Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 августа 2013 г. N 11АП-11346/13 (ключевые темы: договор займа - налоговый агент - прощение долга - целевой заем - начисление пени)

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 августа 2013 г. N 11АП-11346/13

 

г. Самара

 

06 августа 2013 г.

Дело N А65-2500/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 августа 2013 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 06 августа 2013 года.

 

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Кувшинова В.Е., судей Захаровой Е.И., Драгоценновой И.С.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Оразовой Ж.К.,

с участием в судебном заседании:

представителя открытого акционерного общества "Набережночелнинская теплосетевая компания" - Ахметшина А.А. (доверенность от 10.06.2013 N 11924-13),

представителя Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Набережные Челны Республики Татарстан - Яргычова Л.В. (доверенность от 17.04.2013 N 24-0-20/008686),

рассмотрев в открытом судебном заседании 05 августа 2013 года в помещении суда апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Набережные Челны Республики Татарстан

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 06 мая 2013 года по делу N А65-2500/2013 (судья Назырова Н.Б.),

по заявлению открытого акционерного общества "Набережночелнинская теплосетевая компания" (ИНН 1650168161, ОГРН 1071650030341), Республика Татарстан, г. Набережные Челны,

к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Набережные Челны Республики Татарстан (ИНН 1650040002, ОГРН 1041616098974), Республика Татарстан, г. Набережные Челны,

о признании незаконным решения,

УСТАНОВИЛ:

открытое акционерное общество "Набережночелнинская теплосетевая компания" (далее - заявитель, общество, ОАО "НТК") обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании незаконным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Набережные Челны Республики Татарстан (далее - инспекция, налоговый орган, ИФНС России по г.Набережные Челны ) от 16.11.2012 N 2.17-0-13/82 (т. 1 л.д. 3-6).

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 06.05.2013 по делу N А65-2500/2013 заявленные требования удовлетворены (т. 5 л.д.121-123).

В апелляционной жалобе налоговый орган просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт (т. 5 л.д.132-134).

Общество апелляционную жалобу отклонило по основаниям, изложенным в отзыве на нее.

В судебном заседании представитель инспекции поддержал апелляционную жалобу по изложенным в ней основаниям.

Представитель общества отклонил апелляционную жалобу по основаниям, приведенным в отзыве.

Рассмотрев дело в порядке апелляционного производства, проверив обоснованность доводов изложенных в апелляционной жалобе, отзыве на нее и в выступлении представителей сторон, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Как следует из материалов дела, ИФНС России по г.Набережные Челны проведена выездная налоговая проверка ОАО "НТК" по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2010 по 31.12.2011.

По результатам проверки составлен акт от 12.010.2012 N 2.17-0-13/71 (т.2 л.д.16-30).

Рассмотрев материалы проверки, налоговой инспекцией вынесено решение от 16.11.2012 года N 2.17-0-13/82 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанным решением заявитель привлечен к налоговой ответственности на основании статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) и ему предложено оплатить штрафы и пени в размере 420 412 руб. (т.3 л.д.3-12).

Обществом подана апелляционная жалоба в Управление ФНС по Республике Татарстан на указанное решение.

Решением Управления ФНС по Республике Татарстан от 29.12.2012 N 2.14-0-18/023538@ решение ИФНС России по г.Набережные Челны Республики Татарстан от 16.11.2012 года N2.17-0-13/82 оставлено без изменения, апелляционная жалоба общества без удовлетворения (т.1 л.д.25).

Общество не согласилось с решением налоговой инспекции и обратилось с заявлением в арбитражный суд.

В пункте 2.1. оспариваемого решения налоговый орган сделал вывод о том, что обществом своевременно и полно не определена налоговая база для исчисления налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) по суммам предоставленных работникам на невозвратной (полностью либо частично) основе средств для улучшения жилищных условий, в результате чего у налогового агента образовалась задолженность перед бюджетом по состоянию на 31.12.2011 в сумме 702 757 рублей.

По мнению инспекции, налогооблагаемая база по налогу на доходы физических лиц подлежала определению единовременно, в момент выдачи займа, исходя из общей суммы договора займа на безвозвратной основе, а не в размере ежемесячно прощаемой суммы по договорам займа в момент прощения (списания за счет прибыли) долга, что составляет состав налогового правонарушения, предусмотренного статьей 123 НК РФ.

Общество, оспаривая решение в указанной части, указывает, что поскольку займы выдавались на условиях возвратности, срочности и платности, предусмотренных Положением налогового агента о выделении целевых займов для улучшения жилищных условий в системе социальной ипотеки РТ (далее "Положение") и договорами целевого займа, то оснований для удержания налога в момент выдачи займа не имелось.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции, удовлетворив заявленные требования, правильно применил нормы материального права.

Согласно части 1 статьи 210 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 настоящего Кодекса.

Частью 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) предусмотрено, что по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Следовательно, денежные средства, получаемые физическими лицами по договорам займа, не являются объектом обложения НДФЛ.

Из материалов дела видно, что условия, предусмотренные в договорах займа (т.3 л.д.30-98) с физическими лицами, перечисленными в таблице N 2 оспариваемого решения, не свидетельствуют о том, что денежные средства предоставлялись им в качестве финансовой помощи, то есть безвозмездно и безвозвратно.

Пунктом 1.2. указанных договоров предусмотрено, что заем предоставляется заемщику под 6% годовых.

Представленными обществом документами бухгалтерского учета подтверждается, что заемщикам ежемесячно начислялись проценты за пользование займом, которые удерживались при выдаче заработной платы. Факты начисления и уплаты процентов по договорам займа инспекция признает.

Раздел 4 договора займа устанавливает порядок погашения займа. Данный порядок также свидетельствует о том, что обязательства заемщика перед обществом по возврату займа сохраняются. Пунктом 3.1.2. Положения, 4.1, 4.3, 4.4 договора на выдачу целевого займа предусмотрено право Налогового агента требовать возврата непогашенной суммы займа в случае увольнения работника по собственному желанию или по инициативе Налогового агента, или неисполнение обязанности по оплате процентов.

Предусмотренные договором и Положением о выделении целевых займов для улучшения жилищных условий в системе социальной ипотеки РТ условие о ежемесячном списании налоговым агентом части ссуды не свидетельствует о том, что денежные средства изначально переданы физическим лицам безвозвратно. Как правильно ссылается заявитель, возможность прекращения обязательства путем прощения части долга обусловлено определенными условиями, которые должен выполнить заемщик.

Судом первой инстанции установлено, и инспекцией данное обстоятельство не оспаривается, что налоговый агент учитывал фактическую задолженность работников по договорам займа и осуществлял списание только той части задолженности, в отношении которой производилось прощение долга. При этом на прощенную часть долга заявитель исчислял, удерживал из доходов физических лиц и перечислял в бюджет налог на доходы физических лиц. Поскольку доход у работников возникал именно в момент прощения части долга, которая списывалась из задолженности физических лиц (то есть обязательство физического лица перед обществом прекращалось на часть суммы займа), следовательно, примененный заявителем порядок удержания и перечисления в бюджет НДФЛ соответствует требованиям главы 23 НК РФ.

Тот факт, что по указанным в оспариваемом решении договорам займа физические лица соблюдали условия, с которыми договор связывает обязательство общества по ежемесячному частичному прощению долга, не свидетельствует о том, что денежные средства изначально были выданы безвозвратно и безвозмездно.

Из договоров целевого займа следует, что налоговый агент утрачивал возможность истребовать выданную сумму займа у работника только после прощения (списания за счет прибыли) долга.

Поскольку прощение (списание за счет прибыли) производилось равными частями в течение срока действия договора, следует сделать вывод, что обязательства работника по возврату денежных средств, полученных по договору целевого займа, перед налоговым агентом сохранялись в части не списанной налоговым агентом.

Соответственно, денежные средства работникам налогового агента выдавались на условиях платности, срочности и возвратности, что соответствует требованиям ГК РФ, предъявляемым к договорам займа.

Статьей 415 ГК РФ предусмотрено право кредитора освободить должника от исполнения возложенных на него обязанностей (прощение долга).

Таким образом, прощение долга представляет собой освобождение кредиторов должника от имущественной обязанности.

Наличие в договоре займа условий о возможности прощения долга при наступлении или не наступлении, определенных договором обстоятельств не противоречит пункту 2 статьи 421 ГК РФ.

Таким образом, как правильно указывает заявитель, между ним и его работниками заключались договоры займа в полном соответствии с требованиями ГК РФ к договорам такого вида, содержащие в себе право налогового агента списать часть задолженности работника, путем прощения долга, при условии надлежащего исполнения работником своих обязательств по договору займа.

В пункте 2.2. оспариваемого решения налоговый орган установил завышение суммы имущественного вычета, предоставленного Галеевой А.С. в 2011 году на 24 249 рублей, вследствие чего не был удержан налог на доход физических лиц в размере 3 152 руб., что послужило основанием привлечения общества к ответственности по ст. 123 НК РФ и начислила пени в соответствии со статьей 75 НК РФ за каждый день просрочки исполнения установленных обязанностей.

Заявитель, оспаривая начисление пени и применение штрафа, указывает, что инспекция не учла наличие переплаты по налогу на доходы физических лиц по состоянию на 31 декабря 2011 года в размере 112 580 руб.

Факт наличия переплаты налоговым органом не оспаривается и отражен в таблице N 9 на странице 24 Акта проверки.

Налоговой инспекцией не оспаривалось, что переплата по НДФЛ имелась у общества и на дату проведения проверки и принятия оспариваемого решения.

При рассмотрении дела судом первой инстанции установлено, что в проверенном периоде и до дня принятия решения у общества имелась постоянная переплата по налогу на доходы физических лиц, значительно превышающая сумму задолженности, выявленную при проверке, что инспекцией не оспаривается и признано в судебном заседании.

Судом первой инстанции установлено, что переплата образуется у налогового агента за счет перечисления налога с отпускных выплат, в соответствии с порядком, предусмотренным пунктом 6 статьи 226 НК РФ (т.5 л.д. 1).

