Постановление Арбитражного суда Московского округа от 3 декабря 2015 г. N Ф05-8818/15 по делу N А40-96479/2014

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 3 декабря 2015 г. N Ф05-8818/15 по делу N А40-96479/2014

 

г. Москва

 

03 декабря 2015 г.

Дело N А40-96479/14

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 ноября 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 03 декабря 2015 года.

 

Арбитражный суд Московского округа в составе

председательствующего-судьи Волкова С.В.,

судей Борзыкина М.В., Бочаровой Н.Н.

при участии в заседании:

от истца - открытого акционерного общества "К-Энерго" - Пахалков А.В., доверенность от 01.06.2014 г., сроком по 31.12.2015 г.

от ответчика - открытого акционерного общества "Объединенная лизинговая компания" - Кудинов Т.Ю., доверенность N 97-08/2015, сроком на 1 год, Зурабян А.А., доверенность N 79-05/2015, сроком по 31.12.2015 г., Сидоров Д.О., доверенность N 79-05/2015 г, сроком по 31.12.2015 г.

от третьего лица - общества с ограниченной ответственностью "РМГаз" - Селиванов А.А., доверенность от 08.06.2015 г., сроком на 1 год,

рассмотрев 26 ноября 2015 года в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества "Объединенная лизинговая компания" (ответчик) на решение Арбитражного суда города Москвы от 01 декабря 2014 года принятое судьей Ильиной Т.В. на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 сентября 2015 года принятое судьями Барановской Е.Н., Тихоновым А.П., Александровой Г.С.

по иску открытого акционерного общества "К-Энерго" (ОГРН 1067746511876, ИНН 7731541872)

к акционерному обществу "Объединенная лизинговая компания" (ОГРН 1027739038612, ИНН 5053017783)

третье лицо: общество с ограниченной ответственностью "РМГаз"

о расторжении договора лизинга, признании расторгнутым договора поставки, взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование коммерческим кредитом, процентов за просрочку возврата коммерческого кредита

и по встречному иску о расторжении договора лизинга, взыскании задолженности по оплате лизинговых платежей и неустойки

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество "К-Энерго" (далее - ОАО "К-Энерго") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к открытому акционерному обществу "Объединенная лизинговая компания" (далее - ОАО "ОБЛИК") о признании договора поставки оборудования N 15/07/11-1 от 15 июля 2011 года расторгнутым, о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) оборудования N 53-2011/Л от 15 июля 2011 года и взыскании неосновательного обогащения в сумме 26 782 372 руб. 98 коп.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявил об увеличении исковых требований и просил, помимо неосновательного обогащения в сумме 26 782 372 руб. 98 коп., взыскать с ответчика 5 861 433 руб. 92 коп. процентов за пользование коммерческим кредитом, 5 861 433 руб. 92 коп. процентов за просрочку возврата коммерческого кредита.

При этом, истец отказался от исковых требований в части признания договора поставки оборудования N 15/07/11-1 от 15 июля 2011 года расторгнутым.

Заявление истца об уточнении своих требований судом было принято.

Требования, предъявленные со ссылкой на нормы статей 450,452,453,668,1102,1103 Гражданского кодекса Российской Федерации, мотивировано тем, что ответчик в нарушение принятых обязательств по договору лизинга предмет лизинга (оборудование) не приобрел, в установленный договором лизинга срок не осуществил передачу истцу предмета лизинга.

Определением от 28 июля 2014 года судом для совместного рассмотрения с первоначально заявленным иском принято встречное исковое заявление ОАО "ОБЛИК" о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) оборудования N 53-2011/Л от 15 июля 2011 года, в связи с существенным нарушением его условий ОАО "К-Энерго" и взыскании с ОАО "К-Энерго" суммы 378 738 059 руб. 36 коп., составляющей 303 929 232 руб. 82 коп. - задолженность по оплате лизинговых платежей по договору лизинга, 74 808 826 руб. 54 коп. - неустойка за просрочку уплаты лизинговых платежей.

Встречные требования, предъявленные со ссылкой на нормы статей 450,453 Гражданского кодекса Российской Федерации, мотивированы тем, что лизингополучатель не исполнял свои обязанности по уплате лизинговых платежей с сентября 2011 года. Кроме того, лизингополучатель не исполнил своих обязательств по подготовке объекта для монтажа оборудования и оплате следующей части аванса.

