Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 ноября 2019 г. N Ф05-21235/17 по делу N А40-43937/2017

 

г. Москва

 

06 ноября 2019 г.

Дело N А40-43937/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 30 октября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 06 ноября 2019 года.

 

Арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Стрельникова А.И.,

судей Дзюбы Д.И., Тутубалиной Л.А.

при участии в заседании:

от истца - Титова А.А., дов. N 291/18 от 29.12.2018 г.;

от ответчика - Семенова Л.Ю., дов. N 136 от 13.09.2019 г.,

рассмотрев 30 октября 2019 года в судебном заседании кассационные жалобы

Государственной корпорации "Роскосмос" и АО "НПК СПП"

на решение от 22 марта 2019 года

Арбитражного суда города Москвы,

на постановление от 04 июля 2019 года

Девятого арбитражного апелляционного суда,

по иску Госкорпорации "Роскосмос"

к АО "НПК СПП"

о взыскании денежных средств,

УСТАНОВИЛ:

Госкорпорация "Роскосмос" обратилась с иском к АО "НПК "СПП" о взыскании неустойки в размере 2.646.000 руб.

Решением Арбитражного суда города Москвы по делу от 03 августа 2017 года исковые требования Госкорпорации "Роскосмос" были удовлетворены частично, с АО "НПК "СПП" в пользу Госкорпорации "Роскосмос" была взыскана неустойка в размере 270.000 руб.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 09 ноября 2017 года решение Арбитражного суда города Москвы от 03 августа 2017 года в части отказа в удовлетворении иска было отменено и с АО "НПК "СПП" в пользу Госкорпорация "Роскосмос" была взыскана неустойка в размере 2376 руб., а в остальной части было оставлено без изменения.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 27 февраля 2018 года постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09 ноября 2017 года было отменено, а решение Арбитражного суда города Москвы от 03 августа 2017 года было оставлено в силе.

Определением Верховного суда от 16.10.2018 (N 305-ЭС18-8026) решение Арбитражного суда города Москвы от 03 августа 2017 года, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09 ноября 2017 года и постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 февраля 2018 года были отменены, а дело было направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

При новом рассмотрении решением Арбитражного суда города Москвы от 22 марта 2019 года с АО "НПК "СПП" в пользу Госкорпорации "Роскосмос" была взыскана неустойка в размере 810.000 руб., а в удовлетворении остальной части иска было отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 04 июля 2019 года вышеназванное решение было изменено и принято новое решение которым суд взыскал с АО "НПК "СПП" в пользу Госкорпорации "Роскосмос" неустойку в размере 756.000 руб. Кроме того, суд взыскал с АО "НПК "СПП" в доход федерального бюджета госпошлину по иску в сумме 11.090 руб.

Не согласившись с принятыми решением и постановлением, Госкорпорация "Роскосмос" обратилась с кассационной жалобой, в которой указывает на нарушение судом норм материального и процессуального права, на несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, в связи с чем просила обжалуемые решение и постановление изменить и принять новое решение о взыскании с ответчика в пользу истца неустойку в сумме 1.890.000 руб. В обоснование кассационной жалобы заявителем фактически были приведены идентичные доводы, изложенные им ранее в своей апелляционной жалобе.

АО "НПК "СПП", также не согласившись с принятыми решением и постановлением, обратилось с кассационной жалобой, в которой указывает на нарушение судом норм материального и процессуального права, на несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, в связи с чем просило обжалуемые решение и постановление изменить в части взыскания неустойки отказав к нему во взыскании. В заседании суда кассационной инстанции представитель ответчика поддержал доводы жалобы в полном объеме.

