплового и питательного режимов почв на мелиорированных землях. Указанные выводы суд кассационной инстанции не признал несоответствующими закону или материалам дела.

Вместе с тем, отказывая в иске со ссылкой на принадлежность спорного объекта к федеральной собственности в силу постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1, Закона о мелиорации, суд кассационной инстанции не учел, что основанием заявленного по делу иска, направленного на оспаривание зарегистрированного права собственности Российской Федерации, является отсутствие у спорного объекта признаков недвижимости, при подтверждении чего соответствующие записи в ЕГРП не могли быть сохранены.

Таким образом, с учетом предмета и основания заявленного иска, отказ в его удовлетворении судом кассационной инстанции со ссылкой на принадлежность спорного объекта Российской Федерации в соответствии с указанными нормативными актами без принятия во внимание выводов судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии у него признаков недвижимости нельзя признать обоснованным.

Судебная коллегия также полагает, что, отказывая в удовлетворении иска по указанным мотивам, суд кассационной инстанции не учел иные обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела.

При рассмотрении дела было установлено, что общество является правопреемником рисоводческого совхоза "Новопетровский", которому Исполнительным комитетом Славянского районного Совета народных депутатов в бесплатное (бессрочное) пользование был предоставлен земельный участок площадью 13316,53 га для сельскохозяйственного использования (государственный акт от 24.01.1983 на право пользования землей серии А-1 N 247530).

На данном участке была расположена инженерная рисовая система, переданная по акту от 25.06.1992 на баланс рисоводческого совхоза "Новопетровский" в соответствии с постановлением председателя Правительства Краснодарского края от 25.05.1992 N 266 "О передаче внутрихозяйственных оросительных и осушительных систем на баланс колхозов и совхозов", которое в целях проведения земельной реформы и наделения работников колхозов и совхозов земельными и фондовыми паями, необходимости сохранения внутрихозяйственных оросительных систем предусматривало такую передачу.

После владения спорной инженерной системой рисоводческим совхозом "Новопетровский", впоследствии в связи с приобретением права собственности на земельные участки, в границах которых расположена система, физическими лицами, она ими была передана вместе с земельными участками в аренду обществу.

При указанных обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций правомерно сделали вывод о том, что право собственности Российской Федерации на рисовую инженерную систему было зарегистрировано минуя механизм ее истребования из владения собственников земельного участка и арендатора земельных участков.

Без должной правовой оценки суда кассационной инстанции остались также выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что в приложении N 2 постановления Верховного Совета РФ N 3020-1 от 27.12.1991 как основания для регистрации права собственности Российской Федерации на спорный объект не содержится положений о принадлежности инженерных рисовых систем к собственности Российской Федерации. К объектам федеральной собственности, согласно пункту 10 названного приложения, отнесены предприятия по строительству и эксплуатации водохозяйственных систем и сооружений. Такие объекты, как оросительные (мелиоративные, ирригационные) системы и сооружения, в перечне объектов, принадлежащих Российской Федерации, не перечислены.

Также не учел суд кассационной инстанции и то, что Закон о мелиорации, на положениях которого было основано утверждение суда о принадлежности спорного объекта к федеральной собственности, был принят в 1996 году, то есть после приобретения работниками совхоза в собственность земельных участков, в границах которых располагалась инженерная рисовая система, и в связи с чем этот закон не мог регулировать спорные правоотношения.

Судебная коллегия также соглашается с заявителем кассационной жалобы о том, что делая вывод о принадлежности спорного объекта к государственной оросительной системе, суд не обосновал необходимость данной системы для государственных нужд и ее использования для осуществления полномочий Российской Федерации, указанные выводы суда не подтверждены документально. Доказательств содержания оросительной системы как государственного объекта суду также не было представлено.

Более того, с учетом основания заявленного иска и установленных по делу фактических обстоятельств, ссылка суда на нормы Закона о мелиорации не могла изменить действие правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по делу N 4777/08.

Сохранение оспариваемой регистрации права собственности одного лица на объект как на недвижимую вещь, расположенную на земельном участке, имеющего другого собственника, нарушает принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, установленный статьей 1 Земельного кодекса Российской Федерации, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков. В связи с этим Судебная коллегия считает обоснованным довод заявителя о том, что принятым судом кассационной инстанции судебным актом разорван общий режим правового регулирования этих двух объектов.

