Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 февраля 2011 г. N КГ-А40/16777-10-П по делу N А40-14071/09-131-156

ГАРАНТ:

Резолютивная часть постановления объявлена 1 февраля 2011 г.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего судьи Л.А. Мойсеевой,

судей С.В. Нечаева, А.Л. Новоселова,

при участии в заседании:

от истца - не явился, извещен;

от ответчика - Е.И. Железников, доверенность от 24 декабря 2010 года, А.В. Разин, доверенность от 24 декабря 2010 года, паспорт,

рассмотрев в судебном заседании 1 февраля 2011 года кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Русэнергосбыт" на решение от 16 июля 2010 года Арбитражного суда города Москвы, принятое судьей С.В. Гончаренко на постановление от 18 октября 2010 года Девятого арбитражного апелляционного суда, принятое судьями В.Р. Валиевым, Н.В. Лаврецкой, В.В. Поповым по иску (заявлению) открытого акционерного общества "Омская энергосбытовая компания" о взыскании 93 572 543 рубля - неосновательное обогащение к обществу с ограниченной ответственностью "Русэнергосбыт", установил:

решением суда первой инстанции от 3 сентября 2009 года частично удовлетворены исковые требования открытого акционерного общества "Омская энергосбытовая компания" (принципал), с общества с ограниченной ответственностью "Русэнергосбыт" (агент или комиссионер) в пользу истца взыскано 46 786 271 рубль, составляющих часть дополнительной выгоды при исполнении обязательств по приобретению мощности, осуществленном в соответствии с агентским договором от 1 января 2007 года N 6/011-Р. При рассмотрении дела в суде первой инстанции истец просил признать взыскиваемые денежные средства неосновательным обогащением.

Суд первой инстанции применил статью 992 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришел к выводу, что дополнительная выгода должна быть распределена между комитентом и комиссионером поровну.

Постановлением апелляционного суда от 23 ноября 2009 года решение отменено, в иске отказано.

Суд апелляционной инстанции установил, что в соответствии с условиями договора стороны установили как цену электрической энергии, так и цену электрической мощности, последняя составляет 220 769,67 рублей/МВт (без НДС). На основании установления данных обстоятельств суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что стороны предусмотрели не только поручение агенту заключить договор на поставку для истца электрической мощности, но и исходить при этом из предельного уровня цен на электроэнергию и мощность.

Апелляционная инстанция указала, что иск заявлен о взыскании неосновательного обогащения, тогда как суд первой инстанции, принимая изменение требования истца, рассмотрел иск, вытекающий не из неосновательного обогащения, а исходя из правоотношений сторон, предусмотренных агентским договором, и за рамки этого договора не выходил.

По мнению апелляционного суда, первая инстанция неверно установила предмет иска и неправильно применила статью 1011 и статью 992 Гражданского кодекса Российской Федерации. Апелляционная инстанция отвергла доводы истца, ссылавшегося на Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2004 года N 85, как не имеющие отношения к правоотношениям сторон по спорному договору.

Отказывая в иске, апелляционная инстанция исходила из условий заключенного сторонами договора, в соответствии с которыми агент имел право выбрать поставщика электрической мощности как на условиях максимальной цены, так и по ценам ниже, чем цены, согласованные в агентском договоре. Апелляционный суд не истолковал условия договора, предусмотренные пунктами 2.5, 2.6, и не рассмотрел вопрос о распределении дополнительной выгоды, полагая, что это приведет к выходу за пределы исковых требований. При этом апелляционный суд исходил из предмета заявленного истцом иска, не связанного со сделкой - неосновательное обогащение.

Постановлением суда кассационной инстанции от 16 марта 2010 года решение и постановление отменены, дело направлено на новое рассмотрение в первую судебную инстанцию. Кассационный суд исходил из того, что суд апелляционной инстанции правомерно указал на неправильное применение первой судебной инстанцией норм процессуального права и на характер заявленного истцом требования, в котором первоначально отсутствовало указание на такой предмет иска, как неосновательное обогащение, и ссылки на соответствующие нормы права. Однако в процессе рассмотрения дела в суде первой инстанции истец изменил предмет иска на неосновательное обогащение и суд это изменение принял. Если суд установил, что предметом заявленного требования является неосновательное обогащение, рассмотрение такого требования должно было производиться с применением соответствующих норм материального права, что суд первой инстанции не сделал.

В то же время кассационная инстанция указала, что апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции, в том числе по мотивам, касающимся изменения предмета спора, не определил правоотношения сторон по данному делу, не применил нормы права, подлежащие применению, не установил все обстоятельства, установление которых необходимо для правильного разрешения спора, не оценил и не проверил доводы истца о несоответствии действий комиссионера, удерживающего дополнительную выгоду, положениям статьи 992 Гражданского кодекса Российской Федерации и сути агентских правоотношений, в соответствии с которой комиссионер заключает сделки в интересах принципала. В приведенной норме права указано, что принятое на себя поручение комиссионер обязан исполнить на наиболее выгодных для комитента условиях в соответствии с указаниями комитента или в соответствии с обычаями делового оборота.