Представители истца и ответчика в заседании суда против доводов кассационных жалоб друг друга возражали и поддержали доводы своих кассационных жалоб.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле и явившихся в судебное заседание, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены решения и постановления по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, 24.12.2011 между Федеральным космическим агентством, правопреемником которого является истец и АО "НПК "СПП" был заключен государственный контракт N 082-К577/11 (протокол N 0173100007011000262-2), по условиям которого исполнитель обязался в соответствии с техническим заданием (приложение N 1 к контракту), календарным планом (приложение N 2 к контракту) выполнить опытно-конструкторскую работу, а заказчик - принять результат работ и оплатить в порядке и на условиях, предусмотренных контрактом. При этом сроки выполнения работ, как общие, так и промежуточные, были установлены в календарном плане проведения работ (приложение N 2 к контракту), согласно которому сроки выполнения 6 этапа работ составляют с 07.2013 по 10.2013. Таким образом, работы по 6 этапу должны были быть выполнены АО "НПК "СПП" в срок до 31.10.2013. Согласно календарному плану проведения работ, общая цена контракта составляет 106.700.000 руб., цена 6 этапа работ составляет 18.000.000 руб. В обоснование заявленных требований истец указал на ненадлежащее исполнение ответчиком существенных условий государственного контракта N 082-К577/11 от 24.12.2011, а именно: нарушение срока выполнения работ по 6 этапу. Однако, результаты выполненного 6 этапа работ были сданы заказчику только 27.03.2012, акт сдачи-приемки выполненных работ был утвержден заказчиком 21.04.2014, что подтверждается представленным в материалы дела актом сдачи-приемки выполненных работ N 6.

Так, согласно ст. 708 Гражданского кодекса Российской Федерации, в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки). Причем, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не предусмотрено договором, то подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работы.

Согласно п. 6.6 контракта, в случае нарушения исполнителем срока выполнения работ (этапа работ) он уплачивает заказчику неустойку в размере 0,1% от цены этапа работ за каждый день просрочки.

В соответствии со ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации, неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

В связи с нарушением ответчиком сроков выполнения работ истцом в адрес ответчика была направлена претензия N СП-3699 от 10.06.2016 с требованием уплатить неустойку за нарушение сроков выполнения 6 и 7 этапов работ в общей сумме 2.654.200 руб., из которой 2.646.000 руб. - неустойка за нарушение сроков выполнения 6 этапа работ и 8.200 руб. - неустойка за нарушение сроков выполнения 7 этапа работ в течение 30 календарных дней с даты получения указанной претензии. При этом ответчик произвел уплату неустойки за нарушение сроков выполнения 7 этапа работ в сумме 8.200 руб. (платежное поручение N 4695 от 15.07.2016) и ответным письмом N 13-638 от 18.07.2016 уведомил истца об отказе в удовлетворении требований об уплате неустойки за нарушение сроков выполнения 6 этапа работ в заявленной истцом сумме. Неисполнение требований истца в полном объеме и послужило основанием для предъявления настоящего иска.

Согласно расчету истца, размер неустойки, начисленной на основании п.6.6 контракта, за период с 01.11.2013 по 27.03.2014 составил 2.646.000 руб. Однако, ответчик заявил о пропуске истцом срока исковой давности относительно требований о взыскании неустойки за период с 01.11.2013 по 12.03.2014.

Согласно статье 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, общий срок исковой давности устанавливается в три года. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации). Начало течения срока исковой давности совпадает с моментом возникновения у заинтересованной стороны права на иск, то есть возможностью реализовать его в принудительном порядке через суд. В соответствии с п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки (статья 330 ГК РФ) или процентов, подлежащих уплате по правилам статьи 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки. В силу пункта 2 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судебного решения об отказе в иске. В силу пункта 3 статьи 202 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации", далее - Закон N 100-ФЗ), если стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке (процедура медиации, посредничество, административная процедура и т.п.), то течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения такой процедуры, а при отсутствии такого срока - на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Учитывая, что в соответствии с переходными положениями (пункт 9 статьи 3 Закона N 100-ФЗ) новые сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 01.09.2013, то пункт 3 статьи 202 ГК РФ (в редакции Закона N 100-ФЗ) подлежит применению в рассматриваемом деле, поскольку сроки предъявления требований по контракту не истекли до указанной даты.

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 16 постановления N 43, согласно пункту 3 статьи 202 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку (например, пункт 2 статьи 407 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, статья 55 Федерального закона от 7 июля 2003 года N 126-ФЗ "О связи", пункт 1 статьи 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", пункт 1 статьи 12 Федерального закона от 30 июня 2003 года N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности"). В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока - на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры. Пункт 3 статьи 202 ГК РФ и пункт 16 постановления N 43 были истолкованы в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.06.2016 по делу N 301-ЭС16-537, которая заключила, что по смыслу пункта 3 статьи 202 ГК РФ соблюдение сторонами предусмотренного законом претензионного порядка в срок исковой давности не засчитывается, фактически продлевая его на этот период времени.

Из системного толкования пункта 3 статьи 202 ГК РФ и части 5 статьи 4 АПК РФ следует, что непоступление ответа на претензию в течение 30 дней либо срока, установленного договором, приравнивается к отказу в удовлетворении претензии, поступившему на 30 день, либо в последний день срока, установленного договором. Таким образом, если ответ на претензию не поступил в течение 30 дней или срока, установленного договором, или поступил за их пределами, то течение срока исковой давности приостанавливается на 30 дней либо на срок, установленный договором для ответа на претензию.

Таким образом, с учетом исключения срока соблюдения претензионного порядка истцом - 30 дней, а также принимая во внимание, что исковое заявление поступило в Арбитражный суд города Москвы в электронном виде 13.03.2017, то срок исковой давности по предъявленному истцом требованию в отношении неустойки, подлежащей начислению за период с 01.11.2013 по 11.02.2014 истек, в связи с чем суд в обжалуемых актах, по мнению коллегии, правомерно не нашел оснований для удовлетворения исковых требований истца в указанной части.

Поскольку факт ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по контракту был подтвержден материалами дела, то суд правомерно взыскал с ответчика в пользу истца подлежит неустойку в размере 756.000 руб. за период с 19.02.2014 по 27.03.2014. При этом суд обоснованно не усмотрел оснований к уменьшению неустойки, поскольку доказательств, указывающих на явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, ответчиком не было представлено, процент неустойки 0,1% в день от цены этапа работ, вопреки мнению ответчика, сам по себе не может быть признан чрезмерно высоким, с чем в настоящее время согласна и кассационная инстанция.

Следовательно, при рассмотрении дела и вынесении обжалуемых актов судом были установлены все существенные для дела обстоятельства и им дана надлежащая правовая оценка. Выводы суда основаны на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу. Нормы материального и процессуального права применены правильно. Нарушений указанных норм права, которые могли бы явиться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, кассационной инстанцией не установлено, хотя об обратном и было указано в жалобе заявителем по делу.

Доводы кассационной жалобы подлежат отклонению, как основанные на неправильном толковании норм материального и процессуального права и направленные на переоценку доказательств, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции. Кроме того, доводы кассационной жалобы уже были предметом исследования суда апелляционной инстанции, с оценкой которых согласна и кассационная инстанция.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 22 марта 2019 года в неизмененной части и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04 июля 2019 года по делу N А40-43937/2017 оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

А.И.Стрельников

 

Судьи

Д.И.Дзюба
Л.А.Тутубалина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 16 постановления N 43, согласно пункту 3 статьи 202 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку (например, пункт 2 статьи 407 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, статья 55 Федерального закона от 7 июля 2003 года N 126-ФЗ "О связи", пункт 1 статьи 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", пункт 1 статьи 12 Федерального закона от 30 июня 2003 года N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности"). В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока - на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры. Пункт 3 статьи 202 ГК РФ и пункт 16 постановления N 43 были истолкованы в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.06.2016 по делу N 301-ЭС16-537, которая заключила, что по смыслу пункта 3 статьи 202 ГК РФ соблюдение сторонами предусмотренного законом претензионного порядка в срок исковой давности не засчитывается, фактически продлевая его на этот период времени."

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 ноября 2019 г. N Ф05-21235/17 по делу N А40-43937/2017