Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 6 мая 2008 г. N КАС08-151 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании частично не действующими Положения о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, утв. постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 19 июня 1998 г. N 24, постановления Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 2 октября 1997 г. N 27 "Об утверждении положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг" и Положения, утв. этим постановлением, оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 6 мая 2008 г. N КАС08-151

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Харланова А.В., Манохиной Г.В.,

с участием прокурора Кротова В.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Казаковой Т.Л. о признании недействующими абзацев 2 и 3 подпункта 10.1, подпунктов 10.2, 10.4, 10.5, 10.6, 10.8, 10.9, абзацев 2, 3, 4 подпункта 10.10, подпункта 10.12 Положения о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 19 июня 1998 года N 24, пунктов 1, 2, 3, 5 постановления Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 2 октября 1997 года N 27 "Об утверждении положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг" и Положения, утвержденного этим постановлением по кассационной жалобе Казаковой Т.Л. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2007 года, которым в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителя Казаковой Т.Л. - Абрамовича А.Б., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителей Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР России) Кадыровой И.Т., Медведева А.В., Симонова В.И., возражавших против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А., полагавшего решение суда оставить без изменения, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг Российской Федерации (ФКЦБ России) от 2 октября 1997 года N 27 "Об утверждении положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг" утверждено Положение о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг (Положение о ведении реестра). Постановление опубликовано в издании "Вестник ФКЦБ России", N 7, 14 октября 1997 года.

Постановлением ФКЦБ России от 19 июня 1998 года N 24 "Об утверждении положения о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг" утверждено Положение о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг (Положение о лицензировании). Постановление опубликовано в издании "Вестник ФКЦБ России", N 5, 3 июля 1998 года.

Казакова Т.Л. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пунктов 1, 2, 3, 5 постановления ФКЦБ России от 2 октября 1997 года "Об утверждении положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг" и Положения утвержденного этим постановлением, ссылаясь на то, что ФКЦБ не вправе принимать нормативные правовые акты, в том числе и по порядку ведения реестра владельцев именных ценных бумаг.

Заявитель также просила суд о признании недействующими абзаца 2 подпункта 10.1 в части слов "минимальный", абзаца 3 подпункта 10.1 в части слов "номинального держателя или трансфер-агенту", подпункта 10.2, подпунктов 10.4, 10.5, 10.6, 10.8 в части слов "трансфер-агенту", подпункта 10.9, абзацев 2, 3, 4 подпункта 10.10, подпункта 10.12 Положения о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением ФКЦБ России от 19 июня 1998 года N 24. В подтверждение требований заявитель указала, что оспариваемые нормы ФКЦБ России не вправе принимать. Оспариваемые положения о лицензировании, наделяющие регистратора правом взимать плату за совершение действия по поручению эмитента, противоречат пункту 3 статьи 8 Федерального закона "О рынке ценных бумаг". По ее мнению все услуги, которые производит регистратор по выдаче информации из реестра владельцев именных ценных бумаг, он должен производить безвозмездно, если из закона не следует обратного. Поскольку отсутствуют законные основания для существования установленного в Положении о лицензировании такого субъекта как "трансфер-агент" ФКЦБ России не вправе была предусматривать такого участника рынка ценных бумаг.

Оспариваемыми положениями названных выше нормативных правовых актов нарушаются ее права и охраняемые законом интересы, как держателя акций РАО "ЕЭС России".

Представители Федеральной службы по финансовым рынкам России (ФСФР России) с заявленными требованиями не согласились, полагая, что оспариваемые положения нормативных правовых актов приняты в пределах компетенции, не противоречат федеральному законодательству и не нарушают прав заявителя.

Верховным Судом Российской Федерации постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Казакова Т.Л. Указывает, что суд неправильно применил и истолковал нормы материального права, проигнорировал все правовые доводы, изложенные в заявлении в поддержку заявленных требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

В силу части первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Суд первой инстанции, проанализировав оспариваемые положения вышеупомянутых нормативных правовых актов, сопоставив их с требованиями федерального законодательства, регулирующего вопросы ведения реестра владельцев именных ценных актов и лицензирования деятельности по ведению реестра, пришел к правильному выводу о том, что они соответствуют действующему законодательству и не нарушают интересов заявителя.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно исходил из того, что Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг в силу требований действующего законодательства, как на время принятия оспариваемых нормативных актов, так и в настоящее время, уполномочена издавать нормативные правовые акты по вопросам, отнесенным к ее компетенции, в том числе устанавливать порядок ведения реестра, а также порядок лицензирования различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, к которой, относится деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг.

Пунктом 7 статьи 3 ГК РФ предусмотрено, что министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать нормативные правовые акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и в пределах, предусмотренных данным Кодексом, другими законами и иными правовыми актами.

Согласно части первой статьи 40 Федерального закона от 22 апреля 1996 года N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (в редакции, действующей на время принятия оспариваемых нормативных правовых актов) Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг является федеральным органом исполнительной власти по проведению государственной политики в области рынка ценных бумаг, контролю за деятельностью профессиональных участников рынка ценных бумаг через определение порядка их деятельности и по определению стандартов эмиссии ценных бумаг. Основные функции и полномочия Федеральной комиссии определяются данным Федеральным законом.

Статьей 42 названного Федерального закона (пункты 3, 5, 6 в редакции действующей на время принятия оспариваемых нормативных правовых актов) Федеральная комиссия наделена полномочиями, разрабатывать и утверждать единые требования к правилам осуществления профессиональной деятельности с ценными бумагами, устанавливать обязательные требования к порядку ведения реестра, устанавливать порядок лицензирования различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

В силу статьи 43 этого же Федерального закона Федеральная комиссия вправе принимать решения по вопросам регулирования рынка ценных бумаг, деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг, решения Федеральной комиссии принимаются в форме постановлений. Постановления Федеральной комиссии по вопросам, отнесенным к ее компетенции, обязательны для исполнения федеральными министерствами и иными федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, а также профессиональными участниками рынка ценных бумаг и саморегулируемыми организациями. Постановления Федеральной комиссии подлежат обязательному опубликованию.

Из содержания вышеприведенных норм усматривается, что Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг вправе принимать нормы, определяющие правила поведения, обязательные для неопределенного круга участников рынка ценных бумаг, в том числе и граждан, рассчитанные на неоднократное применение.

Федеральный закон в действующей редакции к полномочиям федерального органа на рынке ценных бумаг, также относит установление обязательных требований к порядку ведения реестра. Установление порядка лицензирования различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

Довод кассационной жалобы о том, что нормы закона, на которые суд ссылается в решении, не содержат термина "нормативные правовые акты" не может служить поводом к отмене решения, поскольку не опровергает выводы суда.

Неоснователен довод кассационной жалобы о том, что постановления Федеральной комиссии не могли быть нормативными актами, так как в соответствии с пунктом 15 статьи 42 Федерального закона к полномочиям Федеральной комиссии относилась разработка проекта законодательных и иных нормативных актов, связанных с вопросами регулирования рынка ценных бумаг, лицензирования деятельности его профессиональных участников, саморегулируемых организаций, профессиональных участников рынка ценных бумаг, лицензирования, контроля за соблюдением законодательных и нормативных актов о ценных бумагах, а также проведение их экспертизы, а круг вопросов, по которым принимались постановления и разрабатывались проекты нормативных актов полностью совпадают, поскольку полномочия по разработке проектов нормативных правовых актов не исключает возможность их последующего принятия. Кроме того, исходя из содержания приведенного пункта статьи 42 Федерального закона, следует, что имеется в виду разработка проектов законодательных и иных нормативных правовых актов.

Судом установлено, что оспариваемые нормативные правовые акты были приняты и опубликованы в установленном порядке.

В силу положений Указа Президента Российской Федерации от 3 июля 1995 года N 662 "О мерах по формированию общероссийской телекоммуникационной системы и обеспечению прав собственников при хранении ценных бумаг и расчетах на фондовом рынке Российской Федерации (статья 14), пункта 8 Положения о ФКЦБ, утвержденного Указом президента Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 1009, решения Федеральной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку при Правительстве Российской Федерации, изданные в пределах ее полномочий, вступали в силу со дня их опубликования, без дополнительной регистрации. Этот порядок вступления в силу постановлений ФКЦБ России изменился после принятия оспариваемых актов Федеральным законом от 26 ноября 1998 года N 182-ФЗ "О внесении изменения и дополнения в статью 43 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", вступившим в силу 2 декабря 1998 года.

При таком положении, ссылка заявителя на то, что оспариваемые нормативные правовые акты не были зарегистрированы в Министерстве юстиции Российской Федерации, не могла служить основанием для признания их недействующими.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд пришел к правильному выводу об ошибочности довода заявителя о том, что регистратор не вправе устанавливать плату за свои услуги, если эта плата не установлена Федеральным законом, поскольку деятельность по ведению и хранению реестра акционеров является одним из видов предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от оказания услуг. Регистратор вправе самостоятельно устанавливать плату за оказываемые услуги в пределах максимальных размеров, установленных в подпунктах 10.1-10.9 Положения о лицензировании.

Ссылка заявителя на пункт 3 статьи 8 Федерального закона в обоснование несоответствия отдельных положений пункта 10 Положения о лицензировании обоснованно признана судом неосновательной. Этим пунктом статьи 8 Федерального закона предусмотрено, что эмитент, поручивший ведение системы реестра регистратору один раз в год, может требовать у последнего предоставления реестра за вознаграждение, не превышающее затраты на его составление, а регистратор обязан предоставить реестр за вознаграждение. В остальных случаях размер вознаграждения определяется договором эмитента и регистратора. Держатель реестра имеет право взимать со сторон по сделке плату, соответствующую количеству распоряжений о передаче ценных бумаг и одинаковую для всех юридических и физических лиц. Держатель реестра не вправе взимать со сторон по сделке плату в виде процента от объема сделки.

Приведенная норма Федерального закона не устанавливает перечень услуг регистратора, за которые он имеет право взимать плату, и оспариваемые положения ей не противоречат.

Пунктом 8 Положения о лицензировании определено, за какие виды услуг при осуществлении деятельности по ведению реестра владельцев ценных бумаг устанавливается плата. Решением Верховного Суда Российской Федерации от 9 сентября 2002 года N ГКПИ02-390, вступившим в законную силу, пункт 8 Положения признан не противоречащим федеральному законодательству.

Разрешая дело, суд правильно учел это обстоятельство.

Абзацем 2 подпункта 10.1 Положения предусмотрено, что регистратором может быть установлен минимальный размер оплаты за внесение записей в систему ведения реестра о передаче ценных бумаг в результате их купли-продажи, который не должен превышать в сумме 0,2 минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации на дату представления передаточного распоряжения.

Суд, признавая это положение законным, правильно исходил из того, что установление максимального размера минимального размера оплаты за внесение записей не противоречит требованиям пункта 3 статьи 8 Федерального закона и не нарушает прав владельцев ценных бумаг, а напротив ограничивает право регистратора устанавливать минимальный размер оплаты выше предельного - 0,2 минимального размета оплаты труда.

Отказывая в удовлетворении заявления в части признания недействующим абзаца 3 подпункта 10.1 Положения о лицензировании, в части слов "номинальный держатель", суд обоснованно указал в решении, что из содержания пункта 2 статьи 8 Федерального закона усматривается, что проведение в системе реестра операций подпадает под понятие "внесение данных в реестр". Установление максимального размера оплаты услуг держателя реестра по внесению данных в реестр соответствует пункту 3 статьи 8 Федерального закона и прав заявителя не нарушает.

Не было у суда оснований для удовлетворения требований заявителя и в части признания недействующими абзаца 3 пункта 10.1, пунктов 10.4, 10.5, 10.6, 10.8, 10.12 Положения о лицензировании в части слов "трансфер-агент", поскольку они не противоречат федеральному законодательству и прав заявителя не нарушают.

В соответствии с пунктом 9 Положения о ведении реестра трансфер-агент - это юридическое лицо, выполняющее по договору с регистратором функции по приему от зарегистрированных лиц или их уполномоченных представителей, и передаче регистратору информации и документов, необходимых для исполнения операций в реестре, а также функции по приему от регистратора и передаче зарегистрированным лицам или их уполномоченным представителям информации и документов, полученных от регистратора.

Суд сделал правильный вывод о том, что трансфер-агент осуществляет лишь технические функции по приему и передаче документов между регистратором и зарегистрированными лицами, никаких функций по ведению реестра владельцев ценных бумаг не осуществляет. Оплата осуществляется за отдельные операции регистратора, а не трансфер-агента (пункты 10.4-10.8 Положения о лицензировании.

Ответственность за ведение и хранение реестра несет регистратор, заключивший договор с трансфер-агентом, и обязан возместить убытки, причиненные в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения трансфер-агентом своих функций, в порядке, предусмотренном за федеральным законодательством Российской Федерации (пункт 9 Положения о ведении реестра).

Владелец ценных бумаг наделен правом по своему усмотрению обратиться непосредственно к регистратору, или трансфер-агенту.

Таким образом, наличие у регистратора договора с трансфер-агентом не влияет на правоотношения между регистратором и владельцем ценных бумаг.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что суд не оценил доводы заявителя о законности пунктов 3.3, 3.4.1 и других Положения о порядке ведения реестра, не свидетельствует о незаконности принятого судом решения, поскольку суд разрешил дело в пределах заявленных требований - признании недействующими пунктов 1, 2, 3, 5 постановления Федеральной комиссии ценных бумаг от 2 октября 1997 года N 27 "Об утверждении положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг" и Положения, утвержденного этим постановлением, по мотиву отсутствия у Федеральной комиссии полномочий на издание нормативных правовых актов.

Доводы кассационной жалобы направленные к иному толкованию норм материального права, примененных судом при рассмотрении данного дела, ошибочны и не могут служить поводом к отмене решения суда.

При разрешении настоящего дела судом не допущено нарушений норм материального и процессуального права, которые могли бы повлечь отмену принятого решения.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2007 года оставить без изменения, кассационную жалобу Казаковой Т.Л. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.И. Федин

 

Члены коллегии

А.В. Харланов

 

 

Г.В. Манохина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 6 мая 2008 г. N КАС08-151


Текст определения официально опубликован не был