Решением от 01 декабря 2014 года Арбитражного суда города Москвы договор финансовой аренды (лизинга) оборудования N 53-2011/Л от 15 июля 2011 года расторгнут.

С ОАО "ОБЛИК" в пользу ОАО "К-Энерго" судом взыскано 26 782 372 руб. 98 коп. долга.

Производство по делу в части требования о признании договора поставки оборудования N 15/07/11-1 от 15 июля 2011 года расторгнутым прекращено.

В удовлетворении остальной части требований, заявленных ОАО "К-Энерго" и ОАО "ОБЛИК", отказано.

В удовлетворении встречного иска о взыскании 378 738 059 руб. 36 коп. отказано.

Суд первой инстанции посчитал, что поскольку лизингодатель не передал лизингополучателю предмет лизинга, то договор лизинга подлежит расторжению на основании статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом, нарушений условий договора лизинга со стороны лизингополучателя, на которые указывал лизингодатель во встречном иске, суд не установил.

В связи с этим, суд взыскал уплаченный лизингополучателем аванс с лизингодателя на основании статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделав вывод об отсутствии оснований для отказа в его возврате.

Суд первой инстанции также сделал вывод о том, что договор финансовой аренды не является кредитным договором и не содержит условий о предоставлении коммерческого кредита, поэтому оснований для взыскания с лизингодателя процентов за пользование коммерческим кредитом не имеется, равно как и процентов на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, начисленных до расторжения договор лизинга, поскольку договор лизинга расторгнут только решением суда, после чего у лизингодателя и возникло обязательство вернуть аванс.

Относительно требований встречного иска о взыскании лизинговых платежей, суд указал на не предоставление лизингодателем предмета лизинга в пользование лизингополучателю, в связи с чем у последнего не могла возникнуть обязанность по уплате лизинговых платежей, которые не могут иметь самостоятельного назначения без встречного предоставления.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 сентября 2015 года решение оставлено без изменения, с поддержанием выводов суда первой инстанции.

Законность вынесенных решения и постановления проверяется в порядке статей 274, 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по кассационной жалобе ОАО "Объединенная лизинговая компания", которое не согласно с судебными актами, просит их отменить, как принятые с нарушением норм материального и процессуального права и не соответствием выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит дело передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что суды ненадлежащим образом исследовали обстоятельства неисполнения поставщиком обязательств по договору поставки, тогда как не поставка предмета лизинга была допущена в связи с не надлежащим исполнением поставщиком своих обязательств. В этой связи, по мнению заявителя, суды не применили положения пункта 2 статьи 668 и пункта 1 статьи 670 Гражданского кодекса Российской Федерации. Между тем, вопрос о взыскании аванса по договору лизинга как неосновательного обогащения может быть рассмотрен только после того, как соответствующая сумма денежных средств будет фактически возвращена поставщиком лизингодателю. Заявитель жалобы также указывает на судебные акты по делу N А82-10355/2014, в рамках которого было установлено, что именно поставщик ООО "РМГаз" нарушил условия поставки. Как указывает заявитель жалобы со ссылкой на норму статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации, он имел право не исполнять свои встречные обязательства по договору поставки в обстоятельствах, очевидно свидетельствующих о том, что обязательства поставщика и лизингополучателя не выполняются и не будут выполнены в дальнейшем. В тоже время, лизингополучателем был внесен только один платеж из четырех, что дополнительно подтверждает отсутствие его намерений по исполнению обязательств в рамках лизинговых правоотношений.

Представитель заявителя кассационной жалобы в судебном заседании суда кассационной инстанции поддержал доводы, изложенные в жалобе, просил судебные акты отменить.

Представитель ОАО "К-Энерго" в судебном заседании суда кассационной инстанции возражал против удовлетворения кассационной жалобы, по доводам, изложенным в отзыве на жалобу, приобщенном к материалам дела.

Представитель третьего лица в судебном заседании суда кассационной инстанции возражал против удовлетворения кассационной жалобы, просил судебные акты оставить без изменения.

Выслушав представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения норм процессуального и материального права при вынесении решения и постановления, Арбитражный суд Московского округа считает, что судебные акты подлежат отмене в связи со следующим.