Фактически апелляционная инстанция уклонилась от рассмотрения требований, предъявленных в исковом заявлении ОАО "Омская энергосбытовая компания".

Кассационная инстанция указывала, что судебные акты не соответствуют положениям статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми задачами судопроизводства в арбитражных судах являются, в частности, защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формирование обычаев и этики делового оборота.

При новом рассмотрении спора решением суда первой инстанции от 16 июня 2010 года с ответчика в пользу истца взыскано 46 786 271 руб. 89 коп. снова в виде неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционного суда от 18 октября 2010 года решение изменено, суд взыскал с ответчика в пользу истца 46 786 271 руб., составляющих половину дополнительной выгоды, не согласившись с выводами суда первой инстанции о том, что предметом данного спора является неосновательное обогащение.

Апелляционная инстанция указала, что согласно части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основания или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований. При этом такого процессуального действия как уточнение исковых требований Кодекс не предусматривает, поэтому удовлетворение заявления истца об "уточнении" иска апелляционная инстанция признала не соответствующим нормам процессуального права.

Апелляционный суд установил, что согласно поданному в суд исковому заявлению N 28-09/1316, истцом было заявлено требование о взыскании суммы 46 786 271,83 руб., квалифицированное на основании статьи 992 Гражданского кодекса Российской Федерации как дополнительный доход агента, что следует из самого названия иска. В заявлении об увеличении исковых требований истец просил взыскать сумму 93 572 543 руб. неосновательного обогащения в порядке статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, прямо указав, что статья 992 Кодекса к отношениям сторон применению не подлежит по причине отсутствия дополнительных усилий комиссионера.

При новом рассмотрении дела истец повторно воспользовался своим правом, предусмотренным статьей 49 Кодекса и изменил предмет иска с взыскания неосновательного обогащения на взыскание половины дополнительного дохода с одновременным уменьшением иска до 46 786 271,83 руб., то есть вернулся к первоначальной редакции заявленного иска. В этой связи, как указал апелляционный суд, указание суда кассационной инстанции, согласившегося с выводом суда апелляционной инстанции о неправильном применении судом первой инстанции норм процессуального права при определении характера заявленного истцом требования оказались не исполненными при новом рассмотрении настоящего дела.

Более того, удовлетворение требования о взыскании неосновательного обогащения на основании статьи 992 Гражданского кодекса Российской Федерации в принципе невозможно, так как неосновательное обогащение возникает только при отсутствии установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований, а статья 992 Кодекса устанавливает обязательственные отношения сторон по договору комиссии при разделе дополнительной выгоды поровну, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Таким образом, апелляционный суд пришел к выводу, что отношения сторон урегулированы договорной нормой обязательственного права, а настоящий иск является требованием о взыскании денежных средств в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком агентского договора в части распределения дополнительной выгоды.

Изменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд исходил из того, что сторонами заключен агентский договор, в соответствии с которым агент обязался по поручению принципала осуществлять от своего имени и за счет истца подписание договора на поставку электрической энергии (мощности) с поставщиком (производителем) на условиях, установленных указанным выше договором, организовать работу по поставке электроэнергии принципалу, а также произвести иные необходимые и достаточные, связанные с приобретением для принципала на оптовом рынке электрической энергии и мощности, действия в соответствии с условиями агентского договора. Принципал, в свою очередь, за выполнение указанных действий обязался уплатить агенту агентское вознаграждение, стоимость услуг инфраструктурных организаций и стоимость приобретаемой электрической энергии и мощности. Пунктами 2.1. и 2.1.2 договора установлены цена электрической энергии 398,09 руб./МВт/ч (без НДС) и цена электрической мощности 220 769,67 руб./МВт (без НДС) отдельно.

Таким образом, как установил апелляционный суд, ответчику было дано поручение не просто заключить договор на поставку для истца электрической энергии и мощности, а исходить из предельного уровня цен на электроэнергию и мощность, ограниченных в п. 2.1.1. и 2.1.2. договора. Соответственно, ответчик имел право выбора приискать поставщика электрической энергии и мощности как на условиях максимальной цены по п. 2.1.1. и 2 1 2. договора, так и по ценам ниже, чем согласовано в агентском договоре, что уже само по себе подпадает под определение части 2 статьи 992 Гражданского кодекса Российской Федерации о совершении комиссионером сделки на условиях более выгодных, чем те, которые были указаны комитентом.

Довод ответчика об установлении единого порядка расчетов со ссылками на п.п. 1.1., 2.4., 3.1., 3.3., 3.4., 4.1.3 агентского договора отклонены апелляционным судом, поскольку указанные пункты ни при буквальном, ни при системном толковании подобного порядка расчетов не устанавливают.

