Обзор постановлений и решений Европейского Суда по правам человека по российским жалобам за июль 2012 г.

 

В июле 2012 года Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) вынес 13 постановлений по жалобам против Российской Федерации. Постановления по всем делам были вынесены I Секцией Европейского Суда.

Во всех делах, кроме одного, Европейский Суд признал Российскую Федерацию в той или иной степени ответственной за нарушение прав и свобод, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

Мы обратим внимание читателя на дело, в котором Европейский Суд не установил нарушения требований Конвенции, в первую очередь. Речь идет о Постановлении по делу "Берладир и другие против России" (Berladir and Others v. Russia). С выводом пяти судей Палаты об отсутствии нарушения права заявителей на свободу слова в свете свободы собраний не согласились судьи Нина Вайич (от Хорватии) и Анатолий Ковлер (от России). В своем совместном особом мнении они отметили, что отказ московских городских властей согласовать предложенные заявителями место (у памятника Юрию Долгорукому в Москве) и время проведения публичной акции против "Русского марша" в 2005 году, а также последующее привлечение заявителей к административной ответственности за несанкционированный митинг составили нарушение требований Конвенции.

Среди же постановлений, признавших в июле российские власти ответственными за нарушения положений Конвенции, на наш взгляд, особого внимания заслуживают следующие.

Во-первых, Постановление по делу "Махашевы против России" (Makhashevy v. Russia), в котором Европейский Суд впервые признал российские власти ответственными за жестокое обращение с заявителями (этническими чеченцами), вызванное этнической принадлежностью последних.

Во-вторых, два постановления по делам, связанным, прежде всего, с законностью помещения под стражу и эффективностью судебных механизмов оспаривания законности содержания под стражей для цели экстрадиции, - "Рустамов против России" (Rustamov v. Russia) и "Алихонов против России" (Alikhonov v. Russia).

В-третьих, дело "Тягунова против России" (Tyagunova v. Russia), в котором Европейский Суд счел российские власти ответственными за неисполнение своих позитивных обязательств, предусмотренных статье 3 (запрещение пыток) и статье 8 (право на уважение личной жизни) Конвенции, в связи с отсутствием надлежащего расследования ее заявления об изнасиловании.

И, наконец, Постановление по делу "Развязкин против России" (Razvyazkin v. Russia), в котором Европейский Суд, в частности, не установил нарушение права заявителя на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции) в связи с проведением слушания в исправительной колонии.

 

Постановления

 

Развязкин против России
[Razvyazkin v. Russia] (N 13579/09)

 

Постановление от 3 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявитель, в настоящее время отбывающий наказание в исправительной колонии в Тульской области, утверждал, что условия содержания в дисциплинарной камере были бесчеловечными, что отсутствовали эффективные средства правовой защиты в отношении его содержания в такой камере, а также, что судебное заседание по его жалобе на законность помещения его в дисциплинарную камеру было несправедливым и закрытым для публики.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 3 Конвенции (запрещение пыток), однако не допустили нарушений требований статьи 13 (эффективное средство правовой защиты) и статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Рустамов против России
[Rustamov v. Russia] (N 11209/10)

 

Постановление от 3 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявитель, проживающий в Москве гражданин Узбекистана* (* Рустамов был обвинен в попытке конституционного переворота, участии в религиозной группе и распространении материалов, содержащих антиправительственные призывы. Европейский Суд, руководствуясь статьей 39 Конвенции, потребовал от российских властей не экстрадировать заявителя.), утверждал, что его экстрадиция в Узбекистан - ввиду существования угрозы его жизни и здоровью - составит негуманное обращение, а также нарушит его право на уважение семейной жизни, так как разлучит его с супругой и детьми. Он, в том числе, жаловался на незаконный характер и отсутствие возможности оспаривания законности содержания его под стражей для целей экстрадиции.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти, не допустив нарушения требований пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность)* (* Европейский Суд также постановил, что российские власти не нарушили требования статьи 34 Конвенции о недопустимости препятствованию подаче индивидуальной жалобы, и что не было необходимости в рассмотрении жалобы на нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение семейной жизни).), в случае экстрадиции заявителя нарушат требования статьи 3 Конвенции (запрещение пыток)* (* Европейский Суд счел, что признание факта нарушения требований статьи 3 Конвенции составил справедливую компенсацию.).

Илаева и другие против России
[Ilayeva and Others v. Russia] (N 27504/07)

 

Постановление от 10 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявители (девять человек* (* Заявители представляли четыре семьи.)), проживающие в Чеченской Республике и Республике Ингушетия, утверждали, что представители российских властей несут ответственность за исчезновение четырех их близких родственников. Они также жаловались на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств их исчезновения.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 2 (право на жизнь), статьи 3 (запрещение пыток)* (* Нарушение было установлено в связи с нравственными страданиями, перенесенными заявителями.), статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителям 41 700 евро в качестве компенсации материального ущерба* (* Европейский Суд присудил 11 500, 12 400, 11 900 и 5 900 евро соответственно первой, пятой, восьмой и девятой заявительницам.) и 240 000 евро в качестве компенсации морального вреда* (* Членам каждой из четырех семей совместно было присуждено 60 000 евро.).