Суд первой инстанции правомерно признал не соответствующим нормам налогового законодательства довод инспекции о том, что ответственность налогового агента по статье 123 НК РФ наступает и начисление пени по статье 75 НК РФ осуществляется за факт недобора в отношении каждого налогоплательщика.

При наличии переплаты, в соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 21 НК РФ, налогоплательщики имеют право на своевременный зачет или возврат сумм излишне уплаченных либо излишне взысканных налогов, пени, штрафов.

В силу пункта 2 статьи 24 НК РФ у налоговых агентов те же права, что и у налогоплательщиков.

Налоговым кодексом Российской Федерации установлена обязанность налогового органа осуществлять зачет сумм излишне уплаченных или излишне взысканных налогов, сборов, пеней и штрафов (подпункт 7 пункта 1 статьи 32 НК РФ).

Сумма излишне уплаченного налога подлежит зачету в счет предстоящих платежей налогоплательщика по этому или иным налогам, погашения недоимки по иным налогам, задолженности по пеням и штрафам за налоговые правонарушения либо возврату налогоплательщику в порядке, предусмотренном настоящей статьей.

В соответствии со статьей 78 НК РФ зачет или возврат суммы излишне уплаченного налога производится налоговым органом по месту учета налогоплательщика, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, без начисления процентов на эту сумму, если иное не установлено настоящей статьей.

Налоговый орган обязан сообщить налогоплательщику о каждом ставшем известным налоговому органу факте излишней уплаты налога и сумме излишне уплаченного налога в течение 10 дней со дня обнаружения такого факта.

Суд первой инстанции правильно указал, что при решении вопроса о привлечении налогового агента к налоговой ответственности за неполное перечисление НДФЛ фактически уплаченные суммы налога подлежат учету, при этом не имеет значения, относится ли недоимка и переплата к одним и тем же физическим лицам или нет.

Выявленное в ходе проверки нарушение налоговым агентом устранено.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 42 постановления от 28.02.2001 N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации" указал, что "неуплата или неполная уплата сумм налога" означает возникновение у налогоплательщика задолженности перед соответствующим бюджетом (внебюджетным фондом) по уплате конкретного налога в результате совершения указанных в статье 122 Кодекса деяний (действий или бездействия).

В связи с этим, если в предыдущем периоде у налогоплательщика имеется переплата определенного налога, которая перекрывает или равна сумме того же налога, заниженной в последующем периоде и подлежащей уплате в тот же бюджет (внебюджетный фонд), и упомянутая переплата не была ранее зачтена в счет иных задолженностей по данному налогу, состав правонарушения, предусмотренный статьей 122 Кодекса, отсутствует, поскольку занижение суммы налога не привело к возникновению задолженности перед бюджетом (внебюджетным фондом) в части уплаты конкретного налога.

Как указал Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 25.12.2012 N 10734/12, налогоплательщик подлежит освобождению от налоговой ответственности, предусмотренной статьей 122 НК РФ, при соблюдении следующих условий: на дату окончания установленного законодательством срока уплаты налога за налоговый период, за который налоговым органом начисляется недоимка, у него имелась переплата сумм того же налога, что и заниженный налог, в размере, превышающем или равном размеру заниженной суммы налога; на момент вынесения налоговым органом решения по результатам налоговой проверки эти суммы не были зачтены в счет иных задолженностей налогоплательщика. Если же при указанных условиях размер переплаты был не менее суммы заниженного налога, налогоплательщик подлежит освобождению от ответственности в соответствующей части.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 17.12.1996 N 20-П, пени являются правовосстановительной мерой государственного принуждения, носящей компенсационный характер, и должны взыскиваться в случае недополучения бюджетом налоговых сумм.

Поскольку изложенные выше условия освобождения от налоговой ответственности обществом были соблюдены, суд первой инстанции сделал правильный вывод, что оснований для начисления пени и привлечения общества к ответственности по статье 123 НК РФ у налоговой инспекции не имелось.

Положенные в основу апелляционной жалобы доводы проверены судом апелляционной инстанции в полном объеме, но учтены быть не могут, так как не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции и, соответственно, не влияют на законность принятого судебного акта.

При вынесении обжалуемого решения суд первой инстанции всесторонне, полно и объективно исследовал материалы дела, дал им надлежащую оценку и правильно применил нормы права. Нарушений процессуального закона, влекущих отмену обжалуемого решения, также не установлено.

Таким образом, обжалуемое судебное решение является законным и обоснованным, апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Расходы по государственной пошлине, согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 333.21 НК РФ относятся на налоговый орган, но не взыскиваются, в связи с освобождением налоговых органов от ее уплаты в соответствии со ст. 333.37 НК РФ.

Руководствуясь статьями 110, 112, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 06 мая 2013 года по делу N А65-2500/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Набережные Челны Республики Татарстан - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и в двухмесячный срок может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции.

 

Председательствующий

В.Е. Кувшинов

 

Судьи

Е.И. Захарова
И.С. Драгоценнова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.