Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

К.В. Карашев. Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 15 января 1999 г. N 39 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с использованием аккредитивной и инкассовой форм расчетов" (Наиболее актуальные вопросы предпринимательской деятельности. Комментарии судебной практики ВАС РФ. / Отв. ред. Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова). - Специально для системы ГАРАНТ, 2009 г.

Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 15 января 1999 г. N 39 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с использованием аккредитивной и инкассовой форм расчетов"

ГАРАНТ:

См. справку "Наиболее актуальные вопросы предпринимательской деятельности. Комментарии судебной практики ВАС РФ. / Отв. ред. Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова"


ГК РФ, в отличие от ранее действовавшего ГК РСФСР 1964 г., содержащего единственную статью 391, касающуюся безналичных расчетов, уделяет гораздо больше внимания правовому регулированию отношений, связанных с безналичными расчетами. Так, гл. 46 части второй ГК РФ содержит помимо общих положений о расчетах также нормы, касающиеся расчетов посредством платежных поручений, аккредитивов, инкассо и чеков.

При применении положений § 3 гл. 46 ГК РФ (расчеты по аккредитиву) у арбитражных судов стали возникать вопросы относительно толкования указанных норм. С целью формирования единообразной судебной практики по спорам, связанным с использованием аккредитивной формы расчетов, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в комментируемом информационном письме обозначил свою правовую позицию по наиболее актуальным на тот период времени проблемам и дал разъяснения отдельным положениям ГК РФ, регулирующим расчеты по аккредитиву.

В соответствии со ст. 861 ГК РФ расчеты в Российской Федерации могут осуществляться как наличными деньгами, так и в безналичном порядке. При этом безналичные расчеты производятся через банки и иные кредитные организации, в которых открыты соответствующие счета, если иное не вытекает из закона и не обусловлено используемой формой расчетов.

Под расчетом в широком смысле слова принято понимать исполнение должником обязательства любым приемлемым для сторон правоотношения способом, приводящее к прекращению данного обязательства. По своей юридической природе это юридический факт, действие, направленное на прекращение обязательства путем уплаты денежной суммы, передачи имущества, зачета или другим эквивалентным способом, имеющим стоимостное выражение*(1). По мнению большинства ученых-юристов, расчетами производится погашение денежных обязательств*(2). При этом расчеты приобретают смысл в случае, когда они заканчиваются платежом. Тем самым платежи выступают логическим продолжением процесса расчетов, приводящих к погашению должником своего денежного обязательства*(3).

Действующее законодательство под безналичными расчетами понимает денежные расчеты, осуществляемые путем записей по счетам в банках, когда деньги списываются со счета плательщика и зачисляются на счет получателя средств. Записи на счетах в банке рассматриваются двояко: как способ определения объема прав требования клиента к банку и как сложный имущественный комплекс, отражающий вещно-правовые и обязательственные элементы. При этом возникают вопросы относительно правовой природы безналичных денег*(4) и банковского счета, которые вызвали много дискуссий в правовой литературе.

Как правило, для осуществления безналичного расчета необходимо открыть в банке расчетный счет*(5), который в данном случае выступает способом исполнения расчетного обязательства. В соответствии с п. 1 ст. 845 ГК РФ в силу договора банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на открытый клиенту счет денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Правовая связь клиента и банка, в основе которой лежит денежное требование клиента к банку, носит обязательственный характер. Как отмечала Л.А. Новоселова, "суть обязательства банка сводится к тому, что он по поручению клиента принимает на себя обязательства перед указанным им лицом по договору банковского счета. Требование на деньги от плательщика переходит к получателю средств. Банк в размере принятого на себя нового обязательства перестает быть должником прежнего клиента. Вместо платежа наличными клиент требует принятия банком денежного обязательства перед третьим лицом". Тем самым происходит прекращение денежного обязательства банка по договору банковского счета путем новации*(6). Таким образом, при безналичных расчетах в качестве средства платежа выступает "имущество в форме абстрактного, безусловного и неограниченного сроком права требования к банку о выдаче (выплате) по первому требованию денег (право на деньги), зафиксированного посредством бухгалтерских записей, ведущихся банком"*(7).

В контексте расчетного правоотношения принято рассматривать расчетную сделку, под которой понимают "любую гражданско-правовую сделку, осуществляемую участниками безналичных расчетов (банками и их клиентами) в рамках определенной формы безналичных расчетов и направленную на перемещение (трансферт) безналичных активов с одного счета клиента (раздела счета) на другой, принадлежащий как ему самому, так и третьему лицу"*(8). Разъясняя вышеприведенное определение, Н.Ю. Ерпылева отмечала, что только безналичные расчеты могут осуществляться посредством отдельных банковских сделок гражданско-правового характера (расчетных сделок), "которые имманентно служат формой реализации безналичных расчетных правоотношений"*(9).

Аккредитив - это самостоятельный способ исполнения плательщиком (должником) своих денежных обязательств перед получателем средств (кредитором), возникших из договора, заключенного между ними, условиями которого предусмотрена аккредитивная форма расчетов.

В рамках аккредитива существуют правовые связи между плательщиком, банками и получателем средств.

В связи с этим следует разграничивать широкое и узкое понимание аккредитива.

В широком смысле слова под аккредитивом понимают юридические связи, складывающиеся между плательщиком, банками и получателем денежных средств, объединенные общей правовой целью (аккредитивное правоотношение)*(10). В рамках аккредитивного правоотношения существует несколько относительно самостоятельных обязательств, в качестве которых следует рассматривать: отношения, возникающие между плательщиком и банком-эмитентом; отношения, существующие между банком-эмитентом и исполняющим банком, и отношения между банком-эмитентом и получателем средств (бенефициаром).

Участниками аккредитивного правоотношения, как правило, являются следующие.

Плательщик (приказодатель аккредитива, аккредитиводатель, импортер, покупатель) - должник по основному обязательству, в котором предусмотрена аккредитивная форма расчетов. По просьбе плательщика банк-эмитент дает обещание уплатить определенную денежную сумму указанному им лицу. В качестве приказодателя может выступать и третье лицо, не являющееся должником получателя средств.

Получатель денежных средств (бенефициар, поставщик, экспортер) - кредитор по основному обязательству, лицо, управомоченное на получение платежа по аккредитиву, открытому банком-эмитентом. Получатель обладает правами требования денежного характера как к приказодателю, так и к банку-эмитенту.

Банк-эмитент - банк, открывающий аккредитив, дающий свое обязательство произвести платеж бенефициару. В качестве банка-эмитента может выступать любой банк, а не только тот, в котором открыт расчетный счет приказодателя.

Исполняющий банк (назначенный банк) - банк, как правило, обслуживающий бенефициара и производящий по поручению банка-эмитента выплаты по аккредитиву.

Авизующий банк - банк, состоящий в корреспондентских отношениях и с банком-эмитентом, и с исполняющим банком, извещающий бенефициара об открытии аккредитива. Авизующий банк не несет никаких обязанностей по аккредитиву, даже если он согласился передать извещение об открытии аккредитива бенефициару.

Подтверждающий банк - банк, принимающий на себя по просьбе банка-эмитента обязательство произвести платеж на условиях открытого банком-эмитентом безотзывного аккредитива.

В узком смысле слова под аккредитивом следует понимать независимое (самостоятельное) от договорных отношений плательщика и получателя средств обязательство банка-эмитента, выданное по просьбе плательщика, произвести платеж определенной денежной суммы (либо оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель) бенефициару (кредитору плательщика) при представлении последним документов, предусмотренных условиями аккредитивного обязательства, подтверждающих право бенефициара на получение платежа.

Согласно п. 1 ст. 867 ГК РФ при расчетах по аккредитиву банк, действующий по поручению плательщика об открытии аккредитива и в соответствии с его указанием (банк-эмитент), обязуется произвести платежи получателю средств или оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель либо дать полномочие другому банку (исполняющему банку) произвести платежи получателю средств или оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель. Пункт 4.1 Положения Центрального банка РФ о безналичных расчетах от 3 октября 2002 г. N 2-П, в редакции от 11 июня 2004 г., содержит схожее с приведенным выше определение аккредитива, в котором акцентируется то, что платеж банком-эмитентом осуществляется получателю средств по представлению последним документов, соответствующих всем условиям аккредитива.

Законодательно закрепленное определение аккредитива не раскрывает в полной мере его правовую сущность и не позволяет отграничить аккредитив от других смежных гражданско-правовых институтов, например банковской гарантии, определяемой законодателем также посредством общего описания данного института. Следует также отметить, что ни в правовой доктрине, ни в судебной практике не сложилось однозначного понимания аккредитива. "Обязательства, возникающие по поводу расчетов аккредитивами, составляют такой "клубок", из которого трудно выбраться при отсутствии путеводной нити, определяющей, какие отношения здесь возникают и на чем они основаны"*(11). При этом в юридической литературе отмечается, что аккредитив как расчетная операция включает в себя несколько сделок, правовая природа которых различна*(12).

Сделка по открытию аккредитива, заключаемая между плательщиком и банком-эмитентом, представляет собой двусторонний, возмездный и консенсуальный договор*(13).

Кроме того, о договорном характере отношений плательщика и банка-эмитента упомянуто в п. 4.2 Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации следующим образом: "Порядок возмещения денежных средств по непокрытому (гарантированному) аккредитиву плательщиком банку-эмитенту определяется в договоре между плательщиком и банком-эмитентом".

Достаточно распространенной является точка зрения, в соответствии с которой отношения, возникающие между плательщиком и банком-эмитентом по поводу открытия аккредитива, строятся по модели отношений, существующих в договоре поручения, комиссии и агентирования. При этом отношение плательщика с банком-эмитентом рассматривается как "обязательство об исполнении третьему лицу", в котором банк-эмитент выступает в качестве исполнителя*(14). В юридической литературе можно встретить мнение, что данный договор следует квалифицировать в качестве договора об оказании финансовых услуг. Кроме того, высказываются суждения, что соглашение об открытии аккредитива представляет собой смешанный договор, содержащий элементы кредитного договора и договора залога товарных документов, а также поручение о выплате денег определенному лицу. Заслуживает внимания позиция, согласно которой договор об открытии аккредитива рассматривается в качестве соглашения sui generis, наиболее схожего по своей правовой природе с кредитным договором*(15).