Апелляционный суд отверг ссылку ответчика на отсутствие у истца возражений по представленным отчетам об исполнении агентского договора, так как форма отчета, утвержденная в Приложении N 2 к договору (т. 1 л.д. 19) не предусматривает графы по учету дополнительного дохода по мощности, в связи с чем согласие истца с переданными отчетами не означает наличия волеизъявления на оставление половины дохода от приобретения мощности в распоряжении ответчика. По причине отсутствия в отчетах об исполнении агентского договора графы по учету дополнительного дохода по мощности указанные суммы отсутствуют и в актах сверки расчетов, оформленных между сторонами в 2007 году.

Учитывая, что дополнительная выгода является доходом агента только в отношении приобретенной электрической энергии, на что прямо указано в п. 2.6. агентского договора, а цены за электрическую энергию и мощность различны (п.п. 2.1.1., 2.1.2.) апелляционный суд пришел к выводу, что стороны не установили в агентском договоре специальных правил о распределении дополнительной выгоды в отношении мощности, следовательно, к отношениям сторон подлежит применению общее правило статьи 992 Гражданского кодекса Российской Федерации о разделе дополнительной выгоды поровну.

Ответчик обратился с кассационной жалобой, в которой просит решение и постановление отменить и принять новый судебный акт об отказе в иске, ссылается на неправильное применение судом норм материального и процессуального права, полагает, что отсутствие возражений со стороны истца в установленный срок в соответствии со статьей 1008 Гражданского кодекса Российской Федерации лишает истца правовых оснований для оспаривания отчетов комиссионера и содержащихся в них расчетов.

Заявитель жалобы также полагает, что условие договора о дополнительной выгоде агента при приобретении электрической энергии, если его толковать в соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, следует распространить и на обязательства агента по приобретению мощности.

В заседании суда кассационной инстанции представитель истца, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания, участия в рассмотрении кассационной жалобы не принял, представитель ответчика заявил ходатайство об утверждении судом мирового соглашения, подписанного обеими сторонами 28 января 2011 года. Данное ходатайство в письменной форме и само мировое соглашение представитель ответчика представил.

Рассмотрев ходатайство и проверив соответствие мирового соглашения нормам процессуального права, кассационная инстанция отказала в удовлетворении ходатайства и в утверждении мирового соглашения в связи с несоответствием его нормам процессуального права, предусмотренным статьей Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Данное мирового соглашение фактически представляет собой отказ истца от исковых требований и не соответствует требованиям статей 138-141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Возможность отказа от иска в суде кассационной инстанции процессуальным законодательством не предусмотрена.

Рассмотрев доводы жалобы и отзыва, изучив материалы дела, выслушав представителей ответчика, проверив в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным судом обстоятельствам, кассационная инстанция не находит оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции.

Доводы кассационной жалобы не могут быть положены в основу постановления суда кассационной инстанции, как не соответствующие обстоятельствам дела, условиям агентского договора и нормам материального права, приведенным выше, эти доводы приводились ответчиком и при подаче апелляционной жалобы, апелляционный суд подробно исследовал и оценил все приведенные сторонами доводы, правильно применил нормы материального и процессуального права и принял законное и обоснованное постановление.

Кассационная инстанция согласна с определением апелляционным судом правоотношений сторон как агентских, а также с толкованием условий заключенного сторонами агентского договора в части установления условий о цене электрической энергии и мощности.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба не может быть удовлетворена.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение от 16 июля 2010 года Арбитражного суда города Москвы в неизмененной части и постановление от 18 октября 2010 года Девятого арбитражного апелляционного суда по делу N А40-14071/09-131-156 оставить без изменения, кассационную жалобу ООО "Русэнергосбыт" - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

Л.А. Мойсеева

 

Судьи

С.В. Нечаев

 

 

А.Л. Новоселов

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

При рассмотрении спора, возникшего между агентом и принципалом о правовой природе дополнительно полученных агентом денежных средств, суд установил следующее.

Агенту (ответчику) было дано поручение не просто заключить в интересах принципала (истца) договор поставки электрической энергии (мощности), а исходить при этом из предельного уровня цен на электроэнергию и мощность, установленных в договоре. Таким образом, агент имел право выбора: либо найти поставщика электрической энергии и мощности на условиях максимальной цены, указанной в договоре, либо приобрести товар по ценам ниже, чем согласовано в агентском договоре. Данные действия подпадают под определение дополнительной выгоды, данное в ч. 2 ст. 992 ГК РФ, как о совершении комиссионером сделки на условиях более выгодных, чем те, которые были указаны комитентом. Довод о том, что ст. 992 ГК РФ к отношениям сторон применению не подлежит, т. к. отсутствовали дополнительные усилия комиссионера, был отклонен.

Таким образом, отношения сторон по приобретению мощности не выходят за рамки агентского договора, являясь договорными. Оснований для взыскания с агента дополнительной выгоды как неосновательного обогащения при наличии обязательственных правоотношений нет.


Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 февраля 2011 г. N КГ-А40/16777-10-П по делу N А40-14071/09-131-156


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Московского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника