Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 декабря 2013 г. N 13АП-22547/13 (ключевые темы: товарный знак - имущественные права - внереализационные доходы - определение рыночной стоимости - готовая продукция)

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 декабря 2013 г. N 13АП-22547/13

 

г. Санкт-Петербург

 

12 декабря 2013 г.

Дело N А56-30538/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 декабря 2013 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 12 декабря 2013 года.

 

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего Третьяковой Н.О.

судей Згурской М.Л., Сомовой Е.А.

при ведении протокола судебного заседания: Халиковой К.Н.

при участии:

от заявителя: Некрасовой Т.И. по доверенности от 20.12.2012 N 0122, Григоренко Е.В. по доверенности от 22.03.2013 N 0048, Кириллова Д.С. по доверенности от 20.12.2012 N 0149, Носова С.Н. по доверенности от 20.12.2012 N 0149

от ответчика: 1) Проявкиной Т.А. по доверенности от 11.03.2013 N 15-10-05/08910, 2) Борискина Р.В. по доверенности от 30.05.2013 N 03-10-05/08657

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-22547/2013) Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Санкт-Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03.09.2013 по делу N А56-30538/2013 (судья Терешенков А.Г.), принятое

по заявлению ООО "КНАУФ ГИПС КОЛПИНО"

к 1) Управлению ФНС России по Санкт-Петербургу, 2) Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Санкт-Петербургу

об оспаривании решений

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "КНАУФ ГИПС КОЛПИНО" (место нахождения: 196650, г. Санкт-Петербург, г. Колпино, Загородная ул., д. 9, ОГРН 1057810222392) (далее - Общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительными:

- решения Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Санкт-Петербургу (далее - Инспекция) от 29.12.2012 N14-15/25370 в части доначисления Обществу налога на прибыль в размере 3 357 595 руб. за 2009 год и 7 577 253 руб. за 2010 год и соответствующих сумм пени по эпизоду использования товарного знака "KNAUF" (п.1 мотивировочной части и п.1, 3, 4 и 5 резолютивной части в соответствующей части);

- решения Управления ФНС России по Санкт-Петербургу (далее - Управление) от 01.03.2013 N 16-13/07648 в части утверждения решения Инспекции от 29.12.2012 N 14-15/25370 о доначислении Обществу налога на прибыль в размере 3 357 595 руб. за 2009 год и 7 577 253 руб. за 2010 год и соответствующих сумм пени по эпизоду использования товарного знака "KNAUF" (мотивировочной части в полном объеме, резолютивной части п.1 и 2 в соответствующей части).

Решением суда от 03.09.2013 заявление Общества удовлетворено в полном объеме.

В апелляционной жалобе Инспекция, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда, изложенных в решении, фактическим обстоятельствам дела, просит решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт. По мнению подателя жалобы, являются необоснованными выводы суда первой инстанции о возмездном характере пользования товарным знаком "KNAUF", о неполучение Обществом имущественного права на товарный знак, а также о нарушении Инспекцией требований статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании, состоявшемся 28.11.2013, представитель Инспекции поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, а представитель Общества доводы жалобы отклонил и просит оставить без изменения решение суда первой инстанции.

Представитель Управления поддержал позицию, изложенную в апелляционной жалобе Инспекции.

В судебном заседании 28.11.203 объявлен перерыв до 14 час. 35 мин. 05.12.2013. После перерыва судебное заседание продолжено в том же составе суда с участием представителей сторон.

В настоящем судебном заседании представителем Инспекции заявлено ходатайство о назначении экономической экспертизы с целью определения размера дохода, полученного Обществом от безвозмездного использования товарного знака "KNAUF" для целей налогообложения в сфере рынка строительных материалов, в соответствии со статьей 40 НК РФ или иными методами, позволяющими установить реальную рыночную величину полученного дохода.

Представитель Управления поддержал ходатайство Инспекции, а представитель Общества возражал протии в удовлетворения з0аявленного ходатайства.

Суд апелляционной инстанции, выслушав мнение представителей сторон, оснований, предусмотренных статьей 82 Арбитражного процессуального кодекса РФ, для удовлетворения ходатайства Инспекции о назначении экспертизы для определения размера дохода, полученного Обществом от безвозмездного использования товарного знака "KNAUF" не установил.

В судебном заседании лица, участвующие в деле, поддержали ранее изложенные ими доводы.

Законность и обоснованность принятого по делу судебного акта проверена в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2009 по 31.12.2010, по результатам которой составлен акт N 14-20 от 30.11.2012.

Рассмотрев акт проверки, представленные Обществом возражения по нему, Инспекция 29.12.2012 вынесла решение N 14-15/25370 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым Общество привлечено к налоговой ответственности по статье 123 НК РФ в виде штрафа в размере 36 руб. Указанным решением Обществу начислены пени по налогу на прибыль, налогу на имущество, НДФЛ и предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль за 2009, 2010 годы, по налогу на имущество.

Решением Управления ФНС по Санкт-Петербургу от 01.03.2013 N 16-13/07648 решение Инспекции оставлено без изменения, апелляционная жалоба Общества - без удовлетворения.

Как следует из решения Инспекции, Обществом в нарушение статей 40, 41, пункта 8 статьи 250 НК РФ в составе внереализационных доходов не был учтен доход в виде безвозмездно полученных имущественных прав, а именно права использования товарного знака "KNAUF" в сумме 59 548 165 руб., в результате чего занижена налоговая база по налогу на прибыль за 2009 год на сумму 21 661 902 руб., за 2010 год на сумму 37 886 263 руб., что привело к неполной уплате налога на прибыль за 2009 год на сумму 3 357 595 руб., за 2010 год на сумму 7 577 253 руб.

Данный вывод налогового органа основывается на установленных в ходе проверки обстоятельствах. Так Инспекцией установлено, что лицензионные договоры на использование товарного знака "KNAUF" Обществом с правообладателем не заключались, оплату за использование товарного знака правообладателю Общество не осуществляло, документов, свидетельствующих, что получение права использования товарного знака предусматривает передачу Обществом фирме "Кнауф Гипс КГ" имущества (имущественных прав, выполнение работ, оказание услуг) не представлено. Данные обстоятельства, по мнению инспекции, свидетельствуют о безвозмездном характере пользования Обществом товарного знака. В соответствии с пунктом 8 статьи 250 НК РФ доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случае, указанных в статье 251 НК РФ, признаются в целях налогообложения прибыли внереализационными доходами налогоплательщика.

В ходе мероприятий налогового контроля Инспекции установив невозможность использования методов, указанных в статье 40 НК РФ, в целях определения рыночной цены в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 31 и пунктом 2 статьи 95 НК РФ назначила проведение экспертизы, по результатом которой была определена рыночная ставка роялти для конкретного товарного знака "KNAUF", конкретных условий лицензионного договора, с учетом объемов выпускаемой предприятием ООО "КНАУФ ГИПС КОЛПИНО" в данный период продукции.

Считая решение Инспекции и Управления в оспариваемой части недействительными, Общество обжаловало их в судебном порядке.

Решением суда первой инстанции требования Общества удовлетворены.

Апелляционная инстанция, выслушав мнение представителей сторон, изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, считает, что жалоба инспекции не подлежит удовлетворению.

Статьей 247 НК РФ установлено, что объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации для российских организаций признаются полученные организацией доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с этой главой.

К доходам в целях главы 25 Кодекса относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав и внереализационные доходы, определяемые в порядке, установленном статьей 250 НК РФ (пункт 1 статьи 248 НК РФ).

В соответствии с пунктом 8 статьи 250 НК РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются в том числе доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в статье 251 НК РФ.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, в 2009-2010 Общество в рамках своей основной деятельности производило строительные материалы из гипса (гипсокартонный лист, пазогребневые плиты, сухие гипсовые смеси, а также сопутствующие материалы (профиль). При производстве Общество размещало на некоторых видах продукции и на их упаковке товарный знак "KNAUF". Согласно свидетельству Всемирной организации интеллектуальной собственности N 490449, правообладателем указанного товарного знака является компания "Кнауф Гипс КГ" (ФРГ).

Общество использовало товарный знак "KNAUF" на основании письменного согласия компании "Кнауф Гипс КГ", не заключая с последней лицензионный договор и не уплачивая лицензионные платежи.

Как следует из материалов дела, 03.03.2008 между Обществом (покупатель) и фирмой "Кнауф Гипс КГ" (продавец) заключен договор N 52056/2008, по условиям которого компания "Кнауф Гипс КГ" поставляет Обществу для производства продукции, маркированной товарным знаком "KNAUF", технологические добавки и вспомогательные материалы, а покупатель - принимает и оплачивает указанный товар.