В соответствии с данным договором банк-эмитент обязуется принять долг перед лицом, определенным в этом договоре (обязательство по принятию долга). Принятие банком-эмитентом обязательства произвести платеж бенефициару представляет собой одну из форм экономического кредитования, поскольку банк-эмитент производит платеж бенефициару за счет собственных средств. Плательщик, в свою очередь, согласно условиям названного договора принимает на себя обязательство возвратить в обусловленные договором сроки сумму предоставленного таким образом кредита и уплатить вознаграждение банку-эмитенту за пользование кредитом. Право требовать от плательщика исполнения этих договорных обязательств у банка-эмитента возникает только при надлежащем осуществлении платежа бенефициару.

В правовой доктрине относительно правовой природы отношений получателя средств и банка-эмитента существуют следующие точки зрения: 1) указанные отношения квалифицируются в качестве договорных (открытие аккредитива является офертой произвести платеж по долгам плательщика против встречного предоставления пакета соответствующих документов, адресованной бенефициару); 2) отмечается, что между банком-эмитентом и получателем средств нет договора, а выставление аккредитива рассматривается в качестве односторонней сделки банка-эмитента по принятию денежного обязательства перед получателем средств.

Правовая природа взаимоотношений банка-эмитента с исполняющим банком не вызывает в доктрине больших споров. По данному вопросу в правовой литературе имеется три точки зрения: 1) данные отношения предлагается рассматривать как отношения по возложению обязательства на третье лицо; 2) отношения банка-эмитента с исполняющим банком предлагается рассматривать как отношения, возникающие из договора поручения; 3) отношения банка-эмитента с исполняющим банком предлагается рассматривать как разновидность смешанного договора, включающего элементы договоров комиссии, поручения и возложения обязательства на третье лицо*(16).

В пункте 1 комментируемого Обзора Высший Арбитражный Суд РФ отметил, что включение в договор условия о расчетах с аккредитива, подтверждающего и обеспечивающего возможность получения оплаты за товар, означает согласие сторон на отгрузку товаров при условии открытия аккредитива. Отношения сторон в этом случае регулируются нормами ст. 328 ГК РФ о встречном исполнении обязательств. При этом одностороннее изменение покупателем условий аккредитива в части его действия, представляемых документов и вида аккредитива является грубым нарушением договорных обязательств перед контрагентом.

Рассматривая значение договорного условия о расчетах посредством аккредитива, следует различать две ситуации:

1) возникновение договора купли-продажи поставлено в зависимость от открытия аккредитива. Справедливыми являются замечания Л.Б. Волкова по данному поводу, который отмечал, что нередко вступление контракта в силу ставится сторонами в зависимость от открытия аккредитива. При этом невыставление банком-эмитентом аккредитива влечет для приказодателя нарушение им условий контракта с соответствующими для него последствиями*(17);

2) договор купли-продажи обладает юридической силой, однако обязанность продавца по поставке товаров зависит от открытия аккредитива банком покупателя. Именно в данном случае открытие аккредитива выступает в качестве встречной обязанности по отношению к обязанности поставить товар, позволяющей продавцу в случае невыставления аккредитива отказаться от исполнения своего договорного обязательства по поставке товаров*(18).

Согласно п. 1 ст. 328 ГК РФ встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной. Тем самым обязанность продавца поставить товар обусловлена обязанностью покупателя открыть аккредитив. Однако открывает аккредитив на самом деле не покупатель, а банк-эмитент, с которым покупатель заключает соглашение об открытии аккредитива. Кроме того, открытие аккредитива банком-эмитентом предполагает принятие последним на себя денежного обязательства перед получателем средств (продавцом товара). Следовательно, встречной является обязанность покупателя представить продавцу еще одного должника, а не обязанность банка-эмитента произвести платеж продавцу по открытому им аккредитиву.

В этой связи интересным представляется мнение С.В. Сарбаша, который, выделив в обязательственном праве обязательства, предусматривающие получение собственно встречного предоставления, и обязательства сами по себе, в отдельности не влекущие получения встречного предоставления, заметил, что судебная практика находит возможным применить принцип встречного исполнения к обязательствам, исполнение одного из которых хотя и является условием исполнения другого, но не является предоставлением*(19).

По мнению В.В. Витрянского, смысл взаимности состоит в том, что "имеется в виду такое исполнение, которое должно производиться одной стороной лишь после того, как другая сторона исполнила свое обязательство"*(20). С позиции М.И. Брагинского "ст. 328 ГК РФ является специальной нормой по отношению к ст. 451 ГК РФ. Для применения ст. 328 ГК РФ нет необходимости ссылаться на то, что соответствующее нарушение явилось существенным"*(21).

Является ли нарушение условий, закрепленных в договоре об открытии аккредитива, существенным в смысле ст. 450 ГК РФ и позволяет ли оно другой стороне в одностороннем порядке расторгнуть договор?

Как представляется, в случае открытия аккредитива на условиях, отличающихся от условий, предусмотренных договором, продавец приобретает права, закрепленные в ст. 328 ГК РФ*(22). В случае невыставления аккредитива покупатель существенно нарушает условия договора, что дает право продавцу его расторгнуть в одностороннем порядке.

Рассматривая вопрос о соотношении условий контракта и аккредитива, когда между ними есть расхождения, М.Г. Розенберг отмечал, что "внесение в аккредитив каких-либо положений, которые отличаются от условий контракта, предопределяет взаимоотношения с банком, хотя и не изменяет автоматически условий контракта. Иное может следовать из содержания такого положения аккредитива, против которого не возразил бенефициар, или из связанной с этим переписки. Не следует исключать возможности того, что отсутствие возражений против открытия аккредитива, который содержит отличающиеся от контрактных условия, либо изменение аккредитива будут рассматриваться как соглашение сторон о корректировке условий контракта"*(23).

В пункте 2 Обзора развивается правовая позиция Высшего Арбитражного Суда РФ, отраженная в п. 1. В частности, отмечается, что поставщик вправе, но не обязан отказаться от поставки товара при отсутствии аккредитива, а покупатель, принявший товар, но не открывший аккредитив, обязан его оплатить, поскольку, как следует из п. 3 ст. 328 ГК РФ, если встречное исполнение обязательства произведено, несмотря на непредоставление другой стороной обусловленного договором исполнения своего обязательства, эта сторона обязана предоставить такое исполнение. Необходимость в подобном разъяснении была вызвана существовавшей ранее судебной практикой, согласно которой арбитражные суды отказывали в удовлетворении требований поставщика о взыскании стоимости поставленного покупателю товара в связи с тем, что поставщик нарушил предусмотренный договором порядок поставки - при условии открытия аккредитива.

Представляется, что в данном случае имеет место изменение условий договора поставки о расчетах (порядок, форма и сроки расчетов) конклюдентными действиями продавца, который поставил товар, не дожидаясь открытия аккредитива, тем самым предложив покупателю отказаться от условия договора о расчетах посредством аккредитива, и покупателя, который принял товар, согласившись, соответственно, на изменение условий договора в части расчетов посредством аккредитива. Следовательно, все условия, касающиеся расчетов посредством аккредитива, применяться не будут. В силу п. 1 ст. 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар после передачи ему продавцом товара. При этом согласно п. 1 ст. 516 ГК РФ расчеты будут осуществляться платежными поручениями.

Следовало бы разъяснить в указанном случае, вправе ли покупатель отказаться от поставленного продавцом до открытия аккредитива товара, сославшись на то, что у продавца еще не возникла обязанность поставить ему товар, а следовательно, у покупателя нет обязанности его принять. Представляется, что обозначенный вопрос следовало бы решить в пользу покупателя, возложив на поставщика расходы, связанные с неточным исполнением условий заключенного ими договора.

В пункте 3 Обзора разъясняется, что открытие аккредитива платежом не является. Это действие, направленное на обеспечение поставщиком возможности получения платежа при выполнении им условий аккредитива. Нарушение покупателем сроков открытия аккредитива само по себе не влечет последствий, предусмотренных для просрочки исполнения денежного обязательства.

Ранее было отмечено, что аккредитив открывается не плательщиком, а банком-эмитентом по его просьбе. Принятие банком-эмитентом на себя денежного обязательства перед получателем средств (поставщиком) еще не является платежом. Кроме того, обязательство покупателя произвести расчет посредством открытия аккредитива (т.е. обеспечить возможность получения поставщиком платежа при выполнении им условий аккредитива) не является денежным обязательством, в связи с чем не подлежит применению ст. 395 ГК РФ.

Вместе с тем согласно англо-американскому праву открытие аккредитива является платежом под отлагательным условием, если перечисление денег реально состоялось; датой платежа является дата выдачи аккредитива*(24). При этом условность - это признак платежа, а не самого обязательства банка-эмитента, которое возникло в момент выставления аккредитива и не требует каких-либо действий со стороны бенефициара.

В рассматриваемом пункте делается акцент на обеспечительные свойства аккредитива. Аккредитив придает твердость обязательству покупателя и гарантирует получение платежа продавцом. Данное обстоятельство позволило некоторым авторам назвать аккредитив одним из способов обеспечения исполнения обязательства.

Так, например, В. Аверков рассматривает в качестве одного из способов обеспечения выполнения стороной своего договорного обязательства резервный аккредитив и аккредитив с рассрочкой платежа*(25). В.В. Витрянский относит аккредитив к "дополнительным способам обеспечения исполнения обязательств, которые могут быть предусмотрены договором"*(26). По данному вопросу А.Л. Маковский писал, что необходимо разграничивать способы обеспечения обязательств "от предусмотренных законом или договором условий исполнения обязательства, многие из которых - о зачете взаимных требований, об аккредитивной форме расчетов, о переводе покупателя по договору поставки на предварительную оплату продукции и товаров и др. - имеют ярко выраженный обеспечительный характер. Сходство некоторых этих условий с обеспечением обязательств усиливается тем, что они могут применяться как следствие неисправного в прошлом поведения должника... Но в отличие от способов обеспечения обязательств, которые не определяют порядок его исполнения и реализуются лишь в случае нарушения обязательства, эти условия имеют целью предотвратить нарушение обязательства именно путем установления особого порядка его исполнения и применяются только на стадии исполнения обязательства"*(27).

Довольно часто в торговом обороте аккредитив используется в качестве способа обеспечения исполнения сторонами договорных обязательств. Наглядным примером этого высказывания служит рассмотренное в Арбитражном суде г. Москвы дело N А40-15/04от-69. В арбитражный суд с заявлением об обеспечении иска, предъявленного в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ, о взыскании убытков и аннулировании безотзывного аккредитива обратился приказодатель, который просил приостановить оплату по открытому банком-эмитентом аккредитиву. Стороны договора купли-продажи медикаментов использовали аккредитив в своих отношениях в целях обеспечения платежей за поставляемые товары.

В другом деле стороны в договоре строительного подряда предусмотрели, что если заказчик допустит просрочку платежей за выполненные подрядчиком за два месяца работы, то он обязан на оставшуюся не оплаченной сумму открыть безотзывный аккредитив, с которого будут производиться платежи, в противном случае подрядчик приобретает право остановить работы на объекте*(28). В связи с этим вызывает интерес положение ст. 17 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле", в котором безотзывный покрытый аккредитив рассматривается в качестве способа обеспечения исполнения обязательства нерезидента перед резидентом. Своеобразие обеспечительной функции состоит в том, что аккредитив, с одной стороны, гарантирует платеж бенефициару, с другой - учитывает интерес приказодателя в получении товаров (работ, услуг).

Благодаря каким своим качествам аккредитив приобретает обеспечительную функцию, дающую бенефициару уверенность в получении платежа? Довольно распространенной как в советский период, так и в настоящее время является точка зрения, в соответствии с которой именно депонирование (выделение и размещение) денежных средств приказодателя на специальном счете в банке-эмитенте и создает у бенефициара уверенность в том, что платеж будет несомненно произведен*(29). По мнению В.В. Витрянского, суть аккредитива состоит именно в бронировании денежных средств, за счет которых будут вестись расчеты с бенефициаром*(30). Этой точки зрения придерживается и А.Г. Ивасенко, которая полагает, что именно депонирование средств плательщика банком-эмитентом в исполняющем банке гарантирует поставщику своевременный платеж за отгруженные им в адрес покупателя товарно-материальные ценности*(31).

Однако депонирование приказодателем денежных средств на специальном счете не предоставляет никаких обеспечительных гарантий для бенефициара, поскольку вопрос о депонировании решается в договоре между приказодателем и банком-эмитентом в рамках соглашения о предоставлении приказодателем обеспечения своего обязательства перед банком-эмитентом по возврату уплаченных бенефициару денежных средств. Обеспечительную функцию аккредитиву придает наличие самостоятельного, независимого обязательства банка-эмитента произвести платеж бенефициару наряду с обязательством приказодателя произвести уплату долга бенефициару. Именно это вызывает уверенность у бенефициара в реальности и гарантированности платежа, придает обязательству приказодателя по уплате долга свойство обеспеченности. Но при этом аккредитив представляет собой обеспечительную конструкцию, призванную укрепить положение кредитора в обязательстве, стимулировать должника надлежащим образом исполнить свое обязательство и не допустить умаления имущественной сферы кредитора.

В пункте 4 Обзора наглядно показано, что обязательство банка-эмитента перед получателем средств прекратилось ввиду истечения срока действия аккредитива, но при этом обязательство плательщика (покупателя) перед получателем средств (продавцом) сохранилось.

В ранее существовавшей практике арбитражных судов не было единообразия в решении вопроса, влияет ли то обстоятельство, что плательщик не получил после закрытия аккредитива сумму покрытия, на его обязанность оплатить поставленный ему товар. Потребовалось разъяснение Высшего Арбитражного Суда РФ, в соответствии с которым невыполнение банками своих обязательств по возврату средств с закрытого аккредитива не освобождает покупателя от обязанности оплатить полученный и соответствующий условиям договора товар. При этом нарушения, допущенные продавцом при предъявлении требований к банку об оплате с аккредитива, могут быть учтены при применении к покупателю мер гражданско-правовой ответственности.

Кроме того, отмечается, что отношения по аккредитиву покупателя с банком, в том числе и по поводу возврата сумм покрытия, являются самостоятельными и отличными от сделки, по которой производится платеж.

Указанный вывод также следует из п. 3 ст. 308 ГК РФ, согласно которому обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

Поскольку получатель средств не участвует в качестве стороны в соглашении об открытии аккредитива, заключаемом между плательщиком и банком-эмитентом, то условия указанного соглашения не распространяются на получателя средств. Все договоренности, достигнутые между плательщиком и банком-эмитентом, обязательны для них и никоим образом не влияют на обязательства плательщика по договору, заключенному с получателем средств.

В ситуации, когда наряду с обязательством плательщика произвести оплату по договору поставки существует обязательство банка-эмитента по выставленному им аккредитиву произвести платеж, нерешенным остается вопрос: к кому вправе обратиться получатель средств (поставщик) с требованием произвести платеж?

Несмотря на то что получатель средств (поставщик) представил документы, которые не соответствовали условиям аккредитива, в связи с чем банк-эмитент отказал ему в платеже по аккредитиву, у него еще имеется время для того, чтобы представить в банк-эмитент надлежащие документы и получить платеж.

Вправе ли поставщик в этом случае (когда существует еще обязательство банка-эмитента произвести платеж по аккредитиву) обратиться непосредственно к покупателю с требованием произвести оплату поставленного ему товара?

Поскольку стороны предусмотрели в договоре поставки аккредитивную форму расчетов, предполагающую, что требования поставщика будут в первую очередь обращены к банку-эмитенту, поставщик, прежде чем обратиться к покупателю с требованием об оплате поставленного товара, должен доказать, что он лишен возможности получить платеж от банка-эмитента по открытому им аккредитиву.

В таком случае поставщику остается либо ждать прекращения обязательства банка-эмитента с тем, чтобы после обратиться к покупателю с требованием произвести оплату поставленного товара, либо представить банку-эмитенту документы, соответствующие условиям аккредитива, а в случае необоснованного отказа оспорить его в судебном порядке.

В деле, приведенном в пункте 5 Обзора, условиями договора поставки предусматривалась аккредитивная форма расчетов. Продавец поставил товар с нарушением условий об ассортименте. Банк-эмитент произвел платеж в соответствии с условиями аккредитива, поскольку документы, представленные продавцом в банк-эмитент, соответствовали условиям аккредитива. При этом согласно условиям аккредитива не требовалось представления документов, подтверждающих соблюдение требований договора в части ассортимента.

При обосновании приведенного подхода суд указал, что, несмотря на то что средства выплачивались с аккредитива банком, последний действовал по поручению и за счет покупателя. Покупатель принял от банка представленные продавцом документы и признал их соответствующими условиям аккредитива. В связи с этим суд обоснованно признал наличие права у покупателя требовать возврата средств, уплаченных за его счет за товар, от принятия которого он правомерно отказался.

Такое обоснование позволяет считать, что суд придерживается точки зрения, согласной которой отношения между плательщиком и банком-эмитентом строятся по модели отношений, возникающих из договора комиссии.

В доктрине распространенной является точка зрения, согласно которой приказодатель аккредитива выступает в качестве комитента, банк-эмитент - в качестве комиссионера, а само соглашение - это не что иное, как разновидность договора комиссии. Так, по мнению М.М. Агаркова, "товарным аккредитивом называется операция, по которой банк обязуется уплатить за счет своего контрагента (клиента), но от своего имени определенную сумму третьему лицу против представления последним распорядительных товарных бумаг"*(32). Л.Г. Ефимова, отмечая, что цель договора между банком-эмитентом и приказодателем совпадает с целью договора комиссии, приходит к выводу, что данный договор является разновидностью договора комиссии, в соответствии с которым банк-эмитент обязуется совершить от своего имени и за счет приказодателя сделку по исполнению за приказодателя его денежного обязательства перед бенефициаром*(33).

Кроме того, в юридической литературе предлагается рассматривать соглашение между плательщиком и банком-эмитентом как агентский договор. На этом основании представители приведенной позиции считают возможным "при отсутствии специальных норм, регулирующих эти отношения, применять соответствующие нормы о договорах поручения, комиссии и агентирования"*(34). При этом предлагается применить по аналогии к отношениям приказодателя и банка-эмитента ст. 999 ГК РФ, согласно которой банк-эмитент обязан был бы представить приказодателю отчет и передать все полученное по аккредитиву. При наличии возражений по отчету, сообщенных банку-эмитенту в установленный договором срок, приказодатель вправе требовать от банка-эмитента денежные средства, предоставленные в качестве покрытия по аккредитиву. Хотя договор приказодателя с банком-эмитентом и обладает некоторым сходством с договором комиссии, однако это не является достаточным основанием для того, чтобы отнести договор банка-эмитента с приказодателем к разновидности договора комиссии.

По мнению А.В. Серегина, представляется необоснованным отнесение договора об открытии аккредитива к разновидности договора комиссии*(35). Критика теории комиссии (агентирования) достаточно полно изложена в трудах И.Б. Иловайского и Н.В. Ростовцевой. Основные моменты критики теории комиссии (агентирования) состоят в следующем. По договору комиссии комиссионер обязуется совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента*(36). Л.Г. Ефимова полагает, что цель договора между приказодателем и банком-эмитентом состоит в заключении банком-эмитентом с бенефициаром сделки, в силу которой банк-эмитент принимает на себя обязанность произвести платеж последнему*(37).

Вместе с тем из содержания п. 1 ст. 867 ГК РФ, в соответствии с которым при расчетах по аккредитиву банк, действующий по поручению плательщика об открытии аккредитива и в соответствии с его указанием (банк-эмитент), обязуется произвести платежи получателю средств или оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель либо дать полномочие другому банку (исполняющему банку) произвести платежи получателю средств или оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель, не следует однозначно, что соглашение между банком-эмитентом и плательщиком является разновидностью договора комиссии.

Кроме того, в силу п. 2 ст. 867 ГК РФ при открытии покрытого аккредитива банк-эмитент обязан перечислить сумму аккредитива за счет плательщика либо предоставленного ему кредита в распоряжение исполняющего банка на весь срок действия обязательства банка-эмитента. При этом словосочетание "за счет плательщика" означает, что денежные средства, выплаченные банком-эмитентом получателю средств в полном соответствии с условиями аккредитива, подлежат возмещению банку-эмитенту плательщиком. Тем самым данное словосочетание, по нашему мнению, приобретает иной смысл, чем тот, который вкладывается в него при договоре поручения или комиссии (поскольку поверенный или комиссионер действует в интересах доверителя или комитента, то и расходует он непосредственно денежные средства последнего).

Сказанное не опровергает правильность вывода суда по существу спора, поскольку в данном случае способ платежа не влияет на квалификацию отношений между плательщиком и получателем средств.

Согласно п. 5.1 Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации при расчетах по аккредитиву плательщик представляет в банк-эмитент два экземпляра заявления на открытие аккредитива, в котором поручает банку-эмитенту открыть аккредитив. Форму заявления на открытие аккредитива банк-эмитент разрабатывает самостоятельно.

В указанном пункте Положения содержатся требования к реквизитам, которые должны быть отражены в заявке на открытие аккредитива, однако данный пункт не предусматривает каких-либо правовых последствий за нарушение требований к реквизитам заявки на открытие аккредитива.

В пункте 6 Обзора затрагивается вопрос о существенных условиях договора об открытии аккредитива. "Документарный аккредитив выпускается на основании договоренности, заключенной между лицом, отдавшим распоряжение, и банком. В этом соглашении представлены характеристики открытия кредита. Банк имеет право отказаться эмитировать документарный аккредитив, если не связан предварительной договоренностью с лицом, отдавшим распоряжение. Когда банкир связан обязательством в отношении клиента, он должен открыть кредит на условиях, содержащихся в указаниях клиента, и в соответствии с определенными сроками. Отдавший распоряжение может еще до эмиссии аккредитива внести банкиру вознаграждение, которое ему полагается. Банком могут быть затребованы гарантии в форме депозита на блокированном счете и другие. Они присоединяются к праву залога, которым банкир пользуется, если среди документов фигурирует документ, представляющий товары"*(38). В приведенном высказывании французских цивилистов затрагивается вопрос, касающийся условий договора об открытии аккредитива и их влияния на заключенность самого договора и на действительность обязательства банка-эмитента.

Исходя из существа договора об открытии аккредитива, п. 5.1 Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации и ст. 5 Унифицированных правил и обычаев для документарных аккредитивов в редакции МТП N 500 (далее - Унифицированные правила)*(39), в договоре об открытии аккредитива необходимо указать условия, характеризующие предмет договора, в частности:

- условия, относящиеся к обязательству банка-эмитента: наименование банка-эмитента, наименование банка получателя, наименование исполняющего банка (указание на банк, уполномоченный произвести платежи), вид аккредитива, условия оплаты (платеж по предъявлению, платеж с рассрочкой, путем акцепта, учета переводного векселя либо путем негоциации), сведения о лице, которому следует произвести платеж, перечень и характеристика документов, представляемых бенефициаром, и требования к оформлению указанных документов (условия о легитимации управомоченного на получение платежа по выставленному аккредитиву субъекта), срок действия аккредитива (дата выставления и дата закрытия аккредитива, период представления документов, срок от даты выдачи транспортного документа, в течение которого они должны быть представлены);

- условия, касающиеся обязательства приказодателя: срок, в течение которого приказодатель обязуется вернуть банку-эмитенту уплаченную бенефициару денежную сумму, условие о размере вознаграждения, выплачиваемого банку-эмитенту, и условие о представляемом способе обеспечения обязательств приказодателя. При этом обязательство банка-эмитента, принятое им по договору об открытии аккредитива, будет считаться исполненным надлежащим образом при выставлении им аккредитива в полном соответствии с условиями договора об открытии аккредитива.

Перечисленные выше условия являются существенными для договора об открытии аккредитива. При этом некоторые из этих условий являются восполнимыми. Так, например, в случае отсутствия в договоре условия о виде аккредитива он признается в силу п. 3 ст. 868 ГК РФ отзывным; при отсутствии указания на срок от даты отгрузки, в течение которого должны быть представлены в соответствии с условиями аккредитива документы, банки будут отказывать в приеме документов, представленных им позднее 21-го дня от даты отгрузки.

Кроме того, в комментируемом пункте отмечается, что отсутствие указания о виде аккредитива и способе его реализации не имеет существенного значения для определения характера обязательства банка-эмитента. При этом отсутствие как в заявлении на открытие аккредитива, так и в договоре об открытии аккредитива указания о виде аккредитива (отзывный или безотзывный) не может рассматриваться как отсутствие существенного условия обязательства. Важным также является вывод о том, что банк, принявший заявление на открытие аккредитива, составленное с нарушением требований к форме, когда он имел основания отказаться от принятия такого заявления и, имея возможность, не уточнил характер и содержание данного ему поручения (например, в части наименования документов, против которых следует произвести платеж), несет все риски, связанные с принятием к исполнению заявления, оформленного с нарушением требований к его форме.

В пунктах 7-9 Обзора рассматриваются различные аспекты применения принципа автономности (независимости) аккредитивного обязательства банка-эмитента.

В пункте 7 Обзора содержится вывод, согласно которому банк не обязан проверять соответствие условий заявления на открытие аккредитива договору, заключенному между плательщиком и получателем средств, которым предусмотрена аккредитивная форма расчетов, даже если ссылка на данный договор имеется в аккредитиве.

При этом делается акцент на том, что при расчетах по аккредитиву банк-эмитент действует по поручению плательщика об открытии аккредитива и в соответствии с его указанием.

Это указывает на наличие между банком-эмитентом и плательщиком соглашения об открытии аккредитива, во исполнение которого банком-эмитентом совершается односторонняя сделка по выставлению аккредитива (принятию на себя денежного обязательства перед получателем средств), а не на правовую природу данного соглашения.

Поскольку банк-эмитент действует по поручению плательщика об открытии аккредитива и в соответствии с его указанием, он не вправе отказаться от исполнения надлежаще оформленного заявления на аккредитив на том основании, что оно не соответствовало договору клиента с получателем средств. Обязанность банка-эмитента принимать и исполнять поручения плательщика в данном случае выводят из договора банковского счета, заключенного между плательщиком и банком-эмитентом. В силу банковских правил банк-эмитент вправе отказаться от исполнения заявления на открытие аккредитива только в одном случае - когда заявление на открытие аккредитива оформлено с нарушениями требований к его форме.

В соответствии с п. 1 ст. 845 ГК РФ по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступившие на открытый клиенту счет денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций. На банк возлагается обязанность совершать в будущем расчетные сделки, необходимые клиенту банка, тем самым создаются предпосылки для постоянного осуществления безналичных расчетов с контрагентами. При этом банк не вправе отказать клиенту в совершении расчетных сделок, если указания клиента соответствуют законодательству и имеется денежное покрытие остатка средств на счете. Следовательно, расчетные сделки, совершаемые на основе договора банковского счета, являются исполнением этого договора. Договор банковского счета представляет собой организационный договор (рамочное соглашение), по которому на банк возлагается обязанность осуществлять для клиента юридически значимые действия, а клиенту предоставляется право требовать от банка выполнения указанных действий*(40). Еще И.Б. Новицкий говорил о допустимости предварительного договора, в силу которого одному из контрагентов предоставляется в определенных пределах право на одностороннее установление того или иного условия при заключении основного договора*(41). В свою очередь, Е. Годэмэ выделял такие предварительные договоры, которые предполагают принятие обязательства заключить договор только одной из сторон, а второй предоставляют право требовать этого*(42).

Поскольку по своей экономической природе аккредитив представляет собой один из методов кредитования в банковской сфере, что, в свою очередь, отражается на юридической сущности договора об открытии аккредитива, придавая ему некоторые черты кредитного договора, можно сделать вывод, что наличие банковского счета у приказодателя не является необходимым условием как для заключения договора об открытии аккредитива, так и для выставления аккредитива.

Банковский счет необходим бенефициару для того, чтобы получить платеж по аккредитиву, так как в соответствии с п. 4.4 Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации "платеж по аккредитиву производится в безналичном порядке" (т.е. обязательство банка-эмитента по уплате денежных средств бенефициару, легитимировавшему себя должным образом в качестве субъекта права, выраженного в аккредитиве, осуществляется в безналичном порядке).

Тезис пункта 8 Обзора, согласно которому недействительность договора, в оплату которого открыт аккредитив, не влечет недействительности обязательств банков по аккредитиву, сомнений не вызывает. В примере отмечается, что банк-эмитент не является стороной договора купли-продажи. Его обязательство возникло из поручения об открытии аккредитива. Это обязательство является самостоятельным и не делает банк участником обязательств по договору купли-продажи.

Однако представляется спорным, что обязательство банка-эмитента возникает из поручения плательщика об открытии аккредитива.

Поручение (заявление) плательщика об открытии аккредитива представляет собой оферту, адресованную банку-эмитенту, содержащую предложение заключить договор об открытии аккредитива на указанных в заявлении условиях. В случае, когда банк-эмитент акцептует указанную оферту, между ними заключается договор об открытии аккредитива, в силу которого банк-эмитент принимает на себя обязательство выставить аккредитив на согласованных условиях. Во исполнение данного договора банк-эмитент посредством совершения односторонней сделки по выставлению аккредитива принимает на себя обязательство произвести платеж получателю средств. Тем самым обязательство банка-эмитента возникает из односторонней сделки по выставлению аккредитива, а не из поручения (заявления) плательщика об открытии аккредитива.

Тезис пункта 9 Обзора направлен на разъяснение принципа автономности аккредитивного обязательства. При этом обращается внимание на то, что банк-эмитент не является ответственным за фактическое исполнение договора купли-продажи, заключенного между поставщиком (получателем средств) и покупателем (плательщиком).

На банк возлагается обязанность проверки представленных получателем средств документов, а не факта поставки товаров. На банк не может возлагаться ответственность за несоответствие документов реальному положение дел, если такое несоответствие не могло быть выявлено исключительно на основании документов и банк действовал осмотрительно и с разумной тщательностью.

Следует отметить, что в указанном пункте также содержится важный вывод относительно распределения риска платежа по подложным документам, который, к сожалению, арбитражными судами не учитывается при разрешении споров, связанных с использованием аккредитивной формы расчетов. Так, в частности, на банк-эмитент не может быть возложен риск платежа по подложным документам в случае, когда фальсификация документов могла быть установлена лишь при использовании специальных технических средств и при обычном осмотре сотрудниками банка ее невозможно было выявить, а также при отсутствии доказательств причастности сотрудников банка к мошенническим действиям.

В п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договора банковского счета" Высшим Арбитражным Судом РФ применительно к оценке платежного поручения по списанию средств со счета занята иная позиция: банк несет ответственность за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур банк не мог установить факт выдачи распоряжения неуполномоченными лицами.

Вопрос о распределении риска платежа по подложным документам всегда являлся сложным. "В силу того, что аккредитивы предполагают оплату по предъявлении документов, а не реальных действий, которые они представляют, они являются крайне уязвимыми в смысле мошенничества со стороны тех лиц, которые могут представить ложные, неточные или неверные документы для получения денег. Такие действия могут носить криминальный характер, а кроме того, они разрушительно действуют на систему аккредитивов и нормальную коммерческую деятельность. Такие действия называются мошенничеством в области аккредитивов, и они создают серьезную проблему всем сторонам работы с аккредитивами, а особенно банкам, которые часто становятся жертвами или начинают между собой борьбу за ограничение средств или перераспределение убытков. В международной практике используют различные способы борьбы с мошенничеством (отказ в платеже после обнаружения мошенничества, запросы от приказодателя, наличие решений суда, запрещающих платежи или выдачу средств), в том числе применяют и стратегию управления рисками, нацеленную на предотвращение мошенничества (внутренняя политика кредитования, информация о клиенте, контроль за персоналом и его обучение, управление рисками и отдел безопасности, а также быстрая ответная реакция)"*(43).

В соответствии со ст. 15 Унифицированных правил банки не несут никакой ответственности за форму, полноту, точность, подлинность, подделку или юридическое значение какого-либо документа(ов), равно как и за общие и (или) частные условия, содержащиеся в документе(ах) или дополнительно включенные в них. Они также не несут никакой ответственности за описание, количество, состояние, упаковку, доставку, стоимость или за существование указанного в документе(ах) товара, а также за добросовестность или действия и (или) упущения, кредитоспособность, выполнение обязательства или коммерческую репутацию грузоотправителей, или страховщиков товара, или любого другого лица*(44).

Правовые последствия обмана заключаются, по мнению К.М. Шмиттгоффа, в отказе банка-эмитента, исполняющего и подтверждающего банков от обязательства, принятого по безотзывному аккредитиву (обязательства уплатить, акцептовать или негоциировать). Швейцарский ученый Ю. Дом обосновывал данное правило, согласно которому независимость аккредитива заканчивается там, где начинается обман, следующим образом: "Запрещение требовать платежа путем злоупотребления есть выражение верховного этического принципа, характерного по крайней мере для западно-христианского культурного круга, затрагивая с большей долей вероятности и другие правовые порядки"*(45). При доказанности факта мошенничества приказодателем на банк-эмитент возлагается обязательство не производить платеж, акцепт либо негоциацию векселя в отношении бенефициара*(46).

Следует заметить, что Унифицированные правила не содержат положений, позволяющих банку-эмитенту отказывать в платеже бенефициару в случаях мошенничества и подлога документов. Указанный пробел в регулировании отношений по аккредитиву был восполнен судебной практикой. Так, например, во Франции приказодатель согласно решению Апелляционного суда Парижа от 15 июня 1950 г. был управомочен обратиться в суд за наложением ареста на аккредитив с целью воспрепятствовать платежу в пользу бенефициара. Правда, позднее Кассационный суд (15 октября 1981 г.) отказал приказодателю в праве наложить арест, сочтя, что безотзывность аккредитива препятствует любому иску, имеющему последствием паралич механизма. Но в случае мошенничества бенефициара судебная практика позволяет приказодателю блокировать аккредитив. Мошенничеством считаются случаи представления фальшивого документа (например, коносамента) или представления ложных сведений (например, товар, объявленный в фактуре, не соответствует товару, переданному экспедитору), а также случаи, когда сам аккредитив является фальшивым*(47). Но арест может быть наложен только в случаях, когда доказательства мошенничества абсолютно неоспоримы. Простых предположений для этого недостаточно*(48).

В связи с этим справедливым является высказывание Д. Доналдсона: "Уникальная ценность безотзывного аккредитива состоит в том, что бенефициар может быть полностью спокоен относительно того, что, какие бы споры ни возникли потом с приказодателем, банк обязуется сам осуществить ему выплаты при соблюдении бенефициаром условий аккредитивного обязательства. Если, кроме самых исключительных случаев (обман и банковская осведомленность об обмане, основанная на ясных и достаточных доказательствах), суду по просьбе приказодателя будет позволено отнять у банка его личное и безотзывное обязательство путем судебного запрета, ограничивающего исполнение банком этого обязательства, то он подорвет наивысшую банковскую ценность (финансовую репутацию) банка. Судьи, которых просят о выдаче судебного запрета, должны выяснить, имеются ли какие-либо сомнения относительно законности самого аккредитива. Если таких сомнений нет либо они незначительны, никакого запрета не нужно выносить, банку следует предоставить возможность исполнить свои договорные обязательства, хотя ограничения могут быть наложены на свободу бенефициара обращаться с деньгами после того, как он их получит"*(49).

При рассмотрении другого дела было отмечено, что "суды могут выдавать запреты на платеж лишь в порядке исключения, которые могут делаться только в случае настолько серьезного мошенничества, которое делает очевидно бессмысленным и несправедливым разрешение бенефициару заполучить деньги. В тех случаях, когда обстоятельства ясным образом указывают, что по основному договору у бенефициара нет права выставлять требования по аккредитиву; когда обстоятельства показывают, что договор лишает бенефициара даже видимого права поступать таким образом; когда из основного договора и из обстоятельств ясно следует, что требование бенефициара о платеже ни на чем реально не основывается, суд может запретить платеж"*(50).

К.М. Шмиттгофф выделял три ситуации обмана, которые, как правило, связаны с самими документами, по внешнему виду соответствующими условиям аккредитива:

1) приказодатель заявил банку-эмитенту об обмане, но не представил доказательств. Подобное подозрение может возникнуть и у банка, однако без подтверждения банк должен совершить платеж;

2) банк-эмитент располагает прямыми доказательствами обмана (представленные документы подложны, подделаны), но ему не известно, знал ли об обмане бенефициар. При этом не исключена возможность, что обман был совершен третьими лицами. В подобной ситуации банк-эмитент все-таки обязан произвести платеж по аккредитиву;

3) банк-эмитент обладает доказательствами совершения обмана и того, что бенефициар знал об обмане. "Если оба этих факта бесспорны, банк-эмитент не должен исполнять взятые на себя по аккредитиву обязательства"*(51).

Значение принципа автономности состоит в том, что "никакое обязательство банка по аккредитиву не подвержено каким-либо претензиям или возражениям со стороны приказодателя, основанным на его взаимоотношениях с бенефициаром или с банком-эмитентом"*(52). Обязательство банка имеет отношение только к документам, но не к товарам, работам, услугам. К.М. Шмиттгофф назвал аккредитив сделкой с документами*(53).

При рассмотрении споров, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением банками условий аккредитива, данный принцип проявляется в том, что арбитражный суд не выясняет обстоятельств, относящихся к договору, заключенному между приказодателем и бенефициаром.

По замечанию А.В. Шамраева, следствием независимости аккредитива является освобождение банка-эмитента от ответственности за исполнимость основного контракта, за действия третьих лиц, их репутацию и платежеспособность, за последствия задержки, утраты или уничтожения любого из документов, не представленных в банк-эмитент, а также искажения и ошибки, возникающие при передаче телекоммуникационного сообщения, за форму, полноту, точность, подлинность и действительность документов, а также за любые условия, включенные в документы, если они по внешним признакам соответствуют условиям аккредитива и банк проявил разумную тщательность при проверке соответствия документов условиям аккредитива*(54).

Другим проявлением этого принципа является то, что банк-эмитент не должен знать обычаи и обыкновения в других областях торговли. При этом А.В. Шамраевым ставится вопрос о том, влияет ли принцип независимости аккредитива на право банка-эмитента требовать от приказодателя возмещения произведенных им расходов. В Унифицированных правилах данный вопрос урегулирован. Свое решение он нашел и в ЕТК США. Согласно ст. 5.117 "к эмитенту, осуществляющему платеж бенефициару против предоставления документов, переходят права бенефициара в том объеме, как если бы эмитент был солидарным должником по основному обязательству, в котором кредитором приказодатель"*(55). В ГК РФ данное положение прямо не закреплено, однако его можно вывести из других положений ГК РФ (например, из ст. 965).

Принцип строгого соответствия предполагает проверку банком-эмитентом с разумной тщательностью представленных бенефициаром документов на соответствие их условиям аккредитива.

Как представляется, банк-эмитент в соответствии с указанным принципом обязан проверить, подтверждают ли представленные бенефициаром документы его право на получение платежа или не подтверждают. В договоре об открытии аккредитива приказодателем получатель платежа определяется двояким образом: а) указанием имени, наименования конкретного получателя и его реквизитов; б) указанием на документы, которые должны быть представлены получателем. Если представленные банку-эмитенту документы не соответствуют условиям аккредитива, считается, что получатель должным образом не легитимировал себя как надлежащего получателя средств. В случае, когда банк-эмитент все же произведет ему платеж, в соответствии со ст. 312 ГК РФ риск платежа ненадлежащему лицу ложится на банк-эмитент. Поэтому в Унифицированных правилах такое большое внимание уделено документам, представляемым в соответствии с условиями аккредитива.

Не менее важным является вопрос о критериях оценки представленных в банк документов. Рассматривая указанную проблему, В.А. Белов задается вопросом, оцениваются ли документы с точки зрения категорий подлинности и достоверности, отражающих непременным образом факт действительной отгрузки товаров, и приходит к выводу, что оценка документов должна производиться только по внешним признакам - соответствуют ли документы условиям аккредитива или нет*(56). В п. 2 ст. 871 ГК РФ законодатель предполагает производить оценку соответствия документов условиям аккредитива по внешним признакам. Статья 13 Унифицированных правил более подробно регулирует процедуру проверки документов, указывая на то, что документы должны проверяться с разумной тщательностью, с тем чтобы удостовериться, что по внешним признакам они соответствуют условиям аккредитива. Если представленные документы по внешним признакам противоречат друг другу, они будут рассматриваться как не соответствующие условиям аккредитива. В случае представления в банк документов, не предусмотренных условиями аккредитива, банк оставит их без проверки*(57).

В соответствии с доктриной строгого соответствия любое отклонение от спецификаций, установленных в аккредитиве, позволяет банку-эмитенту отказаться производить платеж. По доктрине разумного соответствия, если представленные бенефициаром документы соответствуют существенным условиям аккредитива, банк-эмитент должен принять эти документы и произвести платеж бенефициару*(58).

Данный принцип проявляется в судебной практике в том, что платеж по аккредитиву может быть произведен только против документов, прямо предусмотренных условиями аккредитива, несмотря на принципиальную невозможность представления какого-либо из документов. При этом исполняющий банк не вправе вмешиваться в отношения сторон по сделке и решать за них вопросы необходимости представления каких-либо иных документов, вопреки включаемым в условия аккредитива.

В случаях, когда содержание документов не соответствует условиям аккредитива, выделяют две ситуации: а) когда двусмысленны условия аккредитива, банк должен запросить разъяснения у приказодателя; б) когда двусмысленны представленные документы, считается, что они не соответствуют условиям аккредитива.

Принцип строгого соответствия также предполагает: а) безразличие банка к причинам (мотивам), по которым приказодатель определяет требования к управомоченному на получение платежа лицу; б) исключение документов, которые являются почти такими же или которые действуют почти так же, как и документы, определенные приказодателем; в) документы должны быть приняты или отвергнуты без промедления и без необходимости их длительного исследования*(59).

Данный принцип, если иное не предусмотрено условиями самого аккредитива, не предполагает обязанности банка осуществлять проверку правильности и полноты составления (заполнения) отраслевых (в том числе перевозочных) документов, которые следует представить согласно условиям аккредитивного обязательства банка-эмитента.

В пункте 10 Обзора содержится разъяснение п. 3 ст. 872 ГК РФ. Необходимость в таком разъяснении была вызвана существовавшей ранее практикой арбитражных судов, согласно которой требования плательщиков о взыскании средств с исполняющего банка, неправильно выплатившего денежные средства с покрытого аккредитива, в большинстве случаев не удовлетворялись по следующим основаниям. Согласно п. 1 ст. 872 ГК РФ ответственность за нарушение условий аккредитива перед плательщиком несет банк-эмитент. В соответствии со ст. 403 ГК РФ должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо. Следовательно, перед плательщиком за нарушения, допущенные исполняющим банком, которому было поручено исполнение обязательств по аккредитиву, всегда отвечает банк-эмитент.

В разъяснении специально обращается внимание на то, что ответственность в указанном выше случае несет третье лицо (исполняющий банк), являющийся непосредственным исполнителем, поскольку на это, как того требует ст. 403 ГК РФ, прямо указано в п. 3 ст. 872 ГК РФ.

Статья 872 ГК РФ вызывает в правовой литературе много критики. Законодатель в данной статье попытался урегулировать только один аспект ответственности: ответственность банка-эмитента и исполняющего банка за нарушение условий аккредитива, упуская из виду другие аспекты ответственности.

В пункте 11 Обзора определяется обязательство исполняющего банка, подтвердившего безотзывный аккредитив.

По сути, разъясняется положение п. 2 ст. 869 ГК РФ, согласно которому исполняющий банк, участвующий в проведении аккредитивной операции, по просьбе банка-эмитента может подтвердить безотзывный аккредитив (подтвержденный аккредитив), что означает принятие исполняющим банком дополнительного к обязательству банка-эмитента обязательства производить платеж в соответствии с условиями аккредитива.

Исполняющий банк, подтвердив аккредитив, принимает на себя перед получателем средств самостоятельное обязательство платить в соответствии с условиями аккредитива и несет перед получателем самостоятельную ответственность в случае неосновательного отказа в выплате средств. При этом отмечается, что подтверждающий банк может нести ответственность перед получателем средств на основании ст. 395 ГК РФ.

Следует заметить, что в соответствии со ст. 869 ГК РФ подтвердить аккредитив, открытый банком-эмитентом, может только исполняющий банк, в то время как в соответствии со ст. 9 Унифицированных правил в редакции МТП N 500 в качестве подтверждающего может выступать любой банк, получивший от банка-эмитента полномочия на подтверждение его аккредитива*(60).

Подтвержденный безотзывный аккредитив придает твердость и гарантированность обязательству приказодателя по уплате долга бенефициару. Подтверждение аккредитива позволяет снизить риск неплатежеспособности банка-эмитента и риск неплатежеспособности суверенной страны (политический риск, экономическая ситуация в государстве банка плательщика, валютные ограничения и т.п.)*(61).

В юридической литературе вызывает дискуссию вопрос о том, какие отношения порождает подтвержденный аккредитив. По мнению А.М. Эрделевского, факт подтверждения аккредитива исполняющим банком означает принятие на себя дополнительного обязательства перед плательщиком по этому могущему возникнуть в будущем обязательству банка-эмитента. Такое обязательство порождает субсидиарную ответственность подтверждающего банка, возложение которой регулируется ст. 399 ГК РФ, т.е., реализуя правомочия, вытекающие из подтвержденного аккредитива, получатель до предъявления требований к исполняющему банку должен предъявить требование к банку-эмитенту*(62).

Подтверждение аккредитива понимается В.А. Беловым как принятие на себя банком самостоятельных обязательств на условиях открытого аккредитива, не совпадающих с обязательствами банка-эмитента, которое, подобно вексельному посредничеству, может быть назначенным и инициативным*(63). По мнению автора, наиболее убедительной является точка зрения, в соответствии с которой подтверждающий банк принимает на себя обязательство, аналогичное обязательству банка-эмитента. Кроме того, обязательство подтверждающего банка следует рассматривать как совершенно самостоятельное, и, как данное солидарно с эмитентом, подтверждение порождает солидарную, а не субсидиарную ответственность банка-эмитента и подтверждающего банка*(64). "Подтверждающий банк принимает на себя такую же, как и банк-эмитент, основную ответственность за исполнение своих обязательств по аккредитиву, если условия аккредитива будут соблюдены. Эта основная ответственность подтверждающего банка понимается как отдельная и независимая от основного обязательства, взятого на себя банком-эмитентом. Банк-эмитент и подтверждающий банк несут основную, а не вторичную или субсидиарную ответственность"*(65).

Необходимо отметить особенность обязательства подтверждающего банка, которое не совсем укладывается в классическое представление о солидарном обязательстве. Как следует из п. 1 ст. 322 ГК РФ, солидарное обязательство возникает при неделимости предмета такого обязательства либо при наличии указания о солидарном характере в договоре либо законе. Солидарное обязательство банка-эмитента и подтверждающего банка возникает из договора (между банком-эмитентом и подтверждающим банком заключается договор, по условиям которого последний обязуется путем совершения односторонней сделки принять денежный долг в размере и на условиях аккредитивного обязательства банка-эмитента перед бенефициаром).

Согласно п. 1 ст. 323 ГК РФ кредитор вправе требовать исполнения солидарной обязанности как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, как полностью, так и в части. Однако в рассматриваемом случае бенефициар вправе обратиться с требованием произвести платеж либо к банку-эмитенту, либо к подтверждающему банку. Такого же мнения придерживается и Шарль дель Бусто: "Представление документов напрямую в банк-эмитент, минуя подтверждающий банк, не является представлением документов и соблюдением условий обязательства подтверждающего банка. В том случае, если подтверждающий банк обойден при представлении документов и его подтверждение аккредитива истечет до получения им таких соответствующих условиям аккредитива документов, подтверждающий банк более не несет ответственности за исполнение обязательств по таким представленным документам"*(66).

По мнению С.В. Сарбаша, подобная разновидность солидарных обязательств, которую он назвал солидарными обязательствами с альтернативой, неизвестна ни современному российскому праву, ни современной правовой доктрине. Данная конструкция близка римской, при которой обращение с иском к одному из должников прекращало обязанности остальных. "По существу, при таких условиях мы имеем дело с наличием у кредитора альтернативы в выборе должника, однако подлинной солидарности здесь не образуется. Остаются за скобками и взаимоотношения между самими должниками после того, как выбор кредитора состоится"*(67). Описание подобной конструкции солидарного обязательства можно найти у Д.И. Мейера: "...иногда определяется порядок, в котором обязанные лица следуют одно за другим, так что сначала требование должно быть обращено к одному лицу и затем уже, в случае неуспешности требования, оно может быть обращено к другому лицу"*(68).

Тем самым подтверждающий банк наряду с банком-эмитентом несет перед бенефициаром самостоятельную ответственность за платеж по аккредитивному обязательству. При необоснованном отказе бенефициару в платеже на подтверждающий банк возлагается гражданско-правовая ответственность.

В случаях, когда подтверждающий банк произвел оплату с нарушениями условий аккредитива, он не вправе требовать от банка-эмитента возмещения расходов, связанных с таким платежом, поскольку обязательство банка-эмитента по осуществлению платежа бенефициару не прекратилось (тем самым обязательство подтверждающим банком не исполнено). Подтверждающий банк вправе обратиться с требованием о возврате неосновательно полученного к лицу, которому он произвел такой платеж (при условии, что им обязательство по основному договору приказодателю не исполнено, в противном случае подтверждающий банк вправе обратиться к приказодателю с требованиями из неосновательного обогащения).

Что происходит в ситуации, когда другой банк по просьбе бенефициара, но без полномочий банка-эмитента подтверждает аккредитив? Как указано в ст. 869 ГК РФ, подтверждение может быть осуществлено только по просьбе банка-эмитента, тем самым аккредитив не может быть подтвержден без полномочий, полученных от банка-эмитента. Тем не менее такое несанкционированное подтверждение возлагает на банк, подтвердивший аккредитив, ответственность за платеж по открытому банком-эмитентом аккредитиву перед бенефициаром, но без оборота на банк-эмитент.