Судебная коллегия также считает необоснованными выводы суда кассационной инстанции о том, что зарегистрированное право собственности на спорный объект не нарушает прав арендатора этого имущества, это лицо не вправе заявлять при установленных по делу обстоятельствах иск о признании права отсутствующим.

Суд не учел, что именно государственная регистрация права собственности на спорные инженерные мелиоративные сети позволила ответчику совершить действия по проведению аукциона на право заключения договора аренды этого объекта, расположенного в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности и фактическом ведении иных лиц. Последующее предоставление права пользования спорными мелиоративными сетями как объектом недвижимости победителю аукциона - обществу с ограниченной ответственностью "Жива-Агро" (далее - общество "Жива-Агро") изменяет условия использования обществом арендуемого земельного участка и оросительных сетей, влечет в связи с этим нарушение прав истца.

Судебная коллегия принимает во внимание изложенные в судебном заседании пояснения представителя общества "Жива-Агро" о том, что оно в аукционе участвовало с целью последующей платной подачи воды рисоводческим хозяйствам, однако, поскольку земельные участки находятся в собственности других лиц, выращивание риса как обязательное условие аукциона является невозможным.

При принятии судебного акта суд кассационной инстанции также не учел, что согласно пункту 12 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.01.2013 N 153 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения" (далее - информационное письмо N 153), иск о признании права отсутствующим относится к негаторным искам.

В силу статей 304, 305 Гражданского кодекса, пункта 3 информационного письма N 153 в случае передачи имущества в аренду право на негаторный иск имеют как арендодатель, так и арендатор имущества.

Аналогичные положения содержатся теперь в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности": к числу требований собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения, относятся в том числе требования о признании права (обременения) отсутствующим.

Таким образом, принимая во внимание установленные по делу обстоятельства, подтверждающие нарушение права аренды общества, а также с учетом того, что оспариваемая обществом регистрация права собственности была осуществлена после возникновения у него этого права, указанный вывод суда кассационной инстанции нельзя признать обоснованным.

Поскольку по делам N А32-4246/2010 и N А32-20631/2012 суды выводов о наличии или отсутствии признаков недвижимости у спорного объекта не делали, суд апелляционной инстанции правомерно не признал их судебными актами, которыми могли быть установлены обстоятельства, имеющие преюдициальное значение для рассмотрения настоящего дела.

Учитывая изложенное, неправильное применение судом кассационной инстанции норм материального права, в соответствии с частью 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, является основанием для отмены принятого им судебного акта.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 07.08.2015 по делу N А32-25579/2014 Арбитражного суда Краснодарского края отменить.

Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 13.01.2015, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.05.2015 по указанному делу оставить без изменения.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в трехмесячный срок.

 

 

Председательствующий судья

Е.Е. Борисова

 

Судьи

О.В. Киселева

 

 

Г.Г. Попова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Арендатор земельных участков оспаривал зарегистрированное в ЕГРП право собственности Российской Федерации на инженерную рисовую систему.

Первая и апелляционная инстанции признали данное право отсутствующим.

Суд округа, наоборот, отказал в удовлетворении этого требования.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отменила его постановление, отметив следующее.

Суд округа не учел, что иск арендатора обосновывался отсутствием у спорного объекта признаков недвижимости, права на которую подлежат госрегистрации.

Этот довод подтвердился. Было установлено, что инженерная рисовая система предназначена для улучшения поверхностного слоя почвы. Она не имеет иного какого-либо самостоятельного назначения.

Также суд округа не учел иные обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела.

Так, право федеральной собственности на спорную систему было зарегистрировано, минуя механизм ее истребования из владения собственников и арендатора земельных участков.

Сохранение регистрации права собственности одного лица на объект как на недвижимость, если она расположена на земельном участке, имеющем другого собственника, нарушает принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов.

Необоснованны и выводы о том, что зарегистрированное право собственности на спорный объект не нарушает прав арендатора и последний не вправе требовать признания права отсутствующим.

Именно госрегистрация права собственности позволила ответчику провести аукцион на право заключить договор аренды этого объекта, расположенного в границах земельного участка, находящегося в собственности и фактическом ведении иных лиц. Последующее предоставление победителю аукциона права пользоваться мелиоративными сетями как объектом недвижимости изменяет условия использования арендуемого земельного участка и оросительных сетей, влечет в связи с этим нарушение прав истца.

Иски о признании права отсутствующим относят к негаторным.

В случае передачи имущества в аренду право на такой иск имеют как арендодатель, так и арендатор.