Вахаева против России
[Vakhayeva v. Russia] (N 27368/07)

 

Постановление от 10 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявительница, проживающая в Чеченской Республике, утверждала, что представители российских властей несут ответственность за исчезновение ее сына. Она также жаловалась на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств его исчезновения.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 2 (право на жизнь), статьи 3 (запрещение пыток)* (* Нарушение было установлено в связи с нравственными страданиями, перенесенными заявительницей.), статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 12 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и 60 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Юдина против России
[Yudina v. Russia] (N 52327/08)

 

Постановление от 10 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявительница, проживающая в Кемеровской области, жаловалась на бесчеловечное обращение со стороны сотрудников милиции в ходе задержания последними ее мужа, подозреваемого в совершении ряда преступлений, а также на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств причинения страданий.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили материальные и процедурные требования статьи 3 Конвенции (запрещение пыток), и обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Берладир и другие против России
[Berladir and Others v. Russia] (N 34202/06)

 

Постановление от 10 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявители (10 человек), принявшие участие в несанкционированном пикете напротив здания мэрии г. Москвы в 2005 году* (* Заявители намеревались провести шествие и митинг в ответ на первый "Русский марш" в Москве, однако им было предложено изменить место, время и характер проведения акции.), утверждали, что отказ российских властей согласовать предложенные место и время проведения публичной акции, а также последующее привлечение задержанных участников к административной ответственности нарушили их права на свободу слова и свободу собраний.

Европейский Суд постановил пятью голосами против двух, что в данном деле российские власти не нарушили требований статьи 11 (свобода собраний и объединений) в сочетании с положениями статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции.

Совместное особое мнение по настоящему делу выразили судьи Н. Вайич (избранная от Хорватии) и А. Ковлер (избранный от России).

Михаил Гришин против России
[Mikhail Grishin v. Russia] (N 14807/08)

 

Постановление от 24 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявитель, проживающий в Магаданской области, жаловался на чрезмерную длительность (пять лет) и отсутствие безотлагательной возможности оспаривания законности содержания его под стражей, а также на чрезмерную длительность судебного разбирательства по его уголовному делу.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пунктов 3 и 4 статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и пункта 1 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 4 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Сизов против России (N 2)
[Sizov v. Russia (N2)] (N 58104/08)

 

Постановление от 24 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявитель, проживающий в Красноярске, жаловался на чрезмерную длительность (более четырех лет и восеми месяцев) судебного разбирательства по его уголовному делу.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Алихонов против России
[Alikhonov v. Russia] (N 35692/11)

 

Постановление от 31 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявитель, проживающий в Свердловской области гражданин Узбекистана* (* Алихонов был обвинен в участии в экстремистской религиозной группе. Европейский Суд, руководствуясь статьей 39 Конвенции, потребовал от российских властей не экстрадировать заявителя.), жаловался на незаконный характер и отсутствие надлежащей возможности оспаривания законности содержания его под стражей для целей экстрадиции* (* Заявитель отказался поддерживать ранее поданную им жалобу на недопустимость экстрадиции в Узбекистан.).

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти, не допустив нарушения требований пункта 1 статьи 5, нарушили требования пункта 4 статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Махашевы против России
[Makhashevy v. Russia] (N 20546/07)

 

Постановление от 31 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявители, три брата, проживающие в Нальчике* (* Братья, этнические чеченцы, родились в Грозном, однако покинули Чеченскую Республику во время военных действий в 1996 году. Третий заявитель умер в 2008 году. Первый и второй заявители поддержали жалобу от его имени.), жаловались на жестокое обращение со стороны сотрудников милиции, предположительно вызванное их этнической принадлежностью, а также на отсутствие надлежащего расследования дискриминационных мотивов причинения им страданий.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили материальные и процедурные требования статьи 3 (запрещение пыток) в сочетании с требованиями статьи 14 (запрещение дискриминации) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить первому заявителю 180 евро в качестве компенсации материального ущерба и первому и второму заявителям по 52 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Умарова и другие против России
[Umarova and Others v. Russia] (N 25654/08)

 

Постановление от 31 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявители (шесть человек), проживающие в Чеченской Республике, утверждали, что представители российских властей несут ответственность за исчезновение их мужа и отца соответственно. Они также жаловались на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств его исчезновения.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 2 (право на жизнь), статьи 3 (запрещение пыток)* (* Нарушение было установлено в связи с нравственными страданиями, перенесенными заявителями.), статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить четвертому, пятому и шестой заявителям по 2 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и всем заявителям совместно 60 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Тягунова против России
[Tyagunova v. Russia] (N 19433/07)

 

Постановление от 31 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявительница, проживающая в Челябинске, жаловалась на отсутствие надлежащего расследования ее заявления об изнасиловании.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 3 (запрещение пыток) и статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 12 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Микрюков и другие против России
[Mikryukov and Others v. Russia] (NN 34841/06, 59954/09, 746/10, 1096/10, 1162/10 и 1898/10)

 

Постановление от 31 июля 2012 г. [вынесено Палатой I Секции]

 

Заявители (шесть человек) жаловались на то, что они не были уведомлены о рассмотрении их дел (трудовые отношения и отношения собственности) в судах второй инстанции. Второй и пятый заявители также обжаловали участие в судебных разбирательствах, ими инициированных, сотрудников прокуратуры на стороне ответчиков.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) как в связи с неуведомлением заявителей о рассмотрении их дел, так и в связи с участием в судебных разбирательствах органов прокуратуры, и обязал государство-ответчика выплатить первому, второму, третьему, пятому и шестому заявителям соответственно 1 500, 1 950, 1 500, 1 950 и 1 253 евро в качестве компенсации морального вреда.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор постановлений и решений Европейского Суда по правам человека по российским жалобам за июль 2012 г.


Текст Обзора опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 8/2012.


Обзор специально для "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" подготовила доцент кафедры правовых дисциплин Института международного бизнеса и права СПбГУ ИТМО, кандидат юридических наук Н. Прусакова