В этом случае "подтверждающий банк не приобретает такие права на аккредитив, как банк-эмитент, и не является подтверждающим банком в значении этого слова. На самом деле это не подтверждение, а договоренность между бенефициаром и подтверждающим банком, в соответствии с которой упомянутый банк принимает безотзывное обязательство в случае выполнения условий аккредитива произвести платеж или учет тратт и документов"*(69), выставленных бенефициаром, без права регресса на банк-эмитент. При этом такое подтверждение в банковской практике получило название мягкого подтверждения (в противоположность обычному подтверждению, при котором все расходы несет приказодатель), при котором исполнение обязательства подтверждающего банка поставлено в зависимость от получения возмещения от другого финансового учреждения и расходы по которому обязуется нести бенефициар*(70).

В пункте 12 Обзора разъясняется, что срок действия аккредитива определяет срок, до истечения которого исполняющему банку должны быть представлены документы, оговоренные в аккредитиве. Если требование о выплате средств с приложением требуемых по условиям аккредитива документов было заявлено до истечения срока действия аккредитива, то иск получателя средств о применении к банку мер ответственности, в том числе предусмотренных ст. 395 ГК РФ, на основании п. 2 ст. 872 ГК РФ может быть предъявлен в течение общего срока исковой давности. При этом возврат депонированной суммы плательщику не является обстоятельством, освобождающим исполняющий банк от ответственности перед получателем за неосновательный отказ в выплате средств по покрытому и/или подтвержденному аккредитиву, поскольку исполняющий банк вправе требовать от банка-эмитента возмещения расходов, связанных с выплатой средств в соответствии с условиями аккредитива.

Высший Арбитражный Суд РФ исходил из того, что требования к исполняющему банку, неосновательно отказавшему получателю в выплате средств по покрытому и/или подтвержденному аккредитиву, могут быть заявлены в пределах общего срока исковой давности, а не в пределах срока действия аккредитивного обязательства банка-эмитента.

Необходимость в таком разъяснении обусловлена существованием противоположенной позиции, согласно которой обязательство исполняющего банка выплатить средства с аккредитива ограничены сроком действия аккредитива, поскольку по истечении срока действия аккредитива и возвращении средств с покрытого аккредитива банку-эмитенту обязательства исполняющего банка считаются прекращенными.

Представляется, что договор между банком-эмитентом и исполняющим банком следует рассматривать как разновидность договора поручения. Данная точка зрения поддерживается и Л.Г. Ефимовой, которая отмечает, что исполняющий банк обязан заключить с банком-эмитентом договор об исполнении аккредитива*(71).

Банк-эмитент, являющийся должником получателя средств по выставленному им аккредитиву, чье денежное обязательство является срочным, поручает исполняющему банку заплатить от его имени получателю средств сумму аккредитива в случае представления им документов, соответствующих условиям аккредитива. При этом платеж должен быть осуществлен в период действия обязательства банка-эмитента. Следовательно, при истечении срока действия обязательства банка-эмитента прекращается обязанность исполняющего банка исполнить поручения банка-эмитента. Следует также отметить, что поскольку получатель средств не является участником отношений, существующих между банком-эмитентом и исполняющим банком, то у него нет никаких обязанностей и прав (требований) к исполняющему банку (в том числе права требования произвести платеж по аккредитиву).

Таким образом, с момента представления в исполняющий банк получателем документов, соответствующих условиям аккредитива, у последнего возникает право требования денежного характера непосредственно к банку-эмитенту, а не к исполняющему банку, который всего лишь осуществляет от имени и за счет банка-эмитента юридически значимые для него действия.

Однако ст. 403 и п. 2 ст. 872 ГК РФ позволяют возложить ответственность перед получателем средств за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств непосредственно на исполняющий банк, что позволяет получателю средств избежать ряд неудобств, связанных с обращением к банку-эмитенту с требованием о взыскании суммы аккредитива, убытков и процентов по ст. 395 ГК РФ, который затем предъявит взысканные с него денежные средства, за исключением суммы аккредитива, для возмещения исполняющему банку.


К.В. Карашев,

главный консультант Управления анализа

и обобщения судебной практики

Высшего Арбитражного Суда РФ,

кандидат юридических наук,

магистр частного права


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Извеков Ю.Н. Проблемы правового регулирования расчетных отношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Белгород, 2002. С. 7.

*(2) В юридической науке категорию денег стараются раскрыть через экономические свойства, содержащиеся в деньгах, такие, как мера стоимости всех товаров, средство обмена, средство сохранения ценности, средство накопления и средство платежа. Деньги обладают способностью служить эквивалентом всех других имущественных благ, становясь средством накопления и обращения имущественных ценностей. Деньгам в силу закона присвоена способность погашать обязательство во всех случаях невозможности его исполнения. При этом деньги обладают законной платежной силой, приданной им государственной властью. Наиболее существенным для гражданского права является выявление природы денег как предмета денежного обязательства. "Деньги используются в обязательстве в качестве погашения денежного долга, восстановления эквивалентности обмена, компенсации продавцу стоимости переданного им товара либо компенсации понесенных им имущественных потерь" (Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М., 2003. С. 25). Тем самым в качестве основного критерия определения денежного обязательства выступает цель погашения денежного долга. Если деньги выступают в договоре в ином качестве (например, в качестве товара), то денежного обязательства не возникает.

*(3) Иванова Н.А. Гражданско-правовая ответственность в механизме регулирования расчетных отношений: Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2002. С. 35.

*(4) См.: Ефимова Л.Г. Правовые проблемы безналичных денег // Хозяйство и право. 1997. N 1-2; Трофимов К. Безналичные деньги. Есть ли они в природе? // Там же. N 3; Потяркин Д. Безналичные деньги - имущество? // Там же; Тараканов С. Информационная природа безналичных денег // Там же. 1998. N 3.

*(5) Однако законодательством предусмотрены случаи перечисления денежных средств через банк лицом, не имеющим счета в данном банке (п. 2 ст. 863 ГК РФ, ст. 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности").

*(6) Новоселова Л.А. Проблемы гражданско-правового регулирования расчетных отношений: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1997. С. 36.

*(7) Новоселова Л.А. О понятии и правовой природе безналичных расчетов // Законодательство. 1999. N 1.

*(8) Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 321-322.

*(9) Ерпылева Н.Ю. Правовое регулирование расчетных отношений (теоретические аспекты) // Банковское право. 2001. N 2. С. 27.

*(10) Аккредитивное правоотношение является разновидностью расчетного правоотношения и направлено на прекращение приемлемым для сторон данного правоотношения способом обязательства должника.

*(11) Новоселова Л.А. Гражданский кодекс Российской Федерации о расчетах // Вестник ВАС РФ. 1996. N 10. С. 35.

*(12) Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. С. 489.

*(13) См.: Щербина М. Аккредитив в международных расчетах: некоторые вопросы теории и практики // Журнал международного частного права (СПб.). 1996. N 42. С. 32.

*(14) Ефимова Л.Г., Новоселова Л.А. Банки: ответственность за нарушение при расчетах: Комментарий законодательства и арбитражной практики. М., 1996. С. 44.

*(15) В юридической литературе также предлагают соглашение приказодателя с банком-эмитентом об открытии аккредитива квалифицировать как самостоятельный договор, построенный по принципу договора в пользу третьего лица.

*(16) См.: Ростовцева Н.В. Правовое регулирование аккредитивной формы расчетов: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 116; Ефимова Л.Г. Банк-эмитент в круговороте событий // Бизнес-адвокат. 2000. N 8; Эрделевский А.М. О расчетах по аккредитиву // Библиотечка РГ. Банковские операции. Права клиентов и вкладчиков. Законодательство и нормативные акты. Образцы документов. Юридический комментарий. 1999. Вып. 19. С. 67; Иловайский И.Б. Аккредитив как форма безналичных расчетов: Дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2001. С. 112.

*(17) Валютные отношения во внешней торговле СССР / Под ред. А.Б. Альтшулера. М., 1968. С. 161.

*(18) Посредством аккредитива разрешается проблема "первого шага". Суть проблемы "первого шага", выделенной С.В. Сарбашем, состоит в том, что во взаимных обязательствах субъектов постоянно мучает вопрос: кто первым начнет исполнять свои договорные обязательства? Поскольку стороны в обязательствах равны, то принудить кого-либо первым исполнить свое договорное обязательство не представляется возможным. Для того чтобы сторона была уверена в том, что другая сторона договора исполнит взятые на себя обязательства, а также чтобы в случае неисполнения предотвратить возможные убытки, законодателем закреплен в ГК РФ институт встречного обязательства.

*(19) Сарбаш С.В. Исполнение взаимных обязательств. М., 2004. С. 15-36.

*(20) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 2001. С. 386.

*(21) Там же. С. 389.

*(22) См.: Розенберг М.Г. Толкование договора. Удержание как способ обеспечения исполнения обязательства // ЭЖ-Юрист. 2003. N 44. С. 8.

*(23) Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров (Комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров). 2-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 194-195.

*(24) Mann F.A. The Legal Aspect of Money. Oxford, 1992. P. 78. Следует отметить, что К.М. Шмиттгофф также сравнивал аккредитив с наличным платежом (Шмиттгофф К.М. Экспорт: право и практика международной торговли: Пер. с англ. М., 1993. С. 225).

*(25) Аверков В. Способы обеспечения выполнения сторонами своих обязательств по договорам // Экономика и жизнь. 1998. N 2. Январь. С. 28.

*(26) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 482.

*(27) Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М., 1982. С. 229.

*(28) Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 февраля 1996 г. N 5278/95.

*(29) См.: Воронова Л.К. Правовое регулирование кредитно-расчетных отношений в народном хозяйстве. Киев, 1988. С. 172; Скраженовский Н.Г. Очерки советского банковского права. Сталинабад, 1958. С. 80-81; Кузьмин В.Ф. Правовое регулирование расчетов в народном хозяйстве. М., 1977. С. 139.

*(30) Научно-практический комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1996. С. 188.