Также между Обществом (заказчик) и фирмой "Кнауф Гипс КГ" (исполнитель) были заключены договоры оказания услуг N 56761 от 01.07.2008, N 202-10 от 01.06.2010, N 261-10 от 15.09.2010, в соответствии с которыми исполнитель принял на себя обязательства по оказанию следующих услуг: испытание сырья и готовой продукции, разработка (корректировка) рецептур; консультационные услуги по технологии и процессам производства, в том числе услуги по техническому консультированию при эксплуатации технологического оборудования и производственных объектов, улучшению качества производимой продукции и расширению ее ассортимента, отработке технологии производства с применением новых видов сырья и оборудования, заказчик в свою очередь обязался принять оказанные услуги и оплатить их. В соответствии с Приложениями к указанным договорам исполнитель оказывает заказчику услуги в следующих исследовательских направлениях: гипсы, альтернативные вяжущие элементы, волокнистая масса, контроль качества, исследования рекламаций, лабораторные испытания образцов готовой продукции, сырья и материалов, услуги по разработке и сопровождению рецептур, изучение свойств сырья, материалов и продукции заказчика, услуги по освоению лабораторных приборов.

По мнению налогового органа, поскольку обязательств передать фирме "Кнауф Гипс КГ" имущество (имущественные права), выполнить для указанной фирмы работы, оказать услуги в связи с получением Обществом от фирмы "Кнауф Гипс КГ" права использовать товарный знак "KNAUF" указанными договорами не предусмотрено, и Обществом не представлено документов, свидетельствующих, что получение права использования товарного знака предусматривает передачу Обществом фирме "Кнауф Гипс КГ" имущества (имущественных прав, выполнение работ, оказание услуг), то наличие у Общества таких обязательств, как использование производственных, технологических решений, управленческих технологий, производственного контроля и материалов, предоставленных ему членами компаний "KNAUF", как и повышение доходности компании "Кнауф Гипс КГ" не может рассматриваться в качестве возмездного получения права пользования товарным знаком.

Суд первой инстанции, исследовав представленные Обществом в материалы дела доказательства: Устав и учредительный договор заявителя; Договор с компанией "Кнауф Гипс КГ" - правообладателем товарного знака "KNAUF" N 52056/2008 от 03.03.2008 на поставку технологических добавок и вспомогательных материалов; Договоры N 56761 от 01.07.2009, N 202-10 от 01.06.2010 и N 261-10 от 15.09.2010 на оказание услуг по технологии и процессам производства, включая корректировку рецептур, испытание сырья и готовой продукции и т.д.; письменное Согласие компании "Кнауф Гипс КГ" на использование заявителем товарного знака "KNAUF"; письмо компании "Кнауф Гипс КГ" б/н от 11.02.2013; письмо компании "Прайсвотерхаускуперс" от 12.03.2013, установил, что Общество и компания "Кнауф Гипс КГ" состоят в группе компаний "КНАУФ"; Общество использует товарный знак "KNAUF" под контролем правообладателя; использование товарного знака "KNAUF" Обществом связано с его обязательствами по оплате товаров и услуг, необходимых для производственного процесса, по договорам с правообладателем; компания "Кнауф Гипс КГ" получает от передачи заявителю права на использование товарного знака "KNAUF" экономическую выгоду в виде увеличения объема закупок товаров и услуг.

В частности из письма компании "Кнауф Гипс КГ" б/н от 11.02.2013 следует, что компания "Кнауф Гипс КГ" напрямую заинтересована в продажах строительных материалов, произведенных Обществом, поскольку рост продаж такой продукции ведет к увеличению объема закупок компонентов для ее производства у компании "Кнауф Гипс КГ", что приводит к очевидной выгоде для последней. Финансовые результаты продаж продукции Общества отражаются в консолидированном балансе группы компаний "Кнауф" и рост продаж приводит к улучшению финансовых результатов группы.

В соответствии с пунктом 2 статьи 248 НК РФ для целей главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации имущество (работы, услуги) или имущественные права считаются полученными безвозмездно, если получение этого имущества (работ, услуг) или имущественных прав не связано с возникновением у получателя обязанности передать имущество (имущественные права) передающему лицу (выполнить для передающего лица работы, оказать передающему лицу услуги).

Таким образом, определяющим фактором для применения положений пункта 8 статьи 250 НК РФ являются безвозмездность дохода в виде полученного имущества (работ, услуг), либо имущественных прав. При этом безвозмездное получение имеет место только в том случае, когда предоставление имущества (работ, услуг) или имущественных прав не связано с возникновением каких-либо встречных обязательств у получателя имущества (имущественных прав) перед передающим лицом.