Как установлено судами обеих инстанций на основании предоставленных в материалы дела доказательств, 15 июля 2011 года между ОАО "ОБЛИК" (лизингодатель) и ОАО "ВСК-Энерго" (правопредшественник ОАО "К-Энерго", лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) оборудования N 53-2011/Л, по условиям которого лизингодатель обязался приобрести по договору поставки у выбранного лизингополучателем поставщика в собственность выбранное лизингополучателем оборудование, указанное в спецификации (Приложение N 1) к договору, и предоставить его лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей на условиях настоящего договора.

В соответствии с пунктом 1 названного договора лизинга лизингополучатель выбрал поставщика предмета лизинга - ООО "РМГаз", с которым лизингодатель и лизингополучатель 15 июля 2011 года заключили договор поставки N 15/07/11-1.

По условиям договора поставки поставщик обязался поставить и передать в собственность покупателю (лизингодателю) оборудование по наименованию и в количестве согласно спецификации (приложение N 1) к договору, оказать проектные, монтажные, шеф-монтажные и пусконаладочные работы, а покупатель обязался принять оборудование (для дальнейшей передачи его в финансовую аренду) и надлежащим образом оказанные работы и уплатить за них цену, предусмотренную в договоре.

В соответствии с пунктом 8.1 договора лизинга лизингополучатель платежным поручением N 13 от 20 июля 2011 года перечислил лизингодателю в качестве аванса денежные средства в сумме 26 782 372 руб. 98 коп.

В пункте 4.1. договора лизинга указано, что сроки, условия и место поставки оборудования определены в договоре поставки.

Согласно пункту 3 договора поставки поставщик обязуется поставить (передать) оборудование покупателю/лизингополучателю в соответствии с Графиком поставки оборудования (Приложение N 4 договору).

В соответствии с пунктом 1.1 Приложения N 4 к договору поставки - График поставки оборудования - срок поставки (передачи) первого комплекта оборудования, а именно: энергоблока N 1 (в комплектации согласно приложению N 1 к договору) составляет 90 календарных дней с момента получения авансового платежа от покупателя в соответствии с пунктом 1 графика оплаты (Приложение N 3 к договору). При этом, поставка (передача) первого комплекта оборудования, а именно: энергоблока N 1 (в комплектации согласно приложению N 1 к договору) должна быть осуществлена не позднее 30 календарных дней с момента получения покупателем письменного уведомления от поставщика о 100% готовности данного комплекта оборудования к отгрузке со склада завода-изготовителя в Германии.

Суды обеих инстанций также установили, что покупатель (лизингодатель) перечислил в качестве авансового платежа поставщику денежные средства в сумме 26 728 668 руб. 08 коп., что подтверждается платежными поручениями N 604 и N605 от 21 июля 2011 года.

Таким образом, как установили суды обеих инстанций, срок поставки первого комплекта оборудования составляет 19 октября 2011 года, а с учетом того, что сторонами также предусмотрено проведение монтажных, шеф-монтажных и пуско-наладочных работ, первый комплект оборудования должен был быть поставлен лизингополучателю, смонтирован и передан лизингодателем лизингополучателю в лизинг 15 декабря 2011 года.

Обращаясь в арбитражный суд, ОАО "К-Энерго" ссылалось на то, что лизингодателем были нарушены условия договора лизинга в части срока передачи предмета лизинга, в связи с чем им в адрес лизингодателя было направлено письмо N 20/09 от 23 марта 2012 года о расторжении договора лизинга и возврате авансового платежа и повторное письмо о расторжении договора лизинга исх. N1/4/14 от 04 июня 2014 года.

Поскольку оборудование, являющееся предметом лизинга, лизингодатель лизингополучателю не поставил, перечисленный аванс не возвратил, ОАО "К-Энерго" обратилось в суд с требованиями о расторжении договора лизинга, взыскании в качестве неосновательного обогащения перечисленного аванса и процентов.

В тоже время, ОАО "ОБЛИК", предъявляя встречные требования, ссылалось на нарушение лизингополучателем условий договора лизинга в части уплаты лизинговых платежей и не подготовку объекта и коммуникаций для проведения монтажа и пуско-наладки оборудования.

При принятии судебных актов по настоящему делу, суды обеих инстанций сделали вывод о том, что просрочка лизингодателем передачи оборудования лизингополучателю была вызвана нарушением лизингодателем своих обязательств по оплате оборудования по договору поставки.

Так, как установили суды обеих инстанций, согласно пункту Графика оплаты в редакции дополнительного соглашения N 1 от 08 сентября 2011 года к договору поставки, покупатель обязался перечислить поставщику второй платеж в размере 2 875 006,58 евро в течение 3 банковских дней с момента получения покупателем письменного уведомления от поставщика о 100% готовности данного комплекта оборудования к отгрузке со склада завода-изготовителя в Германии.

Вместе с тем, как посчитали суды, такое уведомление о готовности оборудования к отгрузке покупателем (лизингодателем) было получено, как было получено и уведомление от компании завода-изготовителя.

При этом, суды не установили наличие со стороны лизингополучателя нарушений условий договора лизинга в части подготовки объекта и коммуникаций для проведения монтажа и пуско-наладки оборудования, поскольку срок исполнения лизингополучателем этой обязанности определен моментом поставки оборудования на объект - имущественный комплекс, расположенный в г. Миасс (п.4.4 договора лизинга), между тем доставка оборудования на объект лизингодателем не осуществлена.

Принимая решение о взыскании перечисленного лизингополучателем аванса в качестве неосновательного обогащения, суды исходили из того, что просрочка лизингодателем передачи оборудования лизингополучателю была вызвана нарушением именно лизингодателем своих обязательств по оплате оборудования по договору поставки поставщику, и, соответственно, не поставкой последним оборудования.

При этом, как посчитали суды, то обстоятельство, что поставщик не возвратил покупателю (лизингодателю) перечисленные последним денежные средства, не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявленного ОАО "К-Энерго" иска, поскольку в рассматриваемых по настоящему делу обстоятельствах поставщик не поставил оборудование вследствие неоплаты покупателем (лизингодателем) второго платежа по договору поставки.

Между тем, выводы судов обеих инстанций сделаны при неправильном применении норм материального права, поэтому принятые по настоящему делу судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи со следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 611 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 1 статьи 17 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" лизингодатель обязан предоставить лизингодателю имущество, являющееся предметом лизинга, в состоянии, соответствующем условиям договора лизинга и назначению данного имущества.

В силу пункта 2 статьи 670 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, арендодатель не отвечает перед арендатором за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на арендодателе.

Согласно пункту 2 статьи 22 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)" риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несут сторона договора лизинга, которая выбрала продавца., если иное не предусмотрено договором лизинга.

В данном случае, как установили суды обеих инстанций, по условиям договора лизинга выбор продавца (поставщика) осуществлен лизингополучателем (пункт 1.2 договора лизинга).

Как разъяснено в пункте 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении" при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась.

Между тем, при прекращении договора финансовой аренды вследствие нарушения поставщиком условий договора поставки и при наличии соответствующего договорного условия лизингодатель вправе удерживать денежные средства, полученные по договору лизинга от лизингополучателя, в той части, в какой это не нарушает правила статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации о пределах возмещения убытков и статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации о недопустимости неосновательного обогащения.

В тоже время, денежные средства, полученные лизингодателем от лизингополучателя в качестве авансового платежа, могут быть признаны неосновательно удерживаемыми только после фактического возврата лизингодателю денежных средств от продавца (поставщика) имущества.

Такая правовая позиция содержится в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 июля 2014 года N 4664/13.

При рассмотрении вопроса о взыскании неосновательного обогащения с лизингодателя, выражающегося в денежных средствах, уплаченных лизингополучателем в качестве аванса по договору лизинга, суды обеих инстанций по настоящему делу не учли правовую позицию, изложенную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 июля 2014 года N 4664/13.

Между тем, в случае получения лизингодателем денежных средств в качестве аванса от лизингополучателя и их последующего перечисления выбранному лизингополучателем продавцу за приобретаемое имущество, которое должно быть предметом лизинга, на стороне лизингодателя не может возникнуть неосновательное обогащение в размере авансового платежа, ввиду фактического отсутствия у лизингодателя этих денежных средств и нахождения их у продавца имущества.

При такой ситуации, тот факт, что предмет лизинга не был предоставлен лизингополучателю как встречное предоставление за полученный аванс, сам по себе не означает возникновение у лизингодателя неосновательного обогащения, если эти денежные средства не были получены лизингодателем обратно от продавца (поставщика).