*(31) Ивасенко А.Г. Безналичные расчеты и банковский аудит расчетных операций: Учебное пособие. М., 1997. С. 31.

*(32) Агарков М.М. Основы банковского права: Курс лекций; Учение о ценных бумагах: Научное исследование. М., 1994. С. 143.

*(33) Ефимова Л. Правовое регулирование аккредитива // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 37.

*(34) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1996. С. 455.

*(35) Серегин А.В. Правовая природа аккредитива // Юрист. 2004. N 10.

*(36) В доктрине существует несколько подходов к определению предмета договора комиссии: 1) только купля-продажа; 2) купля-продажа и сходные с ней сделки; 3) любые сделки. Распространенным является второй подход - в качестве предмета договора комиссии может быть купля-продажа и сходные с ней сделки. Также отмечается необходимость встречных обязанностей у третьего лица по его сделке с комиссионером, заключенной во исполнение поручения комитента. Односторонние сделки не могут входить в предмет договора комиссии ввиду противоречия существу этого договора. Договор комиссии должен иметь своим предметом лишь ограниченный круг сделок, носящих оборотный, торговый характер, которые могут быть исполнены самим комиссионером без помощи комитента, а также самому комиссионеру без привнесения каких-либо личностных начал. По договору комиссии нельзя обязать комиссионера заключить с третьим лицом договор поручения. В предмет договора комиссии может входить такая сделка, которая направлена на установление прав и обязанностей. Комиссионер не может от своего имени совершить какие-либо действия, направленные на изменение либо прекращение существующих уже между комитентом и третьим лицом правоотношений, поскольку это противоречит природе обязательств, в которых комиссионер не участвует. Изменять или прекращать свои правоотношения могут только соответствующие стороны. Вывод о том, что под сделками, входящими в предмет комиссионного поручения, законодатель имел в виду действия, направленные на установление обязательственных правоотношений, можно сделать из того, что комиссионер должен передать комитенту право требования к своему контрагенту (Егоров А.В. Предмет договора комиссии // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. Вып. 5 / Под ред. В.В. Витрянского. М., 2002. С. 86-147).

*(37) Ефимова Л. Правовое регулирование аккредитива // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 37.

*(38) Гавальда К., Стуфле Ж. Банковское право: Учреждение счета, операции, услуги. М., 1996. С. 386-387.

*(39) Статья 6 Унифицированных правил и обычаев для документарных аккредитивов от 2007 г. в редакции МТП N 600 также требует указания в договоре об открытии аккредитива наименования исполняющего банка либо указания на то, что аккредитив исполняется в любом банке. Кроме того, в статье говорится, что аккредитив должен содержать дату истечения срока для представления документов по аккредитиву. Если указана дата истечения срока для выполнения платежного обязательства, она будет рассматриваться как дата истечения срока для представления документов. Также следует указать и местонахождение банка, в котором аккредитив подлежит исполнению и которое является и местом для представления документов.

*(40) Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. С. 304.

*(41) Новицкий И.Б. Обязательство заключить договор. М., 1947. С. 8.

*(42) Годэмэ Е. Общая теория обязательства. М., 1948. С. 277.

*(43) Берн Джеймс, Смит Дональд. Мошенничество в области аккредитивов (Материалы Круглого стола "Инструменты банковской практики МТП и национально-правовое регулирование". 25 октября 2004 г.).

*(44) Документарные аккредитивы: сравнение UCP 500 и UCP 400. Публикация МТП N 511. М., 1995. С. 74 (Сер. Издание "Международной торговой палаты"). Статья 34 Унифицированных правил в редакции МТП N 600 ("Банк не несет никакой ответственности за форму, полноту, точность, подлинность, подделку или юридическое значение какого-либо документа, равно как и за общие или частные условия, содержащиеся в документах или дополнительно включенные в них. Он также не несет никакой ответственности за описание, количество, вес, качество, состояние, упаковку, доставку, стоимость или за существование товара, услуг или иных выполненных обязательств, указанных в любом документе, а также за добросовестность или действия, упущения, кредитоспособность, выполнение обязательства или коммерческую репутацию грузоотправителя перевозчика, экспедитора, грузополучателя или страховщика товара, или любого другого лица").

*(45) Цит. по: Овсейко С. Комментарий к Конвенции ООН о независимых гарантиях и резервных аккредитивах.

*(46) См.: Шамраев А.В. Гражданско-правовой механизм безналичных денежных расчетов. Российский, зарубежный и международный опыт регулирования. Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 170-172.

*(47) Определение понятия мошенничества было сформулировано судебной практикой. Так, например, в немецком праве мошенничество рассматривают в контексте взаимоотношений бенефициара и банка, где действует принцип добросовестности, который запрещает кредитору (бенефициару) действовать мошенническим образом против должника (банка). Французская судебная практика мошенничество определяет как явное отсутствие у бенефициара права на платеж, что должно быть выявлено и поддается выявлению из изучения основного договора и его исполнения. Согласно американской правовой доктрине требование платежа "может считаться мошенническим, если оно сделано с целью наказать сторону, которая открыла аккредитив" либо присутствует "вопиющее, бросающееся в глаза поведение со стороны бенефициара. Если доказано, что бенефициар не имел претензий по основному договору, но тем не менее потребовал платеж, то ему будет приписано мошенническое намерение, а именно намерение получить, на основании формального соответствия, платеж, на который он не имеет права" (Бертрамс Р. Банковские гарантии в международной торговле. Публикация МТП N 547. С. 193-203).

*(48) Гавальда К., Стуфле Ж. Указ. соч. С. 450-477.

*(49) Викримиратн Л., Роув М. Торговые финансовые операции: Полное руководство по документарным аккредитивам. С. 338-339 (пер. Внешэкономбанка).

*(50) Викримиратн Л., Роув М. Торговые финансовые операции: Полное руководство по документарным аккредитивам (дело Ground Air Transfer v. Westate Airlines).

*(51) Шмиттгофф К.М. Указ. соч. С. 225-227. В этой связи интересной представляется норма п. 2 ст. 5.114 ЕТК США, согласно которой мошенничество имеет место также и в случае, когда документы по своим внешним признакам соответствуют условиям аккредитива, но какой-либо требуемый документ фактически не отвечает гарантиям, предоставленным при негоциации или передаче товарораспорядительного документа либо документированной ценной бумаги, или является поддельным или фальшивым. Единообразный торговый кодекс США: Пер. с англ. М., 1996. С. 264 (Сер. "Современное зарубежное и международное частное право").

*(52) Казакова Н. Новые Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов // Внешняя торговля. 1994. N 4. С. 17.

*(53) Шмиттгофф К.М. Указ. соч. С. 203.

*(54) Шамраев А.В. Гражданско-правовой механизм безналичных денежных расчетов. Российский, зарубежный и международный опыт регулирования. Дис. ... канд. юрид. наук. С. 144-145.

*(55) См.: Шамраев А.В. Регулирование документарного аккредитива в праве США // Деньги и кредит. 2001. N 6. С. 55.

*(56) Белов В.А. Гражданско-правовое регулирование безналичных расчетов в РФ // Бизнес и банки. 2000. N 27. С. 5.

*(57) В ст. 14 Унифицированных правил в редакции МТП N 600 содержатся непосредственно критерии проверки документов, представленных бенефициаром (вводится критерий надлежаще оформленного представления).

*(58) Вацковский Ю.Ф. Аккредитив: правовые аспекты использования в международной торговле // Право и экономика. 1997. N 1. С. 44.

*(59) Шмиттгофф К.М. Указ. соч. С. 206.

*(60) Согласно ст. 8 Унифицированных правил в редакции МТП N 600 подтверждающим банком может быть и не только исполняющий банк.

*(61) См.: Аккредитив. Документарные инкассо. Банковские гарантии. Руководство по документарным внешнеторговым операциям. СПб., 1999. С. 17; Документарные аккредитивы / Barklays Bank Pls. London - Know How Fund: Fin. Research Assoc. Ltd. 1995. С. 8.

*(62) Эрделевский А.М. О расчетах по аккредитиву // Хозяйство и право. 1997. N 3. С. 65.

*(63) Белов В.А. Банковское право России: теория, законодательство, практика: Юридические очерки. М., 2000. С. 332.

*(64) Документарные аккредитивы: сравнение UCP 500 и UCP 400. Публикация МТП N 511. С. 45; Лазарева Т.П. Международное торговое право: расчеты по контрактам: Учебное пособие. М., 2003. С. 46; Щербина М. Указ. соч. С. 29.

*(65) Документарные аккредитивы: сравнение UCP 500 и UCP 400. Публикация МТП N 511. С. 45.

*(66) Документарные аккредитивы: сравнение UCP 500 и UCP 400. Публикация МТП N 511. С. 44-45.

*(67) Сарбаш С.В. Обязательства с множественностью лиц и особенность их исполнения. М., 2004. С. 82-83.

*(68) Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 2. М., 1997. С. 110. По мнению Д.И. Мейера, солидарные обязательства иногда выступают как совокупность нескольких отдельных обязательств, в которой веритель вправе обратиться за удовлетворением к тому или иному из обязанных лиц и требовать от него удовлетворения сполна. Но с доставлением удовлетворения обязательство уже считается исполненным и прекращается для обеих сторон (Там же. С. 109-110).

*(69) Руководство МТП по операциям с документарными аккредитивами для УОП 500. Публикация МТП N 515 (E). М., 1997. С. 45 (Сер. "Издания Международной торговой палаты").

*(70) Шамраев А.В. Гражданско-правовой механизм безналичных денежных расчетов. Российский, зарубежный и международный опыт регулирования. Дис. ... канд. юрид. наук. С. 160-161.

* (71) Ефимова Л. Банк-эмитент в круговороте событий // Бизнес-адвокат. 2000. N 8.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

К.В. Карашев. Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 15 января 1999 г. N 39 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с использованием аккредитивной и инкассовой форм расчетов" (Наиболее актуальные вопросы предпринимательской деятельности. Комментарии судебной практики ВАС РФ. / Отв. ред. Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова). - Специально для системы ГАРАНТ, 2009


Автор


Карашев Казбек Владимирович - главный консультант Управления анализа и обобщения судебной практики Высшего Арбитражного Суда РФ, кандидат юридических наук, магистр частного права