По правилам статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

По смыслу указанных норм отношения сторон по договору могут быть квалифицированы как безвозмездные при наличии следующих признаков: предоставление по безвозмездному договору осуществляет только одна из сторон, при этом у второй стороны отсутствуют какие-либо встречные обязательства; в договоре либо нормативно-правовом акте должно содержаться прямое и однозначное указание на безвозмездный характер отношений.

Согласно правовой позиции изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 09.04.2013 N 13986/12, если между налогоплательщиком и его контрагентом имеют место быть возмездные отношения, то никакие товары или услуги, которые налогоплательщик получает от такого третьего лица без дополнительной оплаты, не могут считаться полученными безвозмездно.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 08.09.2009 N 5477/09 указано, что при отсутствии доказательств наличия воли сторон на передачу имущества без какого-либо встречного предоставления, сделка по передаче имущества признается возмездной.

Поскольку положения пункта 2 статьи 248 НК РФ не устанавливают, что для определения возмездности встречные обязательства получателя и передающего лица должны существовать в рамках одной сделки, то суд первой инстанции с учетом обстоятельств, установленных в рамках настоящего дела, правомерно пришел к выводу, что у Общества и компании "Кнауф Гипс КГ" - правообладателя товарного знака "KNAUF", существовали встречные обязательства из нескольких сделок, в связи с чем, вывод Инспекции о безвозмездном использовании заявителем товарного знака "KNAUF" противоречит пункту 2 статьи 248 НК РФ.

Поскольку отношения Общества и компании "Кнауф Гипс КГ" в отношении товарного знака "KNAUF" носят возмездный характер, то довод налоговых органов, изложенный в оспариваемых Обществом решениях, о невключении Обществом в состав внереализационных доходов дохода в виде безвозмездно полученных имущественных прав, а именно права использования товарного знака "KNAUF", и соответственно, начисление Обществу налога на прибыль противоречат пункту 8 статьи 250 НК РФ.

Также суд апелляционной инстанции считает правильным вывод суда об отсутствии передачи Обществу мущественного права на товарный знак "KNAUF".

Согласно пункту 8 статьи 250 НК РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в том числе доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав.

В соответствии с пунктом 2 статьи 38 НК РФ под имуществом понимаются виды объектов гражданских прав (за исключением имущественных), относящихся к имуществу в соответствии с Гражданским кодексом РФ. К объектам гражданских прав относятся в т.ч. имущественные права (статья 128 ГК РФ).

В силу подпункта 14 пункта 1 статьи 1225 ГК РФ товарные знаки являются результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана.

Статьей 1226 ГК РФ закреплено, что на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие).

Таким образом, с 01.01.2008 исключительное право на использование товарного знака является имущественным правом.

Как установлено судом первой инстанции, правообладателем товарного знака "KNAUF" является компания "Кнауф Гипс КГ" и исключительное (имущественное) право на указанный товарный знак к Обществу не переходило.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1233 ГК РФ правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).

Из материалов дела следует, что Общество использовало товарный знак "KNAUF" с согласия и под контролем правообладателя, что не предполагает, ни заключения лицензионного договора, ни передачи исключительного (имущественного) права,.

Поскольку Инспекция в оспариваемом Обществом решении определяла внереализационный доход Общества исходя из лицензионного характера его правоотношений с правообладателем товарного знака, то суд первой инстанции обоснованно дал правовую оценку правоотношения Общества и компании "Кнауф Гипс КГ" с учетом норм гражданского права, применив при этом нормы иностранного права (ФРГ).

Апелляционная инстанция считает, что при рассмотрении настоящего дела суд первой инстанции правомерно применил нормы иностранного права, поскольку характер правоотношений между Обществом и правообладателем товарного знака - компании "Кнауф Гипс КГ" в соответствии со статьей 1211 ГК РФ следует рассматривать с учетом норм иностранного права.

Оценив представленный Обществом Меморандум юридической фирмы "Эрнст энд Янг Ло ГмбХ" (ФРГ) от 26.06.2013, который содержит в приложении нормы права ФРГ: п. 2 ст. 4 Регламента (ЕС) N 593/2008 о праве, подлежащем применению к договорным обязательствам, ст. 28 Вводного закона к Гражданскому кодексу ФРГ, п. 4 ч. 2 ст.272 Торгового кодекса ФРГ, ст. 14, ст. 21 и ст. 30 Закона ФРГ "О защите товарных знаков и иных наименований", ст. 14 Основного Закона ФРГ (Конституции Германии), суд первой инстанции пришел к выводу, что согласно нормам иностранного права исключительное (имущественное) право на товарный знак "KNAUF" от компании "Кнауф Гипс КГ" к заявителю не переходило, а письменное согласие правообладателя является достаточным для использования заявителем товарного знака "KNAUF".

Поскольку как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, исключительное (имущественное) право на товарный знак "KNAUF" к Обществу не переходило, как согласно законодательству Российской Федерации, так и согласно нормам иностранного права, то, как правильно указал суд первой инстанции, отсутствует второе, помимо безвозмездности, основание возникновения у заявителя внереализационного дохода согласно пункту 8 статьи 250 НК РФ, а именно получение имущества или имущественного права.

Поскольку у заявителя в 2009, 2010 годах отсутствовал внереализационный доход, подлежащий определению по правилам пункта 8 статьи 250 НК РФ от безвозмездного пользования имущественными правами, у налогового органа отсутствовали основания и для применения положений статьи 40 НК РФ для определения размера такого дохода.

Однако, суд первой инстанции, исследовал соответствие решения инспекции закону в части определения размера этого дохода.

В силу абзаца второго пункта 8 статьи 250 НК РФ при получении имущества (работ, услуг) безвозмездно оценка доходов осуществляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений статьи 40 НК РФ.

Процедура определения рыночной цены на услуги и товары обязательна для налоговых органов и предусмотрена пунктами 4 - 11 статьи 40 НК РФ, согласно которым рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии - однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях. Рынком товаров (работ, услуг) признается сфера обращения этих товаров (работ, услуг), определяемая исходя из возможности покупателя (продавца) реально и без значительных дополнительных затрат приобрести (реализовать) товар (работу, услугу) на ближайшей по отношению к покупателю (продавцу) территории Российской Федерации или за пределами Российской Федерации. При определении рыночной цены товара учитываются информация о заключенных на момент реализации этого товара сделках с идентичными (однородными) товарами в сопоставимых условиях. В частности, учитываются такие условия сделок, как количество (объем) поставляемых товаров, сроки исполнения обязательств, условия платежей, обычно применяемые в сделках данного вида, а также иные разумные условия, которые могут оказывать влияние на цены. При этом принимаются во внимание сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми.

Как следует из решения инспекции, в результате проведенных мероприятий налогового контроля был сделан вывод о невозможности использования методов, указанных в статье 40 НК РФ, в связи с чем, Инспекция в целях определения рыночной цены в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 31, пунктом 2 статьи 95 НК РФ обратилась в ООО "Центр оценки и консалтинга Санкт-Петербурга", являющееся специализированной фирмой в сфере оценочных услуг. Перед экспертом был поставлен вопрос: "Определить стоимостное выражение величины дохода, полученного ООО "КНАУФ ГИПС КОЛПИНО" ИНН 7817302330 в период с 01.01.2009 года по 31.12.2010 года от безвозмездного использования товарного знака "KNAUF" (свидетельство ВОИС N 490449) для целей налогообложения".

По результатам проведенной экспертизы 26.11.2012 составлено заключение эксперта N 319.

Согласно данному заключению, сумма дохода, полученного от безвозмездного использования товарного знака "KNAUF" за период 2009, 2010 определялась специалистом исходя из величины неоплаченных выплат по роялти (размера вознаграждения) за право использования данного товарного знака.

Величина полученного дохода определяется рыночной ставкой роялти за неисключительное право на использование на территории Российской Федерации, товарного знака "KNAUF".

Для определения ставки роялти по товарному знаку "KNAUF" была принята минимальная ставка роялти с учетом объемов выпущенной продукции на основании данных выручки от реализации готовой продукции, маркированной товарным знаком "KNAUF". Без учета услуг по доставке и прочих услуг.

По данным экспертов, согласованная рыночная ставка роялти за неисключительное право на использование на территории Российской Федерации, товарного знака "KNAUF", составляет: в 2009 году - 1,28% от объемов реализованной продукции, в 2010 году - 1,84% от объемов реализованной продукции. Выручка от реализации готовой продукции без учета услуг по доставке и прочих услуг, составила: в 2009 году - 1 692 336 060 руб., в 2010 году - 2 059 036 058 руб., следовательно, сумма дохода, полученного Обществом от безвозмездного использования товарного знака, составила 21 661 901,57 руб. - в 2009 году и 37 886 263,47 руб. - в 2010 году.