Кроме того, суды не приняли во внимание и не дали оценку пункту 12.4 договора лизинга, согласно которому при расторжении договора в случаях, предусмотренных пунктами 12.3.1 (если поставщик оборудования оказался не в состоянии поставить оборудование лизингополучателю) и 12.3.2 (если договор поставки аннулирован, не состоялся, был досрочно расторгнут, по любой причине до момента поставки оборудования поставщиком, за исключением случая наличия вины лизингодателя) лизингодатель и лизингополучатель освобождаются от взаимных обязательств по настоящему договору. В таком случае лизингодатель обязуется вернуть лизингополучателю все полученное от последнего денежные средства по настоящему договору, при условии получения их от поставщика.

С учетом изложенного, судам необходимо было исследовать вопрос о том, были ли фактически возвращены поставщиком ООО "РМГаз" покупателю (лизингодателю) ОАО "ОБЛИК" денежные средства, перечисленные в счет оплаты имущества по договору поставки.

Помимо вышеизложенного, суды обеих инстанций при рассмотрении данного спора не учли следующее.

Согласно пункту 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

В силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что положения Гражданского кодекса Российской Федерации, законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права (ст. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации), подлежат истолкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статьей 1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга", в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя - в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

Вместе с тем, норма пункта 2 статьи 22 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)", возлагая на выбравшую продавца сторону риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи, не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга принятия мер по уменьшению рисков, связанных с не поставкой предмета лизинга, поскольку обе стороны заинтересованы в своевременном получении и использовании предмета лизинга.

Аналогичная правовая позиция содержится в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 года N 17748/10.

В этой связи, при рассмотрении доводов истца и ответчика по настоящему делу относительно нарушения условий договоров лизинга и поставки, а также при изучении вопроса о надлежащем исполнении договора поставки лизингодателем, судам необходимо было дать оценку действиям лизингодателя и лизингополучателя на предмет их добросовестного поведения, совершения действий при исполнении сделок с той степени осмотрительности и осторожности, которую необходимо было проявить для минимизации рисков.

Учитывая изложенное, поскольку установление названных выше обстоятельств, с учетом правовых позиций Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, имеет значение во взаимосвязи со всеми заявленными по настоящему делу требованиями, судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела, суду следует установить, были ли фактически возвращены поставщиком ООО "РМГаз" покупателю (лизингодателю) ОАО "ОБЛИК" денежные средства, перечисленные в счет оплаты имущества по договору поставки и является ли полученный лизингодателем от лизингополучателя аванс его неосновательным обогащением, в целях правовой определенности и во избежание конкурентности судебных актов принять во внимание обстоятельства и юридические факты, установленные по делу N А82-10355/2014 (по делу N А82-10355/2014 Арбитражного суда Ярославской области участвовали те же лица, что и в настоящем деле и исследовался вопрос надлежащего исполнения покупателем (лизингодателем) и поставщиком (ООО "РМГаз") условий договора поставки), установить все обстоятельствах, входящие в предмет доказывания по настоящему делу, дать оценку добросовестности поведения контрагентов по сделкам, после чего правильно применив нормы материального и процессуального права, принять законный и обоснованный судебный акт.

Руководствуясь ст. ст. 274, 284, 286, п.3 ч.1 ст.287, ч.ч. 1-3 ст. 288, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 01 декабря 2014 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 сентября 2015 года по делу N А40-96479/14 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Отменить приостановление исполнения решения Арбитражного суда города Москвы от 01 декабря 2014 года и постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 сентября 2015 года по делу N А40-96479/14, принятое определением Арбитражного суда Московского округа от 23 октября 2015 года.

 

Председательствующий судья

С.В. Волков

 

Судьи

М.В. Борзыкин
Н.Н. Бочарова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"В соответствии с разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга", в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя - в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

Вместе с тем, норма пункта 2 статьи 22 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)", возлагая на выбравшую продавца сторону риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи, не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга принятия мер по уменьшению рисков, связанных с не поставкой предмета лизинга, поскольку обе стороны заинтересованы в своевременном получении и использовании предмета лизинга.

Аналогичная правовая позиция содержится в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 года N 17748/10."