Исследовав данное заключение, суд указал, что поскольку при назначении экспертизы был поставлен вопрос об определении величины предполагаемого дохода заявителя для целей налогообложения, то в силу пункта 8 статьи 250 НК РФ должны были применяться методы, установленные статьей 40 НК РФ, в то время как из Заключения N 319 следует, что при его составлении применялись иные методы (метод стандартных ставок, метод 25% и метод Новосельцева).

При этом суд первой инстанции правомерно отклонил довод налогового органа о том, что методы оценки, использованные в Заключение N 319, по ряду признаков соотносятся с методами статьи 40 НК РФ. Статья 40 НК РФ не устанавливает возможность применения иных методов, чем предусмотрены указанной нормой.

Также согласно пункта 11 статьи 40 НК РФ при определении и признании рыночной цены товара, работы или услуги используются официальные источники информации о рыночных ценах на товары, работы или услуги и биржевых котировках. Заключение N 319 не содержит ссылок на такие источники, в частности на официальные издания органов, уполномоченных в области статистики, ценообразования.

Оценив представленную Обществом Рецензию от 22.04.2013 на Заключение N 319, составленную Общероссийской общественной организацией "Российское общество оценщиков" - саморегулируемой организацией оценщиков, в которой состоит Маркович В.А., подписавший Заключение N 319, выслушав мнения специалистов: Строковой Н.Ю., подписавшей Заключение N 319; Артеменкова И.Л. - вице-президента и члена экспертного совета Общероссийской общественной организации "Российское общество оценщиков", подписавшего Рецензию от 22.04.2013, суд первой инстанции пришел к выводу, что Заключение N 319 имеет неясный процессуальный характер - не составлен отчет об оценке, не применены, подлежащие применению требования статьи 40 НК РФ; использованы устаревшие данные, применены ненадлежащие методы и произведены некорректные расчеты; Заключение составлено без учета требований статьи 40 НК РФ. На основании установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств, суд первой инстанции правомерно признал Заключение N 319 недопустимым доказательством.

При рассмотрении дела суд вправе учесть любые обстоятельства, имеющие значение для определения результатов сделки, не ограничиваясь обстоятельствами, перечисленными в пунктах 4 - 11 статьи 40 НК РФ (пункт 12 статьи 40 этого Кодекса).

Однако применение конкретного метода определения рыночной цены не является произвольным, а производится налоговым органом исходя из определенных условий, и должно быть обосновано.

При этом, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определениях от 04.12.2003 N 441-О и 442-О, суд определяет рыночную цену товаров и услуг не произвольно, а в соответствии с требованиями пунктов 4 - 11 статьи 40 НК РФ и учитывая любые обстоятельства, имеющие значение для определения результатов сделки.

Следовательно, судебные инстанции по правилам статьи 71 АПК РФ оценивают те доказательства, которые были добыты налоговым органом в ходе мероприятий налогового контроля.

Апелляционная инстанция считает, что в рассматриваемом случае суд первой инстанции, исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 АПК РФ имеющиеся в материалах дела доказательства, с учетом установленных конкретных обстоятельств дела, сделал обоснованный вывод о том, что Заключение N 319 не может быть положено в основу определения величины дохода, полученного Обществом в период с 01.01.2009 года по 31.12.2010 года от безвозмездного использования товарного знака "KNAUF" (свидетельство ВОИС N490449) для целей налогообложения", в связи с чем, правомерно признал недействительным решение Инспекции от 29.12.2012 N14-15/25370 в части доначисления налога на прибыль в размере 3 357 595 руб. за 2009 год, 7 577 253 руб. за 2010 год и соответствующих данному налогу пени.

Поскольку Управление в своем решении от 01.03.2013 N 16-13/07648 поддержало доводы, приведенные инспекцией в решении от 29.12.2012 N 14-15/25370, то суд первой инстанции правомерно признал решение Управления в указанной выше части недействительным.

По результатам рассмотрения апелляционной жалобы суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что обжалуемый судебный акт основан на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, принят с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем, основания для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы Инспекции - отсутствуют.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03.09.2013 по делу N А56-30538/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

Н.О. Третьякова

 

Судьи

М.Л. Згурская
Е.А. Сомова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Номер дела в первой инстанции: А56-30538/2013


Истец: ООО "КНАУФ ГИПС КОЛПИНО"

Ответчик: Межрайонная ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Санкт-Петербургу, Управление ФНС России по Санкт-Петербургу


Хронология рассмотрения дела:


10.04.2014 Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа N Ф07-1687/14


12.12.2013 Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда N 13АП-22547/13


03.09.2013 Решение Арбитражного суда г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области N А56